Главное меню

Учебник по истории Грузии - § 8. БОРЬБА ЗА НЕЗАВИСИМОСТЬ ЭГРИСИ В VI ВЕКЕ Версия для печати E-mail
Автор Вебмастер   
Четверг, 24 Декабрь 2009 01:47

В дальнейшем отношения между Эгриси и Восточной Римской империей еще более обострились. В своем стремлении вывести империю из кризиса, константинопольский двор принял жесткие законы, направленные на подавление движения рабов и мятежных народов, входивших в состав империи.

На страже этих законов стояли высокомерная имперская бюрократия, церковь и победоносное «воинство Христа». Константинополю на некоторое время удалось присоединить провинции Западной Римской империи к прочим своим землям и водворить порядок в государстве.

К VI п. в Восточной Римской империи окончательно восторжествовали феодальные отношения. В соответствии с происшедшими переменами империя VI — XV вв. входит в историю под новым названием — Византийская империя. Таким образом, в VI в. Лазика очутилась лицом к лицу с усилившейся Византией.

 

Провозглашение христианства государственной религией в Эгриси

 

Христианство в Лазику стало проникать рано, в первые же века своего возникновения. В Лазике оно распространилось сначала преимущественно среди эллинского и эллинизированного населения. В IV в. в Бичвинта и Трапезунде уже существовали значительные христианские общины во главе с епископами. Царь лазов Цатэ сначала попытался было сблизиться с Персией, заключив с ней союз против Византии; но потерпев в этом деле неудачу, Цатэ направился в Константинополь, чтобы помириться с императором. Здесь он принял христианство и византийским императором был утвержден на царство. В Эгриси Цатэ возвратился с большим торжеством (523), украшенный короной, с золотой царской нашивкой на одежде, в грузинских сапогах, так называемых «цага»[1], усеянных жемчугами.

В правящих кругах Ирана считали, что Эгриси издревле была страной, подвластной Персии. Поэтому крещение Цатэ сначала вызвало протест шахиншаха, а затем привело к войне. Принятие эгрисским царем христианства по времени совпало с началом восстания в Картли под предводительством царя Гургена. Преследуя бежавшего из Картли Гургена, персидское войско вступило в, пределы Эгриси. Захватив пограничные крепости Сканда и Шорапани, персы двинулись в глубь страны (528). Здесь они надеялись осуществить свою угрозу и должным образом покарать Цатэ. Эгрисский царь получил от византийского императора вспомогательное войско с известным военачальником Велизарием во главе. Потерпев поражение, персидское войско отступило. Между Персией и Византией был заключен так называемый «вечный» мир (532). Договаривающиеся стороны обязывались восстановить в Эгриси ранее существовавшее положение. Персы отказались от Сканда и Шорапани в пользу Византии. Картли по-прежнему оставалась под их властью.

 

13-летняя война (542 — 552 г.г.)

 

Несмотря на заключение «вечного» мира 532 г., Византия и Персия усиленно готовились к новой войне. Масштабы приготовлений соответствовали их великодержавным устремлениям, выразителями которых являлись «великий автократор», самодержец, Юстиниан I (527 —  565) и Хосрой I Ануширван (531 — 579).

По приказу Юстиниана, на той территории Армении, которая являлась «уделом» Византии, были уничтожены традиционные порядки управления и созданы четыре административные единицы (I, II, III и IV-я Армении); с целью вызвать раздоры среди знати, земли армянских владетелей были раздроблены по количеству многочисленных наследников. По замыслам захватчиков, Армения должна была быть окончательно ослаблена политически. В пограничных городах Византии были усилены военные гарнизоны ромэев. На южных рубежах империи, на берегу моря, была выстроена мощная крепость Пéтра; часть ее внутренних укреплений сохранилась до наших дней в Цихисдзири (неподалеку от Батуми). По мысли византийцев, о стены крепости Пéтры должны были разбиваться волны мятежей непокорного местного населения. Приблизительно в то же время началось строительство и другого оборонного сооружения — «Клисурской стены» (па территории Абхазии), протяжением в 160 км. На подступах к стране черкесов в Бичвинта византийская администрация усилила епископскую кафедру, абазги были обращены в христианство.

В ходе военной подготовки византийцы нарушили условия «вечного» мира и ввели войска во внутренние области Лазики. Начальствовать этими войсками был поставлен Иоанн Цибе. Человек корыстолюбивый, Цибе превратил крепость Пéтру в таможню, где путем сбора высоких пошлин на вывозимые товары производился явный грабеж местного населения. Византийцами были установлены также «пошлины», при которых, по свидетельству самих византийцев, ни щепотки соли нельзя было завезти в Лазику и ничего оттуда невозможно было вывезти. Непомерные пошлины вытеснили лазов из морской торговли.

Царь Губаз извещал через своих послов Хосроя I о своем решении отречься от Византии из-за «нечистых ее дел» и приглашал его стать союзником лазов, вступить в Эгриси со своим войском и принять участие в изгнании византийцев. Согласившись на это предложение, шахиншах лично выступил в поход (542), ведя за собой огромное войско с боевыми слонами. Из Картли войско персов начало пробираться по трудным перевалам Лазики между лесистыми горами Лихи. Губаз встретил шахиншаха в Вардцихе. Император Византии скоро получил весть, что царь лазов «челом бил» шахиншаху.

Персы осадили крепость Петру и ценою больших жертв взяли ее.

 

Восстание против персов

 

Скоро, однако, обнаружилось тайное намерение Хосроя I захватить Эгриси, изгнать лазов из их исконных земель и поселить там, вместо лазов, персидских воинов. Хосрой пытался даже подослать к Губазу убийц (548 г.). Тогда правящие круги Эгриси немедленно восстановили союз с византийским императором и поднялись против персов. Вспомогательное войско византийцев насчитывало 7.000 человек, ему был придан тысячный особый отряд чанов.

Всеми силами обрушились восставшие на персов, засевших в крепости Пéтре. Осадой крепости руководил визатийский военачальник Дагисте. Тем временем Губаз со своим войском, подкрепленным отрядами аланов и гуннов, защищал проходы на границе Эгриси. Казалось, гарнизон крепости Пéтры доживает свои последние дни. Из. 1500 её защитников только 300 человек остались живыми, а невредимыми—лишь 150 воинов. Сильно пострадали также крепостные укрепления. Но персидский военачальник Мермерой сумел организовать подвоз подкреплений. Он усилил гарнизон цитадели Пéтры до 3000 воинов. Кроме того, в Лазике Мермерой оставил отряд в 5000 воинов, а основное, двадцатипятитысячное, войско ускоренным маршем двинул на Армению. Оставленные им в Лазике 5 000 воинов путем насилий добывали продовольствие для себя и для гарнизона крепости. Персы разбили лагерь в нижнем течении р. Риони и оттуда мелкими отрядами стали вторгаться в мирные уголки Лазики, занимаясь разбоем и сея на своем пути страх и тревогу. Однако объединённое 14-тысячное войско лазов и византийцев разгромило отряд персов (549), несший охрану главного лагеря; при этом добычей лазо-византийского войска сделался и самый лагерь. Победителям достались знамена, много оружия, лошадей и мулов, большая сумма денег, а также продовольствие и «большие запасы муки», вывезенные, из Картли. На этот раз территория Эгриси была полностью очищена от врага.

Военные действия лазских и византийских войск скоро возобновились. В 551 г. полчища персов под начальством Хуриана вторглись в Лазику и расположились лагерем на берегу р. Цхенисцкали. Испытывая тревогу, лазы справедливо подняли голос возмущения против византийских военачальников—инертных и вероломных, равнодушных к общему делу, на каждом шагу проявлявших трусость и корыстолюбие. О таком положении дела подробно и нелицеприятно повествуют византийские источники (Прокопий, VI в.).

Между тем, благодаря энергичным действиям лазов, лагерь персидского полководца Хуриана был разгромлен. Крепость Петра была освобождена, а ее стены снесены для того, чтобы впредь лишить персов возможности там укрепляться. В сражении под Накалакеви было убито 4 000 вражеских воинов, но успех лазов и византийцев был не окончательным. Вернувшись из Персии, Мермерой завладел городом Кутаиси и крепостью Ухимериони. С захватом Ухимериони для лазов был закрыт путь, ведший в Лечхуми и Сванетию. Заняв Сванетию, персы прекратили доступ на рынки Эгриси таких необходимых товаров, как кожа, воск, меха и т. п.

 

Народное собрание в Эгриси

 

Причиною поражения Эгриси послужили бездействие, да еще и прямая измена со стороны византийских военачальников и административных властей. Царь Губаз принес на них жалобу императору. Из страха, что император призовет их к ответу, византийские сановники вероломно убили царя Губаза (553). Это убийство всколыхнуло все слои населения Эгриси. Под руководством знати было спешно созвано тайное собрание главарей лазского народа. При обсуждении создавшегося положения, сложного вопроса — не пора ли решительно отречься от союза с Византией в пользу Персии, мнения разделились: представители крайнего течения требовали окончательного изгнания византийцев из Лазики и сближения с персами. Они утверждали, что Лазика лишь вследствие гнета Византии лишилась древней славы; а так как в сложившейся военно-политической обстановке лазы бессильны и не могут «надеяться на самих себя», то, заключали они, необходимо, чтобы лазы выступили против империи в союзе с шахиншахом. Такое мнение было высказано на собрании одним из ораторов — Айэтом.

Но горячие прения привели к победе сторонников осмотрительных действий по отношению к Византии. Вопреки выраженному Айэтом мнению, участник собрания Фартазий высказался за сохранение союза с византийской империей, что, по мнению оратора, диктовалось создавшейся обстановкой: шла война, и Лазика была наводнена византийскими воинами, так что войска императора жестоко подавили бы восстание. К тому же лазы по своему государственному устройству и жизненному укладу стояли ближе к византийцам, с которыми они имели и общую религию, чем к персам, которые были чужды лазам. Собрание одобрило мнение Фортазия. После чего лазы потребовали от Юстиниана наказания убийц Губаза, за и утверждения в царской власти Цатэ — брата погибшего царя. Готовая вспыхнуть ненависть лазов к империи не сулила византийцам ничего доброго, поэтому они без промедления выполнили требования лазов.

 

Восстание абазгов и миссимийцев

 

В ходе военных действий на территории Лазики абазги и миссимийцы, населявшие северную нагорную часть страны, не раз выступали с оружием в руках против ненавистных византийцев. Известно, как ревниво оберегали ромэи свои интересы и в этой части Лазики. Для укрепления своего влияния император Юстиниан стал укреплять там основы христианства, «построив храм богородицы и отрядив штат служителей культа». Главными проводниками византийского влияния среди абазгов, естественно, оказались их вожди («цари», или «архонты»), почему абазги и уничтожили их, заменив, впрочем, их вскоре двумя новыми (Опсит и Скепарна). Свободолюбивых абазгов, по свидетельству византийского историка, тяготили опасения — как бы «не превратиться в рабов» у захватчиков. Решительная схватка между сторонами имела место (550) под стенами мощной крепости, высившейся над черноморским крутым берегом и условно называвшейся «Трахеей» (греческ.: букв. «Скалистая»). Противник, после сильного натиска с моря и суши, ворвался в крепость и произвел резню, погромы и поджоги. Крепостные стены были до основания разрушены, восстание подавлено.

Еще труднее оказалось дело обезоружения восставших миссимийцев. Миссимийцы были спровоцированы захватчиками на крайние меры самозащиты, в особенности тем, что византийские власти вероломно подвергли телесному наказанию (через нанесение палочных ударов) посредников, высланных восставшими в византийский военный лагерь для обсуждения условий перемирия. Поругание чести побудило восставших физически уничтожить как стратига византийского Сотериха и его детей, так и весь лагерь. Карательные отряды захватчиков, насчитывавшие в своих рядах 4.000 конных и пеших, натолкнулись на отчаянное сопротивление под укрепленными стенами труднодоступной Дзахары. Из начальников карательных отрядов главным считался стратиг Фарсант — родом из колхов, начальник царской охраны при дворе лазского паря. Очевидно, что и лазскому царскому двору были не по вкусу независимые, политического значения выступления восставших.

Продолжительная оборона крепости Дзахары потребовала огромного числа жертв. По данным византийских источников, погибло около пяти тысяч миссимийцев, в том числе много женщин и детей.

Наконец, каратели усмирили восставшие общины. Из византийских источников явствует, что передовые люди из «римлян» сами осуждали эту бесчеловечность своих сограждан.


[1] Цага (грузинск. წაღა), на языке греческого источника — «цангиа» — σςαγνια. (проф. С. Г. Каухчишвили).