Главное меню

Учебник по истории Грузии - Глава XIV. Распад единого грузинского царства / Глава XV. Грузия в XVI веке Версия для печати E-mail
Автор Вебмастер   
Пятница, 25 Декабрь 2009 00:57

§ 1. ПОХОДЫ ТИМУРА И ИХ ПОСЛЕДСТВИЯ ДЛЯ ГРУЗИИ

 

Со времени царствования Георгия, прозванного Блистательным, и вплоть до 80-х годов XIV в. экономическое и политическое положение Грузии непрерывно улучшалось. В этот период, характеризуемый некоторой стабилизацией политической обстановки на Ближнем и Среднем Востоке, Грузия установила тесные экономические связи с Золотой Ордой, Ираном, странами Малой Азии и городами-государствами Северной Италии. Благоприятные внутри- и внешнеполитические условия способствовали дальнейшему собиранию грузинских земель в единое государство. Во время царствования Баграта V (1360 — 1393 гг.) в границах Грузии — в юго-восточном Причерноморье находились крепость Гония и области — Макриала, Аджария, Шавшети и Кларджети. Вся Месхети входила в пределы Грузинского царства. Город Ани (Аниси) и Анийская область также принадлежали Грузии. Двалети и Осети принимали власть грузинского царя. Но в государстве в целом не существовало более прочных экономических связей. Грузия, уже стоявшая на пути распада, не могла вернуть себе былой сплоченности, тем более, что возможность свободного развития вскоре оказалась для нее утраченной.

Последнее двадцатилетие XIV в. ознаменовалось быстрым ростом могущества Тимура и великими завоевательными походами монголо-тюркских орд.

Ко второй половине XIV в. потомки Чингисхана в Средней Азии в значительной мере утратили прежнюю власть. Этим воспользовался Тимур, который в 1360 — 1370 гг. создал свое большое государство. Вскоре Тимур вторгся в Иран и захватил здесь большую часть уже распавшихся владений ильханов.

Быстрое усиление Тимура обеспокоило повелителя Золотой Орды, Тохтамыша; считая столкновение с ним неминуемым, он решил опередить опасного противника. Зимой 1385 г. войско Тохтамыша вторглось в Адарбадаган и заняло Тавриз. Весть об этом привела Тимура в ярость. Он организовал ответный поход в 1386 г., взял Тавриз и оттуда, прежде чем идти на северный улус, повернул на Грузию. Это был первый поход Тимура в Грузию. В 1386 г. монголы под руководством самого Тимура осадили Тбилиси и, после кровопролитной битвы, овладели городом. В 1393 г. Тимур вторично вторгся в Грузию, причем на этот раз разгрому подверглись Самцхе, земли, расположенные в верхнем течении Куры, а также Кари (Карс). Затем войско завоевателя направилось в Тбилиси, но задержалось здесь ненадолго. К 1394 г. относится третье вторжение Тимура в Грузию. Целью этого похода был захват Дарьяльских ворот, но осуществить его Тимуру не удалось.

Кровавые нашествия продолжались и в последующие годы. В 1403 г. Тимур в восьмой раз послал свое войско в Грузию. Сперва он разорил Картли, затем вторгся в Западную Грузию и достиг Кутаиси. Грузины оказывали врагу ожесточенное сопротивление, но ослабевшая страна уже не могла выдержать тяжелой длительной борьбы. В результате этого похода число разоренных западногрузинских деревень, по сведениям иностранного источника, превысило 700.

Восемь нашествий Тимура нанесли тяжелый ущерб Закавказью. За семнадцать лет (1387 — 1403 гг.) непрерывных войн против Тимура от Грузии окончательно отпали на юге и юго-востоке земли Армении, страна Шаки и другие. Здесь местных землевладельцев в основном успела сменить тюркско-монгольская кочевая аристократия. Этого бедствия не смогли избегнуть и некоторые внутренние районы Грузии, как, например, Лоре, где грузинские азнауры вынуждены были уступить свое право на землю и удалиться из многих насиженных земель.

Нанесенный Грузии свирепыми захватчиками ущерб казался непоправимым. Страна истекала кровью. Всюду, куда только мог добраться враг, он с дикой энергией уничтожал все, что было создано усилиями грузинского народа. Многие военные, гражданские, культовые и сельскохозяйственные сооружения были разрушены и сожжены, погибло большое число ценнейших памятников грузинской культуры.

Но особенно тяжелым для Грузии, как и для всего Кавказа, был политический результат походов Тимура. Трехсотлетняя борьба против кочевников закончилась поражением Грузии. Грузия окончательно утратила земли — Армению, Албанию и оказалась одна, лишенная союзников — лицом к лицу с полчищами кочевников, стремившихся захватить все новые земли. Завоеватели провозгласили мусульманскую религию своим знаменем и объявили борьбу против землевладельцев-христиан богоугодным делом. Тимур был последовательным проводником такой политики. Эта политика вела к уничтожению местной высокоразвитой феодальной культуры и к возврату варварских общественных отношений.



§ 2. ГРУЗИЯ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XV ВЕКА

 

Царствование Александра первого

 

Со смертью Тимура вторжения кочевых племен и Грузию не прекратились. Только с 1416 г. в стране установились относительный мир и спокойствие. Такова была обстановка, когда в 1412 г. на грузинский царский престол вступил Александр первый. Ему подчинялась вся Грузия, территория которой к тому времени подверглась еще большему сокращению.

Грузинскому царю не принадлежали более Хачени, Аниси, и даже такая необходимая для обороны Грузии крепость, как Лоре, находилась во власти врага. Только в 1431 г. Александр вернул Грузии область Лоре. Вскоре к Грузии была присоединена и область Сивниэти (нынешний Карабах и смежные с ним районы). Только за счет присоединения Сивниэти и ближайших областей поредевшее население Грузии увеличилось более чем на 60 тысяч дымов. В это время на грузинских землях в большом количестве селились беженцы из армянских областей, находившихся под игом мусульманских владетелей.

После того как Грузия более или менее обезопасила себя от посягательств внешних врагов, в стране развернулась большая работа по восстановлению разоренных городов, храмов, монастырей, замков и других построек. Александр производил эти работы на государственные средства. С этой целью он учредил особый временный налог: каждый дым должен был ежегодно платить 40 «белых» (около восьми рублей серебром). Чрезвычайный строительный налог взимался с 1425 г. вплоть до 1440 г., когда осложнившиеся внутриполитические условия вынудили царя отменить его. Александр предпринимал также энергичные попытки увеличить население в обезлюдевших областях, но не смог добиться в этом деле сколько-нибудь значительных результатов. Многие разрушенные во время набегов Тимура селения долгое время лежали в развалинах и заросли лесом.

Александр попытался восстановить могущество страны и другим путем: он обратил внимание на упорядочение хозяйственно-организационной жизни церкви. Царь надеялся использовать церковь для укрепления единства страны: при этом он объявил непримиримую борьбу против устремлений эриставов расчленить центральную власть. Но усилия царя оказались недостаточными: признаки распада Грузии становились все более явственными.

Ослабление власти царя проявлялось и в том, что теперь члены царской фамилии все чаще вмешивались в государственные дела. Обострились соперничество и вражда между отдельными группами феодалов. Участились кровавые раздоры. Не было единства и при царском дворе; между его членами возникли серьезные разногласия, которые вынудили Александра отречься от престола (1442) и постричься в монахи.

 

Первые признаки окончательного распада грузинского царства

 

В 1446 г. на престол вступил Георгий VIII. Мтавары готовились к решительной борьбе против царя за свою политическую независимость

В то время в Самцхе, родовом владении Джакели, шла ожесточенная внутренняя борьба: Кваркваре оспаривал атабагство у своего племянника Агбуги. Царь Георгий поддержал Агбугу, нажив этим себе врага в лице Кваркваре. Хотя впоследствии, когда в 1451 г. атабаг Агбуга умер, Георгий и пожаловал атабагство Кваркваре, но последний, добиваясь независимости, продолжал выступать против царя. Кваркваре попытался закрепить за собою положение независимого правителя также и путем отделения местной, самцхийской церкви от мцхетского католикосата. По его плану, главой церкви и Самцхе должен был стать епископ Мацкверели (т. е. Ацкурский), который в сфере церковной жизни явился бы независимым. Правда, мцхетский католикос, в конце концов, отстоял свои права, и церковное единство было восстановлено. Однако, факт этот сам по себе свидетельствовал о глубоком распаде, который коснулся всех сторон жизни грузинского царства.

Стремление к обособлению от центра проявлялось не только в Самцхе, для правителей которой политика раскола стала с XIII в. традиционной, но и в других областях Грузии, стремившихся приблизиться к положению самостоятельных самтавро. Во всяком случае, Абхазия и Мегрелия составили одно особое самтавро, во главе которого стоял мтавар Бедиани. Гурия также явилась отдельным самтавро. Правда, мтавары этих областей пока еще сохраняли, формально, покорность царю, но их власть уже заметно превысила власть прежних эриставов.

 

Изменение внешнеполитической обстановки

 

Ослабление центральной власти в период, когда на  Ближнем Востоке, на юго-западных рубежах Грузии, появился новый опасный сосед — Турция, было чревато для страны весьма серьезными последствиями. Предки турок-османов пришли в Малую Азию в XIII в. Османское государство сформировалось в XIV в. путем захвата чужих земель, в условиях постоянных войн с соседями. Основателем его, по преданию, был Осман.

Захватнические устремления нового турецкого государства, прежде всего, проявились по отношению к его западному соседу—Византии. Константинопольский император не смог противостоять натиску османов, и они легко овладели обширными территориями Византии, а в 1453 г. под предводительством султана Мухаммеда штурмом взяли столицу Византии Константинополь, положив тем самым конец существованию древней византийской империи.

Захват Константинополя турками означал для Грузии потерю единственного в то время удобного пути в культурные страны Средиземноморского бассейна. Таким образом, для Грузинского государства отпала возможность поддерживать непосредственные связи с цивилизованным Западом. Вместе с тем, если раньше соседом Грузии на западе была обладавшая древними культурными традициями Византия, то теперь на ее месте появилось мощное, хорошо вооруженное, агрессивное, но малокультурное Османское государство. Падение Константинополя во всех отношениях ухудшило положение Грузии. Перекройка политической карты Ближнего и Среднего Востока и захват черноморских проливов враждебным мусульманским государством отрицательно повлияли на экономику Грузии. Снова надолго снизился уровень внутреннего обмена, заглохла городская жизнь: одни города, прекратив существование, стали селениями, другие полностью пришли в упадок. Замерла внешняя торговля. Разоренной стране и для себя не хватало многих необходимых предметов, так что вывозить за границу ей было нечего.

 

Попытка организовать коалицию против турок-османов

 

Падение Константинополя привело в смятение грузинское феодальное общество. Страна оказавшаяся во вражеском окружении, все же сумела наладить связи с народами Западной Европы. Имелось в виду общими усилиями прорвать вражеское кольцо; падение Константинополя сильно ущемило интересы и западноевропейских государств. Установление турецкого господства в бассейне Черного моря нанесло особенно чувствительный удар по торговле итальянских городов. Поэтому грузины с доверием и надеждой встретили в 1459 г. послание римского папы, одного из главных организаторов крестовых походов против турок-османов. Папский посол предложил царю Георгию план изгнания османов из Константинополя. Правда, между царем и мтаварами шла упорная борьба, но турецкая опасность была настолько серьезной, что мтавары, поступившись своими личными интересами, в том же году помирились с царем Георгием и приступили к совместному обсуждению плана военных действий.

Если западных политиков в первую очередь интересовала судьба Константинополя, то грузины хотели воспользоваться случаем и с помощью коалиции окончательно уничтожить политическое господство турок в Малой Азии, навсегда избавиться от их агрессивных устремлений. Но для осуществления широкого плана разгрома турок и восстановления Византии, который отстаивали грузины, потребовались бы крупные военные силы. Тех семидесяти тысяч воинов, которые могла выставить Грузия, было явно недостаточно. Поэтому грузинские государственные деятели решили обратиться за помощью к трапезундскому императору и к правителям Малой Армении. Грузины считали также возможным войти в военный союз и с теми мусульманскими правителями Ближнего Востока, которые выступали против османов.

После достижения соглашения с папским послом, царь и мтавары Грузии, совместно со своими Закавказскими союзниками, со своей стороны, направили посольство в Европу. Кроме царского посла, грузинского иерарха Николоза Тбилели, в посольство вошли представители атабага Кваркваре, трапезундского императора, правителя Малой Армении и иранского владетеля Узун-Хасана, В 1460 г. посольство прибыло в Рим.

Папа римский встретил прибывших из Грузии послов торжественно и с почетом, но они не узнали здесь ничего отрадного: европейские государи не смогли прийти к соглашению друг с другом, и осуществление намеченного похода стало невозможным. План освобождения Константинополя срывался. Папа предлагал послам лично обратиться к западноевропейским государям, чтобы побудить их выступить против турок. В том же 1460 г. послы Грузии предстали сперва перед французским королем Карлом Седьмым, а затем перед его сыном Людовиком, но безуспешно. Было ясно, что Западная Европа отказывается от действенного военного союза. Христианские монархи западноевропейских стран сочли для себя более выгодным помириться с османами.




§ 3. РАСПАД ГРУЗИИ НА ЦАРСТВА И КНЯЖЕСТВА. ОТНОШЕНИЯ С РОССИЕЙ

 

Социально-экономическое положение Грузии накануне распада

 

Куда бы ни проникли в Грузии иноземные захватчики, они повсюду несли с собою смерть и разрушение. Частые нашествия врагов и связанные с ними разорения и гибель десятков тысяч жителей настолько подорвали жизненные силы страны, что она уже на протяжении столетий не могла выйти из бедственного положения. Для восстановления разоренного хозяйства, вырубленных садов и виноградников даже в мирных условиях понадобились бы значительный период времени и большие материальные ресурсы; а обескровленная вторжениями страна была лишена этих необходимейших условий.

Испытания, выпавшие на долю грузинского народа, нашли свое отражение и в грузинской лексике. С XV в. прочно вошли в быт такие выражения, как напузари (земля, некогда представлявшая собою «живое» пудзе), насоплари (покинутое селение), накалакари (городище), партахти (выморочное имение) и др. термины, обозначавшие некогда заселенные, а впоследствии покинутые людьми места. В результате непрестанных внешних и внутренних войн значительно сократились площади сельскохозяйственных угодий, упала культура земледелия. В смутное время людям трудно было посвящать себя занятию сложными отраслями хозяйства, требовавшими применения передовой техники и большой затраты времени. Резко замедлился пульс городской жизни. Значительная часть не так давно еще процветавшего Тбилиси к 70-м годам XV века лежала в развалинах. Кутаиси, Гори, Ахалцихе, Ахалкалаки, Атени стали небольшими городками. Но особенно пострадали города Батуми, Поти и Сухуми, представлявшие собой к этому времени просто крепости и небольшие поселки. Некогда значительные и богатые города - Самшвилде, Тмогви, Дманиси, Жинвали — в XV в. и вовсе перестали существовать. Истребление местного населения привело, прежде всего, к резкому сокращению трудовой части общества, к нарушению необходимого количественного соотношения между эксплуатируемыми и эксплуататорами. Мероприятия царской власти по восстановлению этого нарушенного соотношения, такие, например, как выкуп пленных, переселение крестьян из соседних стран и др., были недостаточны. Сократившаяся в численном отношении трудовая часть общества не могла обеспечить выплаты царских, церковных, помещичьих налогов, иноземной дани.

У тавадов, азнауров, членов царской фамилии, мтаваров, а также их многочисленной челяди оставался один способ сохранения доходов на более или менее высоком уровне — усиление эксплуатации оставшихся у них крепостных. И действительно, правящий класс не преминул воспользоваться этим способом: на протяжении всего указанного периода положение грузинского крепостного крестьянства неуклонно ухудшалось, а феодальное, бремя, лежавшее на нем, делалось все тяжелее. Феодалы шли на различные ухищрения: вводили новые или увеличивали ранее существовавшие налоги, а чтобы последнее мероприятие не слишком бросалось в глаза, постепенно меняли меры веса и объема. Изначальные меры назывались первичными или малыми, например, первичная или малая литра; от них стали различать новые — «большие»: большая литра, большой кувшин, большой кабици.

К началу XVI п. вес «литры», по сравнению с первоначальным, увеличился в шесть раз. Следовательно, и натуральные налоги соответственно возросли.

Ясно, что крестьяне не могли мириться с таким произволом.

Сокращение производительной части населения отразилось на положении прослойки воинов («молашкре»). Воин, основной обязанностью которого некогда являлась лишь военная служба, постепенно облагается налогом; теперь на его плечи падают не только военные расходы, но и крестьянские налоги. Это значительно ухудшало материальное положение воинов, затрудняло или вовсе лишало их возможности приобретать за свой счет вооружение и снаряжение, необходимое им в походе. Поэтому-то опора царской центральной власти — постоянное царское войско — исчезло, разложилось, уступив место новой организации. Возникают войска, приписываемые к тому или иному таваду, азнауру. Таким образом, царь вынужден был опираться на военную силу, находившуюся фактически в распоряжении тавадов. А это обстоятельство еще более ослабило царскую власть, подорвало обороноспособность страны.

Таким образом, грузинское феодальное общество зашло в тупик. Условия, необходимые для дальнейшего прогресса, были чрезвычайно ограничены. В результате возникли сатавадо, которые ускорили политический распад страны. Это было решающей победой феодальной реакции.

 

Борьба между царем и мтаварами. Распад грузинского царства

 

Едва только до рубежей Грузии от вышеупомянутого посольства, направленного грузинским царем в Рим и во Францию, дошла весть о том, что план создания большой антитурецкой коалиции в ближайшем будущем не может осуществиться, всем стало ясно, насколько непрочным был мир, заключенный между царем и мтаварами в 1459 г. Вспыхнула междоусобная война между царем и мтаваром Кваркваре. В этой войне на стороне Кваркваре участвовал и правитель Ирана Узун-Хасан, который в 1462 г. прибыл в Самцхе и помог атабагу одержать победу над царским войском. После этого, против царя Георгия поднялись и другие непокорные эриставы. Самым активным среди них был Баграт, эристав Самокалако (Кутаиси с прилегавшими землями). Между царем и Багратом в 1463 г. у города Чихори (в Верхней Имерети, к востоку от Чхари) произошла крупная битва, в которой царь Георгий потерпел поражение. Однако Баграт все же не смог взять Кутаиси, как не смог и закрепиться в Восточной Грузии. Окончательный результат борьбы еще не определился. Исход решило вмешательство атабага Кваркваре, когда он, вновь отложившись от Георгия, в битве при Самцхе в 1465 г. разбил наголову царские войска и взял царя в плен.

Наибольшую выгоду из создавшегося положения извлек эристав Баграт. В 1466 г. он занял Картли и объявил себя царем Грузии. Кваркваре вскоре освободил царя Георгия, и царь начал борьбу за восстановление своей власти в Картли. Однако, Баграт сумел заручиться поддержкой со стороны многих родовитых азнауров, и Георгий проиграл борьбу. Он примирился с создавшимся положением и удалился в Кахети, которая сохранила ему верность. Так было положено начало кахетинскому царству.

Теперь вне владений нового царя Грузии, Баграта, оказались Кахети и Самцхе. На пути к обособлению стояло и большое самтавро Сабедиано, в которое входили Абхазия, Мегрелия, Гурия и важные прибрежные города — Цхуми, или Себастополь (около нынешнего Сухуми), Поти, Каджта-Цихе (древняя крепость Пèтра, ныне — Цихисдзири), Батуми. Но мтавар Сабедиано пока еще признавал верховную власть Баграта.

Владение Джакели — Самцхе-Саатабаго (саатабаго — букв.: относящаяся к власти атабага земля) к этому времени окончательно сформировалось, как независимое самтавро. Джакели назывались атабаками Самцхе. Их столицей был город Ахалцихе. Обширное самтавро простиралось от Боржомского и Чорохского ущелий до Эрзерумского края. Атабаг Самцхе считался среди соседей могущественным повелителем.

В 1478 г. умер царь Баграт. Его сын Александр попытался занять грузинский престол, но не сумел удержать власть и укрепился в Рача-Лечхуми. В 1479 г. царем Грузии стал внук Александра первого — Константин. В Кахети уже с 1476 г. царствовал сын Георгия VIII Александр. Константин и кахетинский царь Александр помирились и окончательно договорились о границах своих владений.

В это же время возобновилась борьба между Константином и атабагом Самцхе — Кваркваре. В 1483 г. под Арадети атабаг Кваркваре разбил войско царя. Царевич Александр, укрепившийся в Рача-Лечхуми, тотчас же воспользовался поражением Константина и захватил Имерети. Таким образом, политическое единство Грузии лишилось своей последней опоры. Правда, царь Константин, немедля, направился в Западную Грузию и с помощью мтавара Мегрелии изгнал Александра, но вторжение врага в Картли заставило его покинуть Имерети. Александр, сын Баграта, в 1489 г. вновь захватил Кутаиси. Царь Константин вынужден был признать факт распада грузинского государства и удовлетвориться царствованием в Картли.

Таким образом, к концу XV и началу XVI веков Грузия окончательно распалась на царства — Картлийское, Кахетинское, Имеретинское и княжество Самцхе-Саатабаго.

 

Установление дипломатических отношений с Россией

 

Внутренние смуты и происки внешних врагов вынуждали грузинских полититических деятелей искать для Грузии надежных союзников. Царь Константин считал, что таким союзником, способным оказать действенную помощь Грузии, могла стать могущественная тогда Испания. В 90-х годах XV в. испанская королева Изабелла направила в Грузию своих послов. Константин снарядил ответное посольство, снабдив его письмами к римскому папе и Изабелле.

Царь просил испанскую королеву организовать поход для освобождения Константинополя и, в свою очередь, обязывался выступить против турок. Но у испанской королевы не было ни сил, ни желания предпринимать такой далекий и трудный поход. Поэтому план грузинских политиков остался неосуществленным. Расчеты правящих кругов на помощь государств Западной Европы в борьбе с османами не оправдались: для европейских государей было гораздо важнее сохранить мир с Турцией, чем идти на осложнение отношений с ней ради помощи грузинскому царю. В такой обстановке прогрессивная часть грузинского феодального общества обратила свои взоры к России.

Русско-грузинские отношения имели давнюю историю. Еще в XI — XII вв. Киевская Русь и Грузия хорошо знали друг друга и оживленно сотрудничали в экономической, политической и культурной областях. Но в 30-х годах XIII в. обе дружественные страны были разгромлены, захвачены и обложены данью татаро-монгольскими ханами. После этого и до конца XV в. русско-грузинские отношения или полностью прекратились, или же поддерживались крайне нерегулярно. На протяжении истекших столетий в феодальной России произошли большие изменения. Страна, объединившись вокруг Москвы, переживала быстрое социальное и экономическое развитие, усилилась политически и повела упорную борьбу против монгольских захватчиков. В 1480 г. Россия одержала решительную победу и навсегда сбросила татаро-монгольское иго. К этому времени в основном уже сложилось русское централизованное государство. Это было актом величайшего политического значения в жизни стран Европы и Азии.

Усиление России и нанесенное ею татарам поражение сыграло для Грузии большую роль, оно породило в сердцах грузинских патриотов великие надежды. Отныне передовые люди народов Кавказа лелеяли мечту об окончательной победе над внешними врагами в союзе с Россией. Сношения с усилившейся Москвой раньше всех установило Кахетинское царство, которое было расположено близко от наиболее удобных путей, связывающих Грузию с Россией. В 1491 г. кахетинский царь Александр, сын Георгия, направил посольство к великому князю Московскому Ивану III. Послы должны были вручить письмо Александра и передать великому князю устно пожелания кахетинского царя. Это были первые шаги на пути восстановления связей с Россией, первые попытки наладить отношения, которым в последующие века суждено было приобрести важное историческое значение в жизни страны.



§ I. ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ГРУЗИИ В

XVI ВЕКЕ

 

Сельское хозяйство

 

Благоприятные природные условия способствовали распространению в Грузии самых разнообразных сельскохозяйственных культур.

В XVI в., как и в древние времена, в долинах и на плоскогорьях Кахети, Картли и Самцхе-Саатабаго ведущая роль в хозяйстве принадлежала зерновым культурам. В Западной Грузии основной сельскохозяйственной культурой было гоми. Кроме гоми, в некоторых имеретинских селах сеяли просо, ячмень и пшеницу. В горных районах Грузии, несмотря на ограниченность посевных площадей, возделывали те зерновые культуры, которые наиболее соответствовали местным условиям.

Значительную роль в хозяйстве грузинских царств и владетельных княжеств занимали виноградарство и виноделие, особенно развитые в Кахети. Кахетинское вино славилось как в Грузии, так и за ее пределами. Оно являлось одной из важнейших статей экспорта в соседние страны. Довольно хорошее вино производилось также в некоторых районах Картли.

В Самцхе-Саатабаго виноградарство издавна являлось одной из основных отраслей хозяйства. Почти в каждом селе десяти ахалцихских районов крестьяне занимались виноградарством. Аналогичное положение создалось и в большинстве районов Поцхови и Панаки. В условиях господства турок-османов в Самцхе-Саатабаго хищническая эксплуатация виноградников довела эту древнюю грузинскую сельскохозяйственную культуру до полного вырождения. Виноградарство было основной отраслью сельского хозяйства и в некоторых районах Имеретинского царства; здесь производили довольно много вина, но в XVI в. его качество заметно ухудшилось.

В Грузии было развито и шелководство. В этой отрасли ведущее место принадлежало Кахети, которая не уступала опытным шелководам Ширвана, Шаки и Гиляна. Шелк был важной статьей внутренней и внешней торговли Кахети,

Видное место среди сельскохозяйственных культур, возделывавшихся в Грузии, занимали рис, лен, конопля и хлопок. Одни села (например, Джгали в Мегрелии) славились производством льняного и конопляного холста; другие, где главным образом разводили коноплю (кипи) или хлопок (бамба), получили даже соответствующие названия: Накипу, Саканапе, Сабамбе и др.

Волокна льна и конопли использовали для изготовления тканей, а из семян получали масло.

В Грузии к XVI в. были развиты садоводство и огородничество. В некоторых  районах страны даже леса изобиловали фруктовыми деревьями. Из Кахети в соседние страны ежегодно вывозились тысячи вьюков ореха и большое количество корней марены, из которых изготовлялась высококачественная краска. Разнообразием и отменным вкусом славились плоды, выращиваемые в садах Картли.

Прибрежная полоса Черного моря была единственной в Грузии областью, где наряду с другими плодовыми произрастали цитрусовые — мандарины, лимоны, апельсины и др. Однако эта отрасль плодоводства была в те времена еще мало развитой.

Наличие летних и зимних пастбищ способствовало развитию в Грузии животноводства и, в частности, коневодства. Лошади кахетинской породы под названием «гурджи», или «грузинские», высоко ценились в странах Востока. Значительное место в скотоводстве занимало овцеводство, особенно распространенное в Тушети. Тушинская овца отличалась нежным вкусным мясом и очень жирным молоком. В Пшав-Хевсурети разводили главным образом крупный рогатый скот.

В горной Картли — Гудамакари, Хеви, а также в верховьях рек Ксани, Лиахви и др. главном отраслью хозяйства являлось скотоводство, хотя население этих районов и жило оседло. В Западной Грузии скотоводство также достигло довольно высокого уровня; здесь  разводили коров местной породы, лошадей и другой скот. Уже тогда славилась своей чистой и мягкой шерстью крупная длиннорогая мегрело-абхазская коза.

Обилие рек и близость моря предназначили рыболовству важную роль в экономике Западной Грузии. Рыбный промысел развивался и в Самцхе-Саатабаго. Об этом свидетельствуют налоги, которыми турки-османы обложили реки и озера Самцхе. Например, рыбаки, промышлявшие на озере Сагамо, должны были платить туркам 10.000 ахча (ахча — денежная единица у османов), рыбаки Чилдирского озера — 30.000 ахча и т.д.

Таковы были основные отрасли сельского хозяйства Грузии в XVI в.

В этот период экономическое положение грузинских царств и княжеств не было одинаковым: если в Кахети сельское хозяйство переживало некоторый подъем, то в Картли, Имерети и Самцхе-Саатабаго оно постепенно приходило в упадок. Причиной упадка служили сокращение трудового населения, массами покидавшего эти неспокойные места, разрушение оросительной системы и ряд других причин, приведших к тому, что в XVI в. население Нижней Картли сократилось на две трети. В 60-х гг. XVI в. восточная часть этого-района совершенно обезлюдела. Заметно сократилось население и в других районах Грузии.

Постоянная угроза вторжения внешнего врага и связанные с ним разорение и угон пленных в рабство отбивало у крестьянина охоту вести интенсивное хозяйство, отдавать все свое время и силы полю, винограднику, саду или огороду. Разоренный и отчаявшийся земледелец заботился лишь о том, как бы раздобыть кусок хлеба. Упадок сельского хозяйства обострялся и установлением господства сатавадо (сеньорий). Эта — новая форма феодального землевладения получила в равнинных областях Грузии широкое распространение. Она постепенно вытесняла частнопоместное землевладение, мешая тем самым развитию интенсивного сельского хозяйства.

Кроме того, безграничное усиление власти помещиков способствовало распаду, разорению крестьянских хозяйств. Исконные владельцы земли—крестьяне, занимавшиеся ранее интенсивным хозяйством, становились бобылями, переселенными крестьянами и хизанами. Число их постепенно возрастало.

Падению интенсивности сельского хозяйства способствовало и внешнеполитическое положение Грузии. Кызылбаши и османы стремились захватить грузинские земли, разрушить грузинское феодальное землевладение. Для достижения своей цели захватчики не гнушались никакими средствами. В отдельных районах они добились значительных успехов, благодаря чему интенсивное хозяйство здесь постепенно уступало место экстенсивному, кочевому.

Упадок, переживаемый страной, внес изменения в отношения между жителями гор и долин. Горцы не только разоряли долины своими набегами, но и селились на захваченных землях, принося с собой по большей части примитивные методы ведения хозяйства и патриархальный родовой быт. Это также было одной из важных причин падения интенсивности сельского хозяйства в Грузии. Кроме того, хозяйство подрывали постоянные нашествия иноземных захватчиков, безжалостно истреблявших местное грузинское население. Лесом зарастали некогда цветущие поля и виноградники.

 

Домашняя промышленность, ремесло, города

 

В XVI в. в Грузии господствовало феодально-помещичье натуральное хозяйство. Оно характеризуется стремлением крестьянской семьи самой обеспечить себя всем необходимым для жизни. Поэтому-то и феодалы старались иметь крепостных, владевших различными ремеслами. Домашняя промышленность представляла собой характерное для натурального хозяйства явление. Крестьянские общины или отдельные семьи имели свои маслобойни, ткацкие станки, печи для обжига глиняной посуды и другие, необходимые для кустарного промысла приспособления.

В горных районах Грузии занимались обработкой кож, выделкой ковров, шерстяной пряжи, войлочных бурок, башлыков, «горного сукна» и др. Бурки, грубое сукно, хлопчатобумажные ткани производились и в Абхазии. Женщины Абхазии были отличными прядильщицами, и хлопчатобумажная нить, изготовленная ими, вывозилась за пределы страны. Абхазские крестьяне-умельцы изготовляли из дерева и рога ложки, стаканы, тарелки, роги для вина и другие предметы домашнего обихода.

В селе Цедиси (Рача) и его окрестностях, которые назывались Саркинети (место добычи железа), были особенно развиты добыча, выплавка  и обработка железной руды. В  Мегрелии  получило широкое распространение производство конопляных и льняных холстов. Льняные ткани изготовлялись также в Самцхе, Нижней Картли и других местах.

Кроме крестьян-кустарей в селах жили и мастера-ремесленники. В условиях натурального хозяйства ремесленник являлся единственным производителем товара. Трудно представить грузинское селение того периода, где бы не нашлось одного или нескольких ремесленников. Большинство из них было крепостными. В зависимости от желания феодала, они или постоянно сдавали господину свою продукцию, или же, сбывая готовые изделия на рынке, выплачивали ему оброк.

Отдельные ремесленники изготовляли для помещика все то, чего не могло дать крестьянское хозяйство и кустарный промысел. Поэтому работа в мастерской феодала угрожала такому ремесленнику превращением в раба. Но продукция крепостных мастеров не удовлетворяла растущих потребностей помещика в дорогой одежде и других предметах роскоши, приобретать которые удавалось, главным образом, за счет выручки от продажи в рабство крепостных османским купцам.

Упадок сельского хозяйства и ремесел отрицательно повлиял на города, которые переживали период застоя и опустения. Не меньшую роль сыграли в этом, во-первых, взятие османами Константинополя и постепенное установление турецкого господства в бассейне Черного моря и развитие здесь хищнической турецкой торговли, и, во-вторых, великие географические открытия, решившие судьбу древних торговых путей, пролегавших через Закавказье. Пришел в запустение и Тбилиси. Некоторые районы этого города, пережившего не одно вражеское нашествие, совершенно обезлюдели. К концу XVI в. здесь насчитывалось всего 2.000 дворов, т. е. приблизительно 10.000 жителей. Утратили свое прежнее значение некогда богатые торговые и промышленные центры Западной Грузии — Кутаиси, Батуми, Поти и др. Ахалцихе, Ахалкалаки и Артануджи были в XVI в. захвачены турками-османами. Но, несмотря на тяжелые условия, которые возникли здесь в результате господства турок, эти города не порывали экономических связей с другими грузинскими городами.

Города Кахетинского царства находились в сравнительно лучшем положении. Развитие сельского хозяйства и ремесел, близость торгово-караванных путей, проходивших через Восточное Закавказье, оживленные связи с соседними странами положительно сказывались на развитии городской жизни. Кахети стала убежищем для беглых (из Имерети и Картли) крепостных крестьян и ремесленников.

В XV в. главным городом Кахетинского царства стал усилившийся к тому времени Греми. Большое значение в жизни этого царства имел город Базари (Загеми). В городе Карагаджи еще с XIV в. был собственный монетный двор. Древний город Телави в этот период сохранял роль крупного экономического центра. Однако оживление, царившее в городах Кахети, продолжалось сравнительно недолго.



§ 2. ВНУТРИПОЛИТИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ГРУЗИИ В XVI ВЕКЕ

Углубление политического распада страны

 

В XVI в. еще более углубился процесс распада феодальной Грузии на отдельные политические единицы. В первой половине этого столетия атабаги Самцхе сумели завершить длительную борьбу против царской власти и выйти из состава грузинского государства.

Особенно остро протекал процесс распада в Западной Грузии. В Имеретинском царстве образовалось несколько фактически независимых княжеств. Бывший ранее чиновником грузинского царя эристав Дадиани с середины XVI в. стал независимым мтаваром Мегрелии. Дадиани отказался платить налоги и поставлять войско имеретинскому царю. Лишь иногда, да и то формально, признавал он суверенные его права.

В Мегрельское самтавро в то время входила и Абхазия. Местные феодалы во главе с Шервашисдзе тоже начали борьбу за обособление, которая закончилась в начале XVII в. образованием отдельного Абхазского самтавро. Разложению Мегрельского самтавро еще более способствовали внутри внутрифеодальные войны. Дадиани боролись за возвращение Абхазии, а абхазские феодалы, в свою очередь, стремились оттеснить мегрельского мтавара подальше: от реки Кодори к реке Энгури.

С середины XVI в. стал независимым и мтавар Гурии.

В этот период быстро выросло число так называемых сатавадо — политико-административных единиц, меньших, чем самтавро. Сатавадо возникли в результате присвоения феодалами или чиновниками переданных им в управление земель. В сатавадо, кроме того, входили наследственные владения феодала и земли, отнятые у свободных поселян.

С течением времени многие помещики добились от царя налогового, а иногда и правового иммунитета. Помещик сам чинил суд над своими крепостными. Такое поместье постепенно превращалось в обособленную административную единицу. С царской властью ее связывала только обязанность выставлять в случае войны соответствующее количество воинов. Однако с течением времени тавадам и это стало казаться излишним бременем.

Одним из существенных признаков сатавадо было территориальное единство. Сатавадо имело свой политический центр — резиденцию тавада, его крепость, дворец и церковь-монастырь, а также собственный аппарат управления. Вместе с тем, сатавадо представляло собой определённую административную и военную единицу.

В XVI в. вся страна была разбита на такие сатавадо. К этому времени в Картли выделялись такие сильные сатавадо, как Ксанское и Арагвское эриставства, Самухранбатоно, Саамилахвро, Сацициано, Сабаратиано и др. Подобный процесс протекал и в Имеретинском царстве. В течение XVI в. Рачинское эриставство превратилось в сатавадо, образовались и Саабашидзео, Сацеретло и др. Самцхе-Саатабаго в XVI в. состояло из двадцати двух крупных феодальных сеньорий. Причиной такой раздробленности страны была ее экономическая отсталость с полным преобладанием натурального хозяйства. Политическому распаду Грузии способствовали также постоянные вторжения внешних врагов и внутрифеодальные войны.

 

Реформы и мероприятия, направленные против раздробленности страны

 

Расчлененная на отдельные царства и самтавро Грузия превратилась в арену внутрифеодальных войн. Царь Георгий, захвативший кахетинский престол в 1511 г., стремился подчинить себе и Картли. Однако он не смог достичь своей цели и довольствовался набегами на пограничные районы. Со своей стороны, царь Картли Давид (1505 — 1525) боролся за возвращение Кахети в состав грузинского царства. Во время одной из войн он взял в плен Георгия, убил его и присоединил Кахети к своим владениям. Царь Давид стремился захватить также и малолетнего наследника Георгия — Левана и таким образом окончательно закрепить за собой Кахети. Однако внешнеполитические осложнения и различные препятствия помешали осуществлению этого плана объединения страны.

Кахетинские тавады укрыли царевича, восстали против Давида и объявили Левана своим царем. Давид снова покорил Кахети, но сохранить ее за собой не смог.

После разделения Грузии на три царства была уничтожена и старая военная организация. Поэтому перед царем Картли встала необходимость проведения военной реформы. С этой целью Давид разделил Картли на четыре военных округа - садрошо. Один из них составляла Верхняя Картли, где военачальником (сардаром) был Амилахори. Передовым садрошо считалась Сомхит-Сабаратиано, во главе которой также стоял тавад. Третьим садрошо была Самухран-батоно, а четвертым — Царское садрошо, предводительство которым царь жаловал тому или иному таваду.

Эта реформа царя Давида не смогла поколебать авторитета крупных тавадов. Наоборот, новая должность — сардара — стала главным средством усиления феодальных владетелей. Постепенно должность сардара стала в Картли наследственной.

Среди мероприятий, направленных против дальнейшего расчленения страны, особое значение имели реформы, проведенные в XVI в. в Кахети.

До XV в. страна была разделена на эриставства. Кахетинские эриставы также стремились присвоить пожалованные им в управление земли и стать там государями. Поэтому кахетинские цари в конце XV и в начале XVI вв. упразднили эриставства и разделили Кахети на более мелкие административные единицы — моуравства. Моуравы являлись царскими чиновниками на местах. Их права и обязанности были строго определены. Основной смысл проведенной реформы заключался в том, что у моурава уже не было военной власти, которая составляла главный источник могущества эристава.

Кахетинские цари провели еще одну важную реформу: вместе с эриставствами была ликвидирована прежняя военная организация, а вся страна разделена на четыре садрошо. Но командование новыми военными единицами передавалось не тавадам, как это произошло в Картли, а епископам. Епископство, а следовательно и командование не было наследственной должностью. Эти реформы способствовали усилению власти кахетинского царя, умножили сторонников царской власти среди мелких и средних азнауров.

Кахетинские цари пытались восстановить внутреннее единство царства и другим путем. Царь Леван (1520 — 1574) захватил у давно отколовшихся пшавов, хевсуров и тушин зимние пастбища и этим вынудил их принимать участие в царских походах и выплачивать ежегодный налог.

Сын Левана Александр (1574—1605) успешно продолжал внутреннюю политику своего отца. Он твердо определил права и обязанности моуравов, неусыпно следил за их деятельностью, стараясь вовремя пресечь распущенность чиновников.

На усиление царской власти была направлена и деятельность Александра по обеспечению лучшей боеспособности кахетинского войска. В распоряжении царя находилось около 15 тысяч отборных воинов, из которых 3 тысячи было пеших, а остальные конники. Однако во всем кахетинском войске только пятьсот человек имели ружья; пушек вовсе не было. Поэтому царь Александр попытался наладить производство огнестрельного оружия в своей стране и выписал из-за границы соответствующих мастеров. Одновременно для проведения различных строительных и восстановительных работ он прибегал к помощи приглашенных из России различных ремесленников, зодчих и художников.

Все эти мероприятия кахетинских царей способствовали укреплению феодальной экономики и усилению царской власти. Поэтому не удивительно, что Кахети в XVI в. была наиболее развитым и процветающим Грузинским царством.

Борьба за усиление царской власти протекала и в Западной Грузии. Имеретинский царь Баграт (1510 — 1565) пытался объединить отпавшие и обособившиеся самтавро и уничтожить их мтаваров. В этой борьбе царь опирался на мелких азнауров и церковных феодалов. Сперва он взял в плен Левана Дадиани, затем попытался захватить мтавара Гурии, пригласив его для совместного похода на Одиши. Но Гуриели, догадавшись о намерениях царя, не принял его приглашения. Тем временем изменники-тавады помогли бежать заключенному в Гелатском монастыре Левану Дадиани и укрыли его в Ахалцихе. Вскоре Дадиани, при содействии Гуриели, снова утвердился в своем самтавро. Одишский и гурийский мтавары обратились за помощью к султану, и имеретинский царь вынужден был отказаться от своих далеко идущих планов.

Безуспешной оказалась также и попытка царя Баграта присоединить к Имеретинскому царству Самцхе-Саатабаго. Баграт не признавал самостоятельности атабага Кваркваре. В 1535 г. царь, в результате успешного похода, разбил и взял в плен атабага, а владения его присоединил к своим. Но и здесь в дело вмешались тавады. Из-за их предательской политики и непрекращавшейся агрессии османов Баграт сумел удержать Самцхе лишь на какой-нибудь десяток лет.

Делу восстановления внутренней силы страны служили также различные мероприятия царя, направленные против работорговцев. Созванный по почину Баграта церковный собор осудил торговлю пленными и принял решение о применении смертной казни ко всем, кто не откажется от продажи крепостных крестьян за границу. Хотя постановление церковного собора не смогло искоренить этого зла и в дальнейшем приходилось не раз еще прибегать к различным мерам для обуздания торговцев невольниками, деятельность Баграта все же дала определенные результаты.

Из всего вышесказанного видно, что ни одно из мероприятий, направленных на объединение грузинского царства, не было доведено до конца, и распад страны на царства и самтавро, или, как тогда говорили, «на несколько Грузий», стал фактом. Несмотря на это, идея единства Грузии никогда не угасала в народе.



§ 3. ВНЕШНИЕ ОТНОШЕНИЯ ЦАРСТВ И КНЯЖЕСТВ. СВЯЗИ КАХЕТИ С МОСКВОЙ

 

Соседние с Грузией государства

 

Турция стала непосредственным соседом Грузии с 1461 г., после захвата ею Трапезундского царства. Ее султаны постоянно проводили агрессивную политику: захват и разграбление богатых высокоразвитых стран были основным источником существования турецкого государства. Сложившаяся в Турции система феодального землевладения, основанная на передаче захваченных земель в пользование воинам, полностью соответствовала агрессивным замыслам, как султанов, так и господствующего класса османской империи и давала постоянный стимул к ведению завоевательных войн.

В своих захватнических планах, предусматривавших дальнейшее расширение Османской империи, турецкие султаны отводили Закавказью весьма важное место. Первоочередной задачей османы считали присоединение Восточного Закавказья, захват прославленного шелководческого района Шаки-Ширвана проходившим там торговых путей, а также важной Волго-каспийской водной магистрали. Но для осуществления всех этих планов Турции нужно было, прежде всего, обосноваться в Грузии и в первую очередь в Самцхе-Саатабаго.

С такой же жадностью взирали на Грузию и правители Ирана. Шахи Сефевиды считали себя политическими наследниками монгольских ханов и рассматривали некогда завоеванные ильханами грузинские области Картли, Кахети и Самцхе-Саатабаго как свои исконные земли. Однако в то время планы Сефевидов шли еще дальше.

Грузинский народ стойко и самоотверженно боролся за свою свободу и независимость, но его обороноспособности  был нанесен значительный ущерб в результате того, что Иран и Турция сумели распространить свое влияние на страны Восточного Закавказья и Северного Кавказа.

В первой половине XVI в. Ширван и Шаки стали провинциями Ирана. Эти области интенсивно заселялись племенами кызылбашей. Значительно усилились кочевые племена и в Азербайджане.

В XV в. турки окончательно подчинили себе Армению. Ко II половине XVI в. в Армении и Азербайджане феодальные отношения и политическая организация ничем уже не отличались от кызылбашских. Таким образом, непосредственно в Закавказье, в окружающих Грузию странах, установились чуждые ей восточные феодальные отношения, которые существенно отличались от грузинских. Феодальная собственность на землю в восточных странах была развита слабо. Наибольшая часть земли здесь находилась в руках государства и получить ее можно было только во временное пользование. Эксплуатация крестьян также, в основном, проводилась при посредстве государства. Такие правила землепользования и формы эксплуатации резко отличались от грузинских феодальных отношений того времени. В Грузии владельцем земли являлся феодал, который обладал правом передачи своих владений по наследству. Османские и иранские захватчики пытались уничтожить грузинское землевладение, поскольку оно являлось экономической основой независимости Грузии.

Из северных соседей Грузии в первую очередь следует отметить Дагестан, представлявший собой в XVI в. разрозненную страну.

Узкая и отсталая экономическая база, избыток населения и экстенсивное скотоводческое хозяйство вынуждали население нагорного Дагестана в поисках зимних пастбищ для скота спускаться в долины на кочевье.

В одних района Дагестана еще сохранялся патриархальный строй, в других пробили себе дорогу феодальные отношении. Процесс феодализации определял и основное содержание классовой борьбы в стране. Для смягчения внутренних социальных противоречий дагестанские феодалы предпринимали постоянные набеги на соседние страны; набеги эти в Грузии называли «лекианоба» («лезгинство»). В XVI в. в Дагестане самым значительным политическим объединением было Тарковское шамхальство.

Северным соседом Грузии являлась также Кабарда. Господствовавшие там социально-экономические отношения, по существу, были те же, что и в других политических объединениях Северного Кавказа. Кабарда также не была единым государством. Она делилась на две главные части — Большую и Малую Кабарду.

Северная Осетия в XVI в. представляла собой один и самых отсталых районов Кавказа. Она являлась экономически и политически разрозненной страной. Социальные отношения характеризовались здесь примитивными патриархально-феодальными порядками. В некоторых общинах сохранился военно-демократический строй. Северо-восточная часть страны подчинялась Кабарде, юго-западная — Имеретинскому царству.

Грузия и ее северные соседи с древнейших времен поддерживали между собой дружественные отношения. Некоторые горные районы испытывали влияние Грузии и даже подчинялись ей. Но после того, как Северный Кавказ попал под влияние Турции, отношения между Грузией и ее северными соседями значительно изменились. Проводниками османского влияния на Северном Кавказе выступали крымский хан и  тарковский шамхал.

Подчинив Крымское ханство, османы наложили руку и на страны Северного Кавказа. Крымский хан предпринимал разорительные походы на Абхазское княжество. Таким образом, угроза османской агрессии надвигалась и с севера, где утвердились магометанские работорговцы. Набеги горцев на Грузию особенно участились после того, как страна распалась на отдельные царства и княжества.

 

Россия в XVI

 

Московская Русь была уже большим в централизованным многонациональным государством. Появление ее на международной арене явилось исключительно важным событием в исторических судьбах, как русского, так и других народов. Россия к этому времени уже представляла собой такую силу, с которой более нельзя было не считаться при решении большинства вопросов международной политики. При этом русское централизованное государство стояло на более высокой ступени развития, чем любые северные или южные соседи Грузии.

Во главе Московского государства стоял царь, который как во внутренней, так и во внешней политике защищал интересы класса феодалов. Именно в этом свете необходимо рассматривать такие важные мероприятия царской власти, как покорение в середине XVI в. Казанского и Астраханского ханств, захват волжско-астраханского торгового пути. Однако историческое значение таких завоеваний было гораздо шире и глубже особенно для народов соседних стран: в непосредственной близости от Кавказа быстро усиливалось государство, способное противостоять Турции. Естественно, что для народов Кавказа, боровшихся против варварского феодализма османов, единственную надежду на победу в этой борьбе порождала перспектива укрепления союза с Московским государством.

 

Отношения Кахетинского царства с Россией

 

В XVI в. Кахетинский царский двор проявлял большую гибкость в дипломатической борьбе, направленной против кызылбашей. Цари Кахети стремились формальным признанием вассальной своей зависимости и выплатой сравнительно небольшой дани удовлетворить требования захватчиков, но не допустить их проникновения в страну.

Кахетинский царь Леван, поддерживая дружеские отношения с кабардинскими князьями, не избегал сближения и с их соперником — тарковским шамхалом. Гибкую политику вел царь по отношению Шакского княжества, которое в то время уже подчинялось кызылбашскому хану. Энергично отражала Кахети и постоянные набеги дагестанских феодалов. Кахетинцы хорошо знали, что в этой беспощадной борьбе их союзниками и покровителями не могли быть ни Турция, ни государство кызылбашей. В то же время к Закавказью неуклонно приближалась Россия. Иван IV укрепился и в восточной части Северного Кавказа: у слияния рек Терека и Сунджи он построил крепость и поставил в ней русский гарнизон.

Царь Леван немедленно откликнулся на это знаменательное событие и попытался установить с Россией более тесные отношения: он направил к Ивану IV специальных послов и попросил его принять Кахети под свое покровительство. Русскому государю необходим был союзник в Закавказье, поэтому в Москве с удовлетворением встретили прибытие Кахетинского посольства. В 1564 г. Иван IV обещал царю Левану покровительство и даже выделил войско для защиты кахетинских крепостей. Сближение русского и кахетинского царей было первым ударом по окружавшим Грузию агрессорам. Россия становилась для Грузии реальной силой, в союзе с которой можно было отстоять свою свободу.

Ливонская война и внутренние осложнения помешали Ивану IV укрепить дружественные отношения с Кахети, но невольно прерванный союз был возобновлен в 80-х гг. XVI в., когда русско-турецкие отношения особенно обострились, и Турции попыталась установить свое господство над всей территорией Кавказа.

Россия не могла мириться с установлением турецкого господства в Закавказье. В результате продвижения османов к Каспийскому морю закрывался важный волжско-астраханский путь, связывавший русское государство с Ираном и другими странами Востока; значительно ограничивалась выгодная для обеих сторон русско-иранская торговля. Закавказским, в том числе грузинским купцам также закрывался доступ к Ирану. Все это ускорило восстановление дипломатических отношений между Москвой и Кахети.

Для того, чтобы обезопасить торговый путь, связывавший Россию с Ираном, русскому царю необходимо было обуздать дагестанских феодалов во главе с шамхалом, захватить Дербент и Баку, что совпадало с интересами кахетинского царя. Поэтому полученное от московского государя в 1585 г. предложение о союзе и покровительстве кахетинский царь Александр встретил с удовлетворением.

В 1586 г. перед царем Федором предстало ответное посольство кахетинцев. В 1587 г. царь Александр подписал «крестоцеловальную запись», а еще через два года получил от московского государя «жалованную грамоту». Это были первые письменные акты отразившие русско-грузинские политические отношения. В силу этих актов Кахети официально вступила под покровительство России.

Это выступление Московского государства на Кавказе было фактом большой исторической важности. Теперь грузинский народ видел, что он не одинок в своей борьбе, что за ним стоит единоверная могущественная держава.

В XVI в. между Россией и Грузией установились также оживленные культурные отношения. Из Москвы в Кахети направлялись мастера-ремесленники, иконописцы, ввозилось оружие. Произведения русских художников до сих пор сохранились в некоторых кахетинских храмах. Культурные достижения России той эпохи были достойно оценены грузинским феодальным обществом. Русские послы довольно часто посещали Грузию, старались ближе познакомиться с жизнью ее народа; некоторые из них оставили замечательные отчеты об естественных богатствах, социально-политическом и культурном положении дружественной страны.

Русские деятели, побывавшие в Грузии, создавали посвященные ей литературные памятники. Так возникла «Повесть о царице Динаре», в которой рассказывается о героическом подвиге грузинской царицы Динары (Тамары) и борьбе грузинского народа против своих врагов.



§4. БОРЬБА ГРУЗИНСКОГО НАРОДА ПРОТИВ ИРАНСКИХ И ТУРЕЦКИХ ЗАХВАТЧИКОВ

 

Борьба Картли против иранской агрессии

 

Внешняя политика Картлийского царства в XVI в. была направлена главным образом на отражение усилившейся агрессии иранцев — кызылбашей.

Кызылбаши еще в первой четверти XVI в. попытались покорить Картли, однако борьбу за последовательный захват грузинских земель Сефевиды начали позднее, после освоения стран Восточного Закавказья, где они добились перестройки всего социального и политического уклада на кызылбашский лад. Организатором походов кызылбашей на Грузию был иранский шах Тахмасп. В то время в Картли царствовал Луарсаб I. (1530 — 1556). В 1541 — 1554 гг. шах Тахмасп предпринял четыре похода против Грузии. Правда, он захватил некоторые крепости Картли и поставил в них кызылбашские гарнизоны, но все же страну покорить не смог. Грузинский народ самоотверженно боролся против кызылбашской агрессии.

В 1555 г., после пятидесятилетней войны, Иран и Турция заключили т. н. Амасийский мир, по которому Грузия оказалась поделенной между этими двумя агрессорами: Картли, Кахети и восточная часть Самцхе-Саатабаго объявлялись владениями кызылбашей, а Имеретинское царство со своими княжествами и западная часть Самцхе отходили к Турции. В результате этого сговоре еще более затруднилась борьба грузинского народа против агрессоров, страна искусственно расчленялась, углублялся ее политический распад. У реакционных грузинских мтаваров и тавадов, способствовавших расчленению Грузии, появились свои союзники-покровители — османы и кызылбаши.

После подписания мира с Турцией Иран значительно усилил давление на Картли. Но царь Луарсаб не признавал законности ирано-турецкого соглашения. Напротив, он предпринял попытку отбить крепости Внутренней и Нижней Картли, и даже Тбилиси. Царь Луарсаб погиб в 1556 г. в Алгетском крае во время битвы с вышедшим на помощь тбилисскому кызылбашскому гарнизону войском карабахского беглярбека.

Грузинскому народу эти длительные войны приносили неисчислимые бедствия. Только во время одного похода шах Тахмасп угнал 30.000 пленных. Но ценою огромных жертв грузинский народ сохранил свою независимость: кызылбашам и на этот раз не удалось захватить грузинские земли и установить в Грузии свои порядки.

В 1556 г. картлийский престол занял сын Луарсаба талантливый полководец Симон. Он неуклонно продолжал начатое отцом дело — непримиримую борьбу против кызылбашей и других захватчиков. Однако в последующие годы иранцы достигли в Картли некоторых успехов. В 1569 г. они при содействии изменника-феодала захватили царя в плен и, намереваясь упразднить в Картли царскую власть, посадили там своего чиновника — принявшего магометанство брата Симона (Дауд-хана). Во время правления Дауд-хана кызылбаши произвели перепись населения Тбилиси и Нижней Картли и подчинили их иранскому государственному дивану. Картлийский правитель Дауд-хан ежегодно выплачивал иранскому шаху дань в размере 20.000 дукатов. Политика шаха Тахмаспа в Картли ставила своей целью установление господства кизылбашского землепользования. Так была заложена основа возникшим в начале XVII в. в Лоре и Дебеда магометанским ханствам.

 

Борьба грузинского народа против османов

 

Такими же методами действовали и турецкие захватчики. В начале XVI в., став непосредственным соседом Грузии, Турция напала на Самцхе. Но тогда османы не стремились полностью овладеть Самцхе-Саатабаго и довольствовались лишь вассальной зависимостью. Это означало, что турецкие войска получали право свободного передвижения по территории княжества, которое обязывалось поставлять продовольствие турецким войскам.

Это давало возможность османам, пройдя через Самцхе, вторгаться, иногда даже при участии самих атабагов, в Западную Грузию. Однако сюда османы проникали и с другой стороны. На крайней северо-западной границе Грузии под влияние османов давно уже попали джики и некоторые другие абхазско-адыгейские племена. С их помощью Турция пыталась укрепиться в Абхазии. После падения Трапезундского царства турки подошли вплотную к Грузии и на юго-западе. В XVI в. они захватили Чанети (Лазику) и подступили к Имерети со стороны Гурии.

В 1510 г. большое турецкое войско вторглось в Западную Грузию и в Самцхе-Саатабаго. После этого турки неожиданно напали на Кутаиси, население которого едва успело бежать. Османы разоряли города, громили деревни, грабили и жгли церкви. Молодой имеретинский царь Баграт не успел организовать отпора врагу. Разграбив страну, османы быстро отступили.

Вассальная зависимость атабага от Турции и набеги подстрекаемых османами джиков на села и города Мегрелии и Абхазии создавали двойную угрозу Имеретинскому царству. Поэтому в 1533 г., по инициативе царя Баграта, Дадиани и Гуриели объединенными силами выступили против Джикети; в 1535 г. имеретинский царь вместе со своими мтаварами напал на атабага Самцхе, нанес ему поражение, а Саатабаго присоединил к Имеретинскому царству. Это дало турецкому султану повод для более активного вмешательства во внутренние дела Самцхе.

На следующий год турецкие войска перешли границы Месхети (Самцхе) и отторгли у нее несколько районов. Тем самым османы приступили к постепенному захвату территории Саатабаго и созданию здесь своих административных единиц. Несмотря на такой успех, Турция все же не смогла сразу захватить, тем более — отуречить эту часть грузинской территории. В 1543 г. грузины нанесли жестокое поражение большому войску османов, которое разоряло западную часть Самцхе.

Султан направил в Грузию новые отряды. В эти решающие дни бок о бок с имеретинскими воинами встали картлийцы. Битва произошла у Сохоиста в 1545 г. Грузины самоотверженно бились с врагом, но предательство тавадов решило исход сражения в пользу османов. На этот раз Турция добилась значительного военного и политического успеха. В месхетских крепостях были поставлены войска султана. Грузинам, жителям Самцхе, был достаточно ясен смысл всех этих мероприятий; выражая свою непримиримость с политикой османов, они не раз восставали против них. В ответ на это Турция в 1549 г. организовала новый крупный поход в Самцхе и отторгла от Саатабаго еще несколько районов. Было ясно, что агрессор стремится окончательно захватить грузинские земли и установить там свои порядки.

В результате всего этого ставленник турок атабаг Кайхосро резко изменил ориентацию и, порвав с Турцией, предпочел стать вассалом Ирана. Шах воспользовался удобным случаем и изгнал османов из Самцхе. Турция на этот раз не смогла сломить сопротивление грузинского народа и нанести поражение Ирану; по мирному договору 1555 г. она признала восточную часть Самцхе-Саатабаго владением кызылбашей.

 

Усиление захватнической политики Турции

 

Однако Турция не могла примириться с потерей восточной части Самцхе и ждала лишь удобного момента, чтобы вытеснить оттуда Иран. Скоро такой случай представился: воспользовавшись тем, что в 80-х гг. XVI в. Иран был занят внутрифеодальными войнами, многочисленное турецкое войско во главе Мустафой Лала-пашой в 1578 г. двинулось в Закавказье. Турция намеревалась захватить грузинские земли и установить в них свою социально-политическую систему. Угроза «отуречивания» подняла большую часть грузинского феодального общества на борьбу против Турции. Однако были и такие феодалы, которые, считая сопротивление безнадежным, предпочитали добровольно принять вассальную зависимость и платить туркам ежегодную дань. Несмотря на это, Картлийское царство и Самцхе-Саатабаго продолжали войну против захватчиков.

В 1578 г. шах, потерпевший поражение в войне с Турцией, освободил Симона I и отправил его в Картли. Таким путем шах рассчитывал приобрести себе надежного союзника в борьбе против османов. Кроме того, Иран вынужден был временно отказаться от заселения Картли кызылбашами.

Дауд-хан, сразу же по возвращении Симона I в Картли, откололся от своего покровителя, иранского шаха, сдал картлийские крепости войску султана, а сам бежал в Стамбул. Грузинский народ самоотверженно боролся против врага, пытавшегося силой оружия ввести османские порядки в сердце Грузии — Картли. За время этой войны, продолжавшейся 20 лет, грузины вписали немало славных страниц в историю своей страны.

Царь Симон, возглавивший эту борьбу, предпринял ряд попыток создать крупную антиосманскую коалицию, завязав с этой целью дипломатические отношения с государствами Западной Европы. Однако планы создания антитурецкой коалиции потерпели неудачу. Европейские страны нуждались в антиосманской пропаганде лишь для усиления католицизма и укрепления своих торгово-экономических позиций на Востоке. Естественно, они и не пытались оказать Грузии действенную помощь. Только героическое сопротивление грузинского народа сорвало планы османских захватчиков, стремившихся расчленить Картли и установить здесь свои порядки. Самоотверженная борьба Картли и Самцхе за национальную независимость облегчила положение    противника Турции — Ирана.

В 1590 г., в соответствии с заключенным в Стамбуле миром, шах вынужден был признать права Турции на все Закавказье. Но поражение шаха не означало окончательной победы Турции. Симон I продолжал борьбу, не считаясь с условиями мирного договора. По свидетельству очевидца, османы, сидевшие в картлийских крепостях, из страха перед грузинами не осмеливались выходить за стены крепостей.

Захватчики вынуждены были пойти на уступки и признать христианского царя Симона сувереном Картли. Но это была лишь временная передышка: Симон I ожидал подходящего момента, чтобы решительным ударом покончить с противником. В 1599 г. грузины восстали и в жестоком бою отбили у османов Горийскую крепость. Успех восставших создавал угрозу владычеству султана в Грузии, и он поручил тавризскому беглярбегу Джафар-паше подавить восстание. Грузины встретили османское войско у Нахидури, но после пятичасовой битвы вынуждены были отойти, уступая численному превосходству врага. С помощью изменников — грузинских феодалов — Джафар-паше удалось взять в плен и самого царя. В 1601 г. Симона отправили в Стамбул, где он и умер. Турецкий полководец преподнес султану и другой «подарок» — мешки, наполненные головами погибших в сражении грузинских воинов.

Двадцатилетняя героическая борьба грузинского народа против османов имела большое историческое значение: она помешала захватчикам установить свое господство в Картли.

 

Самцхе-Саатабаго под игом Турции

 

Юго-западная часть Грузии приняла первые удары турецкого нашествия, поэтому здесь особенно тяжелыми были и результаты османской агрессии. Успеху османов в этом районе способствовали разногласия феодалов, особенно внутриполитическая борьба между атабагами и родом Шаликашвили.

Еще до примирения с Ираном, куда бы только ни достигала рука турецких захватчиков, они настойчиво пытались внедрить «османские порядки». После заключения мира в 1590 г., у них открылись для этого более широкие возможности.

По приказанию султана турецкие чиновники произвели перепись в Самцхе-Саатабаго и в 1595 г. составили подробную книгу налогов, которую назвали «Пространным реестром Гюрджюстанского вилайэта» (Грузинская область).

Произведенная перепись и подчинение страны дивану, введение турецких налогов и переход лучших земель в руки новых, османских, феодалов означали, что грузинская система землевладения должна была уступить место османской системе. Эта последняя подразумевала, что владельцем земли, и то временным, мог быть только воин. Поступить же на военную службу мог только правоверный магометанин. Поэтому грузинский феодал, владевший своим поместьем по наследству, должен был или лишиться его, или же принять магометанство и таким путем сохранить землю, но уже во временном пользовании.

Установление османских порядков землепользования угрожало гибелью грузинскому феодальному государственному строю. Добиваясь этого, турки даже приступили к введению своей административной системы. Захваченную ими область они называли «Гюрджюстанским вилайэтом» и разделили ее на восемь османских «санджаков» или «лив» (военных округов). Однако до окончательного утверждения новых порядков в Грузии было еще далеко. Народ всячески противился отмене своей сравнительно прогрессивной, выработанной на протяжении веков системы землевладения. Грузинский крестьянин не желал превращаться в османского крестьянина — «райя», измученного тяжелыми государственными повинностями и налогами; так же, как и его эксплуататор, грузинский феодал, он не желал быть только временным и условным владельцем земли.

Одним из видов протеста против политики османских властей было массовое бегство населения из захваченных турками районов. Практика взимания хараджа в пользу турок, варварские формы, которые принимала османская барщина, и постоянные походы в Самцхе-Саатабаго привели к печальным результатам. Неуклонно возрастало число покинутых крестьянами сел. В конце XVI в. в Самцхе-Саатабаго было уже 296 заброшенных селений, а в других 344 селах насчитывалось только от 1 до 11 дымов в каждом.

В результате постоянного сокращения населения османамм неоднократно приходилось заново производить перепись Месхети. Более двухсот лет Турция боролась за создание Ахалцихского пашалыка, и только во второй четверти XVII в. смогла она завершить завоевание этой области.

В конце концов, Турция окончательно уничтожила в Самцхе местную власть. После этого грузинское феодальное самтавро — Самцхе-Саатабаго прекратило свое существование. Место атабага занял здесь чиновник султана, паша. Это произошло в 1628 г. Первым ахалцихским пашой, или, как его называли в Турции, «чилдирским беглярбегом», был Бека (в мусульманстве Сафар-паша).

Новое административное деление дробило территорию Самцхе-Саатабаго: Тортум, Испир, Намерван и Малая Артаани входили в разные вилайэты; остальные составляли Чилдирский вилайэт, или Ахалцихский пашалык, делившийся на четырнадцать санджаков.

Султан и его чиновник Сафар-паша немедленно приступили к интенсивному отуречиванию страны: была проведена новая перепись населения, начислены налоги, распределены между новыми владельцами земли грузинских феодалов-христиан. Все это, конечно, изменяло порядок землевладения, но Ахалцихский пашалык долгое время сохранял некоторые особенности, отличаясь от других турецких провинций. Правительство султана вынуждено было считаться с местными традициями и признавать некоторые старые привилегии грузинских феодалов. Именно этим объясняется то, что из четырнадцати санджаков Ахалцихского пашалыка четыре представляли собой так называемый «оджаклык», т. е. земли, оставленные османами в наследственное владение некоторым феодалам. Оджаклыки не подчинялись турецкой государственной налоговой системе, в силу чего грузинская феодальная аристократия в значительной части Месхети сохраняла некоторую независимость.

Кроме того, Чилдирским вилайэтом (Ахалцихский пашалык) правил не обычный чиновник султана, а принявший магометанство представитель рода атабагов. Должность паши здесь переходила по наследству от отца к сыну. Как видим, османы, несмотря на все свои усилия, не смогли полностью уничтожить грузинской феодальной системы землевладения.

 

Аджария под игом османов

 

Постепенно под владычество османов перешла одна из древнейших грузинских провинций — Аджария. Прошлое этой страны неразрывно связано с историей грузинского народа.

В древности территория Аджарии входила сперва в Колхидское, а затем в Иберийское (Картлийское) царство. С VIII в., после возникновения в Грузии новых феодальных царств и княжеств, Аджария, вместе с другими провинциями Южной Грузии, объединилась в Тао-Кларджетское самтавро (княжество).

С X в. Аджария вошла в границы единой феодальной грузинской монархии, и с этого времени до середины XIII в. ею правили царские эриставы из рода Абусеридзе. Аджария на протяжении веков активно участвовала в экономической, политической и культурной жизни всей Грузии.

Со второй половины XIII в. она входила во владение месхетских мтаваров, а с 60-х гг. XIV в. до начала XVI в. находилась под управлением одного из мтаваров Западной Грузии — Гуриели.

В 1512 г. Аджарию и Чанети (Лазика) ненадолго присоединил к своим владениям мтавар Месхети. С середины XVI в. Аджария, как и другие юго-западные грузинские земли, была оторвана от Грузии турецкими захватчиками.

Уже со второй четверти XVII в. Лазика и Аджария становятся административными единицами османской империи. Лазика вошла в Трапезундский вилайэт, состоявший из Трапезундского и Батумского санджаков. Гурийское побережье Черного моря (включая Батуми) и Лазика составляли одни вилайэт. Хотя Батуми считался владением султана, фактическими хозяевами здесь являлись местные беги.

Собственно Аджария формально входила в Чилдирский вилайэт (Ахалцихский пашалык) в виде отдельного санджака. Но в первой половине XVII в. местные феодалы еще не признавали власти султана. Объявление этого края санджаком Чилдирского вилайэта свидетельствовало о том, что Турция намеревалась покорить Аджарию с помощью ахалцихских пашей. Поэтому-то на протяжении веков не прекращалась вражда между ахалцихскими пашами и аджарскими бегами.

Население Аджарии долгое время героически боролось вместе со всем грузинским народом против османских завоевателей, которые огнем и мечом пытались навязать аджарским грузинам ислам.

Аджарцы не раз восставали, но все же, в итоге длительной неравной борьбы, вынуждены были, в конце концов, принять мусульманство.

Так была оторвана от Грузии юго-западная часть страны. Благодаря стойкому сопротивлению народа в этих землях долго еще не могли укрепиться «османские порядки» и процесс отуречивания грузин, начавшийся здесь в конце XVI в., к началу XIX в. все еще не был завершен.