Главное меню

Учебник по истории Грузии - Глава IX. Грузинское феодальное государство Версия для печати E-mail
Автор Вебмастер   
Пятница, 25 Декабрь 2009 00:35

§ 1. ИЗМЕНЕНИЯ В СОЦИАЛЬНОЙ И ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ

 

К концу X в. Грузия поднялась на новую, более высокую ступень феодального развития.

В сфере социальных отношений это означало, что процесс закабаления мдабиуров азнаурами был в основном завершен. В равнинных районах Грузии сельские общины окончательно распались. Большинство зависимых земледельцев утратило свободу и превратилось в крепостных крестьян. На этой почве углубились классовые противоречия, обострилась классовая борьба.

В сфере экономической жизни новая ступень означала усиление роста производительных сил страны, развитие ремесел, дальнейшее отделение ремесленного производства от сельского хозяйства, увеличение спроса на ремесленные изделия со стороны все более широких слоев населения, интенсификацию сельского хозяйства.

Страну покрыла сеть новых больших оросительных каналов, мастерски построенных водопроводов. Умножились виноградники, посевы, сенокосы, фруктовые и тутовые сады, огороды.

Появились переходящие из села в село, из княжества в княжество искусные ремесленники плотники, каменотесы, виноделы, сезонные рабочие.

Города с их торговым и ремесленным населением, обслуживавшие до сих пор хозяйственные нужды феодала, выросли и постепенно стали независимой силой, противостоящей феодальной власти.

Усилился обмен внутри страны, усилилась торговля и с зарубежными странами. В городах приобрел большое влияние новый общественный слой торговцев и ремесленников — мокалаков, боровшийся против феодальной раздробленности, за усиление центральной власти. Создавались товарищества ортаги крупных купцов—дидвачаров, которые оказывали значительное влияние на экономическую и политическую жизнь.

Все эти факторы предрешали наступление новой фазы в развитии страны, укрепление объединенного феодального государства, способного обеспечить дальнейший прогресс общества.

Таким образом, политическое объединение страны было результатом и необходимым условием развития общественных отношений.

Против политического объединения Грузии выступали крупные азнауры. Их поддерживало реакционное крыло грузинской церкви. Преданными союзниками реакционеров были иностранные захватчики (Византия, турки-сельджуки), которые не хотели мириться с фактом объединения и усиления Грузии.



§ 2. ИЗМЕНЕНИЯ В ПОЛИТИЧЕСКОМ СТРОЕ

 

Борьба царя против родовитых азнауров

 

С первых же дней царствования Баграта Ш выявились разногласия между царем и родовитыми азнаурами. Последние не желали, чтобы постоянная резиденция царя находилась в Картли. Они хорошо понимали, что утверждение царя в Картли привело бы к лишению их царских земель, которые они присвоили в свое время. Один из крупных азнауров, Рати Багваш, присоединил к своей вотчине Триалети, все картлийские земли в правобережной полосе долины Куры. Захват царских земель был произведен также Дзамели, Коринтели, Тбели, Пхвенели и другими феодалами. Поэтому, когда царь Баграт возвращался из Абхазии в Восточную Грузию, путь ему на границе Картли преградило войско феодалов во главе с Кавтаром Тбели.

Баграт разбил непокорных азнауров, вступил в Картли, обосновался в Уплисцихе и отсюда стал управлять страной.

Родовитые азнауры эмигрировали в другие страны; только владетель Триалети, Рати Багваш, попытался оказать царю вооруженное сопротивление, но Баграт в 980 г. подчинил своей власти непокорного феодала.

Рати Багваш передал царю вотчину Триалети с Клдекарской крепостью, а сам поселился в своем родовом имении, в Аргвети. Царь Баграт сделал сына Рати Багваша, Липарита, эриставом Клдекари и таким образом подчинил себе и эту область.

Наведя порядок в Картли, царь Баграт возвратился в Западную Грузию. Он жестоко расправился с непокорными азнаурами, отбив у них охоту противиться царской власти.

 

Расширение царства

 

В 1008 г. умер отец Баграта, царь Гурген. Находившиеся под его управлением земли — Шавшет-Кларджети, Самцхе и Джавахети были присоединены к владениям Баграта. Только Кахети и Эрети оставались самостоятельными самтавро. В 1010 г. Баграт вторгся в Кахети, захватил в плен её правителя и присоединил к своему царству Кахети-Эрети.

Затем Баграт навел порядок в Южной Грузии, где его родичи все еще пытались сохранить независимость. В 1011 — 12 гг. Баграт захватил в плен некоторых из них и заточил в Крепость, другие укрылись в Византии, пытаясь при поддержке византийского императора восстановить «справедливость» и вернуть себе утраченные владения.

 

Отношения с Византией

 

Объединение Грузии шло вразрез с планами византийских императоров. В то время Византия значительно усилилась, а её давний соперник — арабский халифат был ослаблен внутрифеодальными распрями. Византия намеревалась, воспользовавшись благоприятной политической ситуацией, восстановить свое былое влияние в Закавказье, а также в странах Ближнего Востока.

Как известно, Тао-Кларджстское царство и княжества находились в определенной зависимости от Византии, которая стремилась использовать военные силы грузинских царей и мтаваров в борьбе против арабов. К концу X в. положение изменилось.  Арабам было теперь не до Закавказья, и Византия попыталась занять здесь их место. Но византийский император натолкнулся на новое препятствие: в Закавказье сформировались крупные политические единицы — царства в Грузии и Армении, подчинить которые было нелегко. Естественно, что Византия всячески противилась усилению Грузии и Армении, боролась против объединения разрозненных грузинских и армянских феодальных княжеств под властью единого государя. Путем захвата грузинских земель, подкупа крупных азнауров, а также, поддерживая всевозможных претендентов на царский престол, Византия пыталась удержать в повиновении царя объединенного грузинского государства. С той же целью не скупились византийские императоры на различные почести и милости, оказываемые грузинским царям.

Такова была политика византийских императоров по отношению к грузинскому царству на протяжении всего XI столетия.

После смерти Давида Куропалата (1001 г.) большая часть его владений была захвачена Византией. Из-за наследства Куропалата между Грузией и Византией в течение долгого времени шла непрекращающаяся борьба.

 

Отношения с гандзийским эмиром

 

Объединение и усиление Грузии вызвало беспокойство у соседних с ней арабских правителей.

И действительно, образование сильных государств на территории Грузии и Армении предвещало окончательное избавление Закавказья от власти арабов. Одним из самых непримиримых врагов Армении и Грузии являлся гандзийский эмир Фадлон. Когда царь Баграт присоединил к грузинскому царству Эрети и Кахети, гандзийский эмир, усмотрев в этом угрозу своему могуществу, предпринял ряд разорительных набегов на пограничные районы этих областей.

Царь Баграт предложил армянскому царю Гагику I совместный поход против Фадлона. В 1011—12 гг. объединенное грузино-армянское войско вторглось в гандзийский эмират и осадило город Шамхор. Поняв, что сопротивление бесполезно, Фадлон запросил мира на вассальных условиях. Грузинский царь принял эти условия, возложив на Фадлона выплату ежегодной дани и обязав его, в случае надобности, выступать в поход совместно с грузинами.

В 1014 г. умер царь Баграт, так и не успев полностью завершить политическое объединение страны. Тбилиси с прилегавшими к городу землями оставался в руках арабского эмира. Крупные азнауры также не желали покориться царской власти. Они лишь на время сложили оружие и мечтали вопреки усилиям царя восстановить свои былые права и привилегии. Реакционеры, притихшие внутри страны или укрывшиеся в эмиграции, ожидали лишь удобного случая, чтобы начать междоусобные войны.



§ 3. БОРЬБА С ВИЗАНТИЕЙ

 

Георгий I

 

После смерти Баграта царем стал его малолетний наследник Георгий. Этим воспользовались родовитые азнауры Эрети-Кахети. Они восстали, заточили в крепость царских чиновников и призвали в Эрети-Кахети изгнанного Багратом местного мтавара. Область Эрети-Кахети отпала от объединенной Грузии.

Георгий I, прежде всего решил овладеть Южной Грузией. Воспользовавшись тем, что византийский император Василий в 1014 — 1016 гг. был занят войной с болгарами, Георгий перешел византийскую границу и присоединил к своим владениям земли, принадлежавшие когда-то Давиду Куропалату. Грузины заняли и Тао.

Положение изменилось, когда Византия кончила войну на Балканах. В 1021 г. византийский император с многочисленным поиском вторгся в Грузию. Битва произошла у селения Ширими. Грузины были разбиты. Георгий отошел в Триалети,  где его ожидали подкрепления. Но император уклонился от новой битвы и, расположившись на зиму лагерем в окрестностях Трапезунда, занялся подготовкой флота к вторжению в Западную Грузию. Несмотря на начавшиеся переговоры, обе стороны готовились к продолжению войны. Царь Георгий умышленно затягивал переговоры, ожидая удобный момент, чтобы нанести удар противнику. Но император предупредил его. Военные действия возобновились. Грузины вновь потерпели поражение. В 1022 г. был заключен мир на весьма тяжелых для Грузии условиях. Георгий I возвращал Византии владения Давида Куропалата в Тао, Кола-Артаани и Джавахети. Византийское правительство требовало в качестве заложника малолетнего сына Георгия, Баграта, который должен был пробыть в Константинополе три года.

И все же борьба с Византией не прекращалась. Царь Георгий готовился вернуть утраченные земли, а император, думая закрепить их за Византией навечно, намеревался распространить свое политическое влияние на всю Грузию.

 

Баграт IV

 

В 1027 — 28 гг., когда после смерти царя Георгия грузинский престол занял его малолетний сын Баграт, византийский император вторгся в Грузию.

Положение в стране было весьма неустойчивым.

Недовольные объединением Грузии, крупные азнауры Тао-Кларджети перешли на сторону Византии и облегчили императору завоевание страны. Подкупленные Византией светские и церковные феодалы наперебой изменяли родине. Эриставы царя сдавали врагу сильнейшие крепости страны; епископы, нарушая единство грузинской церкви, переходили на сторону врага.

При содействии византийского императора мтаваром Тао-Кларджети сделался бежавший ранее в Византию царевич Деметрэ Багратиони. Будучи одним из претендентов на картлийский престол, он не скупился на разного рода посулы «мелкому люду», часть которого относилась к нему сочувственно.

Грузия переживала смутное время. Борьбу против захватнических притязаний Византии осложнили междоусобные войны. Против изменников выступили сторонники объединения и усиления страны. Коварным проискам захватчиков патриоты противопоставили сплоченность. Особенно прославился своей самоотверженностью епископ Саба Мтбевари, который построил в Тбети (в земле Шавшети) крепость, вооружил местных жителей и стойко встретил врага.

Конец этой изнурительной и длительной войне положило изменение политической обстановки в Константинополе.

Император Константин умер, а его преемник Роман счел нужным установить мир «на Востоке», т. е. в Грузии. Мирные переговоры велись в Константинополе. Грузию на этих переговорах представляли мать царя Баграта царица Мария и мцхетский католикос Мелхиседек. Соглашение было достигнуто. Император Роман выдал замуж свою дочь Елену за грузинского царя Баграта IV.

Но заключенный таким образом мир оказался непрочным.

Византия не отказывалась от своих притязаний на Востоке и помышляла о восстановлении положения, которое существовало в доарабское время, когда Римская империя владычествовала над народами Европы и Азии. А феодальная Грузия, вступая в период своего расцвета, объединялась, усиливалась и более не мирилась с претензиями непрошеных «патронов». Более того, Грузия сама пыталась выступить в роли собирателя стран всего Кавказа, что в значительной мере обостряло её отношения с константинопольским двором. Политические руководители Византии и Грузии проявляли недоверчивость друг к другу. Их взаимные, по феодальным понятиям, «отеческие» отношения не мешали им, однако, вести друг против друга подрывные разведки.

В 1032 г. вражда Византии к Грузии проявлялась особенно резко.

У царя Баграта был сводный брат Деметрэ. Он жил вместе с матерью в крепости Анакопии (в Абхазии), пожалованной ему в наследственное владение царем Георгием. В Абхазии было немало азнауров, лелеявших мысль посадить на грузинский престол царевича Деметрэ.

Император зорко следил за развитием событий, нетерпеливо ожидая возникновения междоусобицы и втайне обещая поддержку царевичу Деметрэ. Но агентов императора постигла неудача, они так и не сумели возвести на престол Деметрэ, который, опасаясь мести со стороны Баграта в Византию, передав Анакопийскую крепость покровителю — византийскому императору.



§ 4. ДАЛЬНЕЙШАЯ БОРЬБА ЗА ОБЪЕДИНЕНИЕ И УКРЕПЛЕНИЕ СТРАНЫ

 

Попытки присоединения Тбилиси

Малолетством Баграта IV попытались воспользоваться и другие враги объединенной Грузии.

Гандзийский эмир Фадлон вышел из повиновения грузинскому царю и стал разорять пограничные области Грузии.

За малолетством царя в это время страной правили крупные азнауры. Среди них своим влиянием особенно выделялись клдекарский эристав Липарит Липаритисдзе и эристав Картли — Иванэ Абазасдзе. Под их начальством войско царя Баграта выступило против Фадлона. Совместно с грузинскими отрядами действовали царь Кахети-Эрети Квирике, армянский царь Давид и тбилисский эмир Джапар. Битва произошла у реки Эклеци. Гандзийский эмир потерпел поражение и вынужден был спасаться бегством.

Клдекарский эристав Липарит враждовал с тбилисским эмиром. Заветной мечтой эристава являлся захват тбилисского эмиратства. В 1032 г. Липарит Липаритисдзе и эристав Картли Иванэ Абазасдзе взяли в плен эмира, захватив одну из его крепостей. Однако осуществить свои намерения до конца им не удалось. Противники Липарита склонили царя освободить эмира. Последнему было поставлено условием признать себя вассалом грузинского царя.

После этого вражда между Липаритом и эмиром еще более обострилась.

Спустя пять лет, царь Баграт, по совету клдекарского эристава, вознамерился упразднить тбилисский эмират. Его войско в союзе с войском кахетинского царя подступило к стенам Тбилиси. Эмир оказал упорное сопротивление, осада города продолжалась два года. Осажденным удалось послать гонцов в Азербайджан с просьбой о помощи. В то время мусульманские страны Востока имели тесные торговые связи с Тбилиси; поэтому можно было ожидать вмешательства, выступления мусульманского войска. Осажденные испытывали такие лишения, что эмир, в конце концов, решил оставить город и бежать в Гандзу. Но при дворе Баграта не было единства: одна группа крупных азнауров, предостерегая царя от осложнения отношений с мусульманскими правителями соседних стран, настаивала на снятии осады Тбилиси и примирении с эмиром. Другая группа крупных азнауров, во главе с клдекарским эриставом Липаритом, советовала царю взять город и покончить с эмиратом.

Баграт выбрал первое и, не считаясь с доводами клдекарского эристава, помирился с эмиром (1040 г.). После этого эристав Липарит, претендовавший на ведущую роль при царском дворе, вступил в конфликт с Багратом.

 

Борьба клдекарского эристава против царя

 

Эристав стал искать поддержки против царя у византийского императора, охотно оказывавшего помощь всем противникам объединенного грузинского царства.

Услуги клдекарского эристава были бы весьма ценны для Византии. Талантливый и образованный Липарит пользовался  неоспоримым влиянием среди грузинских феодалов. Он был известен, как незаурядный политический деятель и талантливый военачальник. Опираясь на Липарита, император стал бы успешнее действовать для осуществления своих политических планов в Грузии и Закавказье.

Сняв осаду Тбилиси, царь Баграт выступил против Кахети. Часть кахетинских феодалов примкнула к царю, и присоединение этого края казалось неизбежным; однако делу объединения помешали предательские действия эристава Липарита.

Византия оказала помощь эриставу войском и деньгами. Одновременно в Грузию был направлен в качестве нового претендента на царский престол сын Георгия — Деметрэ.

Многие крупные азнауры, в том числе и эриставы Южной Грузии, перешли на сторону Деметрэ, Липарита и византийцев. Союзники вторглись в Картли и окружили царскую крепость Атени. Вскоре, однако, между противниками был заключен мир: царь Баграт пожаловал Липариту должность «картлийского эристава», а царевич Деметрэ и византийское войско вернулось в Византию.

Но это примирение могло быть лишь временным: эристав Липарит фактически являлся агентом византийского императора, а последний не желал, чтобы на грузинском престоле сидел царь Баграт — поборник сильной и независимой Грузии.

В 1045 византийский император объявил об упразднении  армянского Анийского царства и о присоединении его территории к Византии. Возмущенные армянские патриоты предпочли передать Аниси (Ани) цари Грузии Баграту. В эту столицу вступило грузинское войско под начальством царских эриставов. Это событие явилось крупным поражением византийской политики на Востоке.

Тогда же Баграт решил отобрать у византийцев Анакопийскую крепость в Абхазии и Хупатскую крепость на Черноморском побережье в Кларджети. Но, еще не успев осуществить свой замысел, царь вынужден был срочно направиться в Тбилиси. Тбилисский эмир умер, и городские бэры (старейшины) решили передать город царю Грузии. Баграт ввел в Тбилиси свой гарнизон.

 

Изменения в отношениях с Византией

 

Таким образом, царь Баграт добился  важных политических успехов. Грузия превратилась в значительную силу, способную противостоять Византии. Царь Баграт — «куропалат Императора» — уже не только не подчинялся своему «патрону», но, выступая в качестве опасного соперника, пытался вытеснить Византию из ее исконной сферы влияния на Востоке.

Началась война, которая продолжалась десять лет. Ни одна из сторон не добилась решающей победы. Грузинский царь не смог взять Анакопию. В то же время он потерял Аниси и Тбилиси. Но и византийский император не сумел достичь своей главной цели: свергнуть с грузинского престола «непокорного» Баграта и посадить на престол Деметрэ, хотя изменнические действия родовитых азнауров значительно осложнили положение грузинского царя. В 1054 г. Баграт явился к византийскому императору «с повинной». Этот его шаг был встречен в Византии с удовлетворением. Император был готов пойти на уступки, тем более, что претендент на грузинский престол царевич Деметрэ умер, а другого претендента Византии подобрать еще не удалось, тем более, что грузинские патриоты оказались силой, с которой византийские императоры вынуждены были считаться.

Однако, и примирившись с Багратом, император не пожелал порвать с таким верным агентом, как Липарит. Признав Баграта царем всей Грузии, Византия в то же время утвердила Липарита мтаваром Южной Грузии. Коварный план Византии готовил стране ту же участь, какая постигла армянское царство.

В результате примирение оказалось непрочным. Ни одна  из сторон не отказывалась от осуществления своих заветных целей. Баграт продолжал борьбу за объединение Грузии, а Византия стремилась утвердить здесь свое былое господство. Хозяйничанье на юге страны агента византийской империи Липарита наносило лишь вред делу объединения Грузии.

В 1058 г. произошло весьма важное событие. Месхетские азнауры, оскорбленные назначением Липарита мтаваром Южной Грузии, захватили этого могущественного феодала и доставили его к царю. Баграт принудил Липарита постричься в монахи. Это явилось крупной победой грузинских патриотов и одновременно поражением византийской политики на Востоке.

Соответственно изменился и характер отношений между Византией и Грузией. Теперь константинопольское правительство пыталось почестями и лестью задобрить грузинского царя. Из Византии ко двору царя Баграта потекли щедрые дары.

Таким образом, в XI в. Грузия отразила наступление Византии и вышла победительницей. Правда, постоянное вмешательство Византии во внутренние дела Грузии несколько затормозило великое дело политического объединения страны. Но, в конце концов, будучи, понятно, не в силах предотвратить такое объединение, Византия вынуждена была отказаться от своих притязаний.

Именно к этому времени на Востоке возникла сложная политическая  обстановка, способствовавшая сближению и установлению сотрудничества между Византией и Грузией.



§ 5. ВТОРЖЕНИЕ ТУРОК-СЕЛЬДЖУКОВ

 

Борьба между сторонниками и противниками усиления центральной власти в Грузии близилась к концу, когда внешнеполитическое положение страны резко ухудшилось.

В XI в. из Средней Азии на культурные страны Ближнего Востока обрушилась волна кочующих тюркских племен, родоначальником которых считался легендарный Сельджук. Его именем новых завоевателей стали называть сельджуками.

Сельджуки постепенно овладели персидско-арабскими странами, а в середине XI в. подступили и к византийско-христианскому миру.

В 1071 г. турецкий султан Альп-Арслан в Маназкертской битве нанес византийцам жестокое поражение и взял в плен императора Романа. Кочевники вторглись в малоазийские владения Византии.

В 1074 г. византийцы заключили мир с сельджуками. Византия уступала победителям свои восточные земли.

В итоге Грузия осталась одна лицом к лицу с могущественным врагом. Византия вышла из борьбы. Армянского государства в Закавказье уже не существовало.

В 60-х годах XI в. сельджуки дважды вторглись в Грузию. В 1066 г. они разграбили Ахалкалаки (в Джавахети), истребив большую часть её населения. Во второй раз (1068 г.) они опустошили Картли и Аргвети. Султан Альп-Арслан в том же году увел свои войска из Грузии. Тбилиси и Рустави он передал владетелю Гандзы Фадлону.

Едва только султан оказался за пределами страны, грузинский царь разгромил войско Фадлона, а затем приступом взял Тбилиси. Царь передал город с прилегавшими к нему землями наследнику тбилисских эмиров с условием, что последний признает себя вассалом грузинского царя и выплатит ему 44.000 драхканов (дахеканов).

Долгое время грузины стойко отражали нашествие сельджуков, не давая противнику закрепиться на грузинской земле. Но после того как турки нанесли поражение Византии и, захватив Армению, подступили к Грузии с двух сторон, положение в стране стало весьма тревожным. В 1072 г. умер Баграт IV и воцарился его сын Георгий II.

 

«Великая туретчина»

 

Сельджукский султан Малик-шах, идя навстречу притязаниям своей военно-феодальной знати, в 1080 г. предпринял опустошительное нашествие на Грузию, положившее начало «великой туретчине»[1]. Воинственные кочевники подожгли города Самшвилде, Кутаиси, Артануджи, разрушили ряд крепостей и монастырей.

Георгий II вынужден был признать себя побежденным, и отправился в «Аслан» (Исфахан, в Иране), чтобы лично выразить султану свою покорность и готовность платить ежегодную дань.

Следовало ожидать, что после этого в стране наступит спокойствие, но беда была в том, что выполнить условия мирного договора в создавшейся обстановке было нелегко. Турки-кочевники не собирались добровольно покидать страну, а султан не проявлял желания вывести их из Грузии силой. Наоборот, число турок-сельджуков в стране с каждым годом возрастало, к ранее вторгшимся племенам присоединялись новые, захват грузинских земель сельджуками продолжался. Сельджукская знать, не оставляя кочевого образа жизни и не порывая связи со своими племенами, нещадно эксплуатировала грузинское крестьянство. Особенно тяжелое положение создалось в Восточной и Южной Грузии. Кочевники превратили плодородные долины Картли и Кахети в свою зимнюю стоянку, а высокогорные области — в летние пастбища. Таким образом, над грузинским населением нависла угроза вымирания. Власть грузинского царя ограничилась пределами Западной Грузии.

Хотя формально между грузинским царем и сельджукским султаном был заключен мирный договор, ожесточенная борьба грузинского народа против сельджукских захватчиков не прекращалась.

В XI в. Грузия была достаточно густо населена и обладала необходимыми средствами, чтобы отразить нашествия турок-сельджуков. Однако осуществить мобилизацию сил страны было трудно. Родовитые азнауры, боровшиеся с центральной властью, склонны были видеть в сельджуках скорее своих политических союзников, чем врагов. Они неохотно выступали против захватчиков, зачастую изменяли царю, переходя на сторону турок.

Так, воспользовавшись вторжением врага, знатные азнауры Нианиа Квабулисдзе, Иванэ Липаритисдзе и сванский эристав Вардан откололись от царя Георгия и «устроили смуту в стране». Нианиа Квабулисдзе захватил царский город Кутаиси, Вардан напал на Мегрелию и опустошил эту область; Иванэ Липаритисдзе, заняв земли по берегам Ксани, обманным путем захватил затем город Гаги и продал его врагу Грузии гандзийскому эмиру Фадлону. Когда султан Малик-шах вторгся в Грузию, тот же Иванэ Липаритисдзе поспешил к нему с изъявлением покорности. В 1074 г. сельджукам с помощью изменников удалось совершить внезапное нападение на войско грузинского царя. Потерпев поражение, Георгий вынужден был спастись бегством.

Таким образом, грузинская «крепость ломалась изнутри». Борьба против турок-сельджуков тесно сплелась с классовой и внутриклассовой борьбой, происходившей в феодальном обществе. Из-за предательства родовитых азнауров Грузия терпела поражение. Спасение было возможно лишь при укреплении центральной власти в государстве. А это было невозможно без решительной борьбы против политических устремлений крупных азнауров.

 


[1] По-грузински: диди туркоба, букв. «великое засилие турок».



§ 6. КУЛЬТУРА ГРУЗИИ В XI ВЕКЕ

 

Успехи грузинской культуры в XI в. соответствовали общему прогрессу, который переживала страна в период развития новых социально-экономических отношений. В этот период отмечается особенно бурное развитие философии, истории, филологии, церковной литературы, художественной прозы, живописи, ваяния и зодчества.

Культурные традиции грузин восходят к древнейшим временам.

 

Литература

 

Перед грузинскими писателями XI в. стояла задача — перевести на грузинский язык христианскую ортодоксальную литературу, существовавшую в то время главным образом на греческом языке.

Решение этой задачи диктовалось, во-первых, тем, что у образованного феодального общества постоянно росла потребность в духовной пище. Во-вторых, Грузия стремилась заменить Византию на Ближнем Востоке, стать его культурно-политическим средоточием. Наконец, третья причина состояла в том, что Византия, противившаяся объединению и усилению Грузии, в своей борьбе не раз прибегала к помощи церкви. Подчинение и грецификация грузинской церкви были издавна заветной мечтой императора и константинопольского патриарха. При этом они обосновывали свои притязания ссылкой на то, что грузины — народ немногочисленный, а их письменность — бедна.

Перевод христианской литературы на грузинский язык производился еще в V в. как в Грузии, так и в ее зарубежных культурных центрах (в Греции, Сирии, Палестине). Но если вначале грузинская церковь довольствовалась переводом отдельных литературных памятников, то с течением времени этого уже оказалось недостаточно. Христианская литература росла быстро, охватывая все новые и новые стороны общественной жизни. Грузинской церкви и образованному феодальному обществу такая литература была необходима, если они желали идти в ногу с другими передовыми странами.

В создавшейся обстановке перевод на грузинский язык грекохристианской литературы являлся не только культурным, но и весьма важным политическим мероприятием, в успешном выполнении которого были заинтересованы такие видные государственные деятели, как Давид Куропалат, католикос Мелхиседек, Баграт III, Баграт IV и его мать царица Мариам, Липарит Багваши и многие другие светские и церковные феодалы.

Эту задачу успешно выполнили грузинские монастыри, в особенности Афонский монастырь, учрежденный на Афоне в Греции бывшим крупным азнауром, нареченным в монашестве Иоанном. Там же был воспитан и сын Иоанна — Евфимий, прославившийся обширными познаниями в области греческого языка и христианской литературы. Иоанн поручил сыну восполнить пробел в грузинской христианской литературе, и перевести на родной язык важнейшие духовные произведения. Евфимий энергично приступил к делу и достиг больших успехов. Около ста произведений было переведено им с греческого на грузинский язык.

После Евфимия занятия переводом с греческого языка стало традицией монахов Афонского монастыря, переводами занимался каждый, кто имел необходимые знания и способности. Среди переводчиков особую известность приобрел Георгий Афонский, достойный продолжатель дела Евфимия, живший в середине XI в.

Там же, в монастыре, производились переписка и художественное оформление книг. Готовые книги посылались в Грузию заказчикам-церквам, монастырям, светским и церковным феодалам.

Кипучую деятельность в области филологии, истории и философии развили в это время выдающиеся грузинские культурные деятели: Ефрем Мцире — в Сирии (в грузинском монастыре на Черной Горе) и Иоанн Петрици — в Болгарии (в грузинском монастыре Петрицони).

К концу XI в. основная цель была достигнута: грузинский язык стоял в первых рядах культурных языков, грузинская общественность могла на родном языке знакомиться с достижениями христианской культуры того времени.

 

Историческая литература

 

В грузинской исторической литературе соответствующее отражение быстрое социально-экономическое развитие страны, острая классовая борьба, сложная международная обстановка. Грузинских писателей и историков того времени интересовали вопросы происхождения и родства народов, возникновения грузинского языка и письменности, формирования государства, появления сословий. Находила отражение в их произведениях и борьба между царями и владетельными азнаурами. Эти вопросы разрабатывались грузинскими историками XI в. Георгием Афонским, Георгием Мцире, Леонтием Мровели, а также безымянным автором «Матеане Картлисаи» («Летопись Грузии»).

 

Право

Особого внимания заслуживают труды Евфимия Афонского в области права. Он перевел «Малый номоканон» (свод законов), который представляет собой своеобразную энциклопедию церковного, гражданского и уголовного законодательства. К переводу был приложен трактат Евфимия о преступлениях. Этот важный памятник является показателем высокого уровня грузинской юридической мысли того времени.

 

Искусство

 

Выдающиеся успехи были достигнуты в области искусства. Стены храмов расписывались фресками. Книги, переписанные с высоким каллиграфическим мастерством, украшались цветными иллюстрациями. Грузинское зодчество и феодальную эпоху достигло высокой ступени развития. Сохранились замечательные архитектурные памятники того времени: храмы Бедиа (Абхазия), храм Баграта (Кутаиси)) Светицховели, букв.: Столп-Животворящий, и Самтавро (Мцхета), Самтависи (Картли), Никорцминда (Рача), Алаверди (Кахети) и многие другие.

Грузинское феодальное общество особенно высоко ценило эти образцы зодчества. Современники восторженно рассказывают о бедийском и кутаисском храмах. Когда строительство кутаисского храма было закончено, на торжественное открытие его Баграт III пригласил и некоторых иноземных правителей.

Но не только в строительстве храмов нашло свое выражение архитектурное искусство той эпохи. Много знаний и художественного вкуса вложено и в светские постройки. Образцами строительного искусства были, как сообщает современник, «палаты Бододжские, славный чертог», построенные кахетинским царем Квирике поблизости от Тианети.



§ 7. ДАВИД IV СТРОИТЕЛЬ

 

Грузинский народ нуждался в руководителе и организаторе, который возглавил бы освободительную борьбу против сельджуков. Царь Георгий не обладал нужными для этого качествами, и дворцовая оппозиция, состоявшаяся из противников своевольной азнаурской знати, осуществила политический переворот. В результате Георгий, будучи еще нестарым человеком, вынужден был возвести на престол своего шестнадцатилетнего сына Давида, а сам устранился от государственных дел (1089).

Давид Строитель (Гелати, фреска)

 

Мероприятия по укреплению центральной власти

 

С воцарением Давида резко изменился политический курс грузинского царского двора как в отношении турок-сельджуков, так и в отношении родовитых азнауров. Бок о бок с молодым царем у государственного кормила стали такие одаренные политические деятели, как мцигнобартухуцес Георгий и наставник царя Арсен.

Первый период царствования Давида заканчивается 1096 годом, когда царь прекратил платить дань сельджукскому султану и тем самым дал повод к началу военных действий, к которым давно готовилось грузинское государство.

Прежде всего, царь Давид приступил к созданию отборного войска. Он сам обучал отряды преданных ему конников, состоявшие главным образом из поселян-воинов и выслужившихся азнауров, которые на время военной службы получали от царя земельные участки.

Царские отряды, начав военные действия, нападали на турок-кочевников, вытесняя их из грузинских земель, после чего грузинские беженцы, скрывавшиеся в горах, получали возможность возвратиться к своим садам и пашням в освобожденных районах.

В то же время царь решительно боролся против своеволия крупных азнауров. В 1093 г. Давид взял под стражу одного из могущественных феодалов, клдекарского эристава Липарита Багваши, сына Иванэ, который, по примеру своих отца и деда, задумал изменить царю. В 1097 г. Давид изгнал его из Грузии, а все имущество и владения объявил царской собственностью.

В лице Багваши реакционная феодальная оппозиция утратила одного из своих сильнейших приверженцев. Крутые меры, предпринятые Давидом по отношению к Липариту, характеризуют новый курс, взятый царем во внутренней политике.

Тем временем обширное сельджукское государство фактически перестало существовать. Малик-шах был последним из крупных сельджукских султанов, которому еще удавалось держать в повиновении бесчисленные эмираты огромного государства, простиравшегося от Аму-Дарьи до Палестины.

В 1092 г. султан Малик-шах умер. Смерть его послужила причиной кровопролитной междоусобной войны, разгоревшейся из-за власти между братьями и сыновьями султана. В этой борьбе живейшее участие принимали и управители провинций — эмиры и атабаги. Искусственно сколоченное сельджукское государство распалось на ряд враждующих между собой политических объединений, что значительно облегчало освободительную борьбу угнетенных народов против сельджукского ига.

В XI в. начинаются военно-колонизационные походы западноевропейских феодалов на Ближний Восток, известные под названием крестовых походов. В 1097 г. крестоносцы успешно потеснили турок-сельджуков в Малой Азии и в Сирии, а в 1099 г. заняли Палестину и Иерусалим.

Ободренная успехами крестоносцев, Византия также предпринимает эффективные меры против сельджуков. Таким образом, внешнеполитические события складываются в пользу Грузии, теперь она уже не была одинока в своей борьбе с сельджукскими захватчиками.

 

Присоединение Эрети-Кахети

 

Борьба за независимость требовала мобилизации всех сил государства. Однако, обширная грузинская провинция — Эрети-Кахети, пользуясь политической обособленностью, не принимала участия в освободительной войне. Необходимо было и Эрети-Кахети ввести в единую государственную систему Грузии.

В Эрети-Кахети имелось немало сторонников объединения Грузии, готовых бороться за это общенациональное дело.

Даже среди крупных кахетинских азнауров царь Давид находит приверженцев и единомышленников. В 1104 г. представитель высшей администрации — азнаур Кавтар с помощью своих племянников Аришиана и Барама схватил и доставил к царю правителя Эрети-Кахети — Агсартана. Царь Давид занял Эрети-Кахети. Но сельджуки не намерены были без боя лишаться богатой провинции, утрата которой ослабляла их стратегические позиции в Восточном Закавказье.

Сельджукский атабаг области Гандза спешно выступил в поход, намереваясь изгнать царя Грузии из пределов Эрети-Кахети. Однако его поход не застал Давида врасплох. Битва произошла в 1104 г. при Эрцухи (современная Саингило) и закончилась полной победой грузин.

Присоединение Эрети-Кахети привело к значительному военному и экономическому усилению Грузии.

 

Церковная политика царя Давида

Задачи консолидации сил страны заставили царя  Давида вплотную заняться грузинской церковью, которая играла важную роль в жизни феодальной Грузии. Владея большими земельными угодьями, крепостными, а также другими богатствам грузинское духовенство оказывало огромное моральное влияние на все слои населения. Церковь могли стать большой силой в борьбе против турок-сельджуков. Однако, она долгое время оставалась в стороне от борьбы с сельджукским засильем. Объяснялось это тем, что управление грузинской церковью сосредоточивалось в руках епископов — в большинстве своем представителей знатных феодальных фамилий, сопротивлявшихся мероприятиям царя Давида по усилению центральной власти. Теперь, в это решающее для Грузии время требовалось незамедлительно провести реформу церковного управления. Царь Давид понимал это и готовился к борьбе против большинства высшего духовенства.

В своих стремлениях грузинский царь не был одиноким. В церковных кругах относительно предполагаемой реформы существовали различные мнения. Церковники, выражавшие интересы мдабиуров-воинов и мелких азнауров, боролись против засилия реакционеров в церковном управлении, против практики передачи епископских кафедр по наследству.

По мнению наиболее передовых деятелей церкви, при выборе кандидатов на высшие церковные должности решающее значение приобретали личные качества, а не знатность происхождения. Эту точку зрения отстаивал видный церковный деятель Георгий Афонский. Он непримиримо разоблачал политику Баграта IV, который из фискальных соображений не преследовал укоренившегося обычая продажи свободных церковных кафедр (симония), чем косвенно способствовал закреплению епископств за отдельными семействами родовитых азнауров. Призыв Георгия Афонского к борьбе против подобной торговли не получил в свое время должной поддержки.

Иная сложилась обстановка при царе Давиде. Дело освобождения Грузии от турок- сельджуков требовало решительной реформы управления. Вокруг Давида IV сплотилась сильная группа идейных последователей Георгия Афонского. Однако необходимую реформу должен был санкционировать церковный собор, участниками которого могли быть только духовные лица.

Созванный Давидом в 1103 г. Руисско-Урбнисский церковный собор (его заседания происходили в Картли, «поблизости» Руиси и Урбниси) объявил об изгнании, из церкви «не по достоинству возвысившихся» священнослужителей. Отныне их заменили «истинные пастыри».

Тем самым царь Давид достиг своей цели — лишил реакционную оппозицию союзницы в лице церкви, превратив последнюю в мощный оплот царской власти.

 

Учреждение должности чкондидел-мцигнобартухуцеси

 

Чтобы окончательно закрепить эту важную внутриполитическую победу, Давид IV осуществил еще одно мероприятие. При грузинском дворе издавна существовала должность мцигнобартухуцеса, ведавшего царской канцелярией. Её занимал ученый монах, обычно незнатного происхождения. Сведущий в делах управления, мцигнобартухуцес был ближайшим советником царя и пользовался большим влиянием при дворе.

Поскольку Давид не имел права непосредственно вмешиваться в дела  церкви, он назначил преданного администратора-монаха, Георгия, архиепископом Чкондиди (ныне Мартвили) и, вместе с тем, ввел правило, по которому царский мцигнобартухуцес становился одновременно и епископом-чкондиделом. Таким образом возникла должность чкондидел-мцигнобартухуцеса. Занимавший ее совмещал обязанности царского чиновника и церковного пастыря высшего ранга.

Так, первым чкондидел-мцигнобартухуцесом явился ближайший помощник Давида IV, его воспитатель и политический советник Георгий Монах, наиболее активный участник Руисско-Урбнисского церковного собора.

Поставив церковь на службу интересам страны, Давид получил возможность развернуть широкое наступление против сельджукских кочевников, решительно пресекая малейшие попытки грузинских феодалов выйти из подчинения царю.

 

Борьба за изгнание сельджуков из Грузии

 

Царь вел непрерывную войну против сельджукских завоевателей, отбивая у них грузинские города и крепости. В 1110 г. грузинские войска заняли город и крепость Самшвилде. После этого сельджуки без особого сопротивления оставили большую часть Нижней Картли.

В 1115 г. грузины выбили захватчиков из города Рустави.

В руках чужеземцев оставался Тбилиси, но теперь он находился  в окружении грузинских крепостей.

В 1117 г. царь Давид овладел пограничным городом Гиши, расположенным в Эрети.

В Южной Грузии сельджуки также неоднократно терпели поражение в битвах с царскими отрядами. В 1118 г. грузины отбили у врага Лорес-Цихе — самую сильную твердыню в Ташире и заставили кочевые племена удалиться из этого края.

 

Военные мероприятия царя Давида

 

Враг был почти изгнан из Грузии, но угроза нового вторжения не могла быть устранена до тех пор, пока соседние с Грузией страны Закавказья (Армения, Ширван, Рани)[1] оставались в руках сельджуков, которые господствовали также на ближних подступах Грузии (Кабала-Гандза-Аниси). Необходимо было перенести войну за пределы страны.

Братские народы Кавказа готовы были плечом к плечу с грузинами выступать против общего врага. Изгнание турок-сельджуков должно было повлечь за собой политическое объединение народов Закавказья. В роли объединителя выступила Грузия.

В то время использование в войне наемных войск являлось обычным почти для всех государств. В Закавказье контингенты наемных отрядов вербовались в нагорных  районах Кавказа или за Кавказским хребтом. Наемные отряды выступали на войну в соответствующий срок, а по окончании военных действий возвращались домой.

Давид IV изыскал новый способ усилить военный потенциал Грузии. Он решил поселить в Грузии кипчаков (половцев). Это были жизнеспособные, воинственные племена, кочевавшие, по равнинам Северного Кавказа и Южной России.

Грузинам были хорошо известны обычаи и образ жизни кипчаков, с которыми они поддерживали добрососедские отношения. Жена царя Давида была дочерью кипчакского вождя.

Незадолго перед тем великий киевский князь изгнал из пределов Южной России одно из кипчакских племен, и оно обосновалось на Северном Кавказе. Царь Давид повел переговоры с вождями кипчаков и добился от них согласия переселиться в Грузию.

В 1118 г. грузинское войско во главе с царем и его мцигнобартухуцесом Георгием направилось к Дарьялу. Заняв осетинские крепости, царь привел к покорности осетин, которые враждовали с кипчаками и не желали пропускать их на юг. После этого 45 тысяч кипчакских семей переселилось в Грузию.

В 1118 г. грузинское войско во главе с царем и его мцигнобартухуцесом Георгием направились к Дарьялу. Заняв осетинские крепости, царь привел к покорности осетин, которые враждовали с кипчаками и не желали пропускать их на юг. После  этого 45 тысяч кипчакских семей переселились в Грузию.

Реакционная грузинская знать забила тревогу. По ее утверждению, кипчаки представляли угрозу для безопасности Грузии. А в действительности своевольных феодалов пугала перспектива усиления царской власти.

Переселение кипчаков было хорошо продуманным мероприятием. Давид выделил кочевникам земли, всячески поощряя их переходить к оседлой жизни. Постепенно кипчаки-переселенцы становились мдабиурами-воинами. Будучи язычниками, они со временем приобщились к христианству, приспособились к укладу грузинской жизни и ассимилировались с местным населением.

Из кипчакских воинов сформировали отряды, которые, пройдя соответствующее обучение, получили оружие из царских арсеналов и коней из царских табунов.

Таким образом, у царя Давида оказалось под рукой 40 тысяч хорошо обученных кипчакских конников. Кроме того, царь усилил отряд своих телохранителей, который теперь состоял уже из пяти тысяч воинов и назывался «монаспа».

Теперь, когда царь обладал достаточной воинской силой, он мог быть упорен и в надёжности своих вассалов с их боевыми отрядами.

Царь Грузии превратился в могущественного властителя.

 

Дидгорская битва

 

Тщательно подготовившись, царь Давид в 1120 г. начал общее наступление против турок-сельджуков в Закавказье.

Прежде всего, грузинские войска вступили в Ширван. Здесь позиции сельджуков были не так сильны, как в других местах. Коренное население Ширвана, будучи враждебно к захватчикам, активно помогало грузинам. Давид взял город Кабала.

Ширванский владетель стал вассалом грузинского царя, а разгромленные сельджуки обратились за помощью в Иран, к сельджукскому султану, который стал поспешно сколачивать военную коалицию. На лозунг султана — «мусульмане в беде» отозвался ряд восточных правителей, против Грузии выступило многочисленное вражеское войско.

Войска Давида были приведены в боевую готовность; царь лично отобрал полки, которые должны были участвовать в предстоящей битве.

В рядах грузинского войска числился отряд западноевропейских крестоносцев в тысячу воинов.

Давид выступил навстречу врагу и вынудил его вступить в битву там, где силы противника не могли полностью развернуться. Сражение происходило на путях, ведущих во внутреннюю Картли, главным образом в окрестностях Дидгори. Здесь, в теснинах, враг не сумел использовать свое численное превосходство и потерпел жестокое поражение. Много тысяч пленных и большие богатства достались грузинам в качестве трофеев. Лишь незначительная часть огромного вражеского войска избегла истребления. Дидгорская битва произошла в августе 1121 г.

Этой победой был развеян миф о непобедимости турок-сельджуков. Грузины с надеждой стали взирать на будущее; воспрянули духом и народы, все еще томившиеся под турецким игом.

 

Расширение территории феодальной монархии

 

 

В 1122 г. Давид IV взял Тбилиси и сделал его своим стольным городом. Грузинская столица, четыреста лет находившаяся в руках чужеземцев, теперь вновь принадлежала Грузии.

Несмотря на тяжелое поражение, сельджуки не отказались от борьбы. Предприняв в 1123 г. новый поход, султан вторгся в Ширван, занял город Шемаху, захватил ширванского владетеля и направил грузинскому царю письмо, полное угроз.

Вскоре в Ширване появилось грузинское войско. Однако султан уклонился от битвы и покинул страну. Царь Давид вначале восстановил в правах прежнего правителя, но уже в 1124 г. он счел необходимым присоединить Ширван к Грузии. В крепостях и городах Ширвана Давид поставил свои гарнизоны, состоявшие из эретцев и кахетинцев, а верховным правителем и «надзирателем» назначил своего представителя.

В этой освободительной войне армянский народ стоял на стороне грузин и вместе с ними храбро сражался против турок-сальджуков. Поэтому в дальнейшем освобождение Армении не представляло больших трудностей.

Летом 1124 г. царь Давид отдыхал в Триалети. Туда к нему прибыли послы из Аниси, столицы Армении. Они просили царя помощи. В Аниси правил в то время сельджукский эмир Абуль Совар.

Войско Давида вступило в Армению и осадило Аниси. Сельджуки сдались. Эмир Абуль Совар и его семья были взяты в плен. Аниси был присоединен к Грузии.

Теперь владения царя Давида простирались «от Никопсии (в современном Краснодарском крае) до дарубандских (дербентских) границ и от Осетии (подразумевается Северная Осетия) до Арагаца (в Армении)».

Несмотря на утрату сельджуками городов Шемаха, Кабала, Аниси и др. дело их изгнания из Закавказья не было еще завершено. Турки-сельджуки по-прежнему прочно сидели в Гандза, Двине и многих других городах и землях.

Царь Давид наметил широкие планы военных действий. В первую очередь он намеревался начать наступление на Гандза, которая теперь была главной опорой врага в борьбе против Грузии. Но выполнить эти планы Давиду уже не удалось. Он умер 24 января 1125 года.

 

Внутренняя политика царского двора

 

Великая война против турок-сельджуков явилась испытанием мощи для грузинского государства.

Мобилизация сил грузинского народа на борьбу против захватчиков потребовали коренных изменений в социальной, политической, экономической и культурной жизни страны. И действительно, не осталось ни одной стороны общественной жизни Грузии, не затронули бы реформы царя Давида.

Царский двор в этот период защищал преимущественно интересы мелких служилых азнауров и горожан. В то же время Давид, естественно, не мог не учитывать интересы мдабиуров-воинов, которые несли на себе главную тяжесть борьбы против сельджуков.

В правление Давида значительно увеличился фонд государственных земель. Отбирая земли у своих противников — крупных азнауров, Давид превращал их в царские имения  (сахасо). Владениями царя стали земли, принадлежавшие ранее царю Эрети-Кахети и тбилисскому эмиру, а также владения, очищенные от сельджуков в Картли и юго-западной Грузии. К царским вотчинам были присоединены также земли в Армении и Ширване. Таким образом, в распоряжении Давида оказался огромный земельный фонд, из которого он мог жаловать земли во временное пользование своим верным воинам и должностным лицам.

 

Государственный строй

 

Феодальная идеология того времени строго проводила идею о божественности и безграничности царской власти. Эта власть, как проповедовали её грузинские поборники, была дарована царю богом, и монарх вершил на земле божью волю. Поэтому всякий, кто осмелится выступить против царя, выступает против бога.

Местное управление при царе Давиде осуществлялось эриставами, центральное — царским двором, который состоял из крупных должностных лиц, возглавлявших то или иное ведомство (военное, финансовое, охраны порядка). Должностные лица были советниками царя с обязанностью, но не правом, давать советы. Среди них особое положение занимал чкондидел-мцигнобартухуцес — второе после царя лицо в государстве. Он назывался «отцом» царя, «везиром» и имел право высказывать свое мнение без соответствующего запроса со стороны царя. В управлении страной везде и всюду чувствовалась направляющая рука чкондидел-мцигнобартухуцеса.

Со времен Баграта III вторым после царя лицом в Грузии считался эристав Картли. Царь Давид урезал права картлийского эристава и усилил роль мцигнобартухуцеса, которого, помимо всего, поставил во главе высшего судебного учреждения — «сааджо кари» (буквально: просительный двор).

 

Судебная реформа

 

Обычно верховный суд в Грузии вершил сам царь. Давид же создал упомянутый просительный двор, поручив этот последний заботам мцигнобартухуцеса, вместе с которым в этом судебном учреждении заседали два мцигнобара (нотария).

В феодальной Грузии народные массы испытывали притеснения со стороны власть имущих. Крупный азнаур и его окружение, всесильный чиновник-эристав со своими приспешниками, сборщики налогов и податей, таможенная стража и многие другие вплоть до разбойников с большой дороги,  «насильничали» и «утруждали» трудовой люд.

Политика царя, направленная на установление порядка в стране, породила судебную реформу, выразившуюся в создании просительного двора. Это учреждение призвано было способствовать упорядочению всё усложнявшихся феодальных отношений. Просительный двор стоял на защите интересов вновь выдвинувшихся собственников, служилых азнауров-мосакаргаве, пресекая как насилия мтаваров, так и неповиновение мдабиуров.

Просительный двор регулярно занимался разбором дел и находился под непосредственным надзором царя.

Расширение прерогатив чкондидел-мцигнобартухуцеса еще более усилило к нему ненависть со стороны родовитых азнауров, боровшихся против царя и добивавшихся ослабления центральной власти.

 

Экономические мероприятия

 

Решение больших задач, стоявших перед страной требовало значительных материальных затрат. В поисках необходимых средств царский двор прибегал к таким чрезвычайным мерам, как принудительный заем, которым царь Давид облагал грузинскую церковь и купцов-мокалаков.

К числу экономических мероприятий относится и финансовая реформа царя Давида.

К тому времени значительно изменились направление и характер грузинских внешнеторговых связей. Теперь, главное значение для страны имела торговля с Востоком, так как в состав Грузинского царства вошли Тбилиси, Рустави, Шемаха, Аниси и др.

Давид правильно учел изменившуюся обстановку и, снабдив грузинскую монету арабской надписью, облегчил, таким образом, ее хождение в мусульманских странах.

Стремясь упрочить экономику страны и создать условия для хозяйственного сближения различных грузинских провинций, а также в целях обеспечения удобства и безопасности передвижения грузинских и иностранных торговых караванов, царь Давид осуществил такие мероприятия, как строительство и мощение дорог, постройка мостов, создание постоялых дворов и караван-сараев и т. д.

Мост на реке Беслетке (около Сухуми) с грузинской надписью заглавным письмом. XII век.

 

Грузия — многонациональное государство

 

В царствование Давида Грузия превратилась в многонациональное государство. В её границы, кроме собственно Грузинской территории, входили также Армения и Ширван. В то же время царский двор хорошо учитывал положение, создавшееся на Ближнем Востоке, где господствовала мусульманская культура, и, в соответствии с этим, выработал политический курс культурного сосуществования между народами. Грузия была христианской страной, она считала себя преемницей Византии, но и мусульмане в Грузии не подвергались гонению. Давид IV с уважением относился к проповедникам мусульманства, покровительствовал мусульманским купцам, дружил с мусульманскими поэтами и философами, так что в «христианском царстве» Давида они жили ничуть не хуже, чем в странах, которыми владели мусульманские государи.

 

Мероприятия в области культуры

 

Царский двор содействовал завершению процесса формирования грузинской феодально-христианской культуры. Культурная независимость, которую Грузия отстояла в сношениях с Греко-римским миром, дала возможность царю Давиду создать в Грузии «вторые Афины», т. е. научно-богословское учреждение, призванное способствовать изучению и развитию научно философских идей, а также пропагандировать их среди населения Грузинского царства и за его пределами.

Таким научным центром стала Гелатская Академия, основанная Давидом недалеко от Кутаиси. Царь собрал сюда из различных монастырей видных богословов-философов, переводчиков-комментаторов, филологов. Особым покровительством Давида пользовался прибывший из Петрицонского монастыря выдающийся грузинский философ — неоплатоник Иоаннэ Петрици.

Грузинские феодалы постепенно устанавливали тесные культурные связи с феодалами соседних стран, внезависимости от их вероисповедания. В Грузии распространялись произведения художественной литературы Востока, научные труды.

На этой новой ступени развития грузинского феодального общества возникает оригинальная светская  художественная литература и поэзия, покровителем которых являлся в первую очередь сам царь Давид. Пользовались при его дворе популярностью и уважением также и мусульманские поэты, для которых по приказу царя в Тбилиси был построен специальный дом

Один из наиболее выдающихся царей и полководцев феодальной Грузии, Давид IV был всесторонне образованным человеком. Он усвоил лучшее, что могла дать культура восточно-христианского мира; основательно изучил арабский, персидский языки. Арабские историки сообщают, что царь Давид хорошо знал мусульманское вероучение, а однажды даже вступил в полемику с неким гандзийским кадием по вопросам происхождения корана. Круг умственных интересов Давида был весьма широк. Любознательного царя интересовала и астрология. Его современник, автор замечательного труда «Жизнь царя царей Давида», рассказывает много интересного относительно увлечения Давида чтением книг. Царь более всего любил историческую литературу. В походах и в поездках по стране он не расставался с небольшой библиотекой, в которой собраны были любимые его авторы.

Будучи одним из наиболее передовых людей своего времени, царь Давид не мог относиться со слепым доверием ко всему, что духовенство считало неопровержимой истиной. Его терпимость к иноверцам, гостеприимство и приветливость по отношению к иноземцам характеризуют Давида IV, как дальновидного и выдающегося государственного деятеля.

В царствование Давида Грузия добилась больших успехов во всех областях общественной жизни. Усилившееся грузинское царство на Ближнем Востоке превратилось в силу международного значения.

Но борьба продолжалась: родовитые азнауры не были окончательно сломлены, а турки-сельджуки не отказались от намерения вернуть себе былое господство в Закавказье.

Грузии еще предстояло выдержать тяжелую борьбу, которая обещала быть тем острей и беспощадней, чем интенсивней и быстрей шло развитие грузинского феодального общества.


[1] Рани — Арран