Главное меню

Учебник по истории Грузии - § 1. ВОЗНИКНОВЕНИЕ НОВЫХ ФЕОДАЛЬНЫХ КНЯЖЕСТВ В ГРУЗИИ Версия для печати E-mail
Автор Вебмастер   
Пятница, 25 Декабрь 2009 00:18

В конце VIII в. арабы упразднили эрисмтаварство в Картли. Они попытались обезглавить страну, уничтожив древнюю картлийскую аристократию в лице сепецулов — особ царского происхождения. Но все эти мероприятия уже не могли привести  к желаемым результатам.

Несмотря на тяжелые условия, различные области Грузии вступили в новую фазу социально-экономического развития. На протяжении двухсот лет правления эрисмтаваров страна преодолела первую ступень раннефеодальных отношений — период политического распада. Теперь начиналась новая эпоха, которая характеризовалась возникновением политических форм, соответствующих дальнейшему развитию общества  Показателем этого явилось образование в конце VIII в крупных самтавро Кахети, Эрети, Абхазии, Тао-Кларджети, которые готовы были начать борьбу «за Картли», т. е. борьбу за более широкое объединение.

 

Кахети

 

Из смежных с Картли областей раньше всего усилилась Кахети. Здесь, в плодородных долинах рек Иори и Алазани, особенно в их верховьях, народ чувствовал себя спокойнее. Ко второй половине VIII в. население Кахети значительно выросло, жизненный уровень его был довольно высок. Кахетинцы занимались земледелием, в частности, виноградарством и скотоводством. Они разводили породистых лошадей и овец. Многочисленные стада, табуны и другие богатства кахетинцев привлекали жадные взоры захватчиков, но достаточно было арабам показаться в ущельях Иори и Алазани, как бесстрашные кахетинцы с оружием в руках вставали на защиту родных очагов.

С середины VIII в. Кахети уже не считалась с эмиром. По арабским сведениям, в это время для арабов кахетинцы были самыми опасными врагами в Закавказье. И действительно, в кровопролитных боях, которые часто происходили между арабами и кахетинцами, победа обычно оставалась за последними. К концу VIII в. кахетинцы уже имели своего мтавара и собственную систему управления.

 

Эрети

 

Кахети с древнейших времен граничила на востоке с Албанией. Одним из пограничных албанских племен было племя эров. Можно предполагать, что слияние эров с картлийцами и кахетинцами началось еще до нашего летосчисления,.в IV — VI вв. н. э. этот процесс в основном уже был закончен. Во время царствования Вахтанга Горгасала Эрети была областью, входившей в Картлийское царство.

Когда в VI в. персы упразднили Картлийское царство, они попытались отторгнуть Эрети от Картли и присоединить ее к Ирану. Однако, восставшие эры убили персидского ставленника Вежана—эристава округа Хорнабуджи — и на протяжении всего периода эрисмтаварство Эрети продолжало входить в состав Картли.

Во время господства арабов наряду с другими грузинскими самтавро возникло и Эретское самтавро.

Эретский мтавар соперничал и враждовал с могущественным кахетинским мтаваром, который постоянно пытался подчинить себе богатую Эрети. Арабы, со своей стороны, помогали эретским мтаварам и пытались использовать их в борьбе против Кахети.

 

Эгриси и Абхазия

 

Важные изменения произошли к этому времени в Эгриси и Абхазии.

Арабские захватчики не смогли прочно укрепиться в Западной Грузии, в которой благодаря мирной передышке быстро развивались феодальные отношения. К концу VIII в. Эгриси и Абхазия были плотно населенным, экономически сильным краем.

Эгриси и Абхазия считались подвластными византийскому императору. А византийцы, как мы знаем, с древнейших времен придавали большое значение сохранению своего господства в той части Закавказья и принимали все меры для его укрепления. Византия не желала иметь сильного царя в этом большом и богатом крае и поэтому всячески старалась ослабить царскую власть. Одним из мероприятий, направленных к этой цели, явилось решение императора о выделении Абхазского самтавро из Эгрисского царства и подчинении его непосредственно императору Византии.

Ослаблению власти эгрисского царя несомненно способствовало углубление процесса феодализации внутри страны, возникновение «государей» — мтаваров. Опираясь на них, византийцы сумели урезать права эгрисского царя и, в конце концов, превратить его в эрисмтавара.

Но с течением времени в Западной Грузии наряду с социально-экономическим развитием все более растет стремление к объединению. В то же время расширялась и углублялась культурная и политическая связь между населением Восточной и Западной Грузии. Возникали реальные предпосылки для образования единой феодальной Грузии. По сведениям одного древнегрузинского источника, в середине VIII в. во владения картлийского царя Арчила входило и Эгрисское царство, Кутаиси был  объявлен наследственным владением царя, а эристав Абхазии Леон I считался царским вассалом.

Теперь же, в конце VIII в., политическая картина была иной. В борьбе между феодальными княжествами Западной Грузии победа осталась за Абхазским самтавро. Мтавару абхазов подчинялся обширный край — Эгриси и Абхазия. Во главе этого единого феодального княжества стоял абхазский мтавар Леон II.

Чем глубже шло развитие общественных отношений в Западной Грузии, чем крепче становились политические и культурные связи между населением Восточной и Западной Грузии, тем ненавистнее делалось господство византийских властей.

В конце VIII в. Эгриси и Абхазия восстановили свою политическую независимость. В Византии тогда происходили внутренние смуты и неурядицы. Этим воспользовался мтавар Леон II и с помощью хазарского царя, внуком которого он был, изгнал византийцев из Эгриси и Абхазии. Объявив себя царем, Леон II обосновался в Кутаиси.

Но и после этого византийцы долго не хотели оставить в покое Западную Грузию. Они неоднократно всеми способами пытались восстановить там утраченное господство, но в конечном итоге терпели неудачу.

Завоевание независимости Эгриси и Абхазией в конце VIII в. не означало восстановления царства древней Лазики, в то же время оно не было рождением нового абхазского царства, хотя по племенной принадлежности воцарившейся там династии страну называли «царством абхазов». В этот период политическое и культурное сближение населения Западной Грузии зашло так далеко, и грузинский язык занимал здесь такие прочные позиции, что это новое, феодальное царство представляло собою подлинно грузинское царство. Политика царя Эгриси и Абхазии Леона и его наследников была общегрузинской. Они способствовали распространению в своем царстве грузинского языка, быстро вытеснявшего в сфере государственной и церковной жизни греческий язык. В то же время они были энергичными поборниками политического объединения всей Грузии.

 

Тао-Кларджети

 

Это феодальное княжество возникло в Южной Грузии значительно позднее других грузинских княжеств. Основателем его был Ашот Багратиони.

Прославленный род Багратиони происходил из древнейшей грузинской области — Спери (нынешний Испир). Своей дальновидной, гибкой политикой Багратиони в VI — VIII вв. достигли большого влияния. Одна их ветвь выдвинулась в Армении, другая — в Картли, и обе завоевали себе господствующее положение среди других правителей Закавказья. В Грузии династия Багратиони царствовала до начала XIX столетия.

Отец Ашота Багратиони, Адарнасе, был эриставом царя Арчила. В 60-х годах VIII в., не выдержав притеснений арабов, Адарнасе Багратиони ушел от них, скрывшись в Южной Грузии, которая в то время входила во владения Византии.

Преемник Адарнасе Ашот развернул в Тао-Кларджети кипучую деятельность. Одни деревни он купил, другие построил заново, третьими овладел силой и таким путем образовал крупное феодальное владение. Резиденцией Ашота стала удобно расположенная крепость — Артануджи, построенная еще Вахтангом Горгасалом и разоренная затем Мурваном Глухим. На месте развалин Артануджской крепости Ашот возвел новую и там же заложил город Артануджи. Расположенный на скрещении оживленных торговых путей, Артануджи быстро выдвинулся и стал важнейшим городом Южной Грузии.

Византийская ориентация, знатное происхождение, способности и энергия молодого Ашота Багратиони привлекли к нему внимание византийского императора. Последний содействовал усилению Багратиони в Тао-Кларджети и, наконец, пожаловал Ашоту высший придворный титул — куропалата. Естественно, что Ашот использовал свои византийские связи не только в борьбе против арабов, но и для укрепления своей власти внутри Тао-Кларджети.

Владетели Тао-Кларджети так же, как царь Эгрис-Абхазии и кахетинский мтавар, считали своим долгом изгнать арабов из исконной грузинской земли — Картли. Каждый из этих правителей рассчитывал, что ему удастся установить в Картли свое господство. Эти планы были своевременно разгаданы в Византии, которая делала ставку на Тао-Кларджетское княжество. Император видел в Тао-Кларджети не только союзника в борьбе против арабов, но и орудие для восстановления былого влияния Византии в Грузии.

 

Откол Тбилисского эмирата от халифата. Упадок тбилисского эмирата

 

К началу IX в. эмиры Тбилиси, так же как и другие эмиры, становились все более самостоятельными и откалывались от халифата. Они переставали выполнять распоряжения центральной власти, присваивали собранную дань.

Тбилисский эмир откололся от халифата уже в 20-х годах IX в., но особенно сильным оказался следующий эмир, Сахак, которого поддерживали кахетинцы. Обособленное положение Сахака продолжалось почти пятнадцать лет. Наконец, в 853 г. халиф послал в Грузию большое войско во главе с Буга Турком. Буга с помощью некоторых мтаваров нанес поражение Сахаку и его союзникам, взял 5 августа Тбилиси, поджег его, а жителей истребил. Сахак был казнен. По арабским данным, во время этого побоища в Тбилиси погибло 50.000 человек.

Несмотря на это, тбилисские эмиры с конца IX в. уже фактически не подчинялись халифу. Зависимость их выражалась только в том, что они некоторое время все еще чеканили монету от имени халифа.

Последняя попытка халифата подчинить себе Закавказье относится к началу X в. В 914 г. сюда с большим войском пришел арабский полководец Абул-Касим. Он овладел кахетинскими крепостями Уджармой и Бочормой, разорил Самцхе и Джавахети. Целью этого, как и предыдущего, вторжения было подчинение непокорных, сбор неуплаченных налогов и новой дани. Но и поход Абул-Касима не помог халифам; влияние их в Закавказье с середины X в. сходит на нет. Такие эмиры, как тбилисский, теперь ничем не отличаются от крупных местных феодалов.