Главное меню

Учебник по истории Грузии - Глава XI. Внутриполитическое положение Грузии и внешние отношения в XII — начале XIII веков Версия для печати E-mail
Автор Вебмастер   
Пятница, 25 Декабрь 2009 00:44

§ 1. ПОЛИТИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ГРУЗИИ ВО ВТОРОЙ ЧЕТВЕРТИ XII ВЕКА

 

Внешние отношения

 

Феодальная Грузия под руководством Давида Строителя успешно отразила нашествие турок-кочевников. После смерти царя Давида, вплоть до 20-х годов XIII в. страна, время от времени, вела напряженные войны против соседних сельджукских эмиратов и султанов за политическое преобладание в Армении, Ширване и Ране. В этой борьбе против сельджуков интересы народов Закавказья совпадали с интересами Грузии, поэтому последняя пользовалась их всеобщей поддержкой.

Позиции Грузии в этой борьбе упрочило и другое обстоятельство. Как мы отмечали выше, единое государство турок-сельджуков давно уже распалось на взаимно-соперничающие феодальные султанаты и эмираты. В то же время у сельджуков на западе появились сильные противники — крестоносцы, закрепившиеся в Палестине и Сирии, а также Византийская империя, оправившаяся после первых военных неудач. В этих условиях исчезла непосредственная опасность захвата грузинских земель сельджуками и возникла реальная возможность свержения их господства в других частях Закавказья. Грузия выполнила лежавшую на ней великую историческую миссию по освобождению закавказских народов: в итоге столетней борьбы, к началу XIII в. вокруг Грузии объединился феодально-культурный мир всего Кавказа и прилегавших к нему стран.

Эта тяжелая столетняя борьба велась с переменным успехом. Поражение или победа зависела здесь, как и во всякой подобной борьбе, главным образом от внутреннего положения страны, от её социально-экономического строя и организации управления. Феодальная Грузия и соперничавшие с ней сельджукские государства в этом отношении не слишком отличались друг от друга. Постепенно сельджуки приобщились к системе феодальных отношений. Охваченные острой классовой и внутриклассовой борьбой, сельджукские султаны и эмираты не менее энергично боролись между собой, чем с, соседними христианскими государствами.

Христианский мир Закавказья также не представлял монолитной силы и оценивал своего мусульманского соперника, как и всякое другое общественное явление, с классово-сословной точки зрения.

Во время правления сына Давида царя Деметрэ (1125 — 1156) сельджуки упорно пытались снова утвердиться в Аниси. В конце концов, грузины вынуждены были пойти на уступку: в Аниси был возвращен сельджукский правитель на условиях вассальной  зависимости от грузинского царя.

Не дал результатов и поход на Гандза. Правда, в 1138 грузины взяли этот город и в знак победы привезли в Грузию городские ворота (Гандзийские ворота и поныне хранятся в Гелати), но удержать город и окружающие его земли не смогли. Гандза по-прежнему оставалась опорным пунктом для сельджукских захватчиков в их борьбе против Грузии.

 

Внутреннее положение страны при Деметрэ I

 

Причины военных неудач, постигших грузин при Деметрэ, были обусловлены событиями, назревавшими внутри грузинского феодального общества.

Как известно, Давид Строитель энергично пресек попытки крупных феодалов выступить против укрепления центральной власти в государстве, но социально-экономическую основу существования крупного азнаурства он оставил нетронутой. В то же время в XII в. экономическое развитие страны пошло таким путем, при котором создались чрезвычайно благоприятные условия для дальнейшего усиления крупных азнауров. Огромное большинство разоренных мдабиуров-воинов стало крестьянами крупных азнауров, могущественные феодальные роды принимали под свое покровительство все новых мелких вотчинников-азнауров; наконец, всё чаще получали они от царя пожалование — дидеба. Естественно, что дидебул-азнауры стремились добиться политических прав, соответствующих их высокому положению. Для этого им необходимо было превратить царя Грузии из державного правителя объединенного  государства в покорного исполнителя воли крупных феодалов.

В XII в. и первой четверти XIII в. идет внутриполитическая борьба за власть. Дидебул-азнауры действуют то порознь, то в союзе с другими азнаурами. В одних случаях они восстанавливают наследника престола против нежелательного царя, в других — бойкотируют своего государя, выставляя ему политические требования, угрожающие целостности государства, или выступают в качестве защитников существовавших ранее порядков и, «обвиняя» царя в их нарушении, требуют от него восстановления своих исконных прав.

При поддержке группы дидебул-азнауров царский престол оспаривали у Деметрэ сначала его брат Вахтанг, а затем и старший сын Деметрэ — Давид, обвинявший отца в намерении посадить на царство своего младшего сына Георгия.

Царевич Давид организовал несколько заговоров против своего отца и, в конце концов, лишил его царской короны. В 1155 г. Деметрэ отрекся от власти и постригся в монахи. Царский престол занял сын Деметрэ — Давид, но этот последний вскоре умер, не процарствовав и года. Деметрэ немедленно покинул монастырь, взял власть в свои руки и в 1156 г. возвел на престол своего любимого сына Георгия (III).

В это смутное время жертвой борьбы, разгоревшейся вокруг престола, стал не один знатный азнаурский дом.



§ 2. ПОЛИТИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ГРУЗИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XII ВЕКА

 

Правление царя Георгия III ознаменовалось возобновлением энергичной борьбы против турок-сельджуков. В 1161 г. царь Георгий занял город Аниси и присоединил часть земель бывшего Анисского царства к своему государству. Царь передал Аниси для управления амирспасалару Иванэ Орбели и назначил ему в помощники дидедул-азнаура Саргиса Мхаргрдзели.

В 1162 г. грузинские войска продвинулись еще дальше на юг и взяли расположенную в районе Арарата древнюю столицу Армении Двин. В ответ сельджукские правители организовали коалиционный поход против Грузии. Шах-Армен, владетель Хлата, правитель Диарбекира и эмир Арзрума (Эрзерума) объединенными силами попытались восстановить положение, вытеснить грузин из Армении. Однако этот поход, как и многие другие, большие и малые, походы противника, не принесли ему победы. Объединенные грузино-армянские силы решительно отразили натиск сельджуков, и с 1173 г. Двин и Аниси с прилегавшими районами опять вошли в политические границы грузинского государства.

В то же время Георгий III был вынужден усилить внимание к делам Ширвана.

Как мы знаем, Давид Строитель упразднил Ширван, как независимое государство, и включил его в состав Грузии. Но после смерти Давида IV, положение изменилось, и вопрос о Ширване грузины решили путем компромисса. Дело в том, что здесь, как и в соседнем Ране, население было смешанным. К западу от Шемахи до границ Эрети преобладало христианское население, а восточные области Ширвана были заселены, главным образом, мусульманами. Поэтому, согласуясь с желанием большинства местного христианского населения, грузины разделили Ширван на две части и западную, христианскую, простиравшуюся до р. Чаган-усун западнее Шемахи, присоединили к Эрети. На территории, заселенной мусульманами, был восстановлен в правах титул древнего правителя — ширваншаха на условиях вассальной зависимости правителя от царя Грузии. Такая политика грузин объясняется тремя причинами: богатый шелком Ширван, как источник больших доходов, представлял особый интерес для Грузии; захват Ширвана облегчал доступ к главному оплоту турок-сельджуков в Закавказье — Гандза; при дворе царя сильны были тенденции представлять Грузию, как преемницу Византии в Закавказье, призванную сплотить христианское население Восточного Закавказья в одно государство.

В середине XII в. мусульманской частью Ширвана правил ширваншах Агсартан. Он был сыном сестры царя Георгия и его вассалом. Через Дарубанд на владения ширваншаха совершали набеги северокавказские владетели. Терпя от них поражения, Агсартан попросил у своего сюзерена помощи, и 1167 г. царь Георгий выступил в поход, отнял у противника города Шабуран и Дарубанд и передал их во владение своему вассалу ширваншаху.

 

Внутреннее положение страны при Георгии III

 

Во второй половине XII в. в жизни феодальной Грузии наступает кризис, свидетельствовавший о том, что форма государственного строя не соответствовала более уровню общественного развития и лишь тормозила его.

Ярким показателем кризиса было быстрое увеличение числа бродяг и нищих в стране. Необычайно возросло количество разбойников. Проблема борьбы с нищетой и разбоем неустанно занимала внимание правящих кругов Грузии, особенно во второй половине XII в., но принятые ими меры не давали желаемых результатов. О кризисе в общественном развитии свидетельствовало также стремление военно-феодальных кругов к постоянным набегам на соседние страны с целью быстрого обогащения, которого они уже не могли добиться в своей стране. Наконец, симптомом кризиса были широко распространившиеся изменнические настроения, участившиеся случаи перехода азнауров на сторону внешних врагов.

Дидебул-азнауры добивались власти с сохранением основ вассалитета и не желали мириться с самодержавной властью царя. Недовольство усиливалось и в среде мелкопоместных азнауров, которые попали в зависимость от дидебулов и лишились надежды на возвышение.

Недовольство выражали также широкие круги богатевших и усиливавшихся купцов и ремесленников. Феодальные рамки стесняли дальнейшее развитие ремесла и торговли. Вот почему, в противоположность крупным азнаурам, купцы и ремесленники являлись сторонниками дальнейшего усиления самодержавной власти царя.

Недовольство проявляли и горцы, в жизненный уклад которых настойчиво пробивались феодальные отношения.

Наконец, против феодальных порядков восставали бесправные и угнетенные массы крестьянства, стремившиеся сбросить с себя ярмо крепостничества.

 

Восстание против царя Георгия под руководством крупных азнауров

 

Особенно обострилась борьба родовитых азнауров против царя в правление Георгия. Во главе заговора стоял царевич Демна (Деметрэ). Демна, сын Давида, старшего брата царя Георгия, объявил дядю похитителем царского престола. Царевича особенно энергично поддерживал его воспитатель и тесть Иванэ Орбели, который занимал важный государственный пост главного военачальника грузинского войска. Как видно, этот честолюбивый феодал намеревался стать вторым после царя лицом в государстве. Ему, возможно, и удалось бы осуществить замысел, сумей он возвести на царский престол своего воспитанника и зятя, молодого царевича Демну.

Иванэ Орбели разработал широкий план восстания. Против царя Георгия выступала значительная часть родовитых азнауров. Центр восстания находился в Нижней Картли. Восставшие нашли поддержку и в ряде других грузинских провинций. Это обстоятельство свидетельствовало о том, что восстание царевича Демны имело глубокие социальные корни.

Началось восстание в 1177 г. Заговорщики во главе с Орбели решили внезапно захватить царя. Георгий находился в своем дворце близ Тбилиси. Иванэ Орбели стоял с верными ему отрядами в Коджори. Но царя во-время предупредили об опасности, и он спасся, запершись в тбилисской цитадели.

Поскольку попытка захватить царя не увенчалась успехом, а Георгий, располагая военными силами, начал готовиться к ответным действиям, противники его растерялись. Царь воспользовался их нерешительностью и неожиданно смелым ударом выбил их из Коджори, а затем из Самшвилдэ. Преследуя противника, он поднялся в Ташири и окружил крепость Лорэ, где засели царевич Демна и Иванэ Орбели. Сопротивление повстанцев вскоре было сломлено, и многие из них явились к царю с повинной. Георгий III принял перебежчиков с большим почетом, что внесло еще больший разлад в ряды бунтовщиков. Повстанцы, засевшие в Лорэ, обратились через гонцов за помощью к соседним сельджукским государям, но безрезультатно. Тем временем царь накапливал силы, а отряды восставших таяли. Наконец, осажденные лишились всякой надежды на успех. Царевич Демна явился к царю с изъявлением покорности. Покорился Георгию и Иванэ

Царь судил зачинщиков восстания и сурово «воздал им по их делам». Царевич Демна был подвергнут телесному наказанию, отчего он и умер. Из семейства Иванэ Орбели остались в живых лишь те, кто находился в то время за пределами Грузии, всех остальных перебили. Были наказаны и другие азнауры. Часть повстанцев ушла в соседние страны и оттуда вела подрывную деятельность против царя, выжидая благоприятных перемен, которые позволили бы им возвратиться на родину.

Восстание выявило чаяния родовитой знати. В заговоре против царя было замешано большинство крупных азнауров. Этот факт свидетельствовал о сложной политической ситуации, создавшейся в стране, и диктовал царю осторожную и гибкую политику. Поэтому Георгий наказал только активных участников и главарей восстания.

Верность царю в это смутное время сохранили, главным образом, «безродные», «новички» — служилые азнауры. Естественно, что царь заменил всех участвовавших в восстании должностных лиц своими сторонниками, выдвинув «безродных» на место дидебулов. Тогда выдвинулся, например, Кубасар, огрузинившийся кипчак, которому царь пожаловал должность амирспасалара, а также бывший вассал крупного азнаура Афридон, получивший должность мсахуртухуцеса, и др.

Это политическое мероприятие царя Георгия было для своего времени смелым и важным начинанием. Крупные азнауры особенно остро переживали новые назначения, рассматривая их как попрание своих прав. Но так как восстание было разгромлено, а власть царя укрепилась, родовитые азнауры притаились в ожидании лучших времен. Иначе поступили церковные феодалы.

 

Выступление церковной знати

 

После поражения на Руисско-Урбнисском соборе (1103) азнауры снова пробили себе путь к высшим духовным должностям и к концу XII в. добились решающего влияния в церковных делах. Под их нажимом в то время, когда Георгий III был занят подавлением восстания крупных азнауров, был созван церковный собор, потребовавший восстановления иммунитета церкви, т. е. освобождения церковного имущества от обложения царскими налогами.

Учитывая положение и считаясь с возросшим влиянием реакционной знати на церковные дела, царь вынужден был удовлетворить требование собора о восстановлении иммунитета церкви.

 

Воцарение Тамары

 

У Георгия III не было сына, наследницей престола явилась его дочь Тамара.

Царь опасался, что воцарение Тамары, если оно произойдет после его смерти, неизбежно повлечет за собой междоусобицу и раздоры. Поэтому в 1178 г., сразу после подавления восстания, Георгий III с большим торжеством возвел Тамару на царский престол. Совместное царствование отца и дочери продолжалось до смерти Георгия III, последовавшей в 1184 году.

 

Закон против разбойников

 

В 1179 г. царский дарбаз (государственный совет) разработал мероприятия, направленные на искоренение усилившегося в стране разбое.

Разбой, как выше отмечалось, был глубоко социальным явлением, характеризующим развитое феодальное общество.

Вопрос о борьбе с разбойниками стал предметом специального обсуждения на государственном совете. Совет рекомендовал исключительно жесткие меры для искоренения разбоя. Разбойничали в то время главным образом бывшие мдабиуры-воины. Следовательно, закон от 1179 г. был направлен на защиту интересов господствующего класса, против разорившихся земледельцев, не желавших идти в кабалу к феодалам. Царь, первый из феодалов, исполняя волю своего класса, проводил этот закон в жизнь, сурово карая представителей той социальной прослойки, на которую некогда опиралась царская власть в борьбе с феодальной оппозицией.

Закон 1179 г. действовал вплоть до XIII в. Несмотря на жесткие меры, разбой еще долго не был искоренен.

 

Борьба за изменение государственного строя Грузии

 

Как только умер Георгий III и на царском престоле оказалась его молодая дочь Тамара, родовитые азнауры решили, что настало удобное время для осуществления их замыслов.

Царь Георгий возвел Тамару на царство в 1178 г. Теперь, после смерти Георгия, крупные азнауры стали подвергать сомнению права Тамары на царский престол, в конце концов, дарбаз утвердил акт воцарения Тамары, но счел необходимым вторично короновать молодую царицу.

И том же 1184 г. Тамару с большими почестями провозгласили царицей Грузии, однако церемонию провозглашения обставили таким образом, чтобы всем стало ясно, что царскую власть юная правительница получает из рук и по милости знатнейших древних родов Грузии.

Так феодальная знать начала пересматривать результаты политической деятельности Георгия III.

В то же время царская власть потерпела и другое поражение. Честолюбивый католикос Микаэл, происходивший из знатного рода Мирианисдзе, отнял должность чкондидел-мцигнобартухуцеса у преданного соратника царя Георгия. Антония Глонистависдзе. Таким образом, родовитый азнаур Микаэл Мирианисдзе сосредоточил в своих руках не только управление церковью: он стал самым влиятельным везиром при царском дворе — вторым после царицы лицом в государстве.

Знатные феодалы ущемляли царскую власть. Они объявили царице, что более не станут подчиняться «безродным» и потребовали отстранить последних от государственных должностей. «Безродными» они называли тех, кому Георгий III за преданную службу пожаловал должности, занимаемые ранее родовитыми азнаурами-изменниками. Знатные азнауры, прежде всего, добивались смещения особенно ненавистных им амирспасалара Кубасара и мсахуртухуцеса Афридона.

Политическая обстановка осложнилась настолько, что царский двор вынужден был ради собственного спасения уступить родовитым и пожертвовать преданными царской власти везирами.

Среди родовитых азнауров, как и следовало ожидать, началась борьба за освободившиеся места. Как раз в это время на политическую арену выступил один из везиров царя — мечурчлетухуцес Кутлу-Арслан, который намеревался занять должность амирспасалара и выдвинул четкую политическую программу управления государством. Кутлу-Арслан потребовал, чтобы в Исани (нынешний Авлабар), вблизи царского дворца, было построено специальное здание — карави (палата) в качестве места для заседаний дидебулов. В этой палате должны были разбираться важнейшие вопросы, связанные с государственным управлением и верховным правосудием, например, пожалование и отчуждение высших должностей, передача земель в управление и др. Царь не должен был присутствовать на заседаниях дидебулов, и за ним оставалась только исполнительная власть: ему предоставлялось право «совершать», т. е. проводить в жизнь решения, принятые на заседаниях палаты.

Целью политических требований Кутлу-Арслана было создание такого государственного строя, который раз и навсегда передал бы реальную власть в руки родовитых азнауров, чтобы не было больше страха перед самодержавными устремлениями царя, чтобы интересы родовитых азнауров были надежно защищены, а «безродным», «новичкам» был закрыт путь к возвышению и выдвижению, чтобы, наконец, царь стал зависимым от родовитых азнауров.

Эта политическая программа Кутлу-Арслана была дальнейшим развитием, высшей ступенью той вековой борьбы, которую вела феодальная оппозиция против самодержавных устремлений царя.

Царский двор правильно оценил смысл требований Кутлу-Арслана: осуществление этих требований явилось бы «концом власти» царя Грузии. После совещания со своими ближайшими и преданнейшими людьми царица Тамара велела взять под стражу Кутлу-Арслана. Арест главаря вызвал сильное брожение среди его сторонников, дидебулы поклялись начать военные действия против царского двора в том случае, если Кутлу-Арслан подвергнется наказанию, и потребовали освобождения их вождя из-под стражи.

В этот критический момент двор царицы Тамары принял единственно правильное решение. Арестом главаря движения он внес колебание в азнаурскую оппозицию, сделав ставку на отсутствие единства среди оппозиционеров. И действительно, родовитые азнауры не были единой, сплоченной группировкой. Различие в происхождении и древности рода, а также зависть, порождаемая богатством одних и бедностью других, разжигали постоянную борьбу всех против всех, и поэтому по вопросу ограничения царской власти у них не было единого мнения

Царский двор повел переговоры с группой Кутлу-Арслана. Царица Тамара послала к восставшим двух придворных дам: Хошак Цокали, мать родовитого азнаура эристава эриставов Рати, и Краваи Джакели, также мать родовитого азнаура — Самдзивари. Женщинам удалось уговорить восставших. Обе стороны пошли на уступки. Кутлу-Арслан избежал, наказания, идея о создании палаты родовитых была отвергнута, но и царица утрачивала право единолично решать государственные дела. С того дня важнейшие вопросы должны были решаться «совместно и по единой воле» всеми ими — царицей и участниками государственного совета дидебулов.

Таким образом, царица разделила власть с советом родовитых азнауров. Правда, это было значительным ограничением царской власти, но, используя различие  интересов родовитых домов, царица Тамара имела возможность значительно ограничивать права дарбаза.

Ни одна из сторон не была удовлетворена этим компромиссным решением. Царицу тяготило вмешательство родовитых азнауров в такие дела, которые, «по божьей воле» спрашивались, как утверждала традиция, только с неё. Родовитые азнауры, со своей стороны, в подобном половинчатом решении не видели достаточных для себя гарантий, боясь, что царица снова начнет выдвигать безродных, возвышать представителей служилых родов.

Но главное зло заключалось в несоответствии принятого решения с уровнем и тенденциями общественного развития Грузии. Кастовые устремления родовитых азнауров искусственно тормозили рост творческих сил страны. Поэтому компромиссное решение по вопросу государственного управления в Грузии не могло надолго сохранить силу. Страна, стоявшая на пути быстрого социально-экономического развития, нуждалась в коренном изменении способов управления. Борьба продолжалась.

 

Церковный собор

 

Вскоре царица Тамара попыталась лишить духовной власти неугодных ей церковных князей. Для устройства церковных дел она велела созвать собор. Так же, как в свое время Давид Строитель, Тамара попыталась заранее подготовить этот собор, чтобы обеспечить проведение необходимых мероприятий. Но и в этом ей не удалось, добиться полной победы. Правда, собор снял с высоких постов некоторых недостойных епископов, но католикос Микаэл, в нарушение традиции, сумел удержать за собой и епископство, и должность мцигнобартухуцеса.

 

Вопрос о царском доме

 

Но и реакционное крыло не добилось желаемого успеха, когда — в связи с попыткой феодальной знати снова посадить на престол изгнанного из Грузии русского князя — крупные азнауры захотели осуществить свои заветные планы с помощью вооруженной силы.

Первым мужем царицы Тамары был Георгий Русский, сын великого князя Андрея Боголюбского. В то время окрепли политические связи Грузии с Русью, с которой Грузия уже с давних времен имела оживленные сношения.

На заседании дарбаза было решено пригласить в Грузию князя Георгия, который будучи изгнан из родного княжества, находился тогда у кипчаков в городе Сунджа (на Северном Кавказе).

Георгия привезли в Тбилиси в 1185 г.

Вокруг вопроса о выборе мужа для царицы разгорелась борьба. Не все были сторонниками приглашения Георгия Русского. Каждая группа родовитых выдвигала угодного ей кандидата. Но на время победили сторонники русского князя. Таким образом, Георгий Русский, прибыв в Грузию, с самого же начала оказался в центре борьбы, разгоревшейся при царском дворе.

Спустя всего два года Георгия Русского вынудили развестись с Тамарой, покинуть Грузию — выехать в Константинополь. В 1189 г. в мужья Тамаре избрали воспитывавшегося при грузинском дворе осетинского царевича Давида Сослана. Это означало победу другой группы родовитых азнауров. Недовольные примолкли в ожидании благоприятных для себя перемен.

Ждать им пришлось недолго. В 1191 г. Георгий Русский прибыл из Константинополя в Арзрум с тем, чтобы разведать политическую обстановку и в случае, если обстоятельства сложатся удачно, вернуться в Грузию. Группа родовитых азнауров, в которой особой активностью отличались Гузан Таойский и спасалар Самцхе—Боцо, заверила Георгия Русского в своей преданности. При их содействии последний прибыл в Западную Грузию и сел на царский престол в Гегути. Когда родовитые азнауры выступили против Тамары и Давида Сослана на стороне Георгия Русского, ими руководили личные корыстные расчеты. Повстанцы объединили свои отряды, прибывшие со всех концов Грузии, и с двух сторон двинулись на Тбилиси; но сторонники царицы Тамары и Давида Сослана в том же 1191 г. нанесли войскам мятежников тяжелое поражение: один отряд был разбит в Джавахети, другой — во Внутренней Картли.

Восставшие во главе с Георгием Русским сдались на милость победителя. С ними обошлись снисходительно: Георгия Русского снова подвергли изгнанию, а других простили. Только представители знатных фамилий, участвовавшие в восстании, пострадали, лишившись государственных должностей, которые отныне и были заняты родовитыми сторонниками Тамары.

Так закончился тринадцатилетний политический кризис. Две политические группировки, сложившиеся в ходе борьбы за  изменение государственного строя (сторонники неограниченного самодержавия и сторонники дарбаза), олицетворяли всю  глубину социальных противоречий, назревших в недрах феодального общества.

Борьба не принесла победы ни одной из сторон. Обе стороны, помирившись, пошли на взаимные уступки. Но это был лишь временный мир, поскольку не было и не могло быть подлинного взаимного примирения общественных сил, противоречия между которыми все более углублялись; выразителями этих противоречий теперь выступали указанные группировки.



§ 3. ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В КОНЦЕ XII И НАЧАЛЕ XIII ВЕКОВ

 

Шамхорская битва

 

Гибкая и боеспособная военная организация грузин обеспечила им успех в развертывании общего наступления против турок. От Ширвана и Рана до Басиана и Спери города-крепости и кишлаки-эйлаги один за другим освобождались от захватчиков.

Обеспокоенные беспрестанными набегами грузинских пограничных отрядов, турки решили организовать коалиционный поход, чтобы сломить возросшую мощь Грузии. Они обратились за помощью к багдадскому халифу, чтобы общими усилиями разгромить усилившееся христианское государство. Багдадский халиф, глава мусульман на Востоке, считал своей священной обязанностью выступить в защиту «правоверных», притесняемых христианами, и охотно поддержал предложение покарать Грузию. Халиф щедро субсидировал организацию коалиционного похода. Он разослал приказы в ближние и дальние мусульманские земли, призывая к войне, и, наконец, вручил войску «правоверных» свое знамя.

Материальная помощь со стороны халифа, его призыв к религиозным чувствам «правоверных» позволили азербайджанскому (подразумевается Иранский Азербайджан) атабагу Абубекру собрать многочисленное войско. Сосредоточение этого войска производилось в глубокой тайне, и грузинский двор только тогда узнал о грозящем нападении, когда враг стоял уже в Южном Азербайджане, у ворот Кавказа.

Атабаг решил, прежде всего, наказать ширваншаха Агсартана. Агсартан, будучи вассалом царя Грузии, постоянно участвовал в дворцовых интригах, затеваемых против атабага его придворными и родичами. Абубекр изгнал Агсартана из Ширвана. Ширваншах обратился к своей покровительнице — царице Грузии — с просьбой вступиться за него. Тамара обнадежила Агсартана и велела быстро собрать войско. В течение 10 дней войско готовилось к походу и под водительством Давида Сослана выступило навстречу врагу. Битва произошла в 1195 г., в окрестностях Шамхора. Объединенное турецкое войско потерпело жестокое поражение, а Шамхор и Гандза сдались победителям.

Шамхорская битва выявила военное превосходство грузин на Ближнем Востоке. В этом заключалось её огромное моральное значение.

Борьба продолжалась. Грузинские войска перешли в решительное наступление; сопротивление турецких захватчиков заметно ослабевало. Постепенно царице Грузии были подчинены районы, расположенные вокруг Гелакуни (Севанское озеро), армянские области Араратской долины, а также земли в верховьях реки Чорохи.

Теперь отдельные турецкие правители стали искать примирении с царицей Грузии, объявляя себя ее вассалами и обязуясь платить ей ежегодную дань.

 

Основание Трапезундского царства

 

К началу XIII в. в придворных кругах царицы Тамары созрела идея создания на южном побережье Черного моря христианского царства, которое гарантировало бы Грузии постоянную поддержку в борьбе против турок. Византия в то время переживала политический кризис. Борьбе вокруг византийского царского престола не предвиделось конца, а между тем на империю наседали с одной стороны турки, с другой — западноевропейские «крестоносцы», пытавшиеся прочно обосноваться во владениях византийского императора. Правителей грузинского государства все более беспокоила военно-политическая обстановка, сложившаяся на его западных границах. Над восточной Византией нависла угроза быть захваченной турками.

В 1204 г. крестоносцы расчленили Византию. Именно в это время Грузия активно вмешалась в события. По приказу Тамары, грузинские войска двинулись на южное побережье Черного моря и легко захватили заселенную картвельскими племенами Чанети, или Лазику. Грузины подчинили себе также Причерноморские города в Малой Азии — Трапезунд, Самсон, Синоп, Керасунт, Котиору и Гераклею. Из завоеванных областей было организовано государство во главе с византийским царевичем Алексеем Комниным, родственником царицы, получившим воспитание при грузинском дворе.

Таким образом, Грузия обрела надежного союзника в лице Трапезундской империи, долгое время после того находившейся под влиянием Грузии.

 

Взятие Карса

 

Город-крепость Карс служил твердыней туркам на подступах к Грузии. Турки дорожили им так же, как и Гандзой. Они яростно обороняли Карс даже после того, когда уже все прилегающие к городу земли были захвачены грузинскими порубежниками — Саргисом Тмогвели и Шалвой Торели. Основное войско грузин проникло далеко на юг Закавказья и громило противника в землях Хлати-Маназкерт-Арчеши. Но военные успехи Грузии на юге не могли быть прочными до тех пор, пока Карс и другие опорные пункты турок в Закавказье оставались в руках врага.

Кроме того, Карс находился на большом торговом пути из Аниси в Арзрум, использование которого имело важное экономическое значение для феодальной Грузии.

В 1204 г. к отрядам, осадившим Карс, подошло специальное вспомогательное войско, присланное царицей Тамарой. Грузины взяли, наконец, город-крепость. Карс не был, как Аниси или Двин, пожалован кому-либо из числа приближенных царицы Тамары — он был объявлен удельным городом.

Таким образом, турки-захватчики, лишившись этого важного оплота были отброшены далеко на юг.

 

Басианская битва

 

Военные успехи Грузии встревожили западно-турецких правителей. В тот век в Малой Азии самым крупным турецким государством был Румский султанат. Римский султан Рукнаддин, так же, как в свое время атабаг Абубекр, вознамерился организовать, коалиционный поход против Грузии. Рукнаддин в союзе со многими другими турецкими правителями выставил многочисленное войско.

Однако римский султан недооценил силы Грузии. Эта недооценка и ряд ошибок военного характера привели его к позорному поражению. Когда Рукнаддин собрал свое большое войско, он возомнил себя непобедимым. Заранее считая Грузию обреченной, султан послал царице Тамаре дерзкое письмо, требуя, чтобы Грузия приняла мусульманскую веру и подчинилась ему, румскому султану. Грузины ловко воспользовались самонадеянностью Рукнаддина. Царица Тамара намеренно затягивала переговоры и, пока посол султана в ожидании ответа находился при царском дворе, успела быстро собрать войско. Вскоре отряды грузин выступили по направлению к Басиани, где расположился лагерем Рукнаддин.

Царица Тамара далеко провожала шедших на битву воинов. Турецкий посол ехал в обозе. Его отпустили лишь после того, как грузинское войско приблизилось к обширному лагерю султана. Положение изменилось. Теперь грузинам принадлежала инициатива внезапного удара, и они умело воспользовались ею, нанеся врагу жестокое поражение.

Рукнаддин бежал. Многие турецкие владетели попали в плен. Среди пленных был и эрзинкский султан, которого царица Тамара наказала самым унизительным образом, продав в рабство за подкову мула.

Грузинам достались богатые трофеи. Это было в 1205 г.

Басианская битва имела для Грузии такое же большое значение, как и предшествовавшее ей Шамхорское сражение. В 1195 г. и 1205 г. грузины успешно отразили два последовательных нападения коалиционных войск восточных и западных турок, которые возглавляли могущественные султаны. После этих неудачных походов, турки долго не могли собраться с силами.

Грузия стала самым могущественным государством ближнего Востока

 

Отклики на басианскую битву

 

Басианская битва, естественно, вызнала оживлённые отклики в Азии и Европе. В далекой Палестине теснимые чурками крестоносцы стали возлагать надежду на помощь со стороны Грузии, а соседние турецкие государства одно за другим становились данниками и вассалами царицы Тамары. На условиях вассальной зависимости грузинской царице подчинились эрзинкский султанат и арзрумский амират. В 1208— 1209 гг. Грузии покорилась Арчеши. В 1208 г. царица Тамара послала войско в Ардавели (Ардебиль). Арлавельский султан самонадеянно внезапно, в пасхальный день, напал на город Аниси и разорил его. В отместку за это грузинское войско под начальством амирспасалара Захария вторглось в Ардавели, захватило город и разгромило его. Взятый в плен султан был казнен.

В 1210 г. грузины предприняли дальний поход в Иран, легко взяли и обложили данью города Маракд, Тавреж (Тавриз), Мианэ, Зенджан и Казвин. Грузинское войско достигло Ром-Гура, расположенного в самом сердце Ирана, и с богатой добычей вернулось на родину.

 

Вассалы Грузии

 

Таким образом, в последние годы царствования Тамары вассалами и данниками Грузии были: эрзинкский султан, арзрумский эмир, хлатский султан и многие другие мусульманские владетели в Закавказье и Иранском Азербайджане.

Однако феодальная Грузия в XII в. росла и расширялась и в другом направлении.

Горные области Центрального и Северного Кавказа с древнейших времен поддерживали тесные связи с Закавказьем. Эти отношения, естественно, продолжались и тогда, когда в феодально-развитой Грузии протекал процесс политического объединения страны. Абхазские мтавары, цари объединенной Грузии вступали во все более тесные военно-политические и культурные связи со своими северными братьями и соседями. Черкесы и осетины, дурзуки и гундзы, естественно, не могли оставаться вне сферы влияния государственного объединения, возникшего благодаря упорной борьбе Грузии против захватчиков. В последние годы царствования Тамары северокавказские горские князья являлись вассалами грузинской царицы, испытывая на себе наряду с политическим, также и сильное культурное влияние Грузии.

Великая борьба против турок близилась к концу. Грузия выходила из неё победительницей. Турецкое иго более не угрожало Грузии и объединенному вокруг Грузии Кавказу, который в мирных условиях быстро двигался по пути экономического и культурного прогресса.

 

Внешние отношения во время Георгия Лаша

 

Хотя турки окончательно не сложили оружия, не прекратили борьбы, но объединенной Грузии более не страшен был распавшийся турецкий Восток. В таких условиях сын Тамары Георгий Лаша в десятых годах XIII в. вел войны за приведение в покорность отложившихся было от Грузии турецких вассалов.

Едва только умерла царица Тамара (1213 г.) и царский престол занял её наследник Георгий Лаша (Георгий IV), как некоторые из турецких вассалов сделали попытку выйти из повиновения и отказались платить дань царю Грузии. Первым отложился гандзийский атабаг. Царь созвал дарбаз и предложил вернуть к покорности отложившегося вассала. Дарбаз одобрил приказ царя. Грузинское войско вторглось в гандзийскую землю. Атабаг заперся в Гандза, но после длительной осады, видя безнадежность дальнейшего сопротивления, запросил мира, обязавшись беспрекословно повиноваться царю Грузии и по-прежнему платить ему дань. Таким же образом Георгий Лаша принудил к покорности и других отложившихся вассалов: хлатского, арзрумского, нахичеванского.

Войны между сюзереном и его вассалами-данниками были в те времена обычным явлением, и в Грузии никто не усматривал в них особой опасности. Наоборот, феодальная Грузия, окрыленная военными успехами, стала считать себя непобедимой; при дворе Георгия Лаша зрела мысль о походе в далекую Палестину для избавления Иерусалима от «неверных». В христианской Палестине и Иерусалиме ходили упорные слухи о готовившемся великом походе грузинских крестоносцев.

Именно в это время Георгий Лаша получил письмо из Западной Европы от папы Гонория. Папа просил царя приять участие в крестовом походе, который предполагали предпринять христианские государи Европы.

Георгий Лаша выразил свое согласие и приступил к подготовке похода, но весь этот план неожиданно был сорван: на Востоке Грузии, в Средней Азии и Иране, произошли события, которые поглотили все силы и внимание правящих кругов Грузии, — к границам Грузии подступили монголы.