Главное меню

Учебник по истории Грузии - Глава XII. Государственный строй и культура Грузии в XII—XIII веках Версия для печати E-mail
Автор Вебмастер   
Пятница, 25 Декабрь 2009 00:47

§ 1. ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СТРОЙ

 

В XI — XII вв. значительным изменениям подвергся политический строй феодальной Грузии. Это было обусловлено быстрыми успехами страны в социально-экономической и культурной жизни. На протяжении двухсот лет Грузия росла и развивалась. Объединенная страна, выдержав нашествия Византии и турок-сельджуков, не только отразила нападение врагов, но постепенно стала на Ближнем Востоке силой международного значения. В то же время она всегда оставалась и  в восточно-христианском мире средоточием независимой и самобытной культуры. Существенным изменениям за истекшие двести лет подверглась и социальная жизнь Грузии.

Все это подразумевало соответствующие изменения в политическом строе страны.

 

Царь

 

Во главе объединенного грузинского государства стоял царь. По закону, власть царя Грузии была неограниченной, но в действительности этот «самодержавный» государь не всегда мог в полной мере осуществлять свои царские права.

При царе существовал совещательный орган феодалов, называвшийся дарбаз. Он представлял собой собрание крупных светских и церковных вельмож (эриставов, католикоса и епископов, настоятелей царских монастырей). Дарбаз, если не было специального приказа, собирался обычно в дни особо чтимых христианской церковью праздников (крещения, пасхи и др.).

Не все слои феодального общества придерживались одинаковых взглядов на прерогативы царя. Мелкие азнауры, купцы и ремесленники, мдабиуры-воины были сторонниками неограниченных прав монарха. Крупные феодалы, наоборот, боролись за ограничение власти царя. Острая классовая и внутриклассовая борьба, характерная для быстрорастущей феодальной страны, оказывала сильное влияние на характер царской власти. Одни из царей были сильными самодержцами (Баграт III, Давид Строитель), другие марионетками в руках крупных азнауров (Георгий II). В соответствии с этим, и значение дарбаза в разное время было различным: во время Давида Строителя дарбаз повиновался царю, а во время царя Георгия II царь повиновался дарбазу.

Царь правил с помощью высшей администрации, к которой относились как чины царского двора (центральное государственное учреждение), так и правители земель.

«Земля» (квекана) являлась основной административной единицей и могла быть или царской — «сахасо», управляемой непосредственно царским двором, или эриставской землей, управление которой царь осуществлял с помощью эристава.

 

Эриставы

 

Эриставу для управления передавалась «земля». Администрация, право, финансы, вооруженные силы — все находилось в ведении эристава. В итоге в такой административной единице власть царя осуществлялась только через эристава. Управлял страной эристав при помощи своего двора, его приближенные занимали различные военные и административные должности.

Эристава назначал или, как раньше говорили, «рукополагал» на эриставство царь, после чего епископ совершал соответствующий церковный обряд. Церковное благословение подчеркивало, что эристав был не обычным царским чиновником, а «божьей волей» правителем эриставства. Благословение эристава представляло собой обычай, установившийся еще в раннефеодальную эпоху, когда страна была разделена на небольшие самтавро.

Эриставство, как указано выше, существовало в Грузии уже с древнейших времен. Эристав с момента возникновения феодальных отношений в Грузии боролся за наследственность права на эриставскую должность, сопротивляясь попыткам вмешательства царского центрального аппарата в дела управления эриставства.

Эристав всегда стремился стать мтаваром на условиях вассальной зависимости от царя.

Царь же стремился ограничить власть эристава, считая своим неотъемлемым правом как назначать на эриставскую должность, так и лишать её.

Поэтому между эриставами и царем велась постоянная борьба. В зависимости от соотношения сил эристав выступал то в роли полностью подчиненного царю правителя области, то мтаваром — «бесспорным обладателем» подвластной ему земли.

 

Царский двор

 

Центральное государственное учреждение Грузии называлось «царским двором» («дарбаз»). Вначале, пока царь управлял небольшой страной, «двор» его был немноголюдным, не очень отличаясь от двора обычного «мтавара», а управление страной было сравнительно несложным. Но одновременно с политическим объединением Грузии и ростом царских земель, «двор» государя становится сложной организацией.

Значение царского двора возросло особенно в начале XII в., при Давиде Строителе. Начиная с этого времени, определенные придворные чины получают звание везира (по-арабски: советник).

Везир ведал определенной категорией государственных дел.

Начальника царской канцелярии, «самцигнобро», называли мцигнобартухуцесом.

Военные дела государства находились в ведении амирспасалара.

Соблюдение установившихся при царском дворе придворных церемоний и ряд других административных функций были возложены на мандатуртухуцеса. Финансами ведал мечурчлетухуцес. Позднее, в XIII в. в состав царского двора вошли еще два везира, атабаг и мсахуртухуцес.

Мсахуртухуцес ведал царским домом и хозяйством.

Институт атабагов был заимствован из турецкого культурного мира, откуда и проникло в грузинский язык слово атабаг. Атабаг занимался воспитанием наследника престола и являлся придворным советником.

Первым среди везиров считался мцигнобартухуцес. Он назывался «отцом царя», был вторым после него лицом в государстве, и пользовался бòльшим почетом, чем другие везиры. Контролю мцигнобартухуцеса подлежали все области государственного управления. По воле Давида Строителя, мцигнобартухуцес стал и во главе высшего судебного учреждения — просительного двора. С этого же времени он являлся чкондидским епископом; этим царь получал возможность через него влиять, на дела церкви. Естественно, что значение чкондидел-мцигнобартухуцеса было весьма велико. Крупные светские и церковные феодалы, завидуя его могуществу, всячески старались захватить его должность. В XIII в. чкондидел-мцигнобартухуцесу противостоял атабаг, который, фактически отнял у него первенство при дворе.

 

Совет везиров

 

Время от времени, по необходимости, царь приглашал везиров на совет. Здесь на совещаниях разбирались вопросы государственного значения. В зависимости от того, какой вопрос стоял на повестке, тот или иной везир пользовался правом первого слова.

Например, если дело касалось «пожалования земли», т. е. передачи кому-либо из феодалов земли во владение, царь в первую очередь должен был выслушать мнение амирспасалара, которому принадлежало первое слово и при рассмотрении военных вопросов.

Совет везиров представлял существующий при царе совещательный орган и заседал всегда в его присутствии.

Возникший в результате объединения страны, совет способствовал укреплению её целостности. Институт везиров подразумевал введение ведомственной системы управления страной и служил централизации государственной власти, сосредоточению её в руках царя. Эта новая организация по существу противостояла системе управления раннефеодальной эпохи — системе эриставств и дарбаза, представляя зачаток бюрократического аппарата.

Учреждение совета везиров было для своего времени прогрессивным мероприятием, соответствовавшим уровню общественного развития страны и способствовавшим дальнейшим успехам этого развития. Поборник и глава объединения страны, царь с помощью этого института пытался подчинить себе дарбаз — это неоперативное, неуклюжее собрание полугосударей. Именно потому царская власть сделала везиров одновременно и эриставами-эриставов. В конце XII в. это звание получают все везиры государства, за исключением чкондидел-мцигнобартухуцеса, который «совмещал» епископство с должностью мцигнобартухуцеса. Таким образом, высший придворный чип — везир превратился и в высшее, управляющее страной, должностное лицо.

Такая реформа не означала ликвидации старой системы управления землями, она явилась только первой серьезной попыткой приведения эриставов в прямое подчинение царскому двору.

Дальнейшая борьба за централизацию власти зависела от развития всего государства, от внутренней и внешней политической обстановки. Переходная эпоха, переживаемая Грузией в XII — XIII вв., еще не давала ответа на вопрос, заменит ли государственный везир эристава-эриставов, или везир, ставший эриставом-эриставов, станет самостоятельным властителем, и лишенный смысла сан везира превратится в пустую формальность.

 

Организация феодального войска

 

В вековой борьбе против турецких захватчиков грузины выработали гибкую военную организацию, сведя на нет военное превосходство турок-кочевников. Эта военная организация, будучи приспособлена к особенностям грузинского государственного строя, обеспечила безопасность границ Грузии; она вместе с тем позволила развернуть крупные наступательные операции на вражеской территории.

Вооруженные силы Грузии включали в себя различные войсковые формирования: 1. Войско земское, вербовавшееся в областях, подчиненных эриставам-эриставов, или в собственно царских владениях; 2. Войско дарбазис-эри, те же «тадзреулы» — постоянное войско при царском дворе, пополнявшееся «стольными» (царскими) азнаурами, державшими «сакаргави», и мдабиурами-воинами. Войско это, сравнительно малочисленное, состояло из специально подобранных воинов; 3. Военные отряды из вассальных стран, содержавшиеся при царском дворе.

Важное место в системе обороны страны занимали укрепленные города-крепости с их гарнизонами.

Дело организации войска, его снаряжение и содержание составляли обязанность державшего знамя эристава-эриставов и амирспасалара (с его ведомством). Для обеспечения беспрепятственной и быстрой мобилизации особое внимание уделялось благоустройству дорог, мостов, организации почтовых станций, обеспечению быстрой доставки царских приказов и т. д.

По свидетельству очевидцев, для полной мобилизации грузинского войска требовалось десять дней.

В военной организации Грузии времен царицы Тамары особо следует отметить институт так называемых «порубежников».

Порубежник был тем же приставом, но только эриставом пограничной области. В его обязанность входила, главным образом, военная разведка чужой территории.

Порубежник располагал вооруженными силами, необходимыми для удержания врага и совершения ответных вторжений.

Порубежник обязан был быть хорошо осведомленным обо всем, что творилось по ту сторону границы: его интересовали состояние вражеских городов-крепостей, передвижение тюркских племен, степень готовности врага к нападению. Обо всем этом порубежник должен был регулярно сообщать царскому двору, где в случае военной опасности принимали соответствующие меры: собирали все войско или только часть его, или же, когда дело не терпело промедления, отряжали царских азнауров — держателей сакаргави. В зависимости от обстановки, операциями руководили царь, амирспасалар или же сам порубежник.

В конце XII в. Грузия имела 6 — 7 таких пограничных с турками округов, во главе которых стояли беззаветно преданные царице Тамаре военачальники: Григолисдзе и Махатлисдзе — в Эрети и Камбечане, Закария — в Гагском округе, Закария и Иванэ Мхаргрдзели — в Ташир-Зоракерте, Саргис Тмогвели и Шалва Торели — в Джавахети, Кваркваре Джакели— в Артаани, Закария Аспанисдзе — в Панаскерте.



§ 2. КУЛЬТУРА

 

Хозяйственное и политическое усиление Грузии в XII в. послужило основой расцвета древнегрузинской феодальной культуры, являвшейся более развитым и совершенным продолжением грузинской культуры предшествующего времени.

 

Научная литература

 

Деятельность таких выдающихся писателей-философов, как Иоанэ Петрици и Арсен Икалтоели, сближают XII в. с XI в. Их борьба за свободу мысли и научного исследования оставила глубокий след в общественном сознании грузин того времени. Особенно большая заслуга принадлежит в этом Иоаннэ Петрици; его деятельность, начавшаяся на Балканах, именно в грузинском монастыре Петрицони (ныне с. Бачково в Болгарии), позднее протекала в Константинополе и, наконец, в Грузии. Будучи крупным ученым философом, он, наряду с образцовыми переводами, создал собственные комментарии и тезисы к переведенным им философским книгам. Комментарии Петрици к Проклу Диадоху оказали большое влияние на развитие не только грузинской, но и армянской философской мысли того времени (труд был переведен в XIII в. на армянский язык).

Расцвела и грузинская историческая литература. Замечательные произведения оставили нам историк — современник Давида Строителя, а также три историка царицы Тамары. Они в своих трудах живо отразили явления общественной и культурной жизни страны. Тематика и высокое литературное мастерство авторов делают их произведения первостепенными историческими памятниками.

 

Зарубежные культурные веяния в Грузии XII в.

 

Наряду с местной древней культурой, в феодальной Грузии с интересом изучалась эллинская культура. Основательное знание древнегреческого языка давало грузинскому образованному обществу возможность читать греческих авторов в оригинале.

Особенность развития грузинской культуры XII в. состояла в следующем: в отличие от западных стран, Грузия, расположенная на рубеже двух культурных миров, мусульманского и христианского, имела возможность воспринять как западную христианскую культуру, так и новую, весьма своеобразную и разностороннюю арабско-персидскую культуру, возникшую на почве ислама. Грузинское феодальное общество, обладавшее национальной самобытной культурой, усвоило и эту в религиозном отношении далекую и как-будто чуждую для него культуру, обогативши тем самым родную литературу и искусство.

 

Музыка и поэзия

 

Многие грузины с древнейших времен прославились как даровитые поэты, певцы, музыканты, артисты. Традиции народного искусства передавались из поколения в поколение. Значение грузинской народной музыки подчеркивается уже в «Библии», где о предке грузин сказано, что он был творцом псалмов и игры на музыкальных инструментах. Значительный ущерб развитию народного творчества причинило преследование, которому оно подверглось со стороны церкви; но уже к X в. народное искусство вновь возродилось и расцвело, что обусловило и начало обновления грузинской светской литературы.

В XI — XII вв. значение и влияние светской литературы быстро возрастает. Некогда приукрашенная в подражание восточным, мусульманским образцам, она становится на путь самостоятельного творчества. Особого внимания заслуживает грузинский прозаический вариант «Висрамиани», который ни в чем не уступает одноименному, но написанному в стихах персидскому роману. «Абдул-месиа» Иоанна Шавтели и оды Чахрухадзе одинаково свидетельствуют о высоком уровне грузинской культуры того времени: понимать такие произведения тогда могло только высокообразованное общество.

 

«Витязь в тигровой шкуре»

 

Если бы из грузинского литературного наследия того времени не сохранилось ничего другого, кроме бессмертного творения Шота Руставели «Витязь в тигровой шкуре», то и этого было бы достаточно, чтобы говорить о высоком уровне грузинской художественной литературы. «Витязь в тигровой шкуре» — явление исключительное и необычайное. Ни в западной, ни в восточной литературе той эпохи нет равноценного с ним памятника поэтического творчества. С первых же строк поэма производит неизгладимое впечатление изумительной музыкальностью стиха, яркостью художественных образов и глубиной мысли. В противоположность существовавшей тогда литературной традиции, воспевание высокого чувства любви не мешает певцу и его героям интересоваться важными, злободневными вопросами окружающей их жизни.

Герои поэмы не являются людьми заурядными, заботящимися только о своем благополучии. Как мужские, так и женские персонажи поэмы наделены сознанием общественного долга; они и в условиях тяжелых личных испытаний не перестают думать о судьбах родины.

Живой интерес к общественным явлениям, редкое знание человеческих характеров и глубокая жизненная мудрость особенно украшают поэму Руставели. В основе своей она построена на трех мотивах: рыцарская любовь к женщине, героическая самоотверженность, взаимная верность побратимов независимо от национальности и религии. Современники хорошо оценили несравненное величие поэмы «Витязь в тигровой шкуре», занявшей одно из почетных мест в сокровищнице мировой культуры.

 

Искусство

 

В XII в. замечательных успехов достигли многие отрасли искусства. Зодчество того времени, роспись стен, художественное оформление рукописей, искусство чеканки, эмаль, музыка — все это поражает высоким мастерством выполнения. Для примера достаточно назвать такие памятники живописи, как фрески и мозаика Убиси, Кинцвиси, Гелати, Бетаниа, Бертубани, Джручское, Цкароставское и Тбетское евангелия, упомянуть чеканку окладов Хахульской и Анчийской икон, выполненную искусными грузинскими мастерами Бека Опизари и Бешеном Опизари.

Следует отметить также высокое развитие грузинской музыки. Наряду с возникновением и развитием многоголосия, отдельной отраслью являлось музыкальное творчество. Отдельные лица создавали музыку и тексты к ней для песнопений. Мелодии — плод творчества грузинских композиторов того времени были записаны особыми нотными знаками.

Огромных успехов достигло грузинское зодчество. Храм Икорта, вышеупомянутые Бертубани, Бетаниа и др., несмотря на то, что они пострадали от времени, несмотря на их значительные изъяны, являются красноречивыми свидетелями расцвета грузинской архитектуры.

Бессмертным творением грузинского искусства является высеченный целиком в скале Вардзийский монастырь с его многочисленными кельями и прекрасной стенной росписью.

Грузинскому искусству XI — XII вв. присущи такие черты, какие впоследствии послужили основными элементам так называемого европейского Ренессанса.