Главное меню

«АРМЯНСКИЕ» ИЛИ ГРУЗИНСКИЕ ЦЕРКВИ В ГРУЗИИ?! - Бондо Арвеладзе (2) Версия для печати E-mail
Автор Вебмастер   
Среда, 23 Декабрь 2009 00:33

Багратион
господин к(атоли)коз Доментий
греставился (а) сентября
прошлого (кб) х(ронико)на ТНИД. RD...

Католикос Доментий, сын Кайхосро Мухранбатони, был самоотверженным борцом против имевшей распространение в те годы в Грузии работорговли. В 1664 г. он приобрел у тбилисских купцов привезенную из Самцхе анчийскую икону (Анчисхати) и поместил ее в церкви Тбилисской патриархии _ Анчисхати. С его именем связано обновление Анчисхатской церкви и возведение в 1673 г. колокольни. Католикос Доментий приобрел на имя Светицховели пахотные земли и т. п. Он являлся поистине достойной личностью и подлинным грузинским патриотом. Его эпитафия, которой в грузинской научной литературе уделено определенное внимание, рассмотрена г-ном П. Мурадяном («Армянская эпиграфика Грузии. Картли и Кахети», 1985, стр. 38).

В самом деле, появление после даты кончины грузинского католикоса _ ТНИД _ года армянского хроникона RD... неожиданно. На этот факт в свое время обратил внимание армянский ученый М. Смбатян, признав дату выбитой армянским мастером. Это предположение частично разделяет, но вносит свой корректив г-н П. Мурадян. Мастер эпитафий, ремесленник Асламаз Карашвили, представляется ему армянином, но он, мол, без разрешения составителя эпитафии армянскую дату выбить не мог. Составитель же, по его мнению, был компетентным духовным служителем, который хорошо знал, что католикос Доментий в миру был Багратион-Мухранский. В Мухрани же жило немалое количество армян, которые воспринимали, оказывается, Багратионов как проводников своих национальных интересов. Это обстоятельство же, мол, побудило составителя эпитафии поставить наряду с грузинской датой кончины католикоса Доментия и армянскую. Все это понадобилось г-ну Мурадяну для того, чтобы доказать, будто бы в Мцхета и вокруг него, хочешь того или не хочешь, искони существовала армянская община. Это одно. Но не менее значительно и второе. То, что всплыла устарелая теория происхождения грузинских Багратионов от армянских Багратуни _ Багратидов.

Если следовать этому предположению г-на П. Мурадяна, выходит, что все эпитафии, выбитые на могильных камнях грузинских Багратионов (Багратованов), должны быть датированы по армянскому хроникону. Аналога же упомянутой эпитафии католикоса Доментия не имеется, поэтому она должна быть сочтена исключением или случайным явлением и делать из нее выводы, как это предпринял г-н П. Мурадян, не представляется возможным.

По нашему мнению, следует учесть привлеченное г-ном П. Мурадяном предположение М. Смбатяна. Мастер эпитафий, как и все ремесленники, был искусен в выведении не только грузинских, но и армянских эпитафий. Но это не означает, что он непременно должен был быть армянином, как этого хочется г-ну П. Мурадяну. Мастер проявил со своей стороны инициативу, вырезал рядом с грузинской датой и дату армянского хроникона, желая тем самым выразить и выявить широкие знания и подготовленность в своей области. На армянскую дату эпитафии в свое время никто не обратил внимания в силу свойственной грузинам толерантности и, если хотите, беспечности. Вызывает удивление причисление к армянам единым росчерком пера мастера, выбившего эпитафию, Асламаза Карашвили, произведенное г-ном П. Мурадяном (Назв. труд, стр. 39). Так же обратил он в армян исконных грузин Бичиашвили, Чекурашвили, Габриэлашвили, Мусхелишвили (стр. 48). Если проследить этимологию фамилии Карашвили, то «кар» _ корень восточного происхождения и означает «черный». Чисто по-грузински Карашвили _ Шавишвили. Г-н П. Мурадян воспринимает Карашвили как грузинского монофизита, не представив для подтверждения этого никакого документа. Существует мнение о возникновении этой фамилии на грузинской почве: «Карашвили (1721 г.), кар (смрадный, смердит), имя собств. Кара (Атаб., 274), ср. Караман-и (герой) (Г. Леон. Имена), Кара-Аслан (Хроник. III, 392), Карасашвили Омар (там же, стр. 325) (И. Ахуашвили. Грузинские имена и фамилии, 1994, стр. 570). Если же г-н П. Мурадян относит Карашвили к армянской нации, опираясь на его имя _ Асламаз, то и здесь он ошибается. Это имя грузинское и было в Грузии распространено, от него образована и грузинская фамилия _ Асламазашвили (см. И. Ахуашвили. Назв. труд, стр. 225).

Далее г-н П. Мурадян пишет: «Ниже этой эпитафии, на той же грани надгробия, имеется поминальная запись мастера: «Выбито многогрешным Асламазом Карашвили. Кто прочтет, да будет с Господом...» (стр. 38). Разве не может один из документов, т. е. эта надпись в диофизитском, грузинском кафедральном соборе послужить доказательством принадлежности выбившего ее мастера к православию и грузинской нации?...

Просмотрим карту-справочник и проверим «армянскую принадлежность» других внесенных в нее церквей Картл-Кахетии. В селе Дампало (ныне Вазиани) есть армянская церковь XVI в. Сурб-Ншан. В труде же г-на П. Мурадяна в этом селе зафиксирована церковь Св. Григория, отнесенная к строениям XVIII в. Если речь идет о двух разных церквах Дампало, это должно было отразиться и в труде г-на П. Мурадяна, и в карте-справочнике. В противном случае здесь имеют место недоразумение или ошибка.

Г-н П. Мурадян называет странным отнесение строителя-архитектора грузинской церкви Ананури (1698) Кайхосро Багсарашвили к числу древнегрузинских зодчих (Назв. труд, стр. 145). Он считает Кайхосро производителем, руководителем работ, а не архитектором. Зато в качестве архитектора Ананурской церкви он выдвигает некоего армянина Григория (?!).

Доказательство? Пожалуйста! Имя Григория выбито по-армянски... под орнаментированным крестом южного фасада (табл. XXVI, 2. Назв. труд, стр. 146). С целью проверки мы пытались найти указанную таблицу в труде г-на П. Мурадяна, но не обнаружили ее. В строительстве этой церкви, видимо, принимали участие и армянские мастера. Это не представляется спорным. Но одно только то, что имя Григория выбито на стене церкви, хоть и крупными буквами, не дает оснований подвергать сомнению грузинскую принадлежность архитектуры и архитектора церкви, да и самой церкви вообще. Эту мысль г-н П. Мурадян выразил еще резче (Малая армянская энциклопедия, т. 1, 1990, стр. 188, на армянском языке). История этой церкви представлена сравнительно объективно в «Армянской советской энциклопедии» (1974, т. 1, стр. 336, на армянском языке). По предположению г-на П. Мурадяна: «Дательный падеж имени подсказывает наличие начала выражения, но такового на стене нет» (Назв. труд, стр. 146). «Григорию» не предшествует и никогда не предшествовала надпись. Выходит, что это случайная приписка какого-то армянского мастера. Если бы некто Григорий был архитектором Ананурской грузинской церкви (1689), он бы не преминул отметить свой вклад пространно. В таких делах армянские мастера скромностью не отличались. Напротив, они не упускали возможности и ставили свои имена со всей помпезностью на самых простых работах, оставляя их для потомства.

Поскольку г-н П. Мурадян не сумел представить убедительных фактов и доказательств, зодчим большого Ананурского храма (1689) остается признать того же Кайхосро Багсарашвили, а не некоего армянина Григория 1.

Для г-на П. Мурадяна неприемлем в качестве свидетеля такой тенденциозный ученый, каким был И. Стриговский. Этот исследователь не признавал грузинского оригинального зодчества и считал его разве что слепком, копией армянского. Естественно, мы не можем разделить его наблюдения, будто бы в орнаменте упомянутой грузинской церкви в Ананури ощущается влияние армянского Ахтамара.

1 Конечно, никому не простительно то, что имело место при стирании имени «Григория» (стр. 146). Факты подобного и еще большего варварства по отношению к древнегрузинским надписям и церквам я перечислю г-ну П. Мурадяну ниже.

В карте-справочнике указана «Душетская церковь Св. Георгия (в лесу), XIX в. Полуразрушена». О грузинской принадлежности этой церкви имеется сведение Пл. Иоселиани: «...Часовню Св. Георгия Бодавского, бывшую православную. Она в лесу, невдалеке от кладбищенской церкви. Престол бывает в день Преображения, которое у армян есть праздник подвижный» («Описание города Душети», 1860, стр. 58). Это по данным на 1820 г. Каким образом церковь стала армянской, не выяснено, но одно бесспорно _ к этому времени, к 1820 г., она уже была присвоена армянами (?!).

Этому же историку принадлежит аналогичное сведение: «Армяне, которые любят воспоминания древнего своего могущества, присваивают себе начало Ахталы, хотя ничем не могут доказать такой претензии» (Пл. Иоселиани. Путевые записки от Тифлиса до Ахталы, 1850, стр. 27).

То, что Ахтала халкедонитский храм, армяне, а тем более специалисты, знают хорошо, но присвоить его любыми путями стараются и сегодня. Многократно приезжавшим туда грузинским и сопровождавшим их зарубежным ученым не разрешили даже войти в храм.

По данным путевых записей Пл. Иоселиани, одна часть села Телети называлась Курдис (Воровская) Телети, вторая _ Хатис (Иконная) Телети, третья _ Телети Мухран-Батони (княжеского рода). Позже Телети Мухран-Батони приобрел некто Мирзоян, и она стала называться Мирзоянская Телети (проф. Л. Меликсет-Бег. Армянские древности в окрестностях Тбилиси, 1922, стр. 88 _ 101). Из церквей Святого Георгия и Богоматери в Хатис-Телети наиболее интересна первая _ Св. Георгия. Сошлюсь здесь на высказывание З. Чичинадзе: «Телетской церковью Св. Георгия ныне владеют армяне. Здесь в старину была серебряная икона Св. Георгия, с грузинскими надписями, пожертвованная монахом-грузином» (журн. «Могзаури» («Пилигрим»), 1901, N 2, стр. 177).

Первоначальная церковь Св. Георгия в Хатис-Телети была построена в XVIII в. Об этой старой церкви Вахушти пишет: «К востоку от Кумиси, ближе к Мткуару расположены села Телети и чудодейственная церковь Св. Георгия» («Картлис цховреба», т. IV, 1973, стр. 328). Заслуживает внимания еще одна грамота, в которой упомянуты все те Св. Георгии, у которых просит покровительства составитель грамоты: «...Св. Георгий Гориджварский, Св. Георгий Атоцский, Св. Георгий Телетский, Св. Георгий Могнинский» («Грамота Гареджийской пустыни 1724 года», N 149; С. Какабадзе. «Исторические документы», V, Тбилиси, 1913, стр. 36). Ал. Хаханашвили обращается к одной старинной рукописи, в которую вписаны молитвы. Здесь в перечне Св. Георгиев упомянут «Св. Георгий Телетский» («Очерки по истории грузинской словесности», кн. I, М., 1895, стр. 129) и др.

Вспоминаются в связи с этим герои И. Чавчавадзе, Луарсаб и Дареджан. Писатель отправил их молиться в церковь Св. Георгия в Телети, побудив прихватить с собой жертвенную овцу. Не ошибусь, если скажу, что автор «Вопля камней» прекрасно отличал друг от друга грузинские и армянские церкви. И своих героев, православных грузин, он ни за что не препроводил бы в армянскую григорианскую церковь. Писатель, конечно, знал, что телетскую церковь Св. Георгия присвоили армяне, но ему были хорошо известны и старинные традиции и предания о том, что чудодейственная церковь Св. Георгия в Телети была грузинской молельней. Церковь привлекает внимание и тем, что здесь как бы хранится один из старинных образцов армянской эпиграфики (1002 г.). По мнению проф. Л. Меликсет-Бега, «это чрезвычайно интересная надпись, которая с точки зрения палеографии и в самом деле может быть отнесена к началу XI в. Кто такие упомянутые в ней Асмат, Ута, Саргис (если, конечно, моя конъектура точна) и Григол, сказать пока что трудно. Видимо, они были восстановителями церкви, но какой именно _ остается только задаться вопросом. Во всяком случае, думаю, не Телетской, поскольку нетрудно предположить, что эта надпись уже в древности была перенесена к нам из Армении беженцами-армянами» (Назв. труд, стр. 98). Эта мысль армянского ученого не представляется нам заслуживающей доверия, поскольку спасающимся от меча чужеземного завоевателя беженцам-армянам было не до того, чтобы тащить с собой камни с древними армянскими надписями. Да и у принимавшихся грузинскими царями переселенцев-армян не могло быть возможности брать с собою камни в столь дальний путь. Вышеприведенное соображение проф. Л. Меликсет-Бега было скорее очищением совести его соотечественников, нежели действительным положением вещей. Действительность же, видимо, должна быть такой _ датированный камень (1002 г.) церкви Св. Георгия в Телети фальшивый, установленный позже, что не представляется неожиданным.

Что касается сделанного проф. Л. Меликсет-Бегом примечания в сноске, будто из Хатис-Телети происходят Хатиашвили (Хатисовы), оно не представляется убедительным. Думаю, обобщение этого случая не оправдано, поскольку Хатиашвили встречаются и в других краях Грузии, но у них нет ничего общего с Хатис-Телети.

В армянской научной литературе нам встречаются исследования о телетской церкви Св. Георгия, но их авторы вопрос о ее возникновении, строительстве обходят молчанием. На это обстоятельство обратил внимание и проф. Л. Меликсет-Бег. К примеру, армянский монах Саргис Джалалянц в своем сочинении довольно подробно говорит об этой церкви, а об основании лишь коротко замечает: время строительства этого храма неизвестно, но о нем существует множество сказаний («Путешествие в Великую Армению», часть II, Тбилиси, 1842, стр. 75, на армянском языке). Саргис Джалалянц все-таки высказывает некоторые предположения по поводу основания этой церкви. Он приводит сведение из «Хроники» Захария Саркавага (Канакерци, 1626 _ 1699) о перенесении из церкви расположенной близ Аштарака деревни Могнин частей мощей Св. Георгия в Тбилиси (История. Вагаршапат, 1870, том II, стр. 30-40, на армянском языке). Именно это событие связывает Саргис Джалалянц с основанием телетской церкви Св. Георгия. Между тем предположение это ошибочно, поскольку у него нет ничего общего с телетской церковью Св. Георгия.

Проф. Л. Меликсет-Бег особо подчеркивает, что армянские церкви Св. Георгия в Шавнабада (XVIII в.), Цавкисская (1493), Телетская надстроены на более древние или перестроены. Аналогичное сведение сообщает нам И. Гришашвили: «Шавнабада отдалена от Тбилиси на 5-6 верст. Место низкое, впадина. Шавнабадская церковь стоит на горе Телети. Расположена к югу от Тбилиси. Как колокольня, так и храм построены вместо древних, возведенных во имя Св. Георгия. Как грузины, так и армяне признавали Шавнабадскую церковь Св. Георгия и почитали ее» (И. Гришашвили. Городской лексикон. Подготовила к изданию, снабдила предисловием и примечаниями Русудан Кусрашвили). На основании перечисленных сведений можно сделать вывод, что первоначально эти церкви были грузинскими, но по известным причинам попали в руки армян и подверглись переделкам и перестройке. Эту мысль подтверждает и то, что в Телетской, Цавкисской, Шавнабадской церквах если не больше, то не меньше армян, в соответствии со старинной православной традицией, предавалась молитвам и грузинская паства, активно участвовавшая в религиозных празднествах. К примеру, праздник Шавнабадоба соответствует армянскому Георкоба (день Св. Геворка). Он приходится на 22 _ 29 числа каждого сентября месяца, на третью неделю от Крестовоздвижения. Не считаю необходимым распространяться о цавкисской церкви Св. Саргиса. Она внесена в карту-справочник и снабжена таким примечанием: «Заново построен в XX в.», т. е. дата первоначального строительства не указана, что делает сомнительной ее армянскую принадлежность. Еще больше оснований думать о неармянском происхождении малой базилики в Цавкиси. Небольшой камень с надписью по-армянски (1493) и пара «хачкаров», вдвинутых в ее стены, позднего происхождения.

Наличие армянской надписи на стенах или фресках той или иной церкви представляется г-ну С. Карапетяну безусловным доказательством армянской принадлежности. Если это не так, то как понимать факт, что в карту-справочник внесена «выбитая в скале пустыни церковь XIV в. (Давид-Гареджи)», «Выбитая в скале пустыни часовня IX-XV в.».

Имеющиеся на этих церквах армянские пилигримные надписи сами по себе интересны с исторической точки зрения, но ими, к сожалению г-на С. Карапетяна, их армянской принадлежности не докажешь 1.

1 То, что эти армянские надписи пилигримны, убедительно доказал проф. М. Кантария («Давидгареджийская литературная школа», Тбилиси, 1965, на грузинском языке). Несмотря на большие старания, г-ну П. Мурадяну не удалось опровергнуть упомянутое соображение грузинского ученого (Армянская эпиграфика Грузии. Картли и Кахети. Ереван, 1985, стр. 171-178, на русском языке).

Из-за удобного местоположения г. Греми царь Георгий сделал его своей кахетинской резиденцией (1466 _ 1469). Через него проходил шелковый путь, и вообще этот город стал одним из центров обмена и торговли. Несмотря на то, что армянского населения здесь достаточно, все-таки наличие пятнадцати армянских церквей в Греми кажется сомнительным. Необходимо критически подойти к тем источникам, на которые опираются цифровые данные карты-справочника, и установить их научную достоверность («Воспоминания русских послов», «Путешествие» Гюльденштедта и др.).

Болнисский район. «Церковь Св. Георгия села Ратевани. XVI-XVII вв. Реставрирована в XIX в. Стоит». Так отмечено в карте-справочнике относительно этой грузинской, обращенной в армянскую церкви.

История ее присвоения армянами рассказана на страницах журнала «Могзаури» («Пилигрим»), 1901, N 21, в статье «Борчалинский уезд и живущие в нем грузины» (автор _Б_).

Загодя прошу прощения у читателей за приводимую большую выписку из статьи. А вообще было бы неплохо, чтоб статья была опубликована в периодике полностью отдельно. В ней описано настолько типичное и значительное событие в связи с присвоением древних грузинских церквей, что я вынужден щедро заимствовать из первых свидетельских рук, чтобы обе стороны убедились и поняли, как беззастенчиво растаскивались древнегрузинские церкви в Квемо Картли. Аналогичные условия сложились в прошлом веке в Триалети-Цалке, Самцхе-Джавахети, Картли-Кахети, не говоря уже о Тао-Кларджети.

Автор статьи кажется разумным и просвещенным человеком, специально объездившим Борчалинский уезд с целью изучения грузинских церквей. (Помимо этого, он касается и бытовых моментов и дает картину количества дымов.) С обстоятельностью летописца он повествует: «Если идти от Ахашени к Западу по дороге вдоль ущелья Машаверы, на протяжении трех верст тянутся виноградники, на третьей версте направо, под горой живут 26 дымов грузин и 7 _ армян. Посредине, на пригорке, стоит небольшая, но очень красивая церковь, трехкупольная, по плану типа Джвари. Вот это и есть деревня Ратевани. В старину она входила в состав имения князя Бараташвили. Бараташвили продали его некоему Питоеву. Питоев тотчас после приобретения имения разобрал в церкви иконостас, поставил новый, армянский, и освятил его по армянскому чину. Потом имение приобрел Манташев, и по сегодня оно составляет его собственность. Когда Бараташвили скончался, его похоронили в этой церкви и поставили памятник. То, что она действительно была грузинской и Питоев переделал ее и освятил по армянскому чину, свидетельствуется не только грузинами, проживающими в Ратевани, но и самими армянами. Об этом 11 ноября 1900 года составлен и представлен Правительству протокол».

Видимо, грузины не уступали переделанной Питоевым церкви Св. Георгия и подали жалобу правительству русского царя. Чего они добились, видно из результата: сегодня ратеванской грузинской церковью владеют армяне.

Далее приводится беседа двух армянских купцов, которых видел автор статьи. В диалог вплетены его собственная боль и печальные раздумья в связи с закладом родовых потомственных земель грузинского дворянства. Чтобы грузинские земли не попадали в чужие руки, великий Илья Чавчавадзе основал Дворянский банк и постарался приостановить гибельный для грузин процесс. «Послушай, _ говорит один армянский купец другому, _ если я поеду в Тифлис и куплю там газету, первое, что вы в ней прочтете, будет: продается княжеское имение в уплату долга. Вот дурак, заложил имение. Пускай бы и сам себя заложил! _ Мало этого, _ отозвался второй, _ чего там говорить об имениях. Церкви даже продают! Вон церковь в Ратевани, разве не была она грузинской? А теперь? Бросили на произвол судьбы! _ Тут я сообразил, о ком идет речь (говорит автор). _ Вартан! А что потом? _ А потом то, что давеча наш Осепа (подразумевается богач Питоев. _ Б. А.) освятил церковь по-нашему. А теперь где уж бедным ратеванским мужикам помнить, чьей она была, а чьей стала?! _ А вот, Парон, и они! _ воскликнул третий. _ Видишь? Какие-то захудалые грузины, еще и «строителями» называют этих сонных тетерей князей? Чего только не снесли! А что построили? _ Ну, да пусть Господь продлит жизнь этим «строителям», _ молвил первый. _ Ежели бы не они, мы остались бы без куска хлеба. А нас-таки они предпочитают кровным братьям! _ Слова эти так и разрывали мне душу, так, что я на другой же день отправился в Ратевани, и все, что говорили армяне, подтвердилось на деле. Недавно один чиновник спрашивал в Межевом присутствии, основанном в 1867 году, относительно раздела имений в Грузии, чтобы узнать, сколько имений отмерено ратеванской церкви и есть или нет у нее план. В ответ ему написали: «Церковь стоит на помещичьей земле, и нет ровно никакого плана на помянутую церковь». Представляете? Церковь и никогда не стояла, и сейчас не стоит на помещичьей земле. Все церкви имеют свои собственные земли. Это видно из истории и в силу действующих ныне законов. Если помещик построит церковь на своей земле, она уже не составляет его собственности, а переходит в собственность духовного ведомства. Ратеванская церковь также по закону духовного ведомства и не стояла на земле «помещика». Поэтому у нее должен быть план, и у князя Бараташвили не было никакого законного права продавать ее. Также и церковными владениями и имуществом никто не имеет права завладеть силой новых законов, долгим владением, как государственным имением. В соответствии с этим ни ратеванская церковь, ни хатистелетская не должны достаться армянам, надежда на что бесспорная истина для грузин».

Выписка ясно свидетельствует о том, что рядовые грузины не так легко уступали продаваемые дворянством церкви и по мере возможности боролись за то, чтобы как-нибудь вырвать их у армян. Автор проявляет и определенное критическое отношение к дворянству. Поэтому можно предположить, что статья принадлежит самому редактору Иванэ Ростомашвили.

Интересное сведение о Ратевани содержится также в журнале «Могзаури» («Пилигрим», 1901, N 3). В это время в Ратевани было 30 дымов, 105 мужчин, 95 женщин. Половина уже исповедовала григорианскую веру, фамилии были изменены на армянские, но родным языком оставался грузинский. Здесь же упомянем село Хатис-Сопели _ здесь было 30 дымов грузин, но половина приняла армянское григорианское вероисповедание и считала себя армянами, хотя язык повседневного употребления оставался грузинским. Вот результат антигрузинской деятельности армянских духовных лиц! Но последуем за приведенными в статье фактами. «В Патара Болниси (Малой Болниси, Хатис-сопели) состоятельный человек Басилашвили решил пристроить к возведенной в XVII в. царем Ростомом церкви колокольню и ограду, но крестьяне грузины выразили протест против этого. И обосновали его таким образом:

_ В Ратевани Питоев говорил нашим предкам: дети мои, постарайтесь, подновите церковь! Побудил нас работать, а потом согнал. Ратеванцы остались без церкви, и это длится и по сегодня. Так же поступит и Басилашвили. Священник с трудом убедил крестьян, что Басилашвили грузин. «Если он и в самом деле грузин, отче, можно надеяться, что исполнится по вашему слову, свершится воля Божья и ваша».

И в самом деле, Басилашвили выполнил обещание, и обрадованные грузины 25 декабря 1901 г. торжественно освятили новые постройки (журн. «Могзаури», 1902, N 3). Если бы не наша беспечность, армяне не решились бы на такую уловку, с горькой иронией замечает автор публикации. В номере 2 за 1901 г. этого же журнала помещена статья «Южная Грузия и опись грузинских церквей». «(Иверский монастырь), построенный грузинами, нынче в руках армян... Принадлежащее Орбелиани имение Дманиси...». Автор приводит стихотворение Вахтанга Орбелиани:

Исчезни, Дманиси,
И свергнись в пропасть,
Дабы не мучить меня,
Стоя перед взором.

Сейчас принадлежавшие Орбелиани места попали во владение к армянским богачам, и Дманиси составляет их собственность», _ отмечает автор (стр. 176). Монастырь Креста Истины, возведенный грузинами, ныне во владении армян (стр. 177). Грузинская церковь Св. Георгия села Хатис-Сопели (Малый Болниси) сегодня принадлежит армянам. То же церковь Божией Матери, возведенная царем Ростомом (как видно, по словам автора, из надписей). «Здесь служат по-грузински, а в церкви Св. Георгия по-армянски». «Эту церковь Св. Георгия армяне захватили в двадцатые годы прошлого века, с помощью некоего дианбега Шаншиева, и заменили трапезную службу на армянскую. В деревне и по сию пору есть заставшие это грузины, а также и сами армяне. Нынче престол там ежегодно 10 ноября. А в армянском календаре этот день не упомянут ни как день Св. Георгия, ни Геворка. Этот праздник поистине «национальный» грузинский, а не армянский, и никакой другой. Армяне сразу после замены чина взялись за переименование церкви. Доныне 20 ноября, день, в который сюда стекаются богатые тифлисские армяне, после службы выходят семь тертеров-священников _ во главе с «горкакалитуром» _ благочинным, в праздничном облачении, и обходят грузин. За ними следуют четыре или пять человек, которые продают святые свечи и собирают у молельщиков деньги в кубышку для распространения армянско-григорианской веры, что законом запрещено (Циркул. относ. Мин. внут. д. к нач. обл. и губер. от 10 июня 1889 г., N 2772 и 30 дек. т. г., N 3795. «Соб. ук. кон. и распр. прав.», 1890 г., N 7, ст. 662). Такой выпад армян воспринимается как относящийся к Эчмиадзину, а не к Хатис-Сопели. Об этом сообщил правительству и полиции местный священник, и с тех пор вот уже два года, как в грузинской деревне армяне отвращаются от «крестного хода». Вопрос об этой церкви (Хатис-Сопели. _ Б. А.) и церкви села Ратевани возбудил перед духовными и военными властями в 1899 г. местный священник Г. С. Байдошвили, и ходят слухи, что епископу Кириону уже поручено основательно расследовать дело об этих церквах и вернуть их грузинам. О ратеванской церкви мы будем сообщать читателю впредь» (стр. 578-579).

В этом же журнале находим и такое сведение: «Некие Калантаровы разобрали придворную Преображенскую церковь и использовали для строительства дома. Калантаровы присвоили государственное имение» (1901, N 6, стр. 506). Здесь же, «за ручьем, напротив Болнисского Сиона, на вершине горы, стоит сложенная из камней и украшенная замечательным орнаментом церковь. Купол ее обрушен. Церковь стояла в имении владельца чугунолитейного завода И. Т. Богача. Новый владелец намерен обновить церковь».

«На расстоянии двух верст от Болнис-Хачени (в ней жили до трехсот армян. _ Б. А.), в этом же ущелье, слева, расположена деревня Самцвериси, где жили грузины. Там занимаются садоводством. Все эти места принадлежат Шаншиевым. Здесь, на возвышении, где начинаются сады, стоит малая церковь Троицы, обновленная в 1870 г. Б. Гр. и Ниной Шаншиевыми. Сама обновительница этой церкви г-жа Нино Шаншиева сказала мне, что собиралась эту разрушенную церковь обновить на армянский лад, но по побуждению виденного сна освятила по-грузински» (журн. «Могзаури», 1901, N 11, стр. 1046).

На тот раз Господь уберег грузинскую церковь в Самцвериси от переделки в армянскую, но в конце концов она-таки не спаслась от армянских духовных лиц. Об этом свидетельствует факт включения ее в карту-справочник.

Здесь же содержится и следующее, со многих сторон заслуживающее внимания сведение: «К Ахалшени слева примыкает высокая гора, со старинной полуразрушенной церковью на вершине, называемой Новым Эли-Бабом. Престол ее грузины празднуют на вторую неделю по святой Пасхе. Греки же, по словам которых здесь прежде стояла старинная церковь святого Ильи-пророка, празднуют его 20 июля. В день престола здесь собирается множество греков из деревень Цалки, Цинцкаро и других мест. Тому назад четыре года здешние тертеры вознамерились присвоить ее, но греки, как народ упорный, прибегли к кулакам и спустили тертеров с вершины высокой горы вниз, к реке Машавера. У подножия горы Эли-Баб, справа, на горе Тапана есть еще одна старая церковь. Она и Эли-Баб глядят одна на другую, и как на стенах церкви Тапани, так и Самцвериси и Хатис-Сопели, не видно никаких старинных надписей, а в некоторых местах хитро выведены наново армянские буквы».

На это же жалуется некий монах в опубликованной обширной статье «Наши исторические следы и их истоки»: «Старинных наших следов не оставляют в покое и насильственно присваивают (армянские духовные лица. _ Б. А.)... разрушают и разбирают, уничтожают надписи, а мы знай себе спим. Не пора ли протереть глаза, подойти поближе, вглядеться в этих кудахтающих кур и предпринять что-нибудь для спасения наших древностей» (Газ. «Иверия», 1895, N 172).

Видимо, присвоение чужих церквей вошло в плоть и кровь некоторых армянских духовных лиц. К сожалению, стирание грузинской эпиграфики и нацарапывание армянских надписей на старинных грузинских церквах в Квемо-Картли продолжается и поныне... Недавно телепередача «Мацне» рассказала о безнравственных поступках, которые совершают некоторые живущие там армяне.

_Б_ сообщает нам: деревня Акура _ владение Бараташвили. Он обменял ее с каким-то армянином на деревню Камарло. «Посреди деревни (Акура. _ Б. А.) стоит каменная церковь, освященная в старину именем Божией Матери. Новый владелец ее немножко подновил и по обыкновению... приставил армянский каменный алтарь». Но строительство алтаря не было доведено до конца. Он еще не освящен. Несмотря на это, жалуется автор, «грузинский священник никогда не проводит в этой церкви служб для грузин, потому что местный помещик не позволяет ему этого». Прямо по пословице «Пришлая курица прогнала домашнюю». Надувшийся от грузинского добра торгаш запрещает местным жителям грузинам ходить в грузинскую церковь, тогда как законами всех времен запрещено присвоение церквей, прежде предусматривавшееся во время продажи имений. Об этом законе автор _Б_ с надеждой писал в предыдущей статье, но, видимо, все старания грузин оказались напрасными. Ладно! Пусть не юридическое право, но ведь существует совесть, неписаные нравственные законы...

В конце автор снова обращается к российским властям: «Необходимо, чтобы правительство рано или поздно обратило внимание на этот случай, хотя бы для того, чтобы в живущих здесь грузинах не поколебалась вера. Пока не поздно, имеющий уши да слышит», _ грустно взывает автор к соотечественникам и властям. И тут же замечает по поводу Питаретской церкви: «Все еще в запустении без присмотра, если не возьмется за дело кто-нибудь из «янцев». В деревне Тандзиа, на родине Сулхана-Саба 1, есть церковь с грузинскими скорописными надписями. Но, несмотря на это, Тер-Карапет запер ее на замок и зовет армянскою церковью» (стр. 151).

1 С.-С. Орбелиани _ выдающийся грузинский писатель, лексикограф, дипломат (1658 _ 1725).

Что и говорить, далее разнузданность и бесчестность идти не могут!

Мы попытались с помощью фактографического материала показать довольно-таки неблаговидные поступки в связи с присвоением грузинских церквей в Квемо Картли. Думается, наши предки в прошлом веке действенно боролись за сохранение этих древнейших грузинских святынь и защиту их от армянских духовных лиц и купцов. К сожалению, их старания остались втуне, всеми упомянутыми и многими другими церквами армяне все-таки завладели, и они внесены в анализируемую карту-справочник. Эта карта-справочник была оперативно распространена летом 1995 г. среди проживающих в Грузии армян (а также во всемирном масштабе). Не требуется особой прозорливости, чтобы понять, какую цель преследуют распространение и популяризация этой карты-справочника.

Недуг присвоения так засел в армянских духовных лицах, что они не пренебрегали им и в мусульманском окружении и старались заполучить грузинские церкви и там.

Вот что сообщает нам «Ингилоец Джанашвили» (Мосэ Джанашвили): «Кроме упомянутых церквей, есть на окраине Белакани еще одна церковь, которую лезгины зовут «Нурикилиса» _ «Храм Благодати». Она была очень красивая, купольная, обведенная стеной. Торговавшие в Белакани армяне хотели присвоить ее, но потомки Туры Вачнадзе _ Галаджевы им не позволили» (журн. «Могзаури», 1801, N 8-9). В статье «Описание Эрети», помещенной в этом же журнале (1903 г., N 1 _ 4), «Ингилоец Джанашвили» отмечает: «В деревне Вардашени была старинная церковь XIV в. во имя Ильи-пророка. На ее входных вратах была скорописная надпись. В 1855 г. пономарь этой церкви, некто Александр Силиков изменил грузинской православной вере и принял григорианское вероисповедание. Он задумал разрушить эту церковь и построить вместо нее армянскую, но грузинское православное население этого не позволило. Тогда исчезли грузинские надписи. Чьими стараниями, догадаться не трудно. Много попыток присвоения церкви было и потом, но им было оказано жестокое сопротивление, и захвата не допустили. Армяне вознамерились завладеть и стоявшей у входа в деревню Нишис-Цмери (святыня), но пастырь отстоял ее. Они, однако, от своего не отступают.

Часовни Св. Елисея принадлежали православным удам (албанцам. _ Б. А.). Здесь же жил пономарь Петр Силиков. Но явился карабахский армянин, некто Мурадов, тертер, и пообещал пономарю _ вместо часовен построить церковь, чтобы в ней молились православные. Петр Силиков дал сдуру согласие с тем условием, что он останется пономарем при церкви. Тертер Мурадов построил церковь (нет сомнения, что его финансировал и помогал Эчмиадзин. Это армянское духовное лицо было специально направлено для распространения григорианской веры).

Тем временем пономарь Петр преставился, тертер освятил церковь по-армянски и назвал ее «Егише Аракел». Пошли жалобы, но армяне сунули взятку и прибрали к рукам и эту церковь. Одним словом, как сообщает Мосэ Джанашвили, «армянские духовные лица действовали против православных очень агрессивно, тем более, что в этом деле им способствовали русские...». Когда русские покорили Нухинское ханство, Паскевич усилил армян в этом краю, и оставшиеся без пастыря православные понемногу принимали армянское вероисповедание», «а вообще-то в этом краю армянских церквей никогда не было», _ добавляет Джанашвили.

В N 83 газеты «Иверия» от 28 апреля 1887 г. я обнаружил такое сведение: «Варташен отстоит от Нухи на тридцать пять верст. Здесь на третий день после Пасхи отмечают день Св. Елисея. Этой деревней владеют местные армяне, хоть грузины и не уступают ее».

Автор публикации на грузинской языковой почве толкует «Варташен» как «вард-нашени» _ «возведенный из роз». Весной обычно вся деревня покрыта цветущими розами. Армяне же, _ добавляет публикатор, _ связывают возникновение деревни с каким-то Вартапетом.

Какими неприемлемыми методами боролись армянские духовные лица за обращение грузинского православного населения в григорианскую веру, видно из следующего сведения, приводимого автором публикации: «Недавно совершенно случайно было обнаружено, что сына одного грузина внесли в чужой список под следующими именем и фамилией: Арутин Киракозянц». Как выяснилось, фамилия этого ребенка Бабунашвили, а имя Михо». Комментарии излишни...

Хотя в связи с этим не будет лишним напомнить читателю: наплыв армянских духовных лиц с целью обращения грузинского населения в григорианскую веру имел массовый, планомерный характер и направлялся из Эчмиадзина. Этому способствовало такое правило: когда богатые армянские горожане приобретали имения грузинских князей, грузинские крестьяне как бы оказывались обязанными переходить в веру нового владельца. Энергичные действия армянских священнослужителей («крестные ходы») среди грузинского населения, их подкупы, переманивание различными способами упрощали обращение грузинского населения и подпадания его под влияние армянского священства. Из публикации _Б_ нам известно, что российское правительство запрещало подобные действия законом, но этот запрет не шел дальше бумажного предписания. Напротив, российская администрация в XIX в. способствовала разобщению и противопоставлению грузинского и армянского населения и даже поощряла переход грузин в григорианскую веру. Ранее же, в конце XVIII в., по законодательному акту Давида Батонишвили, «армянам ни в каком виде не позволяется обращать людей, придерживающихся господствующей грузинской православной религии, в собственную веру» (Г. Майсурадзе. Кто нарушает традиции добрососедства. (Газ. «Литературули Сакартвело», 1992 г., 22 мая).

К сожалению, эти процессы продолжаются. Несколько лет тому назад часть населения Квемо Картли, хорошо помнящая свою грузинскую принадлежность, восстановила грузинские фамилии и православную веру. За этим последовала достаточно острая отрицательная реакция г-на П. Мурадяна _ «Грузинские григориане. Миф и реальность» (Газ. «Эпоха», 1990, N 8). Соответствующий аргументированный ответ ему дал проф. Г. Майсурадзе (Газ. «Литературули Сакартвело», 1992, N 22).

Таким образом, присвоение грузинских церквей явилось первым этапом, за которым с необходимостью последовал второй _ обращение живущих вокруг этих церквей грузин в григорианскую веру.

Несмотря на то, что о грузинской принадлежности известного Гуджабского храма опубликована не одна статья, армяне тем не менее им завладели. Этот факт зафиксирован в «Словаре топонимов Армении и близлежащих к ней территорий» (том I, 1986, том II, 1988, Ереван, на армянском языке). В этом словаре по поводу Гуджабского храма отмечено: «В стране Худжап-Сомхети Гугарк, гавар Ташири, неподалеку от деревни того же имени, построен в XIII в. Этот храм находится в Армянской ССР, в деревне Привалово Калининского района. Храм построен в греческом архитектурном стиле и, естественно, сохранился как образец греческого зодчества».

Знаменателен факт, что в V том армянской энциклопедии (1979) Гуджаби не внесен. Не упомянут он и в древних армянских источниках. Но этот фактор не помешал армянским ученым с целью присвоения спешно внести вышеназванные топонимы во второй том словаря. Признать храм образцом армянской архитектуры не решились, но грузинскую принадлежность не признали и объявили греческим. К тому же, что самое главное, присвоили. Между тем храм Гуджаби является памятником грузинской архитектуры XIII в. (К. Абашидзе, К. Харадзе, Ак. Геловани и др.). Еще большее сожаление вызывает то, что с целью овладения Гуджабским храмом граница Армении перемещена на 400 метров, с тем, чтобы грузинский монастырский комплекс оказался на территории Армении (К. Харадзе. «Подлинные наследники памятника». Газ. «Ахалгазрда комунисти» («Молодой коммунист», 1988, 15 октября). Что касается грузинской строительной надписи в Гуджаби, то армяне ее уничтожили еще в прошлом веке. Сведение об этом сообщает нам журнал

«Мцкемси» («Пастырь») за 1896 г. Эту информацию грузинский журнал перепечатал из «Московских ведомостей».

В упомянутом словаре и вообще в исследованиях армянских авторов при рассмотрении исторических памятников и топонимики Квемо Картли или Самцхе-Джавахети часто нарочито подчеркивают наличие армянских надписей на старинных надгробных камнях в этом регионе. Тем самым недвусмысленно намекается на якобы армянскую принадлежность этого памятника или края. Нам думается, что и в этом случае не исключена фальсификация армянских надписей на этих камнях. Основание для такого предположения дает нам следующее сведение из «Московских ведомостей» (1896 г., 6 января): «На одном старинном забытом кладбище, у грузинской церкви, близ стеклодувного завода Кученбаха (Дманисский уезд) в последнее время появились совсем новые доски с армянскими надписями». Этот факт ясно свидетельствует о том, что имела место установка камней с фальшивыми армянскими надписями, закапывание в землю тех или иных грузинских исторических памятников. Подобные неблаговидные поступки некоторые люди совершают и сейчас.

Летом 1990 г. в селе Ахкерпи Марнеульского района стоял батальон грузинской полиции под командованием генерал-майора Гелы Ланчава. Генерал получил информацию о том, что какой-то человек с рюкзаком каждое утро приходит в старинную грузинскую базилику неподалеку от села и остается там до вечера.

Выяснилось, что какой-то армянин подрыл в базилике фундамент и, стоя в рытвине, высекал на третьем снизу камне фундамента армянскую строительную надпись... Старик-грузин, житель села, пожаловался генералу и сообщил, что это не первый случай. Подосланные армяне часто высекают армянские надписи на старинных грузинских церквах. (Обо всем этом мне сообщил сам г-н Гела Ланчава.)

Не буду выяснять, по чьему заданию и с какой целью выцарапывают армянские надписи на грузинских исторических памятниках. Факт один: результат подобных безнравственных поступков налицо _ многие старинные грузинские церкви Квемо Картли, Самцхе-Джавахети и других краев ныне в составленной г-ном С. Карапетяном карте-справочнике проведены как армянские.

Небезынтересно остановиться на отмеченных в карте-справочнике церквах Самцхе-Джавахети. Сначала несколько слов о поселении армян в этом краю.

По словам акад. И. Джавахишвили, до 1829 _ 1830 гг., в Самцхе-Джавахети 95% населения составляли грузины, но в 1829 г. администрация царской России, в частности подкупленные богатыми армянами должностные лица во главе с Паскевичем, переселили туда из Эрзерума 20000 армянских семей. Жившее же здесь исконно грузинское население было вынуждено бежать, поскольку его лишили права проживать на собственной земле. Так искусственно было изменено демографическое равновесие в Самцхе-Джавахети в пользу армян. Прибывшие сюда армяне, так же, как и в Триалети-Цалке, нашли здесь грузинские церкви и монастыри и по обыкновению принялись ими завладевать (Журн. «Могзаури», 1901, N 8-9).

Аналогичное Самцхе-Джавахети положение сложилось и в Цалке (Триалети). В XVIII в., по словам Вахушти, «триалетцы, как и дманис-хевцы, отличались смелостью и привлекательностью и всех в этом превосходили». Эти «превосходящие всех» грузины от превратностей времен исчезли и их жилища в 1829 _ 1830 гг. заняли переселившиеся из Турции армяне и греки. Тот факт, что триалетские (Цалка) грузины окончательно исчезли, очень мешает историкам: «Новое население не знает подлинных названий и функций ни одного из памятников по старинным легендам и преданиям» (Л. Меликсет-Бег. К вопросу изучения остатков материальной культуры и топонимики Триалети-Цалки, 1934, стр. 24). Еще шире коснулся этой наболевшей проблемы Еквтиме Такайшвили, отметивший: «Новопоселенцы разоренной в результате перманентных нашествий Триалети армяне и греки... присвоили наши готовые храмы, иногда даже с пергаментными церковными книгами, и обратили их в свои приходские церкви, впервые без всякой переделки. Но затем постепенно начали их приспосабливать, расширять, переделывать, иногда на месте их строить новые, некрасивые и неуклюжие, но более просторные. Конечно, до конца не сохранилось и десятой части того, что было, и только остатки показывают, что вся Цалка была ими покрыта, на каждую деревню их приходилось по нескольку» (АЭРЗ, IV, стр. 3-4).

Это положение, сформулированное великим Еквтиме Такайшвили, полностью применимо к Самцхе-Джавахети, на что горько сетует абориген этих мест, известный ученый и общественный деятель, «Некий месх» (Иванэ Гварамадзе): «Некоторые армяне не удовлетворились политыми кровью наших отцов и дедов плодородными землями, извлеченными из них многообразными богатствами и достоянием, и когда насытились, усилились, укрепились благодаря взаимной поддержке, то принялись разорять почитаемые нами церкви и монастыри. Где сумели, присвоили уставные надписи, стерли и начали выцарапывать их по-своему не только на церквах... а также на плитах и камнях разоренных деревень. Где не сумели завладеть церквами, исписанные и расписанные камни разбили, кладбища разорили. Во многих местах разнесли плиты с грузинскими надписями, старинные кладбища при церквах перерыли, кости сбросили в овраги и потоки. Так же, как с деревней Сакеле, где разорили расположенное вокруг католической церкви кладбище, поступили и с другими. Поныне курды, турки, таракамы, мусульмане с почтением и уважением обращаются с нашими церквами, а некоторые из армян относятся враждебно. Справедливо сожалеет Б. Клдиа о всеобщей безжалостности, от священника до народа, но никто нас не слышит, присваивают и Тбилиси, что уж там говорить об Аспиндзе и Абастумани?..» (Журн. «Могзаури», 1901 г., N 11, стр. 1035, 1036).

«Некоему месху» принадлежат статьи о Самцхе-Джавахети, в которых описано положение церквей и монастырей (Институт рукописей им. К. Кекелидзе АН Грузии. Личный архив Ив. Гварамадзе, N 2786, 2787 _ «Описание нескольких церквей и монастырей» и «Путешествие 1906 - 1909». Также газ. «Дроэба», 1879, IV-25, 26, VIII-24, 1882 _ VIII-13-14 и др.). Вся деятельность Ив. Гварамадзе, а сомневаться в его порядочности не приходится, была направлена на сохранение древнегрузинских памятников. Вышеприведенные слова он вынужден был высказать в связи с неблаговидными поступками некоторых армян, выразив тем самым свою душевную боль. К сожалению, усилия грузинских патриотов ни в Квемо Картли, ни в Картли-Кахети и Самцхе-Джавахети результата не принесли и недуг присвоения продолжал развиваться. Это видно хотя бы на примере внесенных в карту-справочник переделанных в армянские церквей, расположенных в этих местах.

О том, как разрушали старинные грузинские церкви, а прекрасно отесанные камни и другие материалы от них использовали для строительства новых армянских церквей, имеются и другие свидетельства. Одно из них принадлежит Ив. Ростомашвили: «Село Аракали, Диди Аракали, расположено к юго-востоку от Ахалкалаки, примерно в 20 верстах от него, на высоком левом берегу реки Тапаравани. Здесь сейчас живут переселенные из Эрзерума армяне. Прежде жили грузины. Старинную грузинскую церковь пришельцы (армяне. _ Б. А.) разрушили и из оставшихся прекрасных камней построили новую, армянскую. Два больших камня от разрушенной церкви сохранили грузинскую надпись: «Тевдоре святой...» («Ахалкалакский уезд в археологическом отношении», Тифлис, 1898, стр. 35).

Нами в этом труде уже упоминался Джиграшен: «Здесь есть старинная грузинская церковь, обращенная ныне армянами в свою, с грузинским же кладбищем во дворе церкви». На этой обращенной в армянскую церкви Ив. Ростомашвили видел грузинскую надпись: «Господи, помилуй строителей...» (стр. 54).

В селе Кулалаши жили армяне и татары: «В селении этом доныне сохранились старинная крепость с башней и старинною церковью, превращенной армянами в приходскую» (стр. 75).

В селе Сатхе на восточной стене ныне обратившейся в развалины старинной грузинской церкви: «Нынешние поселенцы Сатхи, армяне, пристроили свою довольно красивую церковь» (стр. 105).

В карту-справочник включена «Аластанская церковь «Хараба». Она стоит в центре села. Относится к XVI-XVII вв. Полуразрушена». Вначале мне подумалось, что «Хараба» это искаженная армянская форма грузинского «Хареба» _ «Благовещение», но вспомнилось, что это слово часто слышится в армянской речи и по-грузински означает «испорченный», «испоганенный». В армянско-русском словаре этого слова не обнаружилось, и я обратился к «Толковому словарю грузинского языка» Сулхана-Саба Орбелиани, где его тоже не оказалось. Гр. Ачарян в «Толковом словаре армянского языка» толкует это слово следующим образом _ арабское, означает «разоренный», «оскверненный». В словаре Ст. Малхасяна это слово указано с тем же значением.

Правда, в грузинских словарях слово «Хараба» не встречается, но оно зафиксировано у С. Джикия в «Пространном реестре вилайета Гурджистана» (том III, 1958): «Село Малые Ханчали. Близ этого села показывают новые, на месте Тез-Хараба» (стр. 354). «У озера Хараба-тба, откуда вытекает река, расположена Хараба-Дума, и озеро называют Дума».

Слово «Хараба» встречается также в старинных грузинских грамотах и употребляется именно в значении «оскверненный», «покинутый». Армянские беженцы в Грузии были поселены в таких именно местах. Позднее они в годы лихолетья осели на оставленных, покинутых грузинами местах. Одна группа поселилась в покинутой грузинами деревне Аластани. В ней обнаружили оставленную, запущенную грузинскую церковь и использовали ее, назвав «Хараба». Таким образом, нейтральное слово «хараба» обратилось в название церкви (сравн. церковь Святого Просветителя _ Наохреби (Разоренная), в Ахалцихском районе, а также грузинскую фамилию _ «Харабадзе».

В связи с этим нельзя не обратиться к монографии безвременно погибшего историка, духовного лица Георгия Бочоридзе _ «Поездка в Самцхе-Саатабаго» (1992). Георгий Бочоридзе был первым квалифицированным ученым после Еквт. Такайшвили, описавшим этот край (этнические, религиозные картинки, пословицы, эпитафии, эпиграфический материал и др.). Каждая строка его монографии пропитана горючими слезами. От его взгляда не укрываются даже незначительные на первый взгляд детали. К примеру, о небольшой однонефной церкви Св. Георгия в с. Удэ он пишет: «Западное окно заделано и поверх него лежит небольшой камень с армянской надписью, поставленный при обновлении» (стр. 64). Факт, что армянский строитель при обновлении грузинской церкви вставил камень с армянской надписью. Сознательно или несознательно, значения не имеет. Результат один и тот же. Видимо, армянские мастера проявляли повышенную национальную склонность при строительстве и обновлении грузинской церкви.

Нельзя равнодушно читать одну из грустных страниц путешествия Георгия Бочоридзе. Приведу довольно обширный фрагмент, поскольку из него хорошо видно, ценой каких страданий и мучений собирал Георгий Бочоридзе грузинский исторический материал на собственной родине.

Со слов 80-летнего старца Якоба Балахашвили историк зафиксировал факт о том, что в стену здания армянской школы в селе Цкалтбила вделаны привезенные из села Фетобани изображения царя и царицы и камень с надписью. Исследователь спешно отправился для осмотра и виделся с заведующим Цкалтбильской армянской школы неким Ервандом Симоняном и педагогом Акопом Абрамяном. Объяснил цель приезда, но получил вежливый отказ. Бочоридзе стал настоятельно требовать разрешить осмотреть помещение. При осмотре над дверью обнаружил камень, ранее находившийся над окном, с вырезанными по традиции отверстиями. Там же заметил и другой камень, оштукатуренный известью. Исследователь попросил очистить его от наслоения. Договорились об оплате, и после очистки проявилась прекрасный барельеф с моделью церкви. Тогда заведующий Симонян признался _ на камнях что-то изображено и просматриваются две-три буквы. На просьбу Георгия Бочоридзе снять камни за определенную плату был получен отказ. Заведующий Ерванд Симонян потребовал разрешения из Ахалцихе. А доверенность, полученную Георгием Бочоридзе в Тбилиси, счел недостаточной. «Заведующий Ерванд Симонян после долгих настояний, _ пишет Георгий Бочоридзе, _ на словах согласился, но делу мешал всеми возможными способами». В деревне, насчитывающей триста дымов, Г. Бочоридзе не удалось найти человека, который бы согласился снять камень. Оказывается, Ерванд Симонян предупредил односельчан, чтоб они не брались за это дело. Ходьба от двора ко двору не дала никаких результатов. «С самого начала, когда они пытались скрыть камень, я почувствовал, что дело плохо, что оставлять камень на месте долее невозможно. Доселе он был скрыт, никто о нем не знал, а сейчас выявлен. Если уехать и вернуться снова, камня можно будет уже не найти, его могут уничтожить. Поэтому я решил, если даже в кармане у меня не останется ни копейки, любым способом перебросить камень в безопасное место», _ отмечает Георгий Бочоридзе. Тем более, что Ерванд Симонян подозрительно настаивал на том, чтобы он сначала осмотрел другие места, а потом вернулся. Наконец вышедший из терпения Георгий Бочоридзе взялся за камень сам. Увидев это, два армянина-крестьянина согласились ему помочь за 20 рублей. Чтоб они не схитрили и не разбили камень при снятии, Г. Бочоридзе попросил поставить деревянные козлы, но во всей деревне ничего подобного «не оказалось». Поэтому к стене подгребли землю, камень благополучно сняли, но теперь проблемой стало перевезти его в Вале. Крестьяне-армяне требуют за переброску камней все больше и больше. С такими мучениями, кое-как камни были доставлены в Вале: «Отволок их во двор старой церкви. Собралась масса народу, стар и млад, мужчины и женщины. Сняли камень с арбы, увидели, что он оштукатурен известью, обругали цкалтбильцев за то, что они это сделали. Я распорядился принести воды. Известь смыли. Большой камень заблестел от чистоты, и показался прекрасный барельеф. Это обрадовало меня, и я принялся искать надпись, но найти нигде не мог... Тем временем отмыли и второй камень. Мне и раньше говорили, что грузинскую надпись выскребли. Я не верил словам учителя-армянина о том, что сохранилось всего две-три буквы под крестом. Я думал, что это обыкновенная подпись под крестом, на самом же деле на камне был текст в двенадцать строк, позже выскобленный, при том, что крест оставлен, и по сторонам от него сохранились три-четыре буквы. Было очень жалко и обидно, но что поделаешь, из целых 12 строк не прочитывалось и десяти букв... Перевозка камней из Цкалтбилы в Вале (3 версты) обошлась мне в 72 рубля, а за выгрузку камней из арбы, перенос, смывание и установку в церкви вальцы не взяли с меня ни копейки», _ пишет Георгий Бочоридзе (стр. 72). На этом печальном, и не только печальном событии я остановился столь подробно потому, что через него ясно видно негативное отношение некоторых армян Самцхе-Джавахети (и, к сожалению, не только этого края) к грузинским историческим памятникам. Тенденция явная _ выскоблить, стереть все сведения, сообщающие о грузинах, и объявить их своими.

Удивительно _ знают, что являются пришлыми, знают, что тот или иной исторический ли или не исторический памятник _ не их, а все равно объявляют своей собственностью. В то время как греки, евреи и др. никогда таких безосновательных претензий не предъявляли. Акад. Н. Бердзенишвили указывает на факт соскабливания надписи с церкви в селе Фока и заключает: «Печальные примеры подобных преступлений встречаются нам и в других местах Джавахети» («Вопросы истории Грузии», 1967, том IV, стр. 248). Последуем снова за Георгием Бочоридзе: «Надпись на камне специально стерта каким-то инструментом. Речь идет о камнях с надписями из деревни Агарис Цкаро. В Ахалцихе есть две церкви Св. Стефана _ одна в околотке Дарамагла, на месте нынешней армянской церкви Св. Стефана, в древности была грузинской церковью, армянская же церковь новая» (стр. 166). Вторая, по сведениям карты-справочника, в околотке Рабат, построена в 1840-е гг., наверняка армянская». Георгий Бочоридзе замечает: «Ахалцихская церковь Св. Знамения. Здание новое, построено на месте грузинской церкви. Купольное».

По карте-справочнику, в Самцхе-Джавахети всего 127 армянских церквей. Из них 40 построено до 1800 г. Выходит, что на протяжении ста лет (1800-1900) армяне «построили» в этом краю 87 церквей. В XX в. по понятным причинам в Самцхе-Джавахети (так же, как и в других местах) церквей было построено немного. Между тем получается, что в Ахалкалакском, Ахалцихском, Адигенском, Аспиндзском и Боржомском районах армяне строили в год по одной и более церквей.

Следует принять во внимание, что церкви эти фундаментальные, прочные строения, а не наспех выстроенные времянки. Строительство церквей такими темпами при тогдашнем медленном передвижении и ручном труде представить себе невозможно.

Не только в прошлом веке, но и сегодня, в условиях механизированного строительства, в столь короткий отрезок времени столько зданий, тем более церковных, возвести немыслимо.

В чем же дело?

Дело в том, что армяне воспользовались «мягким рыцарством» грузин, взялись за грузинские церкви и использовали их, как хотели. По многочисленным сведениям акад. Екв. Такайшвили, акад. С. Джикия, «Некоего месха» (Иванэ Гварамадзе),

Ив. Ростомашвили, «Некоего монаха» (по нашему предположению _ Мосэ Джанашвили) и других, прибывшие в Самцхе-Джавахети, Триалети (Цалка), Квемо-Картли (Гогарани) армяне беззастенчиво завладели имевшимися в местах новых поселений грузинскими церквами и обратили их в армянские. Вот почему, как грибами после дождя, усеяны эти регионы «армянскими» церквами. Были случаи, и немало, когда некоторые грузинские церкви разбирались и из материала от них (хорошо отесанные камни и др.) строились новые армянские церкви. Это подтверждается хотя бы вышеприведенным сведением Ив. Ростомашвили о церкви в селе Аракали.

Указанные в карте-справочнике армянские церкви в Западной Грузии немногочисленны и построены в XIX в. Самым неожиданным представляется факт наличия в прошлом веке армянской церкви в Зугдиди. Между тем в справочнике черным по белому выведено: «Зугдиди, церковь, вторая половина XIX в.». В конце приписано нечто неопределенное, вроде вопросительного знака, но, тем не менее, факт документирован. Поэтому я обратился в Краеведческий музей г. Зугдиди. Научный сотрудник Марина Кобалиа проявила большую отзывчивость и выдала мне примечательный документ. С готовностью оказали поддержку владыка Гурам, отец Закариа и отец Басиле, за что выражаю им глубокую благодарность.

Документ хранится в отделе литературы указанного Музея. Это письмо епископа мингрельского Антона Чкондидели владетелю Давиду Дадиани. Написано оно на одном листе, скорописью, разборчиво. Легко читается. «Во исполнение предписания Вашего сиятельства от 13 октября текущего года N 1235 имею честь представить следующее сведение. В подчиненной мне епархии Вашего владения имеются кафедральный собор один, приходские церкви _ 242, дворцовые церкви _ 32, кладбищенские церкви _ 6, и еще приписанных 28 церквей. В их числе каменных церквей _ 150, дощатых _ 148. В епархии духовных лиц насчитывается 2156, дымов в расчете по четыре человека на каждый _ 539. Прихожан из князей и дворян в Мингрелии всего проживает 1948 душ обоего пола, купцов, менял и других городских жителей 2745 душ, крестьян же 208.286 душ, в расчете четыре человека на дым _ 27.071 дымов. Монастырей в Мингрелии: в Лечхуми (три), в Цагери, Саирме и Награневи, а также в Одиши _ в Цаиши и Хоби. Примите мои уверения в искреннем почтении к Вашему сиятельству. Епископ Мингрельский Антон Чкондидели. Октябрь, N 865, 1852 г. Его сиятельству владетелю Мингрелии Давиду Левановичу Дадиани».

Автор, епископ Мингрелии Антон Чкондидели, делает своеобразный отчет владетелю Мингрелии, супругу Екатерины Чавчавадзе 1, Давиду Дадиани, и дает подробное сведение о количестве и положении церквей в Мингрелии (и не только в Мингрелии). В этом плане привлекает внимание информация: «Купцы, менялы и иные городские жители _ 2745 душ». Под менялами подразумеваются скорее евреи, нежели армяне (синагоги не учитывались). Евреи в Мингрелии жили издавна _ в Бандзе, Сенаки и других местах. Хотя в Рухи была определенная группа армян, но на каком уровне ассимиляции находились эти армяне-ремесленники, сказать трудно. По этому документу не видно, были ли в Рухи или Зугдиди какие-либо армянские церкви. Если бы были, Антон Чкондидели непременно бы их отметил. Церкви Мингрелии он описывает детально, каменные перечисляет отдельно, деревянные отдельно. Рисует даже демографическую картину того периода и т. д. Но нигде, даже в Зугдиди, не подтверждается факт наличия хоть небольшой армянской диаспоры. Так откуда же было взяться церкви? Правда, письмо датировано 1852 годом, но трудно предположить, чтобы во второй половине прошлого века в Зугдиди поселилось столько армян, чтобы возникла необходимость строительства армянской церкви.

1 Дочь выдающегося грузинского поэта-романтика А. Чавчавадзе, в будущем правительница Мингрелии.

По сведению г-жи Марины Кобалиа, в Зугдидском краеведческом музее хранится послание католикоса всех армян Матеоса к Давиду Дадиани. В нем католикос благословляет Давида Дадиани и поздравляет его с выздоровлением от болезни супруги его Екатерины Чавчавадзе.

Здесь же отмечу _ в Зугдиди не зафиксирована армянская церковь и в 1911-1918 гг. (Центральный Архив Грузии. Синодальные записи грузинских церквей, фонд 489, опись 12).

Для выявления объективной картины мы сочли целесообразным привести имеющийся в Центральном Архиве Грузии перечень армянских церквей по районам: Богдановка (Ниноцминда) _ 16 (1911-1916), Ахалцихе _ 10 (1911-1916), Ахалкалаки _ 31 (1911-1916), Гурджаани _ 5 (1911-1915), Хашури, Карели _ 4 (1911-1918), Телави _ 8 (1911-1918), Гори _ 10 (1912-1918), Цалка _ 10 (1911-1919), Гардабани _ 10 (1911-1920), Дманиси _ 2 (1920), Болниси _ 2 (1911), Марнеули _ 4 (1911-1916), Сигнахи _ 5 (1911-1921), Тетри-Цкаро _ 11 (1911-1918). В указанные годы эти церкви действовали (Синодальные записи, фонд 489, опись 12).

В доступных нам научной литературе и источниках мы не нашли зафиксированной картой-справочником «Чайлурской армянской церкви Божией Матери (Св. Георгия), построенной в 849, 1893-94». В этом селе, Чайлури, есть грузинская церковь Св. Георгия (1907-1916, Центральный Архив Грузии, опись 12). Наличие армянской церкви в Чайлури (849, IX в.) нигде не подтверждается, и почему она внесена в карту-справочник, непонятно.

Как я отмечал, об имеющихся в Грузии армянских церквах имеется немало сведений в синодальных записях Армянской епархии Грузии. Если учесть тенденцию к присвоению армянского духовенства по отношению к грузинским церквам и православному населению, доказательства чему нами приведены во множестве, полностью довериться синодальным записям Армянской епархии будет трудно. Но с осторожностью использовать их можно, естественно после тщательной проверки, сверки и сравнения с историческими источниками, объективного критического анализа.

Не вызывает сомнения факт существования армянской церкви в селе Лайлаши Цагерского района. В прошлом веке в этой церкви служил дед известного ученого, первого президента Академии Наук Армении, И. А. Орбели. Таких армянских церквей в Грузии немало, и об этом никто не спорит, хотя к 1911-1916 гг. армянская церковь в Лайлаши уже, видимо, не действовала (Центральный исторический архив Грузии. Синодальная запись, фонд 489, опись 12).

Факт и то, что на некоторых армянских церквах, построенных в 1800-1900 гг., дата строительства не проставлена и стоит только год обновления, восстановления, перестройки. И это обстоятельство вкупе с отмеченными фактами дает основание думать, что церкви были грузинскими и поэтому дата их первоначального строительства в карте-справочнике сознательно обойдена. Менее убедительно то, что г-ну С. Карапетяну не удалось установить даты строительства этих церквей. Если мое предположение верно, то приведу краткий, неполный список этих церквей:

Ахалцихский район _ церковь Св. Сиона в Цугрути, церковь Св. Григория в Ахалцихе, церковь Св. Креста в Диди Памачи (Св. Стефана).

Ахалкалакский район _ церковь Св. Квирацховели в Алатумани, церковь Божией Матери в Баралети, церковь Св. Матфея в Бурнашети, церковь Св. Гамбарцума в Гюмбурда, церковь Св. Карапета в Карцахи, церковь Св. Просветителя в Маджадиа, церковь Божией Матери в Диди Самсари, церковь Божией Матери в Мерениа, церковь Св. Креста в Тркна, церковь Св. Арутина в Патара Самсари, церковь Св. Богородицы в Олавери, церковь Св. Тадеоса в Ордже, церковь Клдис Наквети в Бардугимно.

Аспиндзский район _ церковь в Тмогви, церковь Св. Ованеса и Карапета в Хертвиси, церковь Св. Креста в Тамала.

Боржомский район _ церковь Св. Карапета в Табацкури.

Дата первоначального строительства не указана также на церквах, построенных в Квемо Картли в XIX в.

Болнисский район _ церковь в Каиурта, церковь в Баличи, церковь Богородицы в Болниси.

Гардабанский район _ церковь Св. Саргиса в Ахалсопели, церковь в Авчала, церковь Богородицы в Соганлуги.

Марнеульский район _ церковь Св. Месропа в Диди Шулавери.

Цалкский район _ церковь Св. Стефана в Бурнашети, церковь Св. Арутина в Дереви, церковь Св. Георгия там же, церковь Св. Саргиса в Габури, церковь Богородицы в Кизикилиса, церковь Св. Знамения (Св. Георгия) в Гушачи, церковь Св. Саргиса в Нардевани, церковь Св. Стефаноса в Джини (Чиквили), церковь Богородицы в Омни (Гюни).

Кахети: Гурджаанский район _ церковь Божией Матери в Мукузани.

Кварельский район _ церковь Богородицы в Хачмиани (Санавардо).

Картли: Каспский район _ церковь Св. Иакоба в Дуэси.

Список можно было бы и продолжить, но для наглядности, пожалуй, достаточно.

Особенно сомнительна «армянская» принадлежность указанных в карте-справочнике церквей, которые были построены начиная с VI-VII по XVIII вв. Список этих церквей мы приводим для заинтересованных читателей и научной общественности.

Самцхе-Джавахети: Ахалцихский район _ церковь Богородицы в Ахалцихе, 1356 г., церковь Св. Креста в Ивлите, 1650 г., часовня Матур _ XII-XIII вв.


Ахалкалакский район _ купольная церковь Креста «Ахалкалак» X-XI вв., церковь Джангавор в Ахалкалаки, XIII в., церковь Св. Ованеса в Баралети VI-VII вв., церковь «Катнаагбюр жам» XII-XIII вв. в Бежано, часовня «Хач» XII-XIII вв. в Бзавети, церковь «Джерул» XII-XIII вв. в Бурнашети, церковь «Тахунта» VII в. в Гюмбурда, церковь в Дадеши XII-XIII вв., церковь Св. Стефана «Ванк» IX-X вв. в Ихтила, церковь Св. Георгия, VII в., в Хандо, церковь «Кириа» XII-XIII вв. в Хандо, церковь Св. Саргиса XVI-XVII вв. в Хавети, церковь Св. Креста XI-XII вв. в Хорении Эревмани, церковь «Бори-Жам» XII-XIII вв. в Хорении, церковь «Плац-Жам» XVI-XVII вв. в Карцахи, церковь «Штаби-Жам» XI-XII вв. в Кокии, церковь «Калтубани» VI-VII вв. в Кокии, кладбищенская церковь в Кокии XII-XIII вв., церковь на старом кладбище в Корхи VI-VII вв., церковь X-XI вв. в Оками, ванк Св. Ованеса XII-XIII вв. в Маджадиа, церковь XII-XIII вв. в Мартуни (Хоспиа). Название Мартуни село получило после установления Советской власти (С. Джикиа. Пространный реестр вилайета Гурджистана, 1958, том III, стр. 311), Скальная церковь XI-XII вв. в Диди Самсари, Скальная церковь «Хач-Магара» XII-XIII вв. в Диди Самсари, церковь «Котрац жам» XII-XIII вв. в Мерениа, церковь X-XI вв. в Модегами, церковь XV-XVI вв. в Мурчвахети, церковь XI в. в Вачиани, церковь XII-XIII вв. в Турцхе, церковь Св. Георгия XII-XIII вв. в Патара Самсари, церковь XII-XIII вв. в Кархепи, церковь «Харта» XII-XIII вв. в Кархепи, церковь «Азмана» XII-XIII вв. в Кархепи, церковь XII-XIII вв. в Орджа.

Аспиндзский район _ церковь XII-XIII вв. в Токи, церковь Св. Креста XII-XIII вв. в Хизабавра, церковь Тамала XII-XIII вв. в Дамала.

Ниноцминдский район _ церковь XII-XIII вв. в Аспара, церковь «Хари-Жам» XII-XIII вв. в Гандза, церковь «Плац-Жам» XVI-XVII вв. в Гандза, церковь Св. Богородицы XII-XIII вв. в Каурма, церковь Св. Богородицы XII-XIII вв. в Гулади, церковь «Церун» XIII в. в Мецарагиал, церковь «Пикашен» XIII в. в Джиграшен, церковь XI-XII вв. в Сатхе, церковь X-XI вв. в Сагамо, церковь XI-XII вв. в Сагамо, церковь XII-XIII вв. в Сагамо, церковь X-XII вв. в Спасовке, церковь XII-XIII вв. во Владимировке, церковь XIII в. в Тамбовке.

Квемо Картли. Болнисский район _ церковь 1314 г. в Агалари, церковь Аракела XII-XIII вв., церковь XII-XIII вв. в Арахлу, церковь XVI-XVII вв. в Арахлу, церковь XII-XIII вв. в Арахлу, церковь XVI-XVII вв. в Бектакари, Болнисский Хачен XVI-XVII вв., церковь «Кармарвор» 1721 г. в Болниси, церковь «Шинатеги эгци» XVII-XVIII вв. в Болниси, церковь «Каматакар» XVI-XVII вв. в Болниси, вторая городская церковь XVI-XVII вв. в Болниси, церковь Св. Саргиса 1237 г. в Дарбази, церковь «Керти таки эгнци» XII-XIII вв. в Болниси, церковь XIII-XVIII вв. в Дарбази, церковь «Гараху» XVI-XVII вв. в Дарбази, церковь «Цурт агбюр» XVI-XVII вв. в Дарбази, разрушена землетрясением в 1988 г., церковь Св. Георгия XII-XIII вв. в Дарбази, церковь Св. Богородицы 1465 г. в Дарбази, церковь XII-XIII вв. в Турки Дарбази, церковь XVI-XVII вв. в Турки Дарбази, ванк Св. Саргиса XII-XIII вв. в Инджогло, церковь Св. Георгия XVII в. в Хатис Болниси, церковь XVI-XVII вв. в Казрети, церковь XVII в. в Казрети, церковь Св. Георгия XVII-XVIII вв. в Кианети, церковь XII-XIII вв. в Мушевани, вторая церковь XII-XIII вв. в Мушевани, церковь XVI-XVII вв. в Мусоприани, церковь Св. Георгия XVI-XVII вв. в Чатахи, церковь «Котлеби-Баг» XII-XIII вв. в Чатахи, церковь «Лемси кол» XII-XIII вв. в Чатахи, церковь «Атакиши» XVI-XVII вв. в Чатахи, церковь «Шамшиберди» XII-XIII вв. в Чатахи, часовня XII-XIII вв. в Чатахи, церковь «Мологли» 1506 г. в Чатахи, церковь XVI-XVII вв. в Чатахи, церковь «Форфорти» 1505 г. в Чатахи, вторая церковь XVI-XVII вв. в Чатахи, церковь «Котрац-ванк» XVI-XVII вв. в Чатахи, церковь «Акоб Гечател» XVI-XVII вв. в Чатахи, церковь «Итклорфу эгци» XVII в. в Чатахи, церковь Св. Георгия XVI-XVII вв. в Ратевани (о присвоении армянами Ратеванской церкви Св. Георгия и Хатисболнисской церкви Св. Георгия XVII в. мы уже говорили), кладбищенская церковь XVII-XVIII вв. в Ратевани, церковь «Куйбулагис тиванк» XVII в. в Самцвериси, церковь «Узункилиса» XVII в. в Самцвериси, церковь XVI-XVII вв. в Самцвериси, церковь «Шананшианери тогм» в Самцвериси, церковь XII-XIII вв. в Киапанакачи, церковь XVI-XVII в. в Киапанакачи, вторая церковь XII-XIII вв. в Киапанакачи, церковь XIV-XV вв. в Киапанакачи, церковь XVI-XVII вв. в Колагигири, церковь Св. Богородицы XVI-XVII вв. в Квеши, церковь Св. Саргиса XII-XIII вв. в Квеши, Округлая церковь VII-VIII вв. в Квеши, часовня XVI-XVII вв. в Квеши.

Гардабанский район _ церковь XVIII в. в Телети, часовня 1493 г. в Цавкиси, церковь Св. Георгия XVIII в. в Шавнабада.

Дманисский район _ церковь XII-XIII вв. в Бослеби, церковь XVI-XVII вв. в Гантиади (Галамша), церковь XII-XIII вв. в Гора, вторая церковь XII-XIII вв. в Гора, церковь «Сурб-Ншан» XVII в. в Гурнджуки (Машавера), церковь XII-XIII вв. в Дуну, церковь XVI-XVII вв. в Дуну, церковь XVII в. в Локджандари, церковь XVI-XVII вв. в Каклиани, церковь XII-XIII вв. в Гзаджло, церковь XVII в. в Гзаджло, церковь XII-XIII вв. в Кизикилисе, церковь XVI-XVII вв. в Диди Гомарети, церковь XVII в. в Диди Гомарети, часовня XVII-XVIII вв. в Диди Гомарети, церковь XVI-XVII вв. в Мтис Дзири, церковь XV в. в Ахали Карабулахи, церковь XVI-XVII вв. в Ахали Карабулахи, церковь XII-XIII вв. в Шиндлари, церковь XVII-XVIII вв. в Пантиани, церковь XII-XIII вв. в Джавахи, церковь XVI-XVII вв. в Сакире, вторая церковь XVI-XVII вв. в Сакире, часовня XVII-XVIII вв. в Сакире, церковь XIV-XV вв. в Саджа, ванк 1694 г. с колокольней 1721 г. в Саркинети, церковь XVI-XVII вв. в Саркинети, церковь XVII-XVIII вв. в Саркинети, церковь XVI-XVII вв. в Сафарло, церковь XVI-XVII вв. в Земо-Карабулахе, церковь XVII в. в Укана Гори, часовня XVI-XVII вв. в Укана Гори, часовня XII-XIII вв. в Патара Дманиси, часовня XI-XII вв. в Патара Дманиси, церковь XVI-XVII вв. в Орашени.

Марнеульский район _ церковь Св. Георгия XVI-XVII вв. в Ахкерпи, вторая церковь XVI-XVII вв. в Ахкерпи, церковь XVI-XVII вв. в Бурдза, церковь «Заргяр» 1656-57 гг. в Ламиа, церковь XVI-XVII вв. в Тазаркианди, церковь «Сурб-Ншан» XI в. в Хожорни, церковь «Нерки-Жам» XII-XIII вв. в Хожорни, церковь «Вери-Жам» XII-XIII вв. в Хожорни, церковь «Меликшени» XVI-XVII вв. в Хожорни, церковь Св. Богородицы XVII в. в Хохмели, церковь Св. Георгия XVI-XVIII вв. в Хохмели, церковь XVI-XVII вв. в Цераки, вторая церковь XVI-XVII вв. в Цераки, церковь VII в. в Цоби, церковь XII-XIII вв. в Цоби, церковь «Агетацухез» XII-XIII вв. в Цоби, церковь Св. Георгия XVII в. в Гудри, церковь «Гондагсази» XVI-XVII вв. в Гудри, церковь «Морои иот» XV-XVI вв. в Гудри, церковь «Шиштапа» XVII-XVIII вв. в Гудри, церковь «Вери» XVI-XVII вв. в Гудри, церковь «Нерги» XVI-XVII вв. в Гудри, церковь Св. Георгия XVII в. в Марнеули, церковь Св. Квирике XVII в. в Марнеули, большой ванк «Гнимори» 1663 г. в Марнеули, малый ванк XII-XIII вв. в Бнидзори, церковь «Хачи-Иал» XVI-XVII вв. в Марнеули, церковь «Спитакашен» XVI-XVII вв. в Марнеули, церковь «Миджин-Ванк» XII-XIII вв. в Марнеули, церковь Св. Саргиса «Молаоглы» XVI-XVII вв. в Марнеули, церковь XVI-XVII вв. в Чанахачи, церковь XII-XIII вв. в Сиони, церковь XVI-XVII вв. в Сиони, церковь XVII-XVIII вв. в Ульяновке, церковь «Лобиалх» XVII в. в Ульяновке, церковь «Ашроглы» XVII в. в Ульяновке, церковь «Горел» XVI-XVII вв. в Офрити, церковь «Горел» 1615 г. в Офрити, церковь «Горел» XVII в. в Офрити.

В виде заключения можно сказать, что наши предположения о первоначальной грузинской принадлежности «подозрительных» армянских церквей подтверждаются выявленными в Квемо Картли церквами явно грузинского происхождения, но г-н С. Карапетян внес их в карту-справочник как армянские. Среди этих церквей:

Марнеульский район. В с. Бнидзори имеется одна армянская церковь, но она построена в XIX, а не в XVII в., как это зафиксировано в карте-справочнике. В Дамиасе имеются три армянские церкви, и все они построены в XVIII-XIX вв., а не в XVII в. (1656-57 гг.).

В Хожорни имеется возведенная на рубеже X-XI вв. однокупольная церковь с надписями, с точки зрения архитекторов, не григорианская. Откуда появилась на ней армянская надпись, следует установить. В карте-справочнике указано: «Церковь «Меликшени» XII-XIII вв. в Хожорни». Между тем эта церковь, «Меликшен», относится не к XII-XIII вв., а к более раннему времени, и, самое главное, по всем данным _ архитектурным, художественным, орнаментальным _ является грузинской. В нее вмонтированы фрагменты стел с грузинскими надписями.

Гардабанский район. Церковь в Марткопи _ грузинский памятник позднего средневековья. Возведена архитектором Белым в конце XIX в.

Дманисский район. Бослебская церковь XII-XIII вв. г-ном С. Карапетяном объявлена армянской и внесена в карту-справочник. В действительности же Бослебская церковь _ грузинская. По мнению проф. Н. Чубинашвили, она является прямой параллелью Гударехской, и ее возведение, исходя из имеющейся грузинской надписи, датируется 1231-1237 гг.

Бослебская церковь Троицы, по заключению г-жи Русудан Меписашвили, по мастерству высекания орнамента и распределению украшений фасада стоит в ряду образцов грузинского зодчества.

Первая церковь в Дунуси (Тнусм), так наз. «Церковь вспоможения». На вставленной в ее северную стену плите имеется армянская надпись: «Года 1137-го», то есть 1137 + 551 = 1688 г. На этой церкви явно проступает рука армянского мастера (Л. Мусхелишвили. Церкви в ущелье Машаверы). Вторая церковь помечена в списке XII-XIII вв. В это время в Дунуси такой церкви не было. Одна из церквей Дунуси относится к переходному времени, VIII-IX вв., вторая же, так наз. Нижняя церковь, более поздняя, но возведенная из древних стел. Обе эти церкви явно грузинские, и внесение их в армянскую карту-справочник, мягко говоря, недоразумение. Армянское население в Диди Гомарети никогда не проживало, и никогда ни одна из его семи церквей армянской не была. На шести церквах надписи только грузинские _ три XI в., одна XII в., две XIV-XV вв. Седьмая же церковь _ безликое строение XIX в. Г-н С. Карапетян внес в карту-справочник все эти церкви, что нельзя воспринять иначе как искажение. Дманисское городище _ в этой церкви небольшого размера имеется поставленный позже армянский «хачкар» (Л. Мусхелишвили. Дманиси, 1937). В Шиндлари стоит замечательная церковь грузинского дарбазного типа раннего периода, с южными вратами. Она относится к VI-VII вв. Помещенной же в карте-справочнике Шиндларской армянской церкви (XII-XIII вв.) в природе не существует, и откуда ее взял г-н С. Карапетян, непонятно. В Садже стоят две церкви. Одна XI в. с надписью католикоса Мелхиседека (Д. Бердзенишвили. Неизвестные надписи в Зуртакети, «Мацне», 1975, N 2). Первую церковь Укана-Гори некоторые ученые (Л. Мусхелишвили) считают памятником VII в., другие же (Р. Меписашвили) относят к VIII-IX вв. Вторая церковь, «Квринчхани», возведена, видимо, в VI в. Третья же и вообще все три церкви грузинские.

Тетрицкаройский район. Самшвилде. В карте-справочнике отмечена церковь Св. Сиона X-XI вв. Полуразрушена. Если г-н С. Карапетян подразумевает эту церковь, то она относится к VIII в. и объявление ее армянской переходит все границы. Это одна из этапных грузинских церквей, построенных грузинскими питиахшами. Если же он имеет в виду базилику X в., то в ней и в самом деле в северную стену вставлен алтарь, но, видимо, это было сделано позже и в более раннюю стену.

В карте-справочнике упомянуто еще 11 церквей. Существование стольких армянских церквей в Самшвилде исключено, и подобное утверждение, можно сказать, бессмыслица. Хоть и можно допустить, что во времена квирикских царей могли быть возведены две-три армянские церкви.

Болнисский район. Баличи. Здесь две церкви, одна грузинская _ новая, процесс ее строительства грузинское население помнит и сейчас. Вторая _ армянская, по характеру и стилю строения, особенностям богослужения. Согласно армянскому церковному уставу, в ее северной стене находится купель-крестильница. Три церкви имеются в Кианети _ две грузинские, одна армянская. В Мушевани, у въезда в село, стоит церковь дарбазного типа. На ней имеются грузинские уставные надписи. Церковь относится к XI в. Как видно, армяне, по обыкновению, в более поздние времена установили в ней хачкар, после чего присвоили. В связи с чем она и внесена С. Карапетяном в карту-справочник. Внесенная в него вторая церковь Мушевани относится к грузинскому дарбазному типу и является памятником грузинского зодчества. В Мусоприани одна грузинская церковь расположена при въезде в село, у подножия горы. Вторая в центре села, в саду одного из жителей. В северную стену армяне с целью присвоения в более поздние времена вставили хачкар и сейчас утверждают, что церковь армянская. У околицы села Самцвериси, на склоне горы, стоит церковь дарбазного типа, без каких-либо признаков армянской принадлежности. На ней имеются грузинские уставные надписи. Церковь грузинская, поздних веков, с фрагментами ранней орнаментики на стенах. Внесена в карту-справочник (?!..). Акаурта. Грузинская трехнефная базилика VI-VII вв. В конце XIX в. перестроена. Возведена западная стена. В уже сложенной стене армяне высекли хачкар и присвоили церковь. Арахло (историческая Нахидури). Здесь стоит купольная церковь, называемая «Сарикилиса». Представляет собой грузинское строение центральнокупольного типа. Купол с самого начала не был завершен строительством. Дарбази. В селе и его окрестностях все церкви грузинские, кроме одной, кирпичной, относящейся к позднему средневековью. Церковь эта армянская.

Некоторые сведения о грузинских церквах нам любезно предоставили г-жа Русудан Меписашвили и г-н Георгий Чанишвили, за что выражаем им благодарность.

Католические церкви

Нельзя не сказать несколько слов о католичестве среди грузин и о католических церквах в Грузии. Первые католические миссионеры, члены ордена францисканцев, во главе с патером Якобом Рохелини, прибыли в Грузию, в частности в Тбилиси, в 1230 г. и основали здесь католическую церковь.

В тот период в Грузии насчитывалось пять католических монастырей 1. Папа Иоанн XXII буллой от 9 августа 1328 года упразднил епископство в Смирне и перенес кафедру в Тбилиси 2. Первым епископом был доминиканец Иоанн Флорентийский, так что тбилисское католическое епископство было основано независимо от армянского. Эта группа католических миссионеров вела миссионерскую деятельность среди грузин довольно долго. Об успехе ее деятельности свидетельствует то, что в Гори, Кутаиси и Самцхе-Джавахети у них была довольно обширная паства. В связи с внешними и внутренними факторами этот процесс нередко испытывал трудности и необходимость преодолевать препятствия. Нередко католиков притесняли даже физически. Самым печальным было то, что непримиримую борьбу грузинским католикам объявили католики армянские. Путем множества уловок и недостойных методов они в 1844 г. выжили из Тбилиси капуцинов. В то же время добились запрета вести богослужение на латинском и грузинском языках. Отныне оно велось на армянском языке. Ободренные этим армянские католики развязали антигрузинскую пропаганду. Их дерзость достигла кульминации, когда они принялись доказывать, будто грузинских католиков не существует и все они армяне или потомки армян.

1 И. Табагуа. Грузия в европейских архивах и книгохранилищах, III. Тбилиси, 1987, стр. 16.

2 М. Папашвили. Грузино-римские связи. Тбилиси, 1995, стр. 24 (на грузинском языке).

Этот невообразимый вымысел был предан гласности на страницах газеты «Мшак» («Рабочий», 1897, N 110, 137, 138, 144, 148, 149 и 1898 г., N 190), а также «Петербургских ведомостей» (1900 г., N 156 и 1901 г., N 98). Авторами являются некто «Католик-армянин» и «А. С.». Ответ на эти публикации дал в традиции «Вопля камней» Ильи Чавчавадзе патер и общественный деятель Михаил Тамарашвили (1858-1911) в своем обширном труде «В ответ армянским писателям, отрицающим католичество среди грузин» (1904). В этом убийственном ответе с присущей Михаилу Тамарашвили научной добросовестностью показана безосновательность так наз. соображений армянских авторов и с особой убедительностью, с привлечением обнаруженных в Архиве Ватикана материалов подтверждено существование искони грузинских католиков и ложная принадлежность к католичеству армян. Он доказал, что католичество армянами воспринималось в большинстве случаев как источник корысти и прибыли. Более того, армяне-католики принялись за присвоение имеющихся в Грузии католических храмов. Они пожелали завладеть тбилисской католической церковью Успения Божией Матери. Не ограничившись этим храмом, заявили претензии на все католические церкви, имеющиеся в Грузии. По милости католиков-армян католики-грузины попали в особо тяжелое положение в Самцхе-Джавахети. Вдохновители католиков-армян получили грамоту-фирман на неприкосновенность от турецкого султана. После этого вся жестокость турок обрушилась на проживающих в этом краю католиков-грузин. Конечно, не в лучшем положении оказались и православные. С ними расправлялись физически в тех случаях, когда они не отвращались от христианской веры и не переходили в магометанство. Для грузинских католиков в этом случае меньшим злом был переход в армянский типикон и тем самым сохранение жизни. Об этом пишет Фредерик Дюбуа: «Удивительно то, что турки преследовали только грузин, а не армян. Те добились у султана свободы вероисповедания». Вот этот фактор и определил увеличение количества «армян-католиков» в Самцхе-Джавахети, что произошло за счет католиков-грузин.

Я думаю, не ошибусь, если скажу, что боль всех католиков-грузин проявилась в следующих словах Михаила Тамарашвили: «Мы, грузинские католики, заявляем и утверждаем, что мы грузины, поскольку родились от грузинских отцов и матерей и поэтому всем существом ощущаем свою грузинскую принадлежность, грузинские плоть и кровь. Отрицать этого мы не можем и не можем считать себя армянами, потому что не чувствуем в себе ничего армянского. Если бы даже в нас и было что-то армянское, мы могли бы это скрыть от других, но не от самих себя, потому что чувства наши и душа непременно бы это выявили и мы никаким способом не могли бы оградить себя от упреков. Если бы не это, мы волей или неволей сами бы признали себя армянами. И нам бы не понадобилась непонятная проповедь по этому поводу недавно явившихся сюда армянских писателей» 1.

1 М. Тамарашвили. В ответ армянским писателям, отрицающим католичество среди грузин. Тбилиси, 1904, стр. 7 (на грузинском языке).

К этим словам выдающегося грузина комментариев и дополнений не требуется, настолько ясно и отчетливо выразился в них душевный настрой каждого грузина-католика.

Г-н С. Карапетян продолжает агрессивную линию своих собратьев, армян-католиков. Он провозгласил почти все имеющиеся в Грузии католические церкви армянскими и внес в карту-справочник: церковь Св. Богородицы в Абастумани, построена в 1866 г., перестроена в 1905 г.; церковь Св. Иозефа в Арали, построена в 1860 г., стоит по сегодня; церковь Св. Богородицы в Уде, построена в 1860 г., перестроена в 1905 г., стоит по сегодня.

Ахалцихский район: церковь Св. Креста в Абахеви, возведена в 1870 г., стоит по сегодня; Церковь Св. Креста в Эревмани, построена в XII-XIII вв., перестроена в 1896 г., в настоящее время полуразрушена. После григорианских церквей это первая армянская католическая церковь (первой католической церковью вообще в Грузии была грузинская, латинская, а не армянская. См. М. Тамарашвили. В ответ армянским писателям, отрицающим католичество среди грузин, 1904 г.); церковь Св. Ованеса (армянская католическая), построена в 1850 г., перестроена в 1910 г., разрушена; церковь Св. Креста в Ивлити, построена в 1650 г., перестраивалась в 1691 г., 1782 г., армянская католическая, стоит по сегодня; церковь Св. Богородицы в Цинубани, построена в 1879 г., армянская католическая; церковь в Цкалтбила, построена в 1848 г., стоит по сегодня, армянская католическая; церковь в Наохреби, построена в 1843 г., армянская католическая; церковь Св. Богородицы в Вале, построена в 1879 г., стоит по сегодня.

Ахалкалакский район: церковь Девы Марии в Аластани, построена в 1856 г., армянская католическая; церковь Св. Креста в Бавре, построена в 1887 г., стоит по сегодня.

Аспиндзский район. Хизабавра, армянская католическая церковь, построена в 1890 г. Варгави, армянская католическая церковь Св. Богородицы, перестроена в 1890 г., стоит по сегодня.

Тбилиси. Часовня Св. Григория-Просветителя, армянская католическая, на Авлабаре, построена в XIX в.

Кварельский район. Хачмиани (Санавардо), церковь Св. Петра, построена в XIX в.

Ниноцминдский район. Эштиа, церковь Божией Матери, построена в 1856 г. Ториа, церковь Св. Богородицы, перестроена в 1905 г.

Этот список из карты-справочника мы сравнили с хранящимся в Центральном архиве списком имеющихся в Грузии католических церквей, в результате чего выяснилось: в 1911 г. были 23 католические церкви, в 1912 г. _ 26 (Государственный архив Грузии, фонд 8499). Как представляется, перечисленные в карте-справочнике так наз. «армянские» католические церкви если не полностью, то в большинстве грузинские или латинские, присвоенные католиками-армянами. Об этом свидетельствуют не только упоминавшиеся монографии Михаила Тамарашвили, но и сведение из газеты «Иверия» (1895 г., N 163): «В католической церкви в Ахалцихе, в которой служит Иванэ Гварамадзе, имеются два камня с надписями. Одну надпись опубликовал М. Броссе, другая не опубликована. Эти камни перенесены из церкви в Мугали, которою сейчас завладевают армяне через насилие и коварство». В этом сведении подразумевается церковь, находящаяся близ Ивлита. Правда, «Некий месх» называет Моглиси (то же, что и Могнини) предместьем Ахалцихе (С. Джикиа. Пространный реестр вилайета Гурджистана, стр. 80). Здесь же следует отметить, что католическая церковь в Ивлите _ грузинская католическая, но г-ном С. Карапетяном она внесена в карту-справочник как армянская. Автор справки высказывает душевную боль по поводу перехода грузинских католических церквей на армянский типикон (что явилось результатом происков армянских католиков, о чем мы уже заметили выше). Эти недостойные действия и постройки вызвали «обарменивание» грузинского населения. Некий безродный грузин Копадзе переделал свою фамилию на Кпцян, а армянские священники принуждают грузинских детей петь «айрик» («Отче наш»), и те уже начинают себя считать армянами, замечает с душевной болью автор справки.

Армяне, в данном случае католики, обратились к испытанному ими методу, и некто «католик-армянин» клеветнически обвинил грузин в том, будто бы они стерли армянские надписи на армянских католических церквах и выбили грузинские и латинские. Уязвленный столь неслыханной клеветой Михаил Тамарашвили был вынужден привести опровергающие факты: «При чтении этих строк невольно вспоминается сказка о волке и ягненке, то есть то зло и варварство, к которым прибегли и прибегают и по сегодня сами, обвиняя в этом нас. Присвоение грузинских церквей, как мы убедились выше, и стирание древних надписей в них, выбивание вместо них армянских, а также порча грузинских памятных древностей не новость, такое происходило и в минувшие века, но они и сейчас не гнушаются столь варварских действий. Такие факты нам воочию являет в своей «Географии» Вахушти, и наши писатели не раз возвышали голос против подобной несправедливости. Вот, между прочим, сколько присвоено церквей и истреблено грузинских надписей на них: в Тбилиси над Майданом была небольшая купольная церковь, ныне называющаяся Сурб-Геворком; церковь святого Николоза, ныне называющаяся Джиграшеном; находящаяся за Авлабарским мостом Исанская церковь; Петхаинская церковь, в древности называвшаяся Вифлеемской церковью Св. Богородицы; Телетская церковь Св. Богородицы близ Тбилиси, находившаяся при дворе царя Ираклия. В этих присвоенных церквах все грузинские надписи стерты и искажены и вместо них вписаны армянские» (Михаил Тамарашвили. В ответ армянским писателям, отрицающим католичество среди грузин, 1904, стр. 155-156).

Правда, Михаил Тамарашвили не указывает, на какие источники опирается, перечисляя присвоенные армянами тбилисские грузинские православные церкви, но если учесть его глубокие академические знания в области истории грузинских церквей, нужно думать, что он располагал документами, выдвигая столь серьезное обвинение против армян. В конце концов ему принадлежит «История грузинской церкви» (1910) на французском языке, получившая высокую оценку в тогдашних научных кругах и заслужившая специальную премию Ватикана.

Повреждены некоторые грузинские надписи и в церкви Кумурдо. Но еще печальнее то, что некоторые живущие вокруг Кумурдо армяне под воздействием ереванских ученых и по сегодня считают этот древний грузинский храм армянским. Свидетелем этого стал я сам летом 1963 г., когда осматривал этот храм и встречался с тамошними жителями армянами. Все они, в том числе и педагоги, единодушно и настойчиво доказывали мне и сами неукоснительно верили в армянскую принадлежность этого старинного грузинского епископского храма.

В 80-е гг. прошлого века нашумела одна история. Оказывается, педагоги тбилисской семинарии Нерсисяна по субботам и воскресеньям водили учащихся по окрестностям Тбилиси будто бы для осмотра исторических памятников. В действительности же они уничтожали образцы грузинской эпиграфики на грузинских церквах (М. Тамарашвили. Назв. труд, стр. 156). Цель подобных безнравственных поступков ясна, и я не стану более об этом распространяться.

Подобные факты варварства, к которому прибегли некоторые армяне, приводит Мари Броссе: «Под скалой Вардзиа... расположена одна армянская деревня, где имеется очень древняя церковь, надпись на которой намеренно попорчена. Это явление (уничтожение грузинских надписей) чрезвычайное в срединной Грузии, _ надписи, вне всяких сомнений, были грузинскими» (пользуюсь выполненным Михаилом Тамарашвили переводом с французского на грузинский, стр. 156).

Подобные действия некоторых армян были настолько возмутительны, что они взволновали не только грузинские, но и саму армянскую газету «Нор-Дар» («Новое время»). Вот что в ней писалось: «У меня, как у сторонника сближения армян и грузин, душа болит, когда я читаю в грузинских газетах: в такой-то и такой-то деревне армяне присвоили грузинскую церковь, с таких-то и таких-то развалин стерли грузинскую надпись и вместо нее поставили армянскую, и т. д., и т. п. Не знаю, что это такое?! Ничем невозможно объяснить, и потому трудно поверить, поскольку в самой Армении и не такие древности оставлены без внимания. От запустения разрушаются, сравниваются с землей дотоле очень прочно стоявшие церкви и монастыри!... Что уж говорить о здешних древностях и развалинах, когда под носом у Эчмиадзина армяне оставляют тысячи своих родных церквей, тех церквей, в которых они горячо молились (более 1600 лет), а также прибиваются к католическим верованиям и, что печальнее всего, даже становятся врагами собственного народа!..» (Газ. «Нор-Дар», N 115).

«И разве после этого я не имею права обратиться к армянским деятелям со следующим вопросом: правда ли, что есть такие молодцы, которые равнодушно взирают на то, как сравниваются с землей остатки прошлого армян, на перемену соотечественниками веры, и в то же время присваивают чужие церкви?.. (Подразумеваются грузинские церкви. _ Б. А.). И если такие находятся, то какими глазами смотрит на их действия большинство армян? Нам необходимо это знать, поскольку мы хотим, чтоб грузины и армяне жили по-братски и сообща. Исправим ошибки прошлого и позаботимся о лучшем будущем. Да, это желательно и необходимо, но перечисленные и множество подобных им причин препятствуют делу объединения и еще более обостряют взаимоотношения» (Газ. «Цнобис пурцели» («Листок ведомостей»), 1902 г., N 1912).

Подписывает эту статью «Молодой армянин». Нам не удалось раскрыть этот псевдоним, но в данном случае это не имеет решающего значения. Главное то, что «Молодой армянин» достойный сын отечества, но это не мешает ему с глубоким уважением относиться к Грузии, поскольку он трезво и объективно оценивает недостойные поступки некоторых армян и старается выявить факты присвоения подобными господами грузинских церквей в то время, когда многие армянские исторические памятники оставлены без всякого внимания. На фоне перечисленных фактов не вызывают удивления следующие слова грузина: «Если кому-нибудь из нас (грузин. _ Б. А.) вопьется в ногу заноза и ему придется в это время пройти перед армянскою церковью, надобно будет претерпеть и не нагнуться извлечь ее, чтобы никто не подумал, что он почитает армянскую церковь, которая должна быть порицаема всеми христианами». Эту притчу записал путешественник XVIII в., миссионер Галлано Клементо. Интересен и факт того, что она полностью приведена другим миссионером, Винченцо Белуали, в его статье. Видимо, эта грузинская народная притча в эпоху Возрождения была очень популярной среди грузин.

Из опубликованной ровно сто лет тому назад на страницах газеты «Иверия» (1895 г., N 162) обширной статьи «Наши исторические следы и их хранители» «Некоего монаха» (возможно, известный историк Мосэ Джанашвили) явствует, что в русском журнале «Памятники христианства на Кавказе» был напечатан аналогичный рассмотренной нами карте-справочнику тогдашний справочник. В нем описан 321 храм: «Из них на пальцах можно перечесть грузинские _ всего 198 церквей, остальные все армянские. Если принять во внимание, с какой самоотверженностью овладевают эти господа готовым, как сбивают грузинские надписи и выбивают свои, или погребают в окрестностях церквей камни с новыми надписями и путем подобных уловок присваивают, окажется, что грузинам в Грузии не принадлежит и 150 церквей». Как позорно должно быть для каждого грузина то, что эти остатки или пропущены в этом источнике (подразумевается упомянутый русский журнал. _ Б. А.), или то, что заложено в наших душах и что мы знаем по источникам (кроме неупомянутого, пропущенного в справочнике), по милости нашей лености и нерадения переходит в чужие руки... Тем, кто печатает подобный исторический материал, надобно его проверять и только после этого браться за него, потому что печатание ошибочного материала ничего нам не дает».

Что поделаешь? Строки, не доставляющие особого удовольствия. Но от фактов никуда не убежать. Видимо, страшный недуг присвоения на протяжении столь длительного времени не ослаб, а, напротив, еще более обострился, поскольку слова, сказанные сто лет тому назад, сегодня точно соответствуют составленному автором рецензируемой нами карты-справочника раздутому списку «армянских» церквей.

Так что факты присвоения армянами грузинских церквей дают нам основание заключить _ если не большинство, то по крайней мере половина перечисленных церквей грузинские, обращенные в армянские.

Исследователи истории грузинской культуры, должно быть, заинтересуются и тщательно изучат каждую представленную в карте-справочнике «армянскую» церковь. Объектом особых исследований должны стать «армянские» церкви VII-XVIII вв. С этой целью я и перевел на грузинский язык, упоминавшийся выше список «армянских» церквей, чтобы заинтересовавшиеся могли ознакомиться, исследовать и установить истину. Если же верить карте-справочнику, выходит, что не армяне жили среди грузин, а, напротив, грузины вселились к армянам на эту благословенную Иверскую землю. К такому выводу может прийти тот, кто ознакомится с картой-справочником и вычерченной в нем схематичной картой Грузии.

Причиной столь молниеносного выпуска карты-справочника стал разгоревшийся в 1995 г. в Тбилиси ажиотаж вокруг церкви Ахалшен (Норашен), делегация епископов из Эчмиадзина и др. В связи с этим и составили на скорую руку эту незадачливую карту-справочник и «документально» зафиксировали до 650 «армянских» церквей в Грузии. Если не сейчас, то через несколько десятков лет армяне представят этот «документ», и тогда, возможно, пожелают присвоить сам Светицховели. Как всегда, и сейчас они переборщили, и по их милости в Грузии «оказалось» огромное количество «армянских» церквей.

Этот труд мне хочется завершить высказыванием столетней давности великого Ильи Чавчавадзе: «Выдавание чужого за свое, возня и копание в документах, затушевывание чужого и выпячивание на место чужого своего и другие их (армян. _ Б. А.) подобные доблести были их свойством исстари... Мы заручимся свидетельством того же г-на Никольского в том, к какой изворотливости прибегают армянские ученые, чтобы исторгнуть даже из камней вопль, какой им желателен, а тем самым принудить фальшивить и искажать даже камни, чтобы даже камни побудить ко лжи и прожужжать нам уши тем, что «камни вопиют», но вопиют не камни, а лгут изолгавшиеся армянские ученые и иже с ними... Вообще-то да поможет им Бог в самовосхвалении, но присвоения ими нашего мы не простим, не позволим, и надеемся, что в этом все здравомыслящие армяне согласятся с нами!...»

Тбилиси _ Сербаиси
1995-1996 гг.
сентябрь-март.