Главное меню

Учебник по истории Грузии - Глава XVI. Борьба грузинского народа за независимость в XVII веке. Возобновление отношений с Россией / Глава XVII. Грузинское феодальное общество в XVI—XVII веках Версия для печати E-mail
Автор Вебмастер   
Пятница, 25 Декабрь 2009 01:03

§ 1. БОРЬБА ГРУЗИНСКОГО НАРОДА ПРОТИВ ИРАНСКИХ ЗАХВАТЧИКОВ

 

Борьба Ирана за захват грузинских земель

 

Заключенный в 1590 г. мир с Турцией сильно ущемлял интересы кызылбашского Ирана. Шах Аббас (I), сидевший на иранском престоле, деятельно готовился к войне за восстановление иранского влияния в Закавказье. Появление русских войск на побережье Каспийского моря, а также союз московского и кахетинского царей заставили иранское правительство поторопиться с осуществлением своих захватнических планов. Аббас ставил перед собой задачу — полное уничтожение Грузии. Для претворения в жизнь этих замыслов он с 1602 г., после возобновления войны с Турцией, создал в Картли (в Лори и Дебеда) кызылбашские ханства, а в Кахети — Енисельский султанат.

В 1605 г. по приказанию шаха были убиты сторонники союза с Россией — кахетинский царь, Александр II и его наследник. Их убийцу — Константина, сына Александра, воспитанного на юге  Персии и принявшего магометанство, шах возвел на кахетинский престол. Но кахетинцы отказались признать изменника и отцеубийцу — Константина своим царем и восстали против него. Одновременно тавады, боровшиеся за установление тесных связей с Россией, тайно послали в Москву племянника царя Александра, царевича Баграта.

Восставшие убили узурпатора Константина.  Это обстоятельство, как и отправка царевича Баграта в Россию, вынудили шаха временно пойти на уступки и утвердить в Восточной Грузии христианских царей (1606): Теймураза I — в Кахетии, Луарсаба II — в Картли.

Шаху нельзя было медлить. К этому времени Россия сумела укрепить свое внутриполитическое положение и снова готова была оказать помощь народам Кавказа. Аббас I стремился опередить русского царя и в кратчайший срок окончательно решить судьбу Грузии. Поэтому он в 1614 г., уже на следующий год после заключения мира с Турцией, начал борьбу за окончательное присоединение Грузинских земель к Ирану. Длительная подготовка к войне казалась шаху Аббасу надежной гарантией того, что он легко уничтожит Картлийское и Кахетинское царства и создаст на их развалинах кызылбашские ханства. С этой целью шах Аббас предпринял два больших похода в Восточную Грузию.

В 1614 г. шах разорил Кахети, угнал в плен тысячи кахетинцев и назначил правителем страны двоюродного брага Теймураза, магометанина Иса-хана. В то же время шаху удалось захватить пытавшегося укрыться у имеретинского царя Георгия — Луарсаба II и увезти его в Иран.

Хищническая политика шаха Аббаса в Кахети сделала ясными его агрессивные намерения. Народ поднялся на борьбу. В сентябре 1615 г. Кахети была охвачена восстанием, которым руководили Нодар Джорджадзе и Давид Джандиери. Вскоре огонь восстания перекинулся и в Картли. Восставшие обратились к Теймуразу с предложением — объединить под своей царской властью Кахети и Картли. Согласившись, Теймураз вторгся в граничившую с Кахети Шаки, после чего Шаки-Ширван присоединился к восставшим. Аббас выслал против Теймураза пятнадцатитысячное войско под начальством Али Кули-хана, но кахетинский царь, в распоряжении которого было всего 6.000 человек, нанес ему жестокое поражение.

Восстание ширилось, принимая опасный для Ирана характер. Поэтому шах Аббас, собрав большое войско, весной 1616г. двинулся в поход, чтобы уничтожить Картлийско-Кахетинское царство. Целый год продолжалась кровопролитная война. Полчища иранцев топтали грузинскую землю. Восстание было подавлено, но шаху Аббасу все же не удалось физически уничтожить грузинский народ.

В результате персидского нашествия население Кахетинского царства сократилось на две трети. Около ста тысяч пленных кахетинцев Аббас I переселил в различные области Ирана. Кахети была разделена на две части: области, расположенные к востоку от реки Иори, передавались правителю Ганджи, кызылбашу Пейкар-хану; земли же, лежавшие к западу—хану, сидевшему в Картли, Баграту. Опустошенную страну он решил заселить туркменами.

Разорение Кахети, истребление, и угон в рабство значительной части ее населения позволило дагестанским племенам спуститься с гор и захватить часть кахетинских земель.

Так образовались общины Джари и Белакан.

После разорения Кахети Аббас I вторгся в Картли. На картлийском престоле в то время сидел сын Давида, магометанин Баграт. Шах разорил поместья тавадов — сторонников Теймураза, призвал в свое войско детей картлийских азнауров, а затем с богатой добычей и пленными вернулся в Иран. Эти походы иранского шаха имели для Грузии тяжелые последствия.

Еще в XVI в. Кахети была страной развитого сельского хозяйства; но неоднократные вторжения Аббаса I подорвали ее экономику: кахетинские земли были разорены, пашни заросли лесом, и лишь кое-где ютились почти обезлюдевшие села, виноградники пришли в запустение, тутовые и ореховые деревья были вырублены, скот истреблен.

Походы Аббаса I нанесли тяжелый урон и кахетинским городам. Беспрерывные войны не только задержали нормальное развитие городской жизни, но и пришли к тому, что многие важные торговые и промышленные центры были полностью разорены. Некогда густо населенный Базари (Загеми) к 30 — 40 гг. XVII в. превратился в развалины. Был разрушен и Греми. В Кахети не осталось почти ни одного города, и торговоремесленное население деградировало.

Некоторый подъем городской жизни в Кахети отмечается только с 60 — 70 гг. XVII века.

 

Возобновление отношений с Россией

 

На усиление кызылбашской агрессии грузинский народ ответил возобновлением дипломатических связей с Россией. Установление господства Ирана в Картли-Кахети, а Турции — в Самцхе сделали укрепление этих связей исторической необходимостью.

Теймураз и его сторонники — азнауры не теряли надежды на возрождение Кахетинского царства. В 1615 г. Теймуразу удалось договориться с западногрузинскими царем и мтаварами и, в согласии с ними, направить в Россию посла, который вез с собой письма Теймураза I, царя Имерети Георгия и мтаваров — Гуриели и Дадиани. Грузинские правители извещали русского царя о том, что они стойко сражались против иранского шаха, но ввиду численного превосходства войск последнего потерпели поражение и теперь свое спасение видят в помощи московского государства.

В 1624 г. грузинские политические деятели вторично обратились с просьбой к русскому царю. В то время Турция надеялась использовать грузин в борьбе против Ирана и обещала им свою поддержку.

Однако грузинские правящие круги хорошо знали, что значила «турецкая помощь». Их настроения хорошо выразил посол Теймураза, который заявил русскому царю: хотя Турция и Крым обещают помочь Грузии, однако на них «полагаться нельзя, — они мусульмане; мы окончательно и навсегда возложили свои надежды на великого государя, царя русского».

В первой четверти XVII в. Россия, из-за осложнившихся внутренних и внешних дел, не могла активно выступить в Закавказье против Ирана и Турции. Однако меры, предпринятые Россией при иранском шахском дворе, показали, что Москва действительно проявляла интерес к судьбе Грузии.

 

Георгий Саакадзе

 

Иран воспользовался внутренним ослаблением Турции и в 1623 г. возобновил войну с нею. Аббасу I удалось захватить Багдад, затем он снова обратил  внимание на Грузию, откуда к нему поступали недобрые вести. Шаху Аббасу сообщали, что Картли и Кахети охвачены смутой, что грузины не подчиняются шахской администрации и поддерживают тайную связь с Теймуразом. Шаха беспокоило и то, что Россия открыто выступала покровительницей Грузии. Правда, шах заверил московского государя в том, что готов помириться с Теймуразом I, но в действительности твердо решил прочно присоединить к Ирану Картли и Кахети, превратив их в свои ханства. Прежде чем приступить к выполнению этого плана, необходимо было захватить Самцхе-Саатабаго. Поэтому шах вторгся в Самцхе, вырвал из рук османов Ахалцихе, назначив там своим правителем Селим-хана. После этого, в начале 1625 г., для наведения порядка в Картли и Кахети он направил в Восточную Грузию, во главе огромного войска, наделенного чрезвычайными полномочиями Карчиха-хана. Целью этого похода было полное истребление кахетинцев и заселение страны кызылбашами и другими тюркскими племенами. В то же время картлийских тавадов, сторонников Луарсаба и Теймураза, шах решил переселить в Иран. Осуществление этого коварного плана он поручил Карчиха-хану и грузину Георгию Саакадзе.

Георгий Саакадзе происходил из семьи азнаура. Несмотря на это, его отец и дядя занимали при картлийском_ царском дворе высокие государственные посты. Сам Георгий Саакадзе уже в 1608 г. стал тбилисским моуравом. За выдающийся полководческий талант и дальновидный государственный ум его называли «великим моуравом» («диди моурави»).

В 1609 грузинское войско во главе с Георгием Саакадзе в битве у с. Квишхети нанесло жестокое поражение войску султана, состоявшему из крымских татар, которое спешило захватить и разграбить Картли. После этой победы влияние «великого моурава» в стране еще более возросло.

Георгий Саакадзе был выдающимся государственным деятелем своего времени. По его мнению, для восстановления могущества Грузии необходимо было уничтожить феодальную разрозненность страны и объединить ее под властью одного сильного государя. Однако эти планы «великого моурава», в основе которых лежали и сословные интересы азнауров, полностью противоречили стремлениям родовитых тавадов.

Противники Саакадзе обладали значительной силой и влиянием в государстве; они стремились настроить царя Картли против моурава, обвиняя моурава в измене. Луарсаб II решил убить Саакадзе, но последний разгадал намерения царя и в 1612 г. бежал из Грузии в Иран.

Георгий Саакадзе надеялся использовать вооруженные силы Ирана для разгрома своих политических противников. С этой целью он сопровождал шаха во время походов против Картли и Кахети. Уже тогда Саакадзе воочию убедился в том, что шах вторгался в Грузию не для расправы с царем и непокорными тавадами, а для того, чтобы окончательно покорить страну и превратить ее в кызылбашские ханства. Планы Аббаса I и Саакадзе оказались несовместимыми.

 

Восстание в Картли во главе с Георгием Саакадзе

 

К тому времени, когда в Картли прибыли Георгий Саакадзе и Карчиха-хан в стране назревало всеобщее восстание против Ирана. «Великий моурав» узнал об этом и решил взять в свои руки руководство восстанием. Тем временем стали ясны и коварные планы шаха Аббаса: Карчиха-хан, по его приказанию, решил истребить кахетинских тавадов и азнауров, заманив их в свой лагерь, под видом сборов для совместного похода на Имерети. Это произошло у Мухрани, на Агаянском поле. Кызылбашам не удалось выполнить свой замысел. Кахети снова была охвачена огнем восстания.

Шах Аббас прислал Карчиха-хану тайное письмо: он вторично приказывал перебить кахетинцев, разорить Картли и убить самого Георгия Саакадзе. Это письмо попало в руки «великого моурава». Медлить было нельзя.

25 марта 1625 г. восставшие грузины во главе с Георгием Саакадзе полностью истребили войско кызылбашей, расположившееся лагерем в Марткопской долине. Не дав врагу опомниться, они заняли Тбилиси. После этого «великий моурав» разбил кызылбашей в Гандже и Карабахе. В Кахети грузины нападали на поселившихся там тюрок и истребили их. Саакадзе послал войско и в Самцхе, с тем, чтобы овладеть Ахалцихе. После победы над кызылбашами грузины провозгласили Теймураза I царем Картли-Кахети

Весть о восстании грузин и об истреблении кызылбашей застала шаха Аббаса в Мазандеране. Шах принял срочные меры и направил в Грузию отборные войска под начальством Иса-хана—корчибаши (начальника телохранителей).

В начале июля 1625 г. у села Марабда произошла кровопролитная битва между грузинами и кызылбашами.

Победа в Марабдинской битве дорого обошлась шаху Аббасу: здесь полегло четырнадцать тысяч кызылбашей. Грузины потеряли девять тысяч человек. На следующий день битва продолжалась в окрестностях Коджори. Обескровленный враг не смог задушить восстание. Грузины во главе с Саакадзе продолжали партизанскую войну. После Марабдинской битвы кызылбаши вторглись во Внутреннюю Картли, население которой успело укрыться в горах. Теймураз ушел в Имерети, а Саакадзе — в Самцхе. Но вскоре они вернулись и снова возглавили непримиримую борьбу грузин против иранских захватчиков.

Мстительный шах выместил свой гнев на невинных заложниках: после мучительных пыток он умертвил мать Теймураза Кетевану, а младшему сыну Саакадзе — Паата, находившемуся у шаха в качестве заложника, отрубил голову.

Велико значение этой всенародной войны: Марткопская и Марабдинская битвы помешали кровавым замыслам шаха относительно Восточной Грузин, население которой Аббас собирался обречь на полное физическое уничтожение, а на территории страны создать кызылбашские ханства.

Непримиримый в своей ненависти к Грузии, шах Аббас вынужден был пойти на серьезные уступки и заключить мир с царем Теймуразом. В результате ходатайства московского царя шах через русского посла сообщил Теймуразу о своем желании прекратить войну, вернуть угнанных в плен грузин и восстановить кахетинское царство. Мир с Теймуразом позволял шаху сосредоточить все свои усилия на борьбе против Турции. Вместе с тем открывалась новая возможность поссорить царя с Георгием Саакадзе. В 1625 г. Аббас признал Таймураза I царем Картли-Кахети. Соперники «великого моурава» тавады сумели навлечь на него царскую немилость.

Кроме того, Георгий Саакадзе считал заключение союза с Ираном величайшей ошибкой. Поэтому «великий моурав» повел борьбу за воцарение в Картли Кайхосро Мухран-Батони, целиком находившегося под его влиянием.

Исход борьбы решила Базалетская битва, происшедшая между царем и моуравом в 1626 г. Георгий Саакадзе потерпел поражение и вынужден был укрыться в Турции. Здесь в 1629 г. Саакадзе и его свита пали от рук турецких палачей. Годом раньше скончался злейший враг Грузии шах Аббас.


§ 2. УСТАНОВЛЕНИЕ ИРАНСКОГО ВЛАДЫЧЕСТВА

В ВОСТОЧНОЙ ГРУЗИИ И БОРЬБА

ПРОТИВ НЕГО

 

Изменения в отношениях между Восточной Грузией и Ираном

 

Теймураз I возобновил борьбу против Ирана и совместно с имеретинским вспомогательным войском разорил земли Ганджи и Карабаха. В то же время он вновь установил дипломатические сношения с Россией, прерванные на несколько лет войной, и просил московского царя о помощи в борьбе за освобождение страны. В отместку за это кызылбашский Иран сверг Теймураза с престола. Новый шах, Сефи, назначил ханом Кахети кызылбаша Селима, а Картли передал воспитанному в Иране и принявшему магометанство сыну царя Давида — Ростому. Теймураз был вынужден с небольшой свитой бежать в Имерети.

Ростом (1632 — 1658) был картлийским «вали», т. е. наместником шаха в Картли. Непримиримая борьба грузинского народа вынудила Иран пойти на уступки. В дальнейшем взаимоотношения между Грузией и Ираном сложились на основе обоюдного политического компромисса. Страна была избавлена от «кызылбашества», грузинский социально-экономический строй оставался неприкосновенным. Для управления Картли шах нашел соответствующую форму: на картлийском престоле в качестве вали мог сидеть только магометанин. Но такое управление не подразумевало уничтожения грузинского феодального землевладения. Земли грузинских царей и феодалов лишь формально считались собственностью шаха; поэтому методы управления магометанского царя Картли, «гюрджюстанского вали», значительно отличались от управления других иранских вали и беглярбегов.

Такая гибкая форма политической организации Картли оставалась в силе до второй четверти XVIII в., хотя борьба между грузинами и кызылбашами продолжалась по-прежнему.

В 1634 г. Теймураз овладел кахетинским престолом и в течение 14 лет вел непримиримую борьбу против Ростома. Он хотел присоединить Картли к своему царству и объединить страну. Осуществить этот план он по-прежнему надеялся при помощи России. В 1639 г. Теймураз принял присягу на верность русскому царю и подписал соответствующую грамоту. Именно и это время Иран и Турция договорились о разделе Грузии: Западная Грузия и Самцхе-Саатабаго объявлялись владениями Турции, а в Картли-Кахети утверждалось господство Ирана. Несмотря на победу агрессоров, борьба Теймураза против шаха имела большое значение: иранский шахский двор, стараясь обезоружить приверженцев Теймураза — сторонников союза с Россией, вынужден был пойти на значительные уступки.

Той же внутренней политики придерживался и царь Ростом. Он не мог объявить борьбу грузинскому национальному укладу. Социально-экономический строй Восточной Грузии оставался прежним. Изменение системы управления, по существу, выражалось лишь в том, что существовавшие и ранее в Грузинском государстве должности стали именоваться по-персидски. Например, мсахуртухуцес называйся «корчибаши», мсаджулухуце — «мдиванбегом», хуротмодзгвар — «сарайдаром» т. д.

Следует отметить, что и сам Ростом, считавшийся преданным шаху «вали», с сочувствием следил за усилением России. В период, когда московское государство, стоявшее на подступах к Закавказью, вызывало страх и растерянность у правителей Ирана, «гюрджюстанский вали», прикрываясь формальным подданством, вырывал у шаха уступку за уступкой и, по мере возможности, содействовал усилению страны.

Ростому содействовали и благоприятствовали внешнеполитические факторы, в силу которых значительно сократились случаи набегов османов и кызылбашей. Картли залечивала раны.

 

Хозяйственное положение Картли

 

Страна получила передышку от непрекращавшихся ранее войн. Разбежавшееся население возвращалось к родным очагам. Села и города поднимались из руин.

Относительному подъему сельского хозяйства Картли способствовало восстановление в 40 — 50 гг. XVII в. некоторых старых и проведение новых оросительных каналов. В числе восстановленных находился и построенный еще в XII в. канал, который соединял Большую и Малую Лиахву. Из новых каналов особенно важное значение имели: Дзеверский, Ткиуретский, Каралетский, Гареджварский и Тортизский. Началось заселение некоторых обезлюдевших местностей. Только во владениях Капланишвили в 30 — 70 гг. XVII в. заново была заселена 61 деревня.

Подъем переживали и города Картли. Этому способствовали организация охраны торговых путей, строительство мостов, восстановление или реконструкция крепостей ряда городов. В 30-х годах XVII в., по приказу Ростома, на р. Тедзами был построен новый город «Мепискалаки» («Царский город» — ныне Цителкалаки). Подобные мероприятия осуществлялись, конечно, за счет усиления эксплуатации производительных слоев населения.

Оживились торговые отношения картлийских городов с Ираном. Картли пыталась установить торговые связи и с Европой. К этому времени в стране снова появились купцы и другие агенты европейского торгового капитала. Картлийский царь, со своей стороны, старался привлечь европейских купцов в Грузию и особенно — в Тбилиси.

С 30-х годов XVII в., Тбилиси начинает возрождаться. В середине столетия он снова стал крупным, густо населенным и благоустроенным городом. В конце XVII — начале XVIII вв. в Тбилиси насчитывалось около 20.000 жителей

Начал возрождаться и Гори. Сохранились в Картли и несколько «малых городов»: Сурами, Мепискалаки, Цхинвали, Ахалгори, Ахалдаба и др.

В XVII в. города Восточной Грузии были центрами мелкого товарного производства. В то время здесь трудились гончары, бурдючннки, золотых дел мастера, котельщики, набойщики тканей, чувячники, оружейники, ткачи, портные, красильщики, шапочники, каменщики, столяры, скорняки, слесари и ремесленники других профессий. В XVII в. в Тбилиси впервые появились ремесленники-часовщики. Продукция ремесленного производства, особенно шелковые, шерстяные и хлопчатобумажные ткани, кожаные и меховые изделия, вывозилась в другие районы Грузии и даже за ее пределы. Как внутреннюю, так и внешнюю торговлю осуществляли купцы. В те времена Тбилиси поддерживал оживленные торговые отношения с восточными странами. Связи тбилисских купцов с Западной Европой и с русскими городами были тогда еще слабыми, чему виной в значительной мере была хищническая политика Османской империи и ее вассалов.

 

Народное восстание в Кахети

 

Политика Ростома вела к уменьшению числа сторонников Теймураза в Картли, но среди кахетинцев у Теймураза все еще оставалось достаточно приверженцев, которые готовы были продолжать вооруженную борьбу. Чтобы покончить с ними, Ростом в 1648 г., по приказу шаха, вторгся в Кахети, разбил Теймураза и вынудил его уйти в Имерети. Кахетинская земля была передана в управление Ростому. Однако добиться покорности от сторонников Теймураза было не легко. Особенно напряженная обстановка сложилась в Тушети и Пшав-Хевсурети: жителям этих областей удалось объединиться и установить дипломатические сношения с московским государем. Тушины и пшав-хевсуры во главе с царем Теймуразом готовились к походу против кызылбашей. Тогда новый повелитель Ирана Аббас II решил заселить Кахети тюркскими кочевыми племенами. Выполнение этого плана шах доверил не Ростому, а ганджинскому хану Селиму, в управление которому в 1656 г. была передана Кахети.

Селим-хан за два года переселил большие орды кочевников в Бахтриони, Алаверди и другие важные центры страны. Как говорится в народном стихе, захватчики намеревались всю Кахети превратить в кишлаки-эйлаги, т. е. в пастбища для скота:

 

В Бахтриони сидят татары,

Говорят слово хвастливое

В Ахмета мы срежем виноградник,

Поселим там кочевников.

 

Передача кахетинских земель тюркским племенам создавала угрозу как для горцев, так и для жителей долины. Появление тюркских племен вызвало в Кахети яростное народное восстание. Кахетинцы, тушины и пшавы-хевсуры объединились. Восставшие быстро очистили свои исконные земли от тюрок-кочевников. Это произошло в 1659 г. Восстание возглавляли Бидзина Чолокашвили, ксанский эристав Шалва и его брат Элизбар. Своим беззаветным мужеством в борьбе прославились также сыны гор — тушинец Зезва Гаприндаули, хевсур Надира Хошораули, пшав Гоголаури и др. Героическая Бахтрионская эпопея еще раз показала, что для покорения грузинского народа у Ирана не хватало сил.

 

Укрепление отношений с Россией

 

Борющийся за свободу грузинский самого же начала правильно оценил значение  русского государства и его возможную роль в этой борьбе. Поэтому с течением времени в Грузии все более усиливались тенденции к установлению тесных связей с Россией.

В 40-х гг. XVII в. московское государство взяло под свое покровительство Кахети, а затем, в 50-х гг., — Имеретинское царство. Теймураз I не жалел сил для укрепления связей русского государства с различными областями Грузии.

В 1656 г. Теймураз I и его сторонники провели в Тушети и Пшав-Хевсурети большую подготовительную работу, объединили три племени во главе с тушинами, снова направили послов в Россию с просьбой о покровительстве. Начиная с 1667 г., тушины неоднократно посещали Москву; они выразили свою верность русскому государю в специальной грамоте

В 1658 г. Теймураз I со своей свитой отправился в Россию, чтобы лично повидать государя и попросить у него 30.000 воинов для освобождения Картли-Кахети. Теймураза приняли в Москве с большим почетом, но в силу обострившихся внешнеполитических осложнений Россия не могла оказать ему военной помощи.

Отчаявшись в возможности освободить свою многострадальную родину, Теймураз решил вернуться в Грузию. Шах лживыми обещаниями заманил его в Иран и заточил в Астрабадскую крепость. Здесь, на чужбине, в семидесятичетырехлетнем возрасте, в 1663 г. царь Теймураз умер.

Хотя Россия в то время не имела возможности послать в Грузию свои войска, политическая ориентация на Москву находила среди грузин все больше и больше приверженцев. Наиболее передовые люди, боровшиеся за освобождение Грузии, продолжали считать Россию единственной силой, на которую можно было опереться в этой борьбе. В тяжелых условиях иранского засилия только Москва оказывала финансовую, моральную и дипломатическую поддержку борцам за освобождение Грузии.

 

Картли в конце XVII в.

 

В 1658 г. умер Ростом, и шах утвердил правителем Картли Вахтанга Мухран-Батони, который известен в истории, как Вахтанг V, или Шах-Наваз. С 1658 г. картлийский престол перешел к династии Мухран-Батони, одной из ветвей царствовавшего дома Багратионов. С помощью Ирана Шах-Наваз намеревался присоединить к Картли и другие грузинские княжества и царства. С этой целью он повел решительную борьбу против эриставов, совершил поход в Западную Грузию и добился воцарения своего сына Арчила сначала на Имеретинском, а затем и Кахетинском престоле. Все эти мероприятия усиливали в первую очередь самого Вахтанга V, что, естественно, вызывало тревогу у иранского шаха.

В 1676 г., после смерти Вахтанга, на престол вступил его сын Георгий XI. Новый царь не пожелал оставаться в подчинении у Ирана и стал активно готовиться к восстанию. Узнав об этом, шах лишил Георгия царской власти. Однако последний не подчинился приказу шаха и поднял восстание. На место Георгия иранцы в 1688 г. возвели на престол внука царя Теймураза, Ираклия I, который воспитывался в России, а затем, надеясь занять кахетинский престол, зачислился в шахскую свиту; иранцы называли его Назар-Али-ханом.

Ираклий I попытался внести некоторые изменения в государственный строй Картли. Особое внимание уделил он городскому управлению. Для городских чиновников, в частности, моурава, царь составил специальные инструкции, в которых твердо определил их права и обязанности. По приказу Ираклия был составлен также устав для некоторых крупных амкарств (цеховых объединений) тбилисских ремесленников, Ираклий I царствовал в Картли до 1703 г.




§ 3. ЗАПАДНАЯ ГРУЗИЯ В XVII СТОЛЕТИИ

 

Наступление турок-османов на Западную Грузию

 

Турция давно уже стремилась превратить ахалцихский пашалык в плацдарм для захвата Западной Грузии. Однако самоотверженная борьба грузинскому народа срывала планы захватчиков.

Несмотря на то, что в начале XVI в. царство и княжества Западной Грузии выплачивали дань Османской империи, они все же сумели сохранить внутреннюю независимость. Османы вынуждены были довольствоваться этой данью, время от времени снаряжая в Западную Грузию карательные экспедиции, которые в большинстве своем были вызваны междоусобной борьбой мтаваров, постоянно обращавшихся за помощью и поддержкой в Стамбул. Турция, ловко используя эти внутрифеодальные распри, постепенно укрепляла свои позиции в Западной Грузии. И все же агрессору не удалось превратить страну в турецкий вилайэт. Более того, царь и мтавары Западной Грузии, пользуясь любым военным поражением или внутренним ослаблением Турции, годами не платили дани султану. Особенно настойчиво Турция стремилась установить свое господство в Причерноморье. Поэтому захватчики построили на побережье Черного моря новые и укрепили некоторые старые крепости. Еще в 1578 г. в восстановленную турками Сухумскую крепость был введен турецкий гарнизон.

В борьбе против местного населения турки-османы считали дозволенным прибегать к любым методам; они подкупали местных феодалов, поощряли работорговцев и, ведя усиленную пропаганду мусульманства, жестоко преследовали местные обычаи, варварски разрушали памятники материальной культуры грузинского народа.

Подобными методами действовала Турция, в частности, и в Абхазии, полному покорению которой османы придавали особое значение. В итоге подобных действий Турции удалось в XVII в. добиться в этом крае значительного влияния. Но абхазский народ не покорился захватчикам и вместе с грузинским народом неустанно боролся против иноземного ига.

Вековая борьба турок-османов за распространение в Абхазии мусульманства не увенчалась успехом. Лишь феодальная верхушка страны приняла ислам. Такую же неудачу потерпела попытка турецких завоевателей вытеснить из Абхазии грузинский язык. В XVII в., так же, как в предыдущие и последующие века, церковным, книжным и государственным языком Абхазии оставался грузинский язык.

 

Внутренние и внешние отношения Имеретинского царства и княжеств

 

В XVII в. среди западногрузинских княжеств особенно усилилась Одиши, мтавар которой — Леван Дадиани (1611 — 1657) претендовал даже на западногрузинский престол. Умело используя ситуацию, он ухитрялся сохранить традиционные отношения с Турцией и одновременно выступать другом иранского шаха. Западная Грузия в то время служила прибежищем для грузинских патриотов Картли и Кахети, боровшихся против заселения родных земель кызылбашами. Поэтому дружбу с Дадиани шах считал для себя весьма выгодной. Он оказывал помощь Одишскому мтавару, всячески разжигая вражду между ним и имеретинским царем.

Имеретинскому царю Александру III (1639 — 1660) все труднее становилось защищать свое царство от многочисленных внутренних и внешних врагов и он обратился за помощью и покровительством к русскому государю. В 1649 г. послы Александра были уже в Москве. Они просили высокого покровительства и присылки донских казаков для помощи в борьбе против Дадиани. Московский государь направил в Имерети ответное посольство. В 1651 г. Александр со своими дидебулами принес присягу верности России.

Западная Грузия поддерживала также связи и с украинским казачеством. Мтавары Мегрелии и Гурии неоднократно предоставляли свою территорию и порты в качестве убежища казакам, боровшимся против османов. Из этих портов казаки совершали смелые налеты, наводившие страх на турок-османов и в значительной степени, ограничивавшие их хищнический разгул на грузинском Черноморском побережье.

Поддерживала Грузия с Украиной и экономические связи. Суда, нагруженные грузинским шелком и вином, плавала по Черному морю и Днепру до самого Киева.

В 1669 г. воцарившийся им имеретинском престоле Баграт, сын Александра, направил в Москву своих послов с просьбой возобновить дружественные отношения, которые существовали между двумя странами при его отце. В это время вся Западная Грузия была охвачена внутрифеодальными войнами. Имеретинский престол переходил из рук в руки; на нем успели уже побывать Дадиани, Гуриели и картлийский царевич. Тавады захватывали царские земли, эриставы претендовали на самостоятельность. Царская власть была крайне ослаблена. Массовый характер приняла разбойничья продажа  грузинских крестьян в Турцию. Бесконечные междоусобицы уносили тысячи жизней, вконец разоряли трудящееся население.

 

Сельское хозяйство, ремесло и торговля в Западной Грузии XVII в.

 

Турецкое засилье и межфеодальные войны основательно подорвали экономику страны. Такие важные отрасли хозяйства Западной Грузии, как производство льна и конопли, в XVII в. пришли в упадок. Не лучше обстояло дело и с шелководством. Хотя в стране было достаточно тутовых деревьев, население почти не занималось разведением шелкопряда.

В XVII в. в Западную Грузию проникает новая сельскохозяйственная культура — кукуруза. Ее завезли сюда чаны, или лазы-грузины, жившие на южном побережье Черного моря. Поэтому новая культура широко привилась под названием «лазути» («растение лазов»). Турки Восточной и Северо-Восточной Анатолии, предки которых научились у лазов возделывать кукурузу, до сих пор называют ее «лазут». Однако в обстановке общего упадка сельского хозяйства, кукуруза в Имерети распространялась относительно медленно.

Значительно сократилось и ремесленное производство. Лишь при дворе какого-нибудь могущественного мтавара можно было встретить мастеров-ремесленников. Так, например, Леван Дадиани собрал более двадцати мастеров, которые изготовляли для него церковную утварь. Следует отметить, что одишский мтавар стремился привлечь из-за границы как можно больше мастеров по обработке металла, а также специалистов по выделке шелковых и шерстяных тканей.

Это полезное мероприятие Левана Дадиани не получило должного размаха и не дало сколько-нибудь значительных результатов. Тот же Дадиани заложил в Мегрелии основу для горнорудного производства. Известно даже, что значительную часть дани мегрельское княжество выплачивало туркам железом. Но горнорудное дело было вскоре заброшено и почти не оказало влияния на экономику страны.

В Имеретинском царстве из-за крайнего упадка феодального хозяйства условия для развития городской жизни были весьма неблагоприятными. Кутаиси оказался на грани полного опустения: в 70-х гг. XVII в. здесь насчитывалось всего около 1.000 жителей. В некоторых районах Западной Грузии, особенно в Мегрелии и Абхазии, денежное обращение почти прекратилось. Здесь в основном производился непосредственный обмен товарами.

Вместо постоянных городских базаров периодически устраивались ярмарки («калакоба»). В Мегрелии и Абхазии в XVII в. ярмарки проводились в Ципуриа, Корцхели, Илори и Бедии. На «калакоба» собиралось иногда до 20.000 человек. Кроме местных изделий, здесь продавались товары, привезенные из Турции и Ирана. Морские порты — Анаклия, Кулепи, Сухуми, Бичвинта и др., насчитывавшие по нескольку сотен жителей, не имевшие постоянных базаров, играли незначительную роль в экономической жизни страны.

Эти города вели главным образом хищническую торговлю «пленниками», т. е. продавали грузинских крестьян в турецкое рабство. Внутри страны были также «малые города», или «касабы» — Рухи, Чихори, Чхари и др., которые не могли стать постоянным полем деятельности для ремесленников и купцов, так как они не имели регулярно функционирующих рынков.

В первой половине XVII в. усилившийся мтавар Леван II с целью оживления торговли провел в Мегрелии некоторые мероприятия: основал город Рухи, создал собственный монетный двор, субсидировал и поощрял купцов, поддерживавших торговые связи с Ираном и Турцией. Экономическая жизнь Мегрелии на некоторое время заметно оживилась. Однако, подобные мероприятия не могли изменить общей картины упадка экономической жизни Западной Грузии.



§ I. ПОЛОЖЕНИЕ КРЕСТЬЯН И КЛАССОВАЯ БОРЬБА

 

Категории крестьян

 

В XVI — XVII вв., так же, как и на протяжении всей предшествующей истории феодализма, грузинский крестьянин, живший на земле помещика, пользовался ею только по наследству, по традиции. Такое землепользование вынуждало крестьянина исправно отбывать повинности в пользу помещика.

Но крестьянин, кроме участка, полученного от помещика, мог иметь землю, приобретенную им в полную собственность; на такой земле крестьянин был полноправным хозяином, собственная земля не подлежала обложению повинностями, хотя помещик всячески старался не только взыскать за нее с крестьянина повинности, но и вообще присвоить себе крестьянскую землю.

Крестьянское достояние состояло из пашни, сада и огорода, дома, марани, гумна, саманника и других хозяйственных строений. Вместе с тем, крестьянин имел необходимые сельскохозяйственные орудия, крупный и мелкий скот, птицу и т. п. Все это составляло хозяйство, в основе ведения которого лежал личный труд крестьянина. Крестьянин пользовался также помещичьим лесом, пастбищами, мельницей и т. д.

Грузинский крестьянин вел интенсивное хозяйство, но практика продажи помещиками крестьянских земель, дробление его семьи, расширение прав помещика на частное хозяйство крестьянина вели к упадку интенсивности крестьянских хозяйств и к их разорению.

В XVI — XVII вв. крестьянство ни с экономической, ни с социально-правовой точек зрения не было однородным общественным классом. Отдельные группы крестьян отличались друг от друга в зависимости от того, какому феодалу они принадлежали, и какие отношения у них сложились с помещиком. Крестьяне по принадлежности   делились на царских, монастырско-церковных и помещичьих, принадлежавших  таваду или азнауру; с другой стороны, имелись категории «мсахуров» (слуг) «не обложенных» и «обложенных бегарой». Последних в некоторых районах Западной Грузии называли «моиналами», что по-мегрельски означает «слуга», но по значению это слово не соответствовало названию «мсахура», ибо по своему общественному положению моинале стояли значительно ниже мсахуров.

Мсахуры по своим правам и обязанностям отличались от крепостного крестьянства. Обязанностью мсахура были главным образом служба при дворе феодала и военная служба. Мсахур владел землей, данной ему помещиком. Но и мсахуры не составляли однородного слоя. В Западной Грузии в XVI в. часть мсахуров была обложена легкой бегарой, другая же часть оставалась на прежнем положении. Однако в XVII в. картина значительно изменилась: категория обложенных бегарой мсахуров фактически исчезла, пополнив собой ряды крепостных крестьян. Число мсахуров заметно уменьшилось. Они составляли вооруженную силу помещика, которую этот последний часто использовал как для наказания «непокорных» крепостных крестьян, так и против самих же, оказывавших неповиновение, мсахуров.

Категории крепостных крестьян в XVI — XVII вв. были в основном те же, что и в эпоху развитого феодализма: различались «купленные», «пожалованные», «пожертвованные», «добровольные» и другие категории крепостных. Но в XVI — XVII вв. и здесь произошли некоторые важные изменения. Постепенно исчезла, слилась с другими категориями, обладавшая некоторыми привилегиями, прослойка т. н. «добровольных» крестьян. Дальнейшее обострение крепостнических отношений в XVI — XVII вв., а также постоянные внутренние и внешние войны способствовали численному росту категорий крестьян-бобылей («богано»), хизан, дворовых («моджалабе») и др.

«Богано» назывался крестьянин, бежавший от своего помещика и укрывшийся у другого господина. Такой крестьянин обычно долго не мог выбиться из нужды и вел полунищенское существование. После того, как из категории «богано» выделилась категория «хизан», «богано» стали называть и такого из местных крестьян, который своей бедностью напоминал хизана; у него не было виноградника, как не было и стимула к ведению интенсивного хозяйства. Категория «богано» к XVII г. была довольно многочисленной.

«Хизаном» также назывался крестьянин, который убегал от помещика и находил приют у другого. Увеличение прослойки богано и хизанов являлось следствием борьбы, которую вели крестьяне против феодального гнета. Такая форма противодействия крепостникам-феодалам возникла в условиях резкого усиления эксплуатации крестьян и обострения классовой борьбы. Обосновавшегося на новом месте хизана прежний помещик мог в силу феодального права возвратить обратно. Поэтому естественно, что такой переселенец не был заинтересован в ведении интенсивного хозяйства.

«Дворовым» называли крестьянина, который не имел земли и со своим семейством жил в доме помещика, питаясь остатками с его стола. Служба дворовых считалась унизительной. По своему экономическому и правовому положению дворовый стоял ниже других категорий крепостных и приближался к положению раба.

Сравнительно привилегированный слой крестьян составляли «тарханы» или «азаты». Так называли в XVI — XVII вв. целиком или частично освобожденных от помещичьих налогов крестьян.

 

Крестьянские повинности, оброк и барщина. Усиление эксплуатации крестьян

 

Крепостные обязаны были нести т. н. «крепостную службу». В XVI—XVII вв. соответствии с одновременным существованием натуральной и трудовой ренты обязанности крестьянина перед помещиком делились на два основных вида — бегару и службу. Бегарой называлось всякое натуральное обложение крестьянина за полученную от помещика землю. Случалось, что бегара вносилась в виде определенной денежной суммы, но в XVI — XVII вв. в основном господствовало натуральное обложение. Бегара делилась в свою очередь на две части: основная называлась «тави бегара», а дополнительная — «схвай бегара». Кроме того, существовало и так называемое «самаспиндзло», или «угощение», т. е. крестьяне обязаны были в определенных случаях угощать помещика и его свиту.

 «Службу» несли все крестьяне, без исключения, однако характер ее менялся в зависимости от категории крестьян; на мсахурах лежала обязанность поставлять лошадей , нести «службу при дворце» и т. п., а на крепостных крестьянах — барщина, «коллективная работа на помещика», «переноска грузов» и др. «Служба» могла быть «недельной», «ежедневной», а иногда случайной — «когда спросят». «Служба» крепостных крестьян являлась трудовой бегарой.

Главную помещичью бегару к тому времени составляли: «гала» (налог на зерновые), «кулухи» (налог на виноградники), «сабалахе» и «пиристави» (налог на мелкий и крупный скот), «дзгвени» (приношения) и др.

Кроме своего помещика, крестьянин обязан был обслуживать царя и платить государственные налоги. Государственный налог на зерновые культуры назывался «кодис пури». Государство взимало с крестьян кулухи, пиристави, нахиристави и другие натуральные налоги. Крестьянин выплачивал царю денежные налоги, основной из которых именовался «саури». В числе важных государственных повинностей крестьян было «лашкар-надироба», обязательное участие в царских походах и охоте, или выполнение связанных с ними подсобных работ. Существовали также церковные налоги и повинности, налоги, которые покрывали содержание царских или помещичьих чиновников, а также выплату установленной иноземными захватчиками дани.

Все эти многочисленные налоги и повинности разнились друг от друга в зависимости от того, взимались ли они в Восточной или Западной Грузии, в нагорных областях или в долинах.

В соответствии с тем, кому принадлежали крестьяне, к какой категории они относились и как им удавалось защищать свои интересы, их повинности иногда были различными даже в пределах одной деревни.

Таким образом, крепостные крестьяне кормили и поили представителей господствующего класса — царя, тавадов, служителей церкви, азнауров, пахали и мотыжили их землю, снимали урожай, обрабатывали виноградники. Эксплуатация крестьянина была разнообразной и неограниченной.

Господствующий класс обладал вооруженной силой, в его руках были сосредоточены различные средства принуждения, с помощью которых он подавлял движение крепостных крестьян, заставляя платить работать зачастую больше того, чем это было установлено традицией. По мере роста своих потребностей помещик усиливал эксплуатацию крестьян, при этом он или увеличивал размеры обложения, или же, как было сказано выше, кроме «главной бегары» («тави бегара») вводил новую, «другую бегару» («схвай бегара»). Эту бегару эксплуатируемое население называло «неположенным обложением».

Рост оброчных норм и возникновение «другой бегары» были общим для Грузии XVI — XVII вв. явлением. Феодалы, заботясь об увеличении своих доходов, пытались закабалить и мсахуров, используя их на различных работах, в том числе при перевозке грузов. Особенно интенсивно закабаление мсахуров проходило в Западной Грузии. Увеличивать сбор помещикам удавалось также путем увеличения весовых мер. Это стало особенно заметно в XVI — XVII вв., когда основная единица этих мер — литра — значительно возросла по сравнению с предыдущими веками. Рост мер вызывал пропорциональный рост оброка. При помощи таких уловок помещик присваивал себе почти весь урожай, собираемый крестьянами. Положение крепостных крестьян, обремененных различными обложениями и повинностями, еще более осложнялось разгулом помещичьих чиновников, взяточничеством и особенно межфеодальными распрями.

 

Формы классовой борьбы крепостных крестьян

 

Своеволие феодалов и их челяди вынуждало крестьянина бороться против них различными средствами. Одной из форм классовой борьбы была подача крестьянами царю жалобы на своеволие господина. Такое выступление называлось «деоба» («тяжба»). Феодальное право и царь защищали интересы класса феодалов, и поэтому «деоба» большей частью решалась не в пользу крестьян.

Крестьяне покидали свои земли, становились хизанами или боганами. Уход от помещика являлся самой распространенной формой классовой борьбы в Грузии XVI — XVII вв. На обострение этой борьбы указывает, в частности, множество покинутых в то время поместий и обезлюдевших сел как в Восточной, так и в Западной Грузии.

Из Картли крестьяне бежали в Кахети, из Имеретинского царства — в Восточную Грузию, из Мегрелии — в Абхазию, Имерети и другие земли.

Часть беглых крестьян составляла разбойничьи шайки, которые не только защищались от несправедливого господина, но и сами нападали на его усадьбу, грабили и жгли господское имущество, а самого помещика убивали. Разбойничьи шайки беглых крестьян составляли иногда внушительную силу и наносили значительный ущерб светским и церковным феодалам.

Еще более распространенной формой классовой борьбы был отказ от выплаты оброка и выполнения барщины. Когда подобный протест приобретал массовый характер и перерастал в восстание, власти водворяли порядок при помощи вооруженной силы.

Одно крестьянское выступление произошло в 60-х гг. XVII г., в селе Каисхеви Арагвского эриставства. Каисхевцы отказались платить церковный налог, они протестовали против «вступления» цилканского епископа в их деревню и «не впустили его». Епископа поддержал Заал Эристави, который послал в непокорную деревню карателей. Но и вооруженной силой не удалось сломить сопротивление каисхевцев.

В XVI — XVII вв. антикрепостническое движение грузинских крестьян носило характер разрозненных стихийных выступлений, причем зачастую оно принимало форму пассивного сопротивления произволу помещика. Крестьянское движение не принимало массового размаха. У крестьян еще не было сознания необходимости совместной борьбы. Кроме того, объединению и сплоченности мешала социальная неоднородность крестьянства, наличие в нем различных слоев, прослоек и категорий.

 

Пленнопродавство

 

В борьбе с непокорными крестьянами феодалы прибегали к самым различным мерам. Беглого крестьянина, если он не скрывался надолго и надежно, господин возвращал назад. Феодальное право, стоявшее на страже интересов землевладельца, позволяло ему на протяжении тридцати лет разыскивать и возвращать своего крепостного или же продавать его помещику, на земле которого укрылся крестьянин. Возвращение беглецов, продажа их своему господину были мерами против бегства крестьян. Положение крестьянина в обоих случаях ухудшалось. Однако, помещики, недовольствуясь этим, обращались к самой дикой форме классовой борьбы, т. н. пленнопродавству. Это значит, что практиковалась продажа полоненных и похищенных крепостных крестьян за границу. Особенно стремилась приобрести их Турция, где из пленных формировали отряды янычаров или использовали для службы в гаремах, на кораблях и т. д. Соседство Турции и господство ее на Черном море во многом способствовали широкому распространению пленнопродавства в Западной Грузии в XVI — XVII вв. Здесь пленными торговали мтавары, тавады, азнауры, епископы, а иногда даже разбойничьи шайки крестьян. Оживленная торговля пленными велась в портах Черного моря. Каждый сентябрь в черноморских портах появлялись турецкие фелюги, гружённые разнообразными товарами. Взамен товаров купцы получали рабов. Продажа пленных, особенно распространенная в Западной Грузии, к XVII в. охватила почти всю Грузию, опустошая деревни, лишая их лучшей, наиболее трудоспособной части населения. Потому-то в XVII в. в Западной Грузии число трудового населения не только не возросло, но даже сократилось вдвое по сравнению с предыдущим веком. Все это, в конечном счете, еще более обостряло кризис феодального общества.




§ 2. СОЦИАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ И КЛАССОВАЯ БОРЬБА В ГОРОДАХ

 

Основное население городов состояло из ремесленников, купцов и лавочников. Большая часть их была крепостными. Крепостных ремесленников и купцов имели царь, церковь, тавады и даже азнауры. Население города, так же, как крестьянство, принадлежало к различным категориям. К низшей категории принадлежали так называемые, «городские нищие» или бродяги; это были люди, которые кормились нищенством и, перепадавшей им время от времени, поденной работой. Незначительная часть городского населения представляла свободных ремесленников и купцов, имевших свою привилегированную верхушку.

В Тбилиси представителями этого слоя были «мокалакэ» (горожане), а в других городах — так называемые «царские купцы». На рубеже XVI — XVII вв. звание «мокалакэ» и «царского купца» стало особой привилегией богатой верхушки городского населения. Мокалаки и царские купцы по своему имущественному положению заметно отличались от крепостных купцов и ремесленников. Они владели значительным капиталом, лавками, караван-сараями, пахотными землями, даже крепостными, в том числе и ремесленниками. Царская власть со своей стороны давала таким мокалакам и купцам определенные преимущества, защищала их права и интересы. На городское население, как свободное, так и крепостное, возлагались разнообразные повинности в пользу царя или иного владетеля. Крепостной ремесленник или торговец выплачивал господскую бегару из своих доходов. Кроме того, господин присваивал и непосредственно труд мастера.

Антифеодальная борьба в грузинских городах приняла в XVI — XVII вв. довольно острый характер; в основном она вылилась в те же формы, что и борьба крепостных в деревне; только выступления городского населения были сравнительно более сплоченными. Например, жители города Гори в конце XVII в. выступили против городского моурава. Единодушное выступление горийцев вынудило Ираклия I отменить старые уложения, которыми руководствовался горийский моурав, и дать городу новый, более выгодный для населения статут. Однако такое мирное решение вопроса было явлением весьма редким, и потому страдавшее от социального гнета городское население, в том числе царские купцы и мокалаки нередко бежали из городов в чужие края.

Классовая борьба вспыхивала иногда на почве религиозных столкновений. Так, например, восстание тбилисских купцов и лавочников в 1698 г., направленное против агентов европейского торгового капитала — католических миссионеров и их защитников, представителей грузинской феодальной аристократии, вылилось в выступление против католицизма вообще. Главарями этого восстания были представители грузинского и армянского духовенства, а также несколько влиятельных горожан. Основные силы восставших состояли из тбилисских купцов и лавочников, которые по условному сигналу закрыли свои лавки и, вооруженные дубинами, камнями и топорами, напали на дома патеров и католические церкви. Классовая борьба в городах Грузии носила иной раз, и характер национальной розни. Такую окраску классовый антагонизм получал вследствие того, что городское ремесленники и купеческое население от крепостных до мокалаков в основном составляли представители других национальностей, в частности — армяне. Классовая борьба протекала и внутри самого городского населения. Низшему, основному слою городского населения приходилось бороться не только против насилия феодалов, но и против собственных сограждан — крупных купцов и лавочников. Экономическая и социальная пестрота, существование различных категорий крестьян — царских, церковных и частнопомещичьих, — все это мешало городам выступать объединенными силами против крепостной зависимости и добиться введения городского самоуправления.



§ 3. ГОСПОДСТВУЮЩИЙ КЛАСС

 

В Грузии XVI—XVII вв. по существу были две основные формы феодального землевладения: частногосподская и общевладельческая-сатавадо.

Частногосподская собственность была сравнительно прогрессивной формой собственности, она, в противоположность общевладельческой собственности, поощряла помещика к ведению интенсивного хозяйства.

Общевладельческая-сатавадо была «фамильная» (сахасо) и «удельная» (сауплисцуло). Удельные земли не принадлежали лично ни таваду, ни членам его дома, и поэтому никто из них не был особенно заинтересован вести на них интенсивное хозяйство. Общевладельческая собственность, так же, как и частногосподская, по существу, состояла из двух частей. Одна часть земли была поделена между крепостными крестьянами, другой частью непосредственно владели помещики. Собственные владения помещиков состояли из лучших «господских пашен» и «обширных виноградников». На господских пашнях и на виноградниках трудились крестьяне, отрабатывавшие барщину. Другая же часть земель была непосредственно распределена между податными крестьянами. Богатство и силу феодала определяли размеры земельных владений и число крепостных.

Большинство помещиков располагало рабочей силой, обеспечивавшей отработку барщины. Но встречались феодалы, имевшие по одному—по два дыма крепостных крестьян, а то и вообще не имевшие таковых. Им приходилось обрабатывать свои земли с помощью наемных работников.

Привилегированное сословие крупных феодалов в Грузии XVI—XVII вв. составляли тавады. К XV в. тавады заметно выделились из класса азнауров и представляли фактически отдельное сословие. В XVI в. этот процесс углубился, власть тавадов еще более укрепилась. Тавадом назывался старший в роду правитель «сатавадо», или «дома» (сеньории). Первейшими среди тавадов были так называемые «дидебулы тавады», которые не только владели многочисленными крепостными и поместьями, но и занимали также важные должности при царском дворе. После них шли «средние тавады» — сыновья крупных тавадов и старшие в роду главари сравнительно мелких феодальных домов. Наконец, третью категорию составляли «низшие тавады». К господствующему классу принадлежали и азнауры. Они делились на царских, церковных и тавадских азнауров. Конечно, больше всего азнауров имели цари. Однако, много их было и у тавадов. Тавадские азнауры делились на «фамильных», «удельных» и «частногосподских». Кроме того, среди азнауров наблюдалось и резкое имущественное неравенство: одни владели более чем сотней крепостных, в то время как другие не имели ни одного. В соответствии с этим различались три основные категории: крупные азнауры, средние азнауры и мелкие азнауры. Азнауры составляли свиту патрона. Вместе с тем они занимали различные должности при дворе своих владетелей. Азнауры, как обладатели крестьян и поместий, принадлежали к классу эксплуататоров, презрительно относились к мсахурам и крепостным. Но и сами азнауры часто подвергались насилиям со сторены своих патронов. Это приводило к внутриклассовой борьбе между тавадами и азнаурами.

В феодальной стране церковь была верной союзницей и защитницей господствующего класса, проводником его идеологии. В то же время сама являлась крупной феодальной организацией. Ей так же, как светским феодалам, принадлежали поместья, мельницы, маслобойни, торговые лавки, стада мелкого и крупного рогатого скота и другое имущество. Главным источником богатства церквей и монастырей являлась эксплуатация крепостных крестьян.

Церкви и монастыри в феодальной Грузии представляли собой значительную общественно-экономическую силу. В XVI—XVII вв. церковь, сохраняя в целом основные черты феодальной организации, понятно, не имела сословной сплоченности. Одна часть служителей церкви вышла из низших общественных слоев и сама подвергалась феодальной эксплуатации, а другая, наиболее состоятельная, отражала интересы крупных землевладельцев. Высшие церковные должности в XVI—XVII вв. без исключения занимались представителями высших общественных кругов — членами царской фамилии, тавадами и азнаурами. Церковь благословляла феодальный строй, прославляла средневековое крепостничество, проповедовала неизбежность существования угнетателей и угнетенных.