Главное меню

Учебник по истории Грузии - § 4. ГОСПОДСТВО АРАБОВ В КАРТЛИ Версия для печати E-mail
Автор Вебмастер   
Пятница, 25 Декабрь 2009 00:02

Управление, взимание налогов

 

Арабы поставили во главе страны своего чиновника — эмира. Эмир Картли избрал своей резиденцией Тбилиси. В его руках сосредоточивалась высшая военная, административная и судебная власть. Основные силы арабов стояли в Тбилиси, отдельные отряды — в других крупных крепостях.

Арабы не уничтожили в Картли эрисмтаварства, а лишь подчинили эрисмтавара эмиру. Эрисмтавар обязан был собирать дань в пользу халифа и выставлять по его требованию войско.

Арабов в Картли интересовала главным образом дань. В VIII в. население Грузии платило арабам, кроме джизьи еще и харадж (поземельный налог), который зависел от размеров земельного участка. Качество земли и доходность в расчет не принимались. Налог выплачивался деньгами.

Арабская дань становилась все более тягостной. Особенно невыносимым стало господство арабов при халифах из династии Аббасидов, которые пришли к власти в 750 г. В конце VIII в. Иоанн Сабанисдзе писал об арабском иге: «Мы, верующие, порабощены, испытывая насилия и лишения, будучи скованы нищетой, как железом, страдающие и изнывающие под тяжестью их дани».

Борьба против арабов была длительной и кровопролитной.

Несмотря на многократные попытки, арабам не удалось захватить всю Картли. Стоявшая на пути подъема феодальная Грузия оказывала стойкое сопротивление. Захватчики не сумели найти здесь сколько-нибудь значительной опоры, и им приходилось осуществлять свое господство лишь путем насилий.

Чтобы удержать власть, халифат пытался использовать и классовые противоречия. Жестоко преследуя непокорных азнауров и дидебулов, обещая непосредственным производителям разные уступки, захватчики стремились найти поддержку среди широких масс народа. Но все эти попытки не имели успеха: феодальное общество Картли оказалось жизнеспособным и устойчивым.

Арабские гарнизоны укрепились только во внутренних районах Картли; что же касается окраин, то сюда арабы время от времени совершали набеги, нередко получая достойный отпор. Все это привело к тому, что в Кахети-Тианети, в Западной и Южной Грузии арабы не смогли удержаться надолго; в этих районах быстро накапливались силы, готовые смело выступить для освобождения страны от арабского ига.

Немало забот доставляли халифату и хазары, которые нередко вторгались в Закавказье и разоряли земли, захваченные арабами. В 764 г. хазарам на некоторое время удалось даже занять Тбилиси.

Успеху борьбы грузинского народа за свое освобождение способствовало и наметившееся тем временем ослабление арабского халифата. Арабское государство представляло собой продукт насильственного объединения народов, стоявших на различных ступенях общественного развития. Экономической основы для такого объединения в то время не существовало, а значит и вся государственная организация арабов была беспочвенной, тормозящей развитие включенных в неё народов. Поэтому распад арабского государства был неизбежен, как неизбежно было и дальнейшее развитие входивших в него стран.

И действительно, с начала IX в. началось разложение халифата. С дальнейшим развитием: феодальных отношений это разложение все более углублялось. Одним из выражений этого процесса был выход из повиновения центральной власти провинциальных арабских чиновников — эмиров. Борьба между халифом и эмирами способствовала внутреннему ослаблению арабов, чем не замедлили воспользоваться угнетенные народы.

Крупное восстание против арабов раньше всего вспыхнуло в Армении, где положение местного населения  было особенно тяжелым. Грузины активно помогали восставшим. Потерпевшие поражение армянские нахарары (мтавары) находили убежище в Картли и Эгриси. Такое положение, естественно, вызывало недовольство арабов, которые, требуя выдачи беглецов, жестоко наказывали их укрывателей.

Начиная с этого времени Закавказье было охвачено огнем непрекращающихся восстаний. Поднялись все угнетенные народы. Халифы посылали войско за войском во главе с наиболее жестокими эмирами, которые беспощадно расправлялись с повстанцами, но всенародное движение против захватчиков уже нельзя было подавить.

 

Проповедь Сабанисдзе

 

Народное движение за объединение Картли имело своих идеологов — проповедников. Среди них особо выделялся деятель VIII в. Иоанн Сабанисдзе. Он оставил жизнеописание арабского ремесленника юноши Або, который служил картлийскому эрисмтавару Нерсе. По повести, Або отрекся от ислама и принял христианство. 7 января 786 года, по приказу тбилисского эмира, Або был казнен, так как отказался вернуться в лоно мусульманской религии.

Сабанисдзе использовал мученический подвиг Або для составления замечательной повести «Мученичество Або Тбилели», которая должна была пробудить в соотечественниках автора чувство национальной гордости: вот, мол, как возвышены вера и обычаи нашей страны, если даже сын господствующего народа, араб-мусульманин, отдает им предпочтение, переходя на сторону грузин и жертвуя жизнью ради Картли — своей новой родины.

Сабанисдзе стремился ободрить слабых и нестойких, которые от засилья арабов «в смертельном страхе колеблются, как тростник под ветром сильным».

Призыв Иоанна Сабанисдзе и других проповедников укреплял народное самосознание, закалял дух борцов за национальное освобождение.

 

Раннефеодальное грузинское государство середины VII века

 

На протяжении двухсот лет, прошедших. после упразднения картлийского царского престола, быстро шел процесс усиления азнаурской знати. Азнауры все более подчиняли себе производителей материальных благ. В условиях и в результате острой классовой борьбы складывались самтавро (княжества), которые постепенно превращались в феодальные политические организации.

Мелкие мтавары со своими дворцами (сасахле), крепостями, родовыми и захваченными землями, вступали под покровительство более сильного владетеля—великого мтавара, составляя его свиту. Так создавалась социально-политическая организация, призванная защищать классовые интересы феодалов и охранять княжество от хищнических устремлений соседних владетелей.

В новых условиях картлийские эриставы, которые уже в течение двух веков претендовали на наследственное управление различными районами страны, постепенно становились мтаварами. В середине VIII века дело дошло до того, что самому эрисмтавару не оставалось ничего иного, как признать власть эриставов в подчиненных им областях и соответственно реорганизовать управление картлийским государством.

Эту реформу древнегрузинский источник приписывает Арчилу, который правил страной в 40 — 50-х годах VIII века и даже носил титул царя.

«Половина» Картли оставалась царской вотчиной, другую же Арчил передал эриставам, но не на время, а в наследственное владение. После что этого эристав становился полновластным государем в своем эриставстве, а подчинение его картлийскому эрисмтавару больше походило на подчинение слабого мтавара сильному, чем на отношения между чиновниками и государем.

У каждого эристава (большого мтавара), естественно, находились в зависимости много мелких мтаваров; последние подчинялись ему на основе тех же феодальных отношений, именно как младшие («дети») — старшему («отцу-господину»).

Таким образом, вся Картли представляла собой феодальное объединение множества самтавро (княжеств), и сам картлийский эрисмтавар был хотя и первым, сильнейшим, но все же только одним из мампалов (буквально: отцов-господ).

Новая реформа предусматривала и соответствующую реорганизацию войска. Каждый из мтаваров и эриставов имел свое собственное войско э р и, с которым обязан был в случае необходимости являться к царю. Другую часть картлийского войска составляло собственно царское войско. Но причисленные к нему лица не были прежними тадзреулами. Арчил, по свидетельству древнегрузинского историка, все своим тадзреулам пожаловал земли в Кахети и «сделал их азнаурами». Таким образом, военную службу царь также реорганизовал на основе феодальных отношений. Появились азнауры-тадзреулы, азнауры-мосакаргавэ, которые владели земельными участками на условии несения военной службы.

Так на основе феодальных отношений была завершена политическая и военная реорганизация страны.