Главное меню

Учебник по истории Грузии - § 6. СОЦИАЛЬНЫЙ И ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СТРОЙ РАННЕРАБОВЛАДЕЛЬЧЕСКОЙ КАРТЛИ Версия для печати E-mail
Автор Вебмастер   
Четверг, 24 Декабрь 2009 01:35

Расширение границ государства, освоение новых районов соответственно привело к дальнейшему росту социально-экономических сил страны. Это хорошо отражено, в частности, Географии Страбона (написана в нач. I в. н. э.). В ней засвидетельствовано, что равнинные иберы, более чем горцы Картли, «занимаются земледелием»; соответственно у них была развита и городская жизнь. Занимая (как и албанцы) богатые растительностью отроги Кавказа», «страну богатую и могущую иметь весьма густое население», трудолюбивые картлийцы с помощью усовершенствованной земледельческой техники (железный плуг) добились развития многоразличных сельскохозяйственных культур (хлебные злаки, виноградная лоза, огородные растения и пр.); развитие получили и ремесла. Этим путем в стране были созданы условия для расширения внутренней и внешней торговли, рынков, городов, куда, в свою очередь, горцами сбывались продукты скотоводства, пчеловодства, охоты. Из городов издревле были известны «укрепленные города на скалах» — вышеупомянутый Армази, или Армазцихе, Цицамури («Севсамора»); г. Саркине (от ркина «железо») своим названием дает повод считать, что он возник в месте добычи и разработки железа; существовали также Каспи, Урбниси; самый большой — стольный город — Мцхета («Месхета», в ошибочном написании: Меслета) и др.

 

Общественные классы

 

Описанным условиям экономической жизни Картли соответствовало уже существовавшее там отчетливо выраженное деление общества на социальные классы эксплуататоров-собственников и эксплуатируемых — неимущих; свободных и несвободных. Основную массу свободных составляло земледельческое большинство равнинной Грузии, а также нагорное скотоводческое население.

Основной формой общежития у свободных земледельцев была сельская территориальная община с преобладанием в ней индивидуальных, частных хозяйств (в виде виноградников, пашен, огородов), уже заметно обосабливающихся от общины семей с «отцами семейств» во главе.

Деревня, селоград (даба), город — одинаково были подвержены действию новых, собственнических правопорядков. Благополучие «отцов семейств», их детей — наследников заставляет их деятельно приращать земельные угодья, рабочую силу, с использованием и рабского труда, путем ли купли или разбоя и войн. Правда, от родовой общины, оживавшей свой век, еще долго удерживались, особенно в нагорной Грузии, дедовские традиции, например, военные сборы, контролирование пастбищных хозяйств, осуществление капитальных строек. Следует считать, что именно это — свободное, земледельческое — население вместе с торгово-ремесленными прослойками общества, и обозначались по-грузински традиционным названием эри (что в позднейшем грузинском означает вообще «народ» и особо — «нацию»). Старейшинами эри являлись эриставы — букв. «главари (тавы) народа». В рамках государственной жизни взаимоотношения между эри и царской властью осуществлялись через эриставов.

Несмотря на скудность материалов, которая сильно ограничивает наши возможности воспроизведения социальной действительности Иберии, многие характерные черты общественного строя и уклада выступают довольно явственно.

Главные непосредственные производители материальных благ — земледельцы, в основном, жили в деревнях (по-грузински сопели) и селоградах откуда и их специфические названия — мсоплиони («деревенские») и мдабиуры («сельчане») С точки зрения истории классовой дифференциации общества интересно, что еще греческий географ Страбон (ум. ок. 20 г. н .э.) отметил факт существования разряда несвободных земледельцев; этих несвободных земледельцев он условно окрестил греческим названием «лаόи» «(люди», «народ») и отнес к категории «царских рабов», производивших, по выражению автора, «всё, для жизни необходимое». Известно, что рабов, как таковых, по тогдашним понятиям, относили к хозяйственному инвентарю, а не к общественным группам. Отсюда делается вывод, что в царских доменах Иберии наряду с рабами в поте лица трудились и земледельцы из категории зависимых. По-видимому, труд такого земледельца, наряду с рабским трудом, эксплуатировали и в некоторых других хозяйствах, например, в храмовых.

В силу традиций, завещанных от времен господства родовой общины, эри в особых случаях, когда того требовали военные обстоятельства, весь вооружался, превращаясь в войско. Этим объясняется, что в грузинском языке слово э р и долго удерживало двоякий смысл: оно означало и «народ», и «войско»; соответственно эриставы являлись и вообще правителями, и стратилатами («воеводами»).

Другая часть Иберии и ее населения, приведенная в длительном процессе становления и укрепления иберийского государства в непосредственное подчинение царской власти, испытывала на себе всю тяжесть государственного, чиновничьего аппарата и царской военной машины. Эта часть населения, оторвавшаяся в силу социального развития от свободного эри, и составляла общественно наиболее зрелую опору государственного строя.

Государственный аппарат опирался, прежде всего, на специально вооруженное царское войско, на администрацию, высшие представители которых, в отличие от эриставов, титуловались питиахшами, заимствуя этот титул у персов, как бы подчеркивая этим равнозначность, в отношении авторитетности, иберийских властей с иранско-парфянскими.

Слой ремесленников и торговцев являлся заметной общественной силой, прежде всего, в столице царства, Мцхета. Через Мцхета, как упоминалось выше, проходили транзитные торговые пути. Здесь пролегал большой торговый путь от Черноморья к Каспию. В Мцхета этот путь скрещивался с торговым путем, ведущим с Северного Кавказа, через горные проходы и ущелье р. Арагви, в южные страны. В наиболее крупных городах устраивались большие ярмарки, на которые стекался разноплеменный народ. Для поддержания внешней и внутренней торговли в Мцхета чеканились монеты по образцу распространенных в то время римских динариев и парфянских тетрадрахм. В Мцхета, Урбниси и других городах Иберии существовали особые кварталы с торгово-ремесленным населением. В городах была слышна речь на грузинском, армянском, греческом, арамейском, еврейском и других языках.

Торговцы и ремесленники несли определенные обязанности перед царем, в частности, платили налоги. Существовали особые царские ремесленные мастерские, например, по производству черепицы, обработке металлов, в том числе драгоценных.

В жизни страны заметную роль играли жрецы. Храмы были крупными владельцами земель и рабов.

 

Государственное устройство

 

Во главе Картли (Иберии) стоял царь, которого величали «великим царем». Царская власть была наследственной и переходила по прямой линии, от отца к сыну. Находилось немало претендентов на царский престол, в своем стремлении к власти прибегавших к заговорам, подкупам, яду.

Царский род назывался «сепе», а члены царского рода «сепецулы». Большая часть их служила и царских дружинах. Из представителей царского рода назначались обычно высшие должностные лица.

Как это явствует из вышеизложенного, территория Картлийского царства была разделена на административные округа во главе с эриставами и питиахшами, которые нередко происходили из царского рода. До нас дошли имена ряда питиахшей (Шарагас, Зевах, Аспаврук, Бузмир), сохранились геммы с портретами некоторых из них, их личные вещи. Символами власти питиахшей служили пояс с золотыми бляхами, печать с портретом и надписью, кинжал с золотой рукояткой. Питиахши на подвластной им территории выполняли фискальные и военные функции (сбор налогов, набор войска). Питиахшам были подчинены хилиархи (тысяцкие, по-грузински, атасиставы)[1].

К числу высших сановников Картлийского царства, помимо питиахшей и эриставов, принадлежали эзоисмодзгвары[2] — управители царского двора. Среди картлийской знати, носившей титулы питиахшей, младших питиахшей, двороуправителей, постепенно усиливается стремление превратить занимаемые ею должности в наследственную привилегию. Так, например, Иодманган, сын двороуправителя Агриппы (при царе Фарсмане II) стал управителем двора последующего царя Хсефарнуга.

 

Войско

 

Организация войска в Картлийском царстве, характер вооружения воинов также отражали различие между знатью и народом. Постоянной военной силой государства являлись вооруженные отряды царя, состоявшие из сепецулов — членов царского рода — и тадзреулов — членов царского двора. Эти отряды сражались на конях, в шлемах, латах, кольчугах, предохранявших всадника и лошадь от увечий. Тяжелое вооружение было доступно только богатым. Высшие командные должности занимали исключительно знатные лица. Так, во главе отряда, несшего охрану царской резиденции и насчитывавшего тысячу всадников, стоял эзоисмодзгвар — двороуправитель. Тяжеловооруженные царские отряды являлись крупной политической силой в руках царя, с которой вынуждены были считаться противники.

Военная организация грузин, их боевая тактика по тому времени стояли на высоком уровне. Римляне считали, что боевая тактика картлийцев в горных районах — превосходит, а на равнине — не уступает их собственной тактике. В сражение первыми вступали тяжеловооруженные всадники — цхенторосаны[3], за ними, следовали пешие воины — мквирцхлебы; боевой порядок замыкала легкая конница. Картлийские воины славились высокой боеспособностью и выносливостью. Особой воинственностью отличалось население горных районов. Как указано выше, во времена военной опасности там вооружались все, способные носить оружие. Руководили отрядами горцев племенные вожди

 


[1] Грузинское а т а с и (род. пад. «атасис») — «тысяча», т а в и — «глава».

[2] Грузинское эзо (род. пад. «эзоис») — «двор», модзгвари «управитель».

[3] Цхенторосаны вм. цхеносаны — торосаны, букв, конники-латники-от цхени (грузинск.) — лошадь и торосани (грузинск., из греч. торакс -латы) — латник.