Главное меню

Учебник по истории Грузии - Глава XX. Политическое положение Грузии во второй половине XVIII века / Глава XXI. Социальное и экономическое положение Грузии во второй половине XVIII века / Глава XXII. Государственное устройство Картлийско-Кахетинского царст Версия для печати E-mail
Автор Вебмастер   
Пятница, 25 Декабрь 2009 01:12

§ 1. БОРЬБА ЗА ПЕРВЕНСТВО В ЗАКАВКАЗЬЕ

 

В 1744 году шах Ирана Надир признал Теймураза II царем Картли, а его сына Ираклия Второго — царем Кахети. Таким образом, Картли и Кахети объединились в руках одной фамилии.

В 1748 — 1750 годах Картли и Кахети вели ожесточенные войны с соседними ханами, которые стремились установить свое господство) в Восточном Закавказье. В этих войнах грузины одержали ряд побед. Ереванский, Ганджинский и Нахичеванский ханы признали себя данниками грузинских царей. Превосходство Картли и Кахети в Восточном Закавказье стало почти бесспорным.

Правящие круги Картли и Кахети считали, что для прекращения набегов на Грузию дагестанских феодалов необходимо было покорить Чари-Белакани и Каки-Энисели, присоединив их вновь к Кахетинскому царству, ибо эти исконные грузинские земли стали к тому времени прибежищем для разбойничьих шаек.

Чарцы, получив из Дагестана вспомогательные силы, в 1750 году неожиданно вторглись в Грузию, основательно разграбив незащищенные области. Объединенные войска Картли и Кахети бросились в погоню за обремененными добычей отрядами грабителей и, настигнув их у слияния Алазани и Иори, вступили с ними в бой. Враг был разгромлен. Этой победе в Картли и Кахети придавали большое значение, полный разгром противника казался правителям грузинских царств залогом окончательного разрешения «лезгинского» вопроса. Состоялось заседание царского дарбаза, на котором было принято решение о покорении «вольных общин».

В случае присоединения Чари-Белакани и Каки-Энисели, Кахетинское царство становилось непосредственным соседом Шаки. Эта перспектива встревожила Шаки-Ширванского хана Аджи-Челеби, и он начал тайно готовиться к решительной битве. Грузины узнали о замыслах Аджи-Челеби слишком поздно. В 1751 году объединенное войско дагестанских феодалов и Шаки-Ширвана нанесло поражение грузинским войскам. Это было первым, серьезным поражением Теймураза и Ираклия.

В это же время грозная опасность нависла над Грузией со стороны Южного Азербайджана. Владетель Тавриза Азат-хан задумал покорить весь Иран и завладеть шахским престолом. В 1751 году хан вторгся в пределы Восточного Закавказья. Военные действия хан начал с нападения на Ереванское ханство.

Правящие круги Картли и Кахети со всей серьезностью отнеслись к этой новой опасности, Ираклий поспешно двинулся на помощь Ереванскому хану. Сражение произошло вблизи Еревана, у Кирх-булаха. Силы противника во много раз превосходили силы грузин, однако Ираклий, несмотря на это, смело вступил в бой. Благодаря выдающемуся полководческому таланту Ираклия предводительствуемые им грузинские войска нанесли мощный и искусный удар по центру кызылбашского войска, смяв и расстроив группы наступавших. Азат-хан с трудом избежал плена. Ираклий, устранив угрозу Ереванскому и Нахичеванскому ханствам, возвратился в Тбилиси.

Теперь можно было осуществить меры по обузданию разбойничьих банд, совершавших набеги на Грузию. Пресечение набегов дагестанских феодалов следовало начать с разгрома Аджи-Челеби. Последний являлся опасным и ловким противником. В результате искусной политики Аджи-Челеби не только сплотил на борьбу против Теймураза и Ираклия дагестанцев, но и тайно переманил на свою сторону ханов Ганджи, Карабаха и Еревана. В 1752 году, в результате измены вышеназванных ханов, грузины в битве под Ганджой потерпели поражение. Окрыленный победой, Аджи-Челеби перешел в наступление. Правители Картлийско-Кахетинского царства приготовились стойко встретить вражеское нашествие; население укрылось в крепостях; все мужчины, способные носить оружие, были призваны в ряды войск; на Северный Кавказ были посланы царские представители для вербовки наемного войска из черкесов и других горских племен. Грузины были вполне подготовлены для того, чтобы достойно встретить врага. Осведомленный о военных приготовлениях грузин, противник отказался от намерения вторгнуться в Грузию и предпочел уйти восвояси; но грузинское войско, под начальством Ираклия, настигло его на границе Казах-Шамшадилу. Завязался жестокий бой, в котором особенно отличились кизикские крестьяне и отряд черкесов. Враг понес тяжелые потери и был обращен в бегство.

Эта победа имела для грузинского народа важные последствия. Союз мусульманских ханств, который Шакинский хан собирался противопоставить Картли и Кахети, вскоре распался. Ереванский, Ганджинский и другие ханы вновь изъявили покорность Теймуразу и Ираклию. Наконец, тавризский правитель Азат-хан отказался от враждебных действий и предложил царям Картли и Кахети заключить мир, что было весьма желательно правителям Грузии. Умиротворение Азат-хана способствовало внутреннему укреплению Картли и Кахети.

Таким образом, в результате непрерывной пятилетней борьбы правители Картли и Кахети вынудили Азат-хана отказаться от своих домогательств и успешно отразили совместное наступление соседних ханов.


 

§ 2. БОРЬБА ПРОТИВ НАБЕГОВ ДАГЕСТАНСКИХ

ФЕОДАЛОВ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ

XVIII ВЕКА

 

Набеги дагестанских феодалов на Картли и Кахети особенно участились в 1754—1760 годах. Картли была наводнена их разбойничьими шайками. Население укрывалось в крепостях, в результате чего хозяйство страны приходило в запустение. Помимо непрерывных мелких набегов, дагестанские феодалы в этот период предприняли против Грузии несколько крупных походов. Наиболее значительными из них были два похода дагестанцев, предпринятые под начальством хундзахского владетеля Нурсал-бека.

В 1754 году хундзахский владетель с большим войском вторгся в Грузию. Нурсал-бек прошел Кахети, грабя и уничтожая все на своем пути, переправился через Арагву, вступил в Картли и осадил Мчадисджварскую крепость, прикрывавшую Мухрано-Душетскую дорогу, в ущелье реки Нареквави.

У стен этой крепости произошло жестокое сражение; враг, понеся тяжелые потери, вынужден был отступить. Но радость крупной победы, одержанной над хундзахским владетелем, омрачали непрерывные мелкие набеги.

В 1755 году противник вновь вторгся в Грузию с большими силами. Хундзахский владетель жаждал отомстить за поражение у Мчадисджвари. Нурсал-бек собрал большое войско; в надежде на легкую наживу к нему присоединились многие дагестанские феодалы.

С многочисленным войском Нурсал-бек подступил к Кварели. Двадцатитысячный отряд неприятеля осадил мощную Кварельскую крепость.

Грузины не обладали такими силами, чтобы вступить в открытый бой с многочисленным войском Нурсал-бека. Защитники крепости находились в тяжелом положении, необходимо было поднять их дух и прислать гарнизону подкрепления. Ираклий II решил направить в осажденную крепость вспомогательный отряд. Осуществить этот план могли только отважные и самоотверженные люди. Двести шесть смельчаков вызвались совершить этот героический подвиг; все они, за исключением девяти тавадов и азнауров, были крестьяне. Ночью вспомогательный отряд выступил из Кизики, переправился через Алазань и, бесшумно сняв вражеские посты, с боем прорвался к крепости. Вспомогательный отряд доставил осажденным большое количество пороха. Теперь крепость могла успешно выдержать длительную осаду.

Послав в Кварельскую крепость вспомогательный отряд, Ираклий одновременно сформировал из наиболее смелых и искусных всадников-кизикцев конную группу и бросил ее против Чари. Военный маневр Ираклия удался: чарцы покинули войска, осаждавшие Кварельскую крепость, и поспешили на защиту своих деревень. Их примеру последовал Какский султан, владениям которого также угрожал грузинский отряд, направленный в Чари. Видя, как тают силы осаждавших, нухинский хан также снял свой отряд и поспешил возвратиться в свою страну. В результате одно крыло осаждавших значительно поредело. Опасаясь разгрома, дагестанский владетель Сурхай-хан тоже покинул своего союзника и отправился восвояси. Вскоре Нурсал-бек и шамхал тарковский сняли осаду Кварельской крепости. Грузинский народ избежал серьезной опасности, план врага — одним ударом уничтожить Картли и Кахетии — был сорван. Однако непрекращавшиеся мелкие набеги дагестанских феодалов продолжали наносить Грузии значительный ущерб.



§ 3. УКРЕПЛЕНИЕ ПОЛИТИЧЕСКИХ И КУЛЬТУРНЫХ СВЯЗЕЙ С РОССИЕЙ

 

Московская грузинская колония

 

Образовавшаяся в Москве грузинская колония значительно содействовала культурному и политическому сближению грузинского и русского народов. Как известно, Вахтанг со своей многочисленной свитой тоже поселился в Москве, в результате чего грузинская колония увеличилась численно и окрепла морально. Первое время грузинскую колонию материально поддерживало русское правительство, а духовную поддержку тосковавшие по родине эмигранты находили у передовых людей России. В колонии грузины-эмигранты продолжали оживленную творческую и культурную деятельность; печатались, в продолжение традиции царя Вахтанга, грузинские книги; члены колонии усердно изучали русский язык, знакомились с русской литературой; не прекращалась в колонии работа в различных областях знаний.

Члены грузинской колонии селились и за пределами Москвы. Великий грузинский поэт Давид Гурамишвили нашел свою вторую родину на Украине, в г. Миргороде.

Творческая работа московской колонии внесла значительный вклад в сокровищницу грузинской культуры.

Существование в Москве грузинской колонии имело также неоспоримое политическое значение. Она помогала укреплению связей между Россией и Картлийским, Кахетинским и Имеретинским царствами, содействовала ознакомлению с жизнью и обычаями этих стран, предоставляла необходимую информацию, помогала налаживать дипломатические отношения.

 

Связи Картли и Кахети с Россией

 

В 1752 году митрополит Афанасий Амилахвари и приближенный царя Симон Макашвили были направлены в Россию в качестве послов, представлявших правительства Картли и Кахети. Послы были уполномочены заявить, что Картли и Кахети в настоящее время достаточно сильны, чтобы с помощью русских войск навеки избавиться от мусульманского ига; а это, в конечном счете, соответствует как интересам Грузии, так и интересам России. Но русское правительство все еще не считало общую политическую обстановку благоприятной для оказания военной помощи Грузии. В свою очередь, Турция всеми средствами стремилась заставить Грузию порвать всякую связь с Россией.

Вслед за первым посольством, в 1761 году в Петербург отправился сам царь Картли — Теймураз II. Он просил у русского царя военную или хотя бы финансовую помощь, чтобы иметь возможность нанять вспомогательные отряды. С помощью русских войск грузинские цари надеялись пресечь набеги дагестанцев, а затем с отборным войском вступить в Иран и вынудить правящие круги Ирана (меджлис), избрать угодного для России шаха. Таким образом, Теймураз и Ираклий выразили свою готовность отстаивать интересы России в Иране. Кроме того, в случае успешного осуществления их плана, Грузии предоставлялась возможность навеки освободиться от иранского господства. Однако в России и на этот раз преобладало мнение, что общая политическая обстановка не благоприятствует осуществлению такого смелого плана. К тому же во время переговоров, 8 января 1762 года, в Петербурге умер царь Теймураз.



§ 4. ОБЪЕДИНЕНИЕ ПРИ ИРАКЛИЕ II КАРТЛИ И КАХЕТИ В ОДНО ЦАРСТВО

 

Тотчас после смерти Теймураза Ираклий объявил себя царем Картли и Кахети, объединив под своей властью два крупнейших государства Восточного Закавказья. Правитель Ирана Керим-хан не только признал Ираклия II главою объединенных государств, но и подтвердил права Ираклия на Ереванское и Ганджинское ханства.I

План Ираклия сблизить интересы народов Закавказья успешно претворялся в жизнь. Многие политические деятели Армении и других стран Закавказья связывали лучшее будущее своих народов с политическими планами Ираклия и были готовы плечом к плечу с грузинами бороться за их осуществление.

В то же время в самой Грузии происходила напряженная междоусобная борьба. Еще при жизни Теймураза объединенные картлийско-кахетинские войска выступили против сильного и своевольного владетеля Арагвского эриставства (1743). В ходе борьбы восставшие арагвийцы убили своего, эристава Бежана. Теймураз привлек арагвийцев на свою сторону и присоединил эриставство к государственным землям своего царства. Затем ему удалось расположить к себе население Ксанского ущелья и отторгнуть у Гиви Амилахвари Ксанское эриставство (1744).

Таким образом, царствование Теймураза и Ираклия ознаменовалось ожесточенной борьбой с тавадами. Своевольных картлийских феодалов пугало усиление центральной власти, они не могли мириться с фактом объединения Картли и Кахети. В борьбе за свои узко сословные интересы реакционные тавады охотно заключали союзы со злейшими врагами грузинского народа: с кызылбашами, турками, лезгинскими шайками грабителей. Противники сильной царской власти; надеялись найти себе союзников и среди членов московской грузинской колонии.

Начиная с 60-х годов, положение существенно изменилось. Картлийские тавады почти совсем потеряли надежду на помощь извне. Керим-хан был в дружеских отношениях с Ираклием, Турция также перестала вмешиваться в дела Восточного Закавказья, а соседние ханы подчинились Ираклию и не решались открыто выступить против него.

Не имея возможности вести открытую борьбу, реакционные тавады встали на путь заговоров и террора: они решили физически уничтожить царя и всю его семью. Вдохновителем и организатором этого заговора являлся Паата, внебрачный сын царя Вахтанга. Вскоре квартира Пааты, проживавшего в доме некоего Маркозашвили, превратилась в гнездо заговорщиков. В 1765 году, когда все было подготовлено для осуществления задуманного плана, заговорщиков выдал властям ремесленник из Самшвилде, Датуна Пеикари. Ираклий немедленно арестовал главарей заговора. Все они были сурово наказаны. В результате крушения заговора власть царя еще более укрепилась. В дальнейшем реакционные тавады хотя и пытались бороться против централизованной царской власти, но уже не решались прибегать к методам террора.

Продолжая борьбу за объединение страны и усиление царской власти, Ираклий в последующие годы добился новых успехов. В 1755 году он упразднил ханство в Казахе, поставив во главе этой области своего моурава, а в 1765 году царские моуравы уже управляли и областями Борчало и Байдари — исконными грузинскими землями, долго находившимися под игом мусульман.



§ 5. ИМЕРЕТИНСКОЕ ЦАРСТВО ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ

XVIII СТОЛЕТИЯ

 

Соломон I

 

В 1752 году имеретинский престол занял Соломон, сын царя Александра. Следуя политике отца, молодой царь попытался подчинить себе непокорных тавадов. Это была лишь часть широкой программы действий, намеченной царем Соломоном. В его программу входило создание сильной царской власти, объединение под властью имеретинского царя всей Западной Грузии и изгнание турок с грузинской земли. Деятельность царя Соломона по укреплению централизованной царской власти во многом была  сходна с деятельностью Ираклия П.

Осуществление намеченной программы царь начал с борьбы против распространения мусульманства и торговли пленными. Это были наиболее наболевшие вопросы; передовые деятели имеретинского феодального общества считали скорейшее искоренение этих общественных пороков первейшей и неотложной задачей молодого царя. Поэтому решение этих задач не встретило препятствия со стороны большинства имеретинских феодалов, и Соломону сравнительно легко удалось сплотить вокруг себя значительные силы.

Соломон привлек на свою сторону мелких феодалов; наряду с этим он сумел добиться примирения с могущественными феодалами — Отиа Дадиани и Мамиа Гуриели, лишив тем самым рачинского эристава и тавада Левана Абашидзе их сильнейших союзников.

Соглашение между царем и мтаварами привлекло внимание Турции. Для нее особенно нежелательной была борьба царя и его сторонников против торговли пленными. Ахалцихский паша неоднократно обращался к царю с требованием о восстановлении в Имерети старой практики продажи пленных, но Соломон оставался глух к этим требованиям. В отместку турецкий султан приказал наказать Соломона. Леван Абашидзе и эристав Ростом не преминули воспользоваться подходящим моментом. Абашидзе отправился в Ахалцихе и оттуда повел вражеские войска на Имерети. На помощь царю Соломону пришли Дадиани и Гуриели со своими отрядами. К Соломону присоединился также наследник абхазского тавада из Самурзакано Хутуниа Шарвашидзе. В декабре 1757 года большая турецкая армия вторглась в пределы Имерети. Молодой имеретинский царь проявил себя талантливым военачальником. Он удачно заманил уверенных в своем превосходстве турок на заранее избранные им для сражения позиции — в Окриба, на Хресильское поле, где противник не мог использовать свое численное превосходство. Имеретинские войска так стремительно атаковали противника, что сразу же смяли турецкие отряды, после чего враг в панике бежал и был разбит наголову. В этом сражении пал злейший враг Соломона Леван Абашидзе. Сатавадо Абашидзе окончательно перешло во владение имеретинского царя. Соломон отобрал также владения и крепостных у прочих мятежных феодалов. Эристав Ростом на этот раз избежал заслуженной кары: феодалы помирили царя с этим могущественным тавадом, который принес Соломону клятву верности. В результате успешного Хресильского сражения имеретинский царь значительно укрепил свою власть.

 

Дальнейшее усиление Имеретинского царства. Посольство в Россию

 

В 1758 году между имеретинским царем и царем Картли и Кахети был заключен военный союз, гласивший: «Независимо от того, в чью страну вступит враг, договаривающиеся стороны приходят друг другу на помощь». Этот союз оставался нерушимым до 1770 года.

Турция, не желая признать себя окончательно побежденной в Хресильской битве, все еще настойчиво стремилась подчинить себе Имерети. В 1758 году между царем Соломоном и турецким войском произошло два сражения, которые еще более укрепили авторитет и значение царской власти в Западной Грузии.

В декабре 1759 года был созван чрезвычайный собор церковных и светских феодалов Западной Грузии. Наиболее значительным из постановлений этого собора было запрещение торговли пленными в Западной Грузии. На соборе Соломон выступил уже не только как царь Имерети, а как владетель всей Западной Грузии.

Мтавары, а тем более имеретинские тавады со страхом наблюдали за усилением царской власти. Особенно встревожен был успехами царя Соломона рачинский эристав Ростом.

С 1763 по 1768 год население Имерети героически сражалось с турецкими захватчиками и их приспешниками — тавадами. В упорной борьбе Имерети вынудила турок отказаться от намерения окончательно покорить эту страну. Турки вынуждены были начать с царем Соломоном мирные переговоры. Соломон не верил, что Турция будет соблюдать мирный договор и стал заранее подыскивать себе сильного союзника. Правящие круги Имерети были хорошо осведомлены о противоречиях, издавна существовавших между Турцией и Россией. На этих противоречиях царь Соломон и строил свои политические планы. В 1768 году из Имерети в Россию был направлен с особыми полномочиями посол Максим Кутатели (митрополит кутаисский). Соломон просил у русского царя покровительства и в свою очередь обязывался выступить на стороне России в случае войны с Турцией.

 

Абхазское княжество

 

В XVIII веке отдельные районы Абхазского княжества (самтавро) с точки зрения социально-экономического развития стояли на разных ступенях: в зоне приморских и холмистых земель господствовали феодальные отношения, в нагорной же части — общинная собственность, сельские общины (акита), хотя в них уже отчетливо наблюдались признаки разложения патриархальных порядков.

Класс эксплуататоров в Абхазии состоял из тавадов, азнауров и церковных феодалов.

Крестьянство и в Абхазии, будучи неоднородным по своему правовому и экономическому положению, делилось на различные категории.

В то время в Абхазии большая часть крестьян еще пользовалась правом перехода от одного господина к другому, т. е. крестьянин не был окончательно прикреплен к земле, что свидетельствует о слаборазвитых крепостнических отношениях. Этим фактом объясняется бегство в Абхазию испытывавшего крепостной гнет крестьянства из других областей Грузии. Особенно много крепостных бежало в Абхазию из Мегрелии. Беглые крепостные, скоплявшиеся здесь на протяжении многих веков, составили довольно значительную прослойку.

В XVIII столетии, как и в предыдущие века, абхазцы принимали активное участие в жестокой борьбе, которую вел  грузинский народ против иноземных завоевателей.

Непримиримая вражда абхазцев к турецким захватчикам вылилась в ряд народных восстаний, которые имели место и в 1725 — 1728 гг. Потерпев поражение, абхазцы не отказывались от дальнейшей борьбы, и в 1733 году волна народного восстания вновь охватила страну. На этот раз борьба абхазского народа против турецкого засилия увенчалась успехом.

В решающей битве у селения Хресили, плечом к плечу с грузинами, против турок сражался отряд самурзаканцев во % главе со своим тавадом — Хутуниа Шарвашидзе, который проявил в этом сражении незаурядную отвагу.

Важным моментом, способствовавшим успешному завершению освободительной борьбы грузинского народа от турецкого ига, явилось вооруженное восстание, вспыхнувшее в Абхазии в 1771 году.

Повстанцам удалось очистить Сухумскую крепость от турецкого гарнизона, но дальнейший успех восстания был сорван предательскими действиями тавадов, которые помогли туркам расправиться с абхазцами.

Реакционные тавады Абхазии и их турецкие союзники значительно укрепили свои позиции в 80-х годах XVIII столетия, когда во главе Абхазского княжества оказался ставленник турок Келеш-бей Шарвашидзе. Состоя на службе у турецкого правительства, Келеш-бей всеми силами содействовал разжиганию в стране междоусобных войн, способствовавших утверждению турецкого господства. Однако Турции не удалось превратить Абхазию, подобно ахалцихской области, в турецкий пашалык.



§ 6. РУССКО-ТУРЕЦКАЯ ВОЙНА И ГРУЗИЯ

 

В 1768 году началась русско-турецкая война. Россия стремилась заручиться поддержкой христианского населения Балкан и Закавказья. В свою очередь Турция рассчитывала на поддержку со стороны кавказских и крымских мусульман.

Соломон и Ираклий давно уже готовились к открытому выступлению на стороне России, но оба они, и не без основания, считали, что для начала военных действий им необходима военная и финансовая помощь  русского правительства. Далеко идущие планы надеялся осуществить царь Соломон с помощью русских войск; он намеревался подчинить своей власти тавадов и мтаваров, вернуть захваченные турками грузинские земли и окончательно изгнать захватчиков из Имерети. Для Ираклия II помощь России значительно облегчила бы задачу воссоединения с Картли отторгнутой Турцией Месхети, покорение Чари и Белакани и пресечение «лезгинских» набегов на Картлийско-Кахетинское царство.

Согласно планам России, объединенные силы грузин должны были сковать на Кавказе значительные турецкие соединения и тем облегчить действия русских войск на Балканах.

В конце лета 1769 года русская армия под командованием генерала Тотлебена вступила в Грузию. Корыстолюбивый авантюрист, преследовавший лишь личные цели, Тотлебен совершенно не считался с интересами грузинских государств, в то же время требуя от Ираклия II и Соломона беспрекословного повиновения. Встретив со стороны грузинских царей вежливый, но решительный отпор, Тотлебен стал заигрывать с их противниками — реакционными тавадами Дадиани, Гуриели, Ксанским эриставом Давидом, Заалом Орбелиани, Мачабели, Амираджиби и другими врагами объединения Грузии.

В 1770 году русско-грузинская армия выступила в поход против ахалцихского паши и в средних числах апреля осадила лежащую на полпути из Боржоми в Ахалцихе крепость Ацкури. Однако, в самом начале военных действий Тотлебен, не дав себе труда объяснить союзникам свои действия, увел русские войска в Картли. Поступок Тотлебена вызвал возмущение среди грузинских войск.

Ираклий II, так удачно начавший военные действия против турок, вынужден был отступить вслед за Тотлебеном, избрав для возвращения в Картли дорогу, пролегающую через Джавахети и Триалети. Преследуемые по пятам турецкими войсками, грузинские отряды на следующий день достигли Аспиндза; здесь путь им преградил вспомогательный отряд турок численностью в 1.500 человек, спешивший из Ахалкалаки на соединение с главными силами. Грузины стремительно атаковали противника, разбили его и обратили в бегство. Вслед за этим они нанесли  поражение отборному лезгино-турецкому отряду, численностью приблизительно в 4.000 человек: враг потерял до трех тысяч воинов убитыми. Остальные или утонули в Куре, или попали в плен. Потери грузин были ничтожны. Ираклию не удалось воспользоваться плодами победы. Неожиданный уход Тотлебена из-под Ацкури и интриги, затеянные генералом с противниками Ираклия II в Картли, вынудили Ираклия спешно, 29 апреля, возвратиться в Тбилиси. Тотлебен, дойдя со своими войсками до Ананури, стал там лагерем, ожидая подкреплений из России.

Отношения между Ираклием и Тотлебеном крайне обострились. Генерал давно уже лелеял план свергнуть царя Ираклия с престола. Заручившись поддержкой изменников-тавадов, Тотлебен приступил к захвату грузинских городов-крепостей, силой приводя их население к присяге на верность русскому царю. Однако энергичные ответные действия Ираклия умерили пыл своевольного генерала и вынудили его отказаться от своего плана.

Получив подкрепление, Тотлебен выступил в Имерети. Еще до подхода русских войск царь Соломон своими силами изгнал турок из Цуцхватской и Шорапанской крепостей, занял Кутаиси и осадил господствовавшую над городом цитадель. 2 июля Тотлебен отбил у турок крепость и населенный пункт Багдади. Затем, 9 августа, объединенные русско-имеретинские войска овладели Кутаисской цитаделью.

В последних числах октября Тотлебен осадил Поти, но штурм сильно укрепленной крепости не имел успеха. К тому же союзники Тотлебена — владетельные князья Дадиани, Гуриели и Шарвашидзе проявляли подозрительную пассивность. Тотлебен так и не смог овладеть Поти.

При русском дворе, наконец, убедились в том, что в Грузии «Тотлебен более стыда, нежели похвалы, в здешнем краю нашей нации сделал». Вследствие этого Тотлебен был отозван из Грузии, куда вместо него был назначен генерал Сухотин.

В Тбилиси царский совет, обсудив создавшееся положение, принял важное решение. Царь Ираклий предложил русскому правительству принять Картлийско-Кахетинское царство под свое покровительство. Это предложение Ираклия было отвергнуто Россией. А в мае 1772 года русские войска были выведены из Грузии. В Петербурге придерживались того мнения, что для продвижения на Ближнем Востоке и осуществления широких замыслов русского правительства политическая ситуация еще не созрела, и что не следует раньше времени восстанавливать против себя Турцию и Иран.

Турки воспользовались уходом русских войск и в январе 1774 года их отряд численностью в 4.000 человек напал на Имерети. Царь Соломон сосредоточил против турок все свои силы. Ираклий выслал на помощь имеретинам сильный отряд. Соломон устроил туркам засаду в. ущелье р. Чхеримела, отобрав для этого наиболее метких стрелков. Огонь имеретин преградил путь неприятелю, одновременно царь Соломон с основными силами обрушился на тылы врага. Сопротивление турок было сломлено, и они обратились в беспорядочное бегство. Из всего турецкого отряда до Ахалцихе добрались всего 700 воинов, которые и принесли ахалцихскому паше весть о гибели турецкого отряда. Известие о разгроме турок быстро дошло до султана.

10 июля 1774 года в Кючук-Кайнарджн был заключен мир между Россией и Турцией. В соответствии с 23 параграфом мирного договора Западная Грузия освобождалась от тяжелой и унизительной дани людьми, которую она до этого платила Турции. Этот параграф мирного договора имел для Грузии важное значение в том отношении, что он демонстрировал готовность России официально брать под свою защиту интересы Грузии в Закавказье, и Турция признавала за Россией право на это. Война 1768 — 1774 годов укрепила власть царя Имерети. Попытки турок свергнуть царя Соломона и занять ряд имеретинских крепостей не увенчались успехом. Царь полностью искоренил торговлю пленными и твердой рукой обуздал своеволие тавадов. В 1769 году Соломону удалось захватить в свои руки рачинского эристава. Своевольный феодал понес суровое наказание, а его владения были присоединены к Имеретинскому царству. Власть царя значительно усилилась. Разоренная страна обрела наконец покой. В течение какого-нибудь десятилетия значительно возросло ее население.



§ 1. ФЕОДАЛЬНО-КРЕПОСТНИЧЕСКОЕ ХОЗЯЙСТВО ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVIII СТОЛЕТИЯ

 

Мероприятия по возрождению сельского хозяйства и промышленности страны

 

Потребовался значительный период времени для того, чтобы Грузия оправилась нанесенных ей турками и кызылбашами. Как в Восточной, так и в Западной Грузии во второй половине XVIII столетия, после длительного периода разорительных войн, наконец-то воцарился мир, способствовавший экономическому возрождению Грузии. В Западной Грузии царское правительство повело жестокую борьбу против работорговцев; прекращение торговли крепостными усилило их заинтересованность в восстановлении и развитии многих важных отраслей сельского хозяйства. Правящие круги Восточной Грузии принимали решительные меры против разбойничьих набегов дагестанских феодалов.

Для защиты страны от разорительных набегов, нарушавших мирный созидательный труд грузинского народа, по указанию царя, во второй половине XVIII в. были проведены мероприятия, направленные к усилению обороноспособности страны; для отражения набегов создавались сильные подвижные отряды, восстанавливались старые и строились новые крепости и укрепления; для несения постоянной пограничной службы были сформированы т. н. войска «мориге», в которых поочередно отбывало воинскую повинность все население Грузии, способное носить оружие. Часть пустующих земель, с разрешения царя Ираклия II, заселялась переселенцами из Армении, что в значительной степени способствовало росту населения в Грузии. Подобные мероприятия благоприятствовали быстрому возрождению страны, заселялись опустошенные врагами земли, зазеленели нивы, леса уступили место садам и виноградникам, ожили еще недавно безлюдные города. Возрождению городской жизни в значительной степени способствовали восстановление и улучшение правового положения горожан, отмененного в период господства турок и иранцев, меры по укреплению промышленных предприятий и развитию торговли, предоставление многочисленных привилегий и льгот высшей прослойке городского населения, восстановление «городского статута собственности» и другие мероприятия, значительно улучшавшие благосостояние зажиточной части городского населения.

 

Сельское хозяйство

 

Во второй половине XVIII столетия положение в Грузии быстро завоевывает новый тип землевладельцев — владетелей частных поместий, стремившихся вести рациональное хозяйство; они—помещики—старались объединить свои разбросанные земельные владения, улучшить систему их управления, обработки и т. д. Распространение помещичьего землевладения в значительной мере содействовало ослаблению, а в некоторых случаях и полной ликвидации отдельных сатавадо. Рост частновладельческих, помещичьих владений способствовал развитию интенсивного хозяйства. Отдельные крупные землевладельцы не скупились на крупные затраты, с тем чтобы заселить свои пустующие земли и превратить свои владения в образцовые сельскохозяйственные поместья. Так, супруга Ираклия II — царица Дареджана на свои личные средства заселила пустовавшие земли в Велис-Цихе, Шуа-Болниси, Колагири и других селениях Нижней Картли. Подобные мероприятия проводили также наиболее предприимчивые церковные и светские феодалы. Значительная часть наиболее плодородной земли отводилась под виноградники и сады. Помещики старались возделывать как можно больше технических культур. Особое внимание уделялось хлопководству и шелководству. Значительную роль в сельском хозяйстве стал играть наемный труд. Наемной рабочей силой пользовались не только в имениях, принадлежавших царской фамилии и крупным помещикам, но и в хозяйствах, принадлежавших зажиточным крестьянам. Интенсивное ведение сельского хозяйства значительно повысило плодородие земель. На рынки Тбилиси и других городов Грузии в большом количестве поступали не только пшеница, мука, ячмень, просо, вино и другие продукты первой необходимости, но и хлопок, шелк, рис, табак, марена, растительное масло, разные фрукты, овощи и т. д.

Города

 

Во второй половине XVIII столетия вновь возродился неоднократно подвергавшийся ирано-турецким нашествиям, лежавший в развалинах Тбилиси. Количество населения в нем в 60-х—70-х годах  XVIII столетия возросло до 25.000 человек. Быстро восстанавливался и отстраивался второй по величине и значению город Восточной Грузии — Гори. Крупные строительные работы осуществлялись в городе Телави, который вскоре превратился в один из важнейших городов Кахети. Оживились и мелкие города Восточной Грузии: Цхинвали, Ахалгори и др. В этот период в Картли и Кахети; на скрещении торговых путей и в местах с развивающейся промышленностью, возникают новые города. В 50-х годах XVIII столетия, после долгого перерыва, вновь открылся торговый путь через Дарьяльское ущелье. Этим кратчайшим путем, соединяющим Россию с Грузией, двинулись купеческие караваны, сулившие правящим кругам Картли и Кахети, кроме экономических выгод, перспективу укрепления экономических и политических связей с Россией. Полому для поощрения торговли, ведшейся через Дарьяльское ущелье, Грузинское правительство установило на товары, ввозимые этим путем, льготную пошлину. Расположенные па новом торговом пути, в северной части Картли, населенные пункты Ананури и Душети за короткий срок выросли в оживленные торговые города. Ираклий II называл Ананури «воротами в Россию». Одновременно в Кахети возник город Сигнахи, который, быстро развиваясь, вскоре стал одним из значительных промышленных и торговых центров Восточной Грузии. Оживленной стала жизнь в Кутаиси, а также в ряде мелких городов Западной Грузии.

 

Ремесла

 

В XVIII веке города Грузии являлись центрами мелкого товарного ремесленного производства. В описываемый нами период отдельные отрасли ремесленного производства стали специализироваться на массовой выработке Определенного вида продукции или даже на производстве ряда отдельных деталей. Все это привело к разделению ремесленных предприятий на отдельные производства, а также к возникновению некоторых новых отраслей ремесленных производств. Такое сужение специальностей ремесленников привело к тому, что в Грузии в XVIII в. насчитывалось до 60 различных отраслей ремесленного производства.

Особенно успехов достигло ремесленное производство в Тбилиси. Рынки, караван-сараи и торговые ряды города были заняты главным образом мастерскими ремесленников, которые были разбиты на ряды и кварталы. Каждый квартал занимался производством какого-нибудь определенного вида продукции.

Ремесленные изделия находили сбыт главным образом на местных рынках, но часть ремесленной продукции вывозилась купцами и в соседние страны. На рынок работали не только свободные ремесленники, но и крепостные. Часть ремесленников выполняла определенные заказы потребителей, а некоторые ходили на поденные работы. Зажиточные ремесленники нанимали себе в помощь работников. Чем дальше, тем шире использовался в ремесленном производстве наемный труд.

 

Крупные предприятия (мануфактуры)

 

В Картлийско-Кахетинском царстве, преимущественно в городах, начиная с 70-х годов XVIII столетия, возникают сравнительно крупные предприятия. Ведущая роль в создании крупных промышленных предприятий принадлежала горнорудной промышленности, которая существовала и раньше, но была окончательно уничтожена во время турецких и персидских нашествий. В целях восстановления горнорудной промышленности в Восточной Грузии грузинский царь переселил сюда в 60-х годах несколько сот дымов анатолийских греков, которые возобновили добычу серебра на Ахтальских рудниках и приступили к разработке Алавердских медных рудников. Были годы, когда на Ахтальских рудниках и сереброплавильных предприятиях было занято от 700 до 1.000 рабочих, К концу XVIII столетия (после нашествия Омар-хана и Ага-Магомет-хана) масштабы добычи и переработки руды значительно сократились, в сравнении с предыдущими годами.

С 70-х годов XVIII столетия в городах Грузии, главным образом в Тбилиси, возникают различные крупные предприятия, которые получают наименование «фабрик» и «заводов». Так возникли: «оружейный завод», царский монетный двор, типография, стекольное производство, соляное предприятие, «мыловаренный завод», красильни, «пороховой завод» и др. Большинство подобных предприятий принадлежало царю или членам царской фамилии, которые часть предприятий сдавали в аренду частным лицам — крупным торговцам-мокалакам и зажиточным мастерам. Арендаторы, не имея собственных крепостных, использовали на этих предприятиях труд наемных мастеров и чернорабочих; некоторые из предприятий являлись собственностью крупных купцов. В 70-х годах XVIII столетия в Тбилиси мокалаке Исай Такуашвили открыл предприятие, изготовлявшее порох; предприятие это, разумеется, обслуживали наемные рабочие; каждый из них выполнял лишь отдельный определенный процесс производства. Таким образом, большинство крупных предприятий представляло собой не просто мастерские, а мануфактуры. Мануфактурное распределение труда являлось значительным шагом вперед по пути развития производительных сил. Однако мануфактуры в Грузии того времени были еще слабо развиты и в экономической жизни страны играли менее важную роль, чем мелкое ремесленное производство.

 

Торговля

 

Описываемый здесь период явился эпохой возрождения как внутренних, так и внешних торговых отношений, почти прекратившихся из-за ирано-турецких нашествий. Центром возродившейся торговли стал Тбилиси.

Уже в 40-х годах XVIII столетия Тбилиси завязывает прочные торговые отношения с крупными торговыми центрами Грузии и с иностранными государствами. Но особенно возросла роль Тбилиси, как международного торгового центра, после восстановления торгового пути через Дарьяльское ущелье. Теперь купцы из Тбилиси и других городов Грузии стали частыми гостями не только на ярмарках Астрахани, Моздока, Кизляра, но и в крупнейших торговых центрах России, Москве и Нижнем-Новгороде. Но все же в тот период грузинские купцы поддерживали торговые отношения и с восточными государствами. В Тбилиси ежедневно прибывали караваны из Ганджи, Шемахи, Еревана, Тавриза, Эрзерума и других восточных городов.

В 50-х — 60-х годах XVIII столетия из Тбилиси ежемесячно отправлялись 150 — 200 ароб, груженных различными товарами, в Ереван, Тавриз и Эрзерум. Тбилисские купцы вывозили пушнину, шелк, шерсть, кожевенные изделия, вино, марену, топленое масло, мед и др. Особым спросом пользовались изделия тбилисских ремесленников в горных районах Кавказа.

Значительным торговым центром стал город Кутаиси. Внешние торговые отношения кутаисские купцы осуществляли в основном через Турцию. Из Турции завозили в Кутаиси европейские товары. Активно участвовали во внутренней и внешней торговле и такие экономически развитые города Грузии, как Телави, Гори, Душети.

Благодаря расширению торговли и проведению крупных торговых операций в руках некоторых грузинских купцов сосредоточились крупные по тому времени суммы. Так, к концу XVIII столетия среди тбилисского купечества имелись лица, обладавшие капиталом свыше 50.000 рублей. Избыток средств в руках у отдельных купцов создавал предпосылки для роста ростовщических капиталов. И если торговый капитал содействовал расширению товарооборота и укреплению экономических связей между грузинскими царствами и княжествами, то и торговый и ростовщический капиталы выполняли одну общую функцию, содействуя скорейшей дифференциации сельского и городского населения, большинство которого окончательно разорялось, меньшинство же, наживаясь, выделилось в отдельную прослойку сельских и городских богатеев. Все это подрывало феодальный строй, подготавливая почву для возникновения новых общественных отношений.

 

Попытки Ираклия II привлечь в Грузию иностранных предпринимателей

 

Ираклий II, выдающийся прогрессивный деятель своего времени, пытался изыскать новые пути для быстрейшего возрождения и дальнейшего экономического расцвета Картлийско-Кахетинского царства. «Ираклий ни к чему так не стремился, как к преобразованию своей страны на европейский лад», — говорили его современники. Царь Картли и Кахети прекрасно понимал, что могущество государства в основном зависит от степени развития науки, техники и промышленности. Поэтому он всячески боролся за увеличение в стране числа «людей ученых, мудрых и искусных». С этой целью он старался привлечь в Грузию из различных государств, а главным образом из России, высококвалифицированных мастеров, нужных ему для расширения старых и создания новых отраслей промышленности. Для овладения науками царь посылал молодых людей из Картли и Кахети в учебные заведения России и Западной Европы.

Особенно важное значение Ираклий II придавал привлечению в страну иностранных капиталистов-предпринимателей. С этой целью в 70-х годах XVIII столетия царь завязал переписку с известным армянским негоциантом и общественным деятелем Шахамиром Шахамиряном, проживавшим в Индии, в городе Мадрасе. Шахамирян являлся одним из руководителей группы, объединявшей армянских патриотов, эмигрировавших в Мадрас. Члены этой группы ставили своей задачей всеми имеющимися у них средствами, содействовать освобождению армянского народа от ирано-турецкого ига. Ираклий предлагал Шахамиряну переехать в Грузию, где он под покровительством царя мог бы взяться за создание крупных промышленных предприятий. Шахамир согласился на предложение царя, выставив, однако, в качестве предварительного условия, осуществление в Грузии ряда радикальных прогрессивных реформ, которые способствовали бы упорядочению и развитию начавших складываться в Грузии новых социальных отношений. Понятно, что укрепление экономического и внешнеполитического положения Грузии явилось бы мощным фактором в деле освобождения братского армянского народа от иноземного владычества. Поэтому, хотя Шахамирян, по ряду политических и экономических соображений, не мог переехать в Грузию, он на протяжении многих лет проявлял живой интерес к деятельности Ираклия.




§ 2. СОЦИАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ И КЛАССОВАЯ

БОРЬБА

 

Положение крестьян

 

Необходимость вести рационально, благоустроенное хозяйство вынуждала помещиков отрывать крестьян от их собственных наделов, увеличивать количество дней, в течение которых крепостной обязан был работать на господина. Вместе с тем рост товарного производства увеличивал потребность помещика в наличных деньгах, которую он стремился покрыть за счет увеличения денежных податей, взимаемых с крепостных. Положение крестьян отягчалось также из-за постоянного отсутствия части наиболее трудоспособного населения, которое мобилизовалось на строительство крепостей, оборонительных и иных сооружений, интенсивно возводимых царским правительством руками даровых работников.

Картлийско-Кахетинское царство ввело во второй половине XVIII столетия новый государственный налог, т. н. «сурсати» («провиантский»), предназначенный для содержания войск. Кроме вышеупомянутого налога, правительство вынуждено было зачастую вводить единовременные налоги, часть из которых, ввиду вечной нужды царской казны в деньгах, с течением времени превращалась в постоянные.

Наряду с усилением эксплуатации крестьян ухудшалось и их правовое положение. Во второй половине XVIII столетия значительно сократилось число «мсахуров». Большинство из них постепенно перешло в категорию облагаемых крестьян. Ухудшилось также положение «добровольных крепостных», которых помещики старались окончательно закрепостить. Постепенно утрачивали свои, и без того незначительные, привилегии и другие категории крестьян, упорно низводимые своими владельцами до правового положения коренных и купленных крепостных. Одновременно большинство дворовых крепостных, в результате неуклонного уменьшения трудового населения страны, получало от своих помещиков земельные наделы и приравнивалось к крестьянам, несущим барщину. Таким образом, постепенно стирались различия между разными категориями крестьян.

Значительный ущерб наносили крестьянам междоусобные войны феодалов, жертвами которых становились, в первую очередь, крепостные крестьяне.

Феодалу принадлежали не только крепостные крестьяне, но и все их движимое и недвижимое имущество. Это положение, как сказано выше, вошло в свод законов Вахтанга VI. Оно гласило, что все принадлежащее крепостному является собственностью господина.

Передовые государственные деятели Картлийско-Кахетинского государства хорошо понимали, что главной причиной ослабления Грузии является катастрофическое уменьшение количества трудового крестьянства. Крестьяне в первую очередь подвергались уничтожению во время вражеских нашествий; но не столько внешние враги, сколько беззаконие собственных феодалов гнало их с насиженных мест и вынуждало искать прибежища на чужбине. В интересах сохранения государства и его феодального строя царские власти вынуждены были выступить в защиту крепостного крестьянства.

Ираклий II стал активно вмешиваться во взаимоотношения крепостника и крепостного и требовал как от крестьянина, так и от его господина строгого соблюдения «законных», с точки зрения представителя феодалов, отношений. Исходя из интересов феодального сословия в целом, царь выступил в данном случае на защиту незаконно эксплуатируемого крестьянства, вынужденного покидать свое хозяйство. Ираклий II возложил ответственность за уход крестьян на феодалов. «Если с вашей земли уйдет хоть один крестьянин..., знайте, я строго взыщу с вас», предупреждал царь крепостников. Важное значение имели вместе с тем запрещение Ираклием II разлучать при продаже членов одной семьи, продавать крестьян без земли, а также изданный Ираклием закон, в силу которого спасшийся из плена, без помощи своего господина, крестьянин становился свободным.

Законы Ираклия II не имели, конечно, целью упразднить крепостное право. Все его мероприятия, напротив, были направлены на то, чтобы укрепить феодальный строй, упорядочить отношения между помещиком и крепостным и оздоровить государство, раздираемое на части распрями феодалов.

 

Классовая борьба

 

Не следует думать, что крестьяне без борьбы уступали помещикам, безропотно разрешая им творить беззакония. Крестьяне всеми силами противились бесчинствам крепостников.

В XVIII столетии формы борьбы крестьян против произвола феодалов оставались, по существу, все теми же, что и в предыдущие столетия. Крестьяне подавали жалобы царю; отказывались выполнять необычные повинности; не подчинялись свирепым крепостникам и, уйдя в леса с оружием в руках, мстили за свои попранные права. В XVIII столетии бегство крепостных, вооруженные восстания и отказы от несения незаконных повинностей стали принимать все более широкий размах.

От жестоких феодалов стали уходить не только отдельные крестьяне, но, порой, и целые селения. В 1735 году крестьяне сел. Сакдриони и соседних сел, являвшихся крепостными Алавердского митрополита, снялись с насиженных мест и укрылись в лесах. Аналогичное событие имело место в 1780 году в Картли, в имении, принадлежавшем Чхеидзе: притесняемые господами крепостные сел. Пона все до одного покинули селение. Большинство из них укрылось в Имерети.

В XVIII столетии такой пассивный метод протеста, как уход от неукротимого крепостника, стал все чаще сменяться открытыми выступлениями против феодалов. В начале XVIII столетия, в результате обложения крестьян новыми, дополнительными повинностями, начались волнения среди крепостных крестьян, принадлежавших Бодбийскому епископству. Массовое выступление крестьян приняло настолько грозный характер, что епископ согласился было уступить требованиям крестьян, но тут на помощь ему пришли царские войска, которым временно удалось привести крестьян к покорности. Однако, стоило царским отрядам покинуть пределы епископства, как бодбийские крестьяне вновь взялись за оружие, причем, на этот раз их борьба увенчалась победой: епископ и местные власти вынуждены были отменить новые церковные повинности.

В 1743 году массовое восстание вспыхнуло в арагвском эриставстве. Повстанцы убили эристава Бежана и изъявили желание стать непосредственно подданными царя Теймураза. Но вскоре, недовольные действиями царских чиновников, арагвские крестьяне изгнали их из пределов эриставства и отказались выполнять наложенные на них повинности. Царские войска, возглавляемые сыном Теймураза, Ираклием, жестоко подавили это восстание

Крупные волнения происходили и среди царских крестьян в Имерети. В начале 1785 года царь Давид обложил имеретинских крестьян новым крупным налогом, что вызвало недовольство большинства сельского населения, вылившееся в вооруженное выступление. Волнения царских крестьян в Имерети длились в течение восьми месяцев.

В своей борьбе против феодалов крестьяне действовали разрозненно, вследствие чего они зачастую терпели поражение. Кроме того, в то время крестьяне не ставили задачей свержение феодального строя, а боролись лишь за сокращение или отмену тех или иных крепостных повинностей, или же за личную свободу. Понятие о классовых интересах было еще чуждо крестьянству.

 

Классовые взаимоотношения в городах

 

Усиление эксплуатации трудового населения деревень, развитие промышленного производства в городах Грузии и рост денежной ренты во второй половине XVIII столетия вынуждали крепостное крестьянство и ремесленников покидать деревни и перебираться в города. Сюда же, в поисках наживы, стекалось и мелкое дворянство.

В некоторых случаях помещики сами отправляли в город на заработки своих крепостных-ремесленников и торговцев. Все это вело к неуклонному росту царских и помещичьих крепостных, проживавших в городах Грузии. В 80-х годах XVIII столетия только у Картлийско-Кахетинского царя имелось в Тбилиси свыше 1.500 дымов крепостных.

Понемногу власть и влияние в городах переходили из рук феодалов к финансовым магнатам — разбогатевшим горожанам (мокалакам) и царским купцам, составившим прослойку «городской знати».

Мокалаки и крупные купцы в Тбилиси и других городах приобрели значительное влияние на политическую жизнь страны. В основном за их счет пополнялась царская казна. Поэтому царское правительство предоставляло им всевозможные привилегии, поощряя тем самым развитие промышленности и торговли. Несмотря на это, свободные производители и горожане не смогли сформироваться в отдельный независимый класс, что объясняется сравнительно слабым социально-экономическим развитием населения городов феодальной Грузии.

Феодальные порядки цепко держали в своей власти города Грузии. Рост феодальной эксплуатации, выражавшийся в увеличении старых налогов и в введении новых, тормозил развитие производительных сил городов. Во второй половине XVIII столетия в Тбилиси и Гори, а в конце XVIII столетия — и в других городах Картли и Кахети был введен новый царский налог, получивший название «махта». Это был строго установленный, денежный налог, который взимался с того или иного города (например, Тбилиси ежегодно выплачивал его в размере 4.000 рублей). Махта уплачивалась мокалаками и царскими купцами по раскладке, производимой в соответствии с их имущественным цензом. В Тбилиси от махты освобождались церковные крепостные и крепостные помещиков. Однако в городах существовали «сурсати», «салеко» и другие налоги, которые обязано было платить все трудовое население городов, независимо от их имущественного положения. Наряду с государственными налогами из года в год возрастали оброки, взимаемые помещиками со своих отпущенных в город крепостных, которые занимались главным образом торговлей и ремеслом.

Городское население объединенными силами боролось против феодальной аристократии и произвола царских чиновников. Совместные выступления мокалаков и крепостных торговцев и ремесленников принимали иной раз такие угрожающие размеры, что царским властям приходилось идти на уступки и удовлетворять некоторые требования взбунтовавшегося городского населения.

В 90-х годах XVIII столетия население Гори восстало против моурава Иесе Амилахвари, принеся на него жалобу Ираклию II. Горийцы требовали отстранения моурава и пересмотра положения о моуравстве. Ираклий II вынужден был выполнить эти требования горийцев.

Все усиливавшаяся эксплуатация городского населения принадлежавшего феодалам, и произвол царских чиновников, наряду с постоянной угрозой вторжения внешних врагов Грузии, вынуждали купечество и зажиточных горожан требовать от царя решительных мер, способных обеспечить их личную безопасность и неприкосновенность собственности. Не добившись подобных гарантий, купечество переселялось в соседние страны, менее подверженные вражеским вторжениям.

 

Городское управление

 

В целях защиты своих интересов от посягательства феодалов, купцы и ремесленники, в зависимости от профессии, объединялись в союзы, именовавшиеся аснафами («амкары»). Во главе каждого такого объединения стоял «аснафбаши» или «устабаши». Устабаши наиболее крупных объединений, Особенно купеческих, назначались лично царем. В других, более мелких, объединениях должность устабаши являлась выборной, но избранного устабаши обязательно утверждал царь или уполномоченный на это чиновник.

У большинства аснафов имелся писаный устав (статут), который также утверждался царем или царским чиновником, возглавлявшим городскую администрацию.

Амкарства Грузии значительно отличались от узко корпоративных объединений ремесленников и купеческих союзов европейских государств своей внутренней структурой. В грузинских амкарствах объединялись как свободные, так и крепостные ремесленники и купцы, независимо от их национальности и вероисповедания.

В XVIII столетии в Грузии не существовало вольных городов. Все города принадлежали царю, мтаварам и тавадам, которые и назначали администрацию, правившую городом от имени царя или его владетельных феодалов.

Главные правители городов Грузии в XVIII столетии именовались моуравами. Моуравы назначались из среды наиболее знатных и сильных феодалов. Вторым по значению административным лицом в городе был мамасахлис. Со второй половины XVI в. в некоторых городах Грузии, в том числе и в Тбилиси, вводится должность мелика. Должность мамасахлиса и мелика занимали обычно наиболее знатные горожане, из этой же среды назначались высшие чины полиции — «нацвалы» и другие городские чиновники.

Содержание довольно многочисленного штата городских чиновников тяжелым бременем ложилось на плечи городского населения.

Правда, права и обязанности городских чиновников, а также размеры их денежного содержания были строго определены соответствующими законами, но чиновничество, не считаясь с царскими законами, самовольно увеличивало налоги и облагало городское население дополнительными повинностями, всячески используя свою должность в целях личного обогащения.

Кроме чиновников, назначаемых царем или владетельным феодалом, в XVIII столетии в городах Грузии из числа богатейших горожан составлялся выборный совет или, как его тогда называли, совет «избранных горожан», «кетхудов» (старейшин). Однако роль «избранных горожан» в городском управлении была весьма незначительной, на них в большинстве случаев возлагались обязанности регулировать взаимоотношения между горожанами.



§ 1. ОРГАНЫ ВЛАСТИ

 

Царь и его чиновники

 

Во главе Картлийско-Кахетинского государства стоял царь, который сам, являясь владетелем крупнейших поместий, естественно проводил внешнюю и внутреннюю политику, служившую в первую очередь интересам господствующего класса. Обладая неограниченной властью, царь, однако важнейшие вопросы разрешал совместно с государственным советом — дарбази, членами которого являлись: представители высшего духовенства во главе с католикосом, царские сыновья, крупные феодалы и высшие чиновники. Советов было два — большой и малый. В зависимости от характера и важности вопроса, царь, по своему усмотрению, обсуждал его в большом или малом совете.

Приказы царя и решения государственного совета проводили в жизнь чиновники, которые до 70-х годов XVIII столетия делились на две основные группы: были «придворные» чиновники, т. е. представители центральной власти, и чиновники, осуществлявшие власть на местах.

К числу «придворных» чиновников относились: сахлтухуцес, ведавший царской казной, чиновники царского казначейства, мдиваны, мордалы (хранители царской печати), мдиванбеги (члены суда), эшикагас-баши (блюстители порядка при царском дворе) и подчиненные им лица, бокаултухуцесы — представители полицейской власти, и др.

Чиновниками, которые именовались «саквекнод гамриге», что означает «правители земель», являлись моуравы краев, селений и городов, минбаши (цихиставы), мамасахлисы царских сел и городов, нацвалы и др.

В феодальном государстве не существовало четкого разграничения должностных обязанностей. Кроме того, нередки были случаи, когда одно лицо занимало одновременно несколько должностей. Должности переходили по наследству от отца к сыну, в результате чего зачастую ответственные посты в государстве занимали лица, не способные осуществлять возложенные на них обязанности.

Чиновники не получали жалованья из царской казны. В качестве вознаграждения им предоставлялась определенная часть взимаемых с населения налогов, называвшаяся «сарго». Некоторым чиновникам наряду с «сарго» назначалось ежегодное довольствие натурой, т. е. право собирать с населения определенную меру пшеницы, вина, мяса и других продуктов.

 

Войско мориге

 

Правящие круги  Картлийско-Кахетинского царства, после непосредственного ознакомления с русской армией в период кампании 1769—1771 гг., наглядно убедились в преимуществе регулярной армии перед грузинским феодальным ополчением, плохо обученным и плохо вооруженным. Перед царем и государственным советом встал неотложный вопрос о создании регулярной грузинской армии. Но в небольшом феодальном государстве создание регулярной армии было сопряжено с непреодолимыми трудностями. В царской казне не имелось средств, необходимых для снаряжения и содержания регулярного войска, к тому же вербовка рекрутов среди крепостного крестьянства вызвала бы сильный отпор со стороны тавадов, лишавшихся в этом случае наиболее трудоспособных работников.

В 1773 году «дарбази» разработало «Положение о войске мориге». Согласно этому «положению» каждый годный к военной службе мужчина обязан был ежегодно в течение одного месяца отбывать воинскую повинность, приобретая за свой счет оружие и снаряжение. Если крепостной не состоянии был приобрести необходимое снаряжение, то ему был обязан помочь его господин. Никто не имел права уклониться от явки на военные сборы. Войско мориге состояло из отдельных отрядов, во главе которых стояли назначенные царем начальники. В первое время в войско мориге выходило до пяти тысяч воинов в месяц. Во главе войска мориге стоял сын Ираклия II царевич Леван.

Польза войска мориге стала очевидной в ближайшее время: прекратились разбойничьи набеги, страна обрела сравнительный покой, ожили опустевшие селения, крестьяне покинули крепости, в которых они укрывались от врага, и занялись восстановлением своих разоренных хозяйств. Несмотря на очевидную пользу от поиска мориге, тавады видели в нем лишь усиление царской власти, и повели против нового войска непримиримую борьбу. Хотя войско мориге официально и не было отменено, но тавады постепенно ослабили его, а затем вовсе прекратили высылать воинов для несения положенной службы. Окончательно войско мориге утратило свое значение после смерти царевича Левана, являвшегося душой и руководителем этого полезного для страны начинания.

 

Изменения в государственном строе Картлийско–Кахетинского царства

 

Прогрессивная часть феодального общества, во главе с Ираклием II, хорошо сознавала отсталость и слабость существовавшего в Грузии государственного строя и боролась за его реорганизацию. В этом направлении Ираклию II удалось добиться некоторых успехов. Он упразднил крупные эриставства и ханства, назначив вместо эриставов и ханов своих чиновников-моуравов. Ираклий твердой рукой пресекал своевольные действия своих тавадов, однако и ему не удалось окончательно ликвидировать систему сатавадо.

В 70-х — 80-х годах XVIII столетия в государственном устройстве Картлийско-Кахетинского царства были проведены значительные реформы: управление страной было разделено на несколько ведомств: внешних дел, государственных доходов и военных дел.

В этот же период были осуществлены изменения и в области законодательства. В XVII столетии и в первой половине XVIII столетия в Картли было всего два-три мдиванбега, которые должны были разбирать жалобы и прошения всех подданных. В 80-х годах XVIII столетия в Картли и Кахети насчитывалось 13, а порой и более мдиванбегов. Двое из них постоянно находились в Тбилиси, остальные же осуществляли правосудие в Гори, Телави и других крупных городах Картлийско-Кахетинского царства.

Особое внимание Ираклий II уделял реформам, направленным на реорганизацию вооруженных сил. Он учредил в армии чины и звания — капрала, унтер-офицера, сержанта, офицера, капитана артиллерии, майора и полковника; во главе артиллерии стоял фельдцейхмейстер. Вместе с тем войска Картлийско-Кахетинского царства проходили обучение под руководством военных специалистов, изучавших «русский артикул». Одновременно гражданские власти получили чины и звания, подобные тем, которые были приняты в России: вице-канцлер, канцлер, сенатор, губернатор (вместо моурава) и др. Значительные изменения произошли также в системе оплаты труда чиновников: всех их царское правительство старалось постепенно перевести на жалованье. С начала XVIII столетия большинству чиновников дарбази, кроме «сарго» и довольствия, было назначено определенное жалованье. В первую очередь на жалованье были переведены все чиновники военного ведомства.

Реформы, введенные Ираклием II, в значительной степени способствовали централизации власти, но для осуществления широких замыслов царю необходим был сильный союзник, способный обеспечить безопасность Грузии от ирано-турецких нашествий.




§ 2. ПРОЕКТЫ ИЗМЕНЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОГО УСТРОЙСТВА

 

Проект государственных реформ

 

В конце XVIII столетия Ираклий II собирался осуществить с помощью России важные государственные реформы.

С этой целью послу Ираклия II в России было поручено испросить у русского правительства разрешения на право пользоваться в Грузии русским законодательством.

В то же время наиболее прогрессивные представители феодального общества в Грузии занимались составлением законопроектов коренных преобразований государственного устройства страны. Наибольший интерес представляет передовой для своего времени проект, разработанный Иоанном Багратиони.

Важнейшим условием осуществления своего плана И. Багратиони считал объединение всей Грузии под властью сильного централизованного правительства. Следующим важным условием развития государства он признавал максимальное расширение торговых связей и развитие отечественной торговли. Иоанн считал, что государство, заботясь о развитии ремесел, должно в то же время уделять большое внимание горнорудной и другим отраслям промышленности, для расширения которых в Грузии имелось достаточно сырья. Для развития торговли, ремесленного производства и промышленности Грузии нужны были образованные люди, для подготовки которых в городах должны были быть открыты соответствующие школы, в которых обучались бы не только дети тавадов и азнауров, но также дети горожан и крестьян. Школы и учителя должны были содержаться за счет государства.

Иоанн Багратиони считал необходимым упразднение не только эриставств, но и сатавадо, с тем, чтобы земли сатавадо были распределены между членами семьи тавадов, поскольку Иоанн являлся сторонником развития крупных хозяйств.

По замыслам автора проекта, существенным изменениям должен был подвергнуться государственный аппарат страны: все должностные лица, вместе с ними и царь и царица, должны были получать определенное жалованье. И. Багратиони особо подчеркивал, что в государственный совет нужно тщательно подбирать людей, исходя в первую очередь из их личных качеств, а также включить в совет представителей от зажиточной верхушки городского населения.

 

Проект создания единого грузино-армянского государства

 

Во второй половине XVIII столетия армянские буржуазные политические деятели готовились осуществить намеченный ими план освобождения Армении и восстановления государственности своей родины.

С целью заручиться поддержкой России известный армянский политический деятель Иосиф Эмин предпринял поездку в Петербург, а в 1763 году с той же целью он прибыл в Тбилиси. Ираклий II с почетом принял Эмина и, ознакомившись с его планами, высказался за необходимость объединения братских армянского и грузинского народов. Эмин высказал желание, чтобы Ираклий II, не медля, принял меры по освобождению армянского народа от иноземных захватчиков. Желание Эмина вполне совпадало с намерениями царя Картли и Кахети, но Ираклий II предварительно взвесил все обстоятельства и лишь спустя год согласился на предложения Эмина. Однако, в самой Армении нашлись сильные противники плана объединения Грузии и Армении; во главе их стоял армянский католикос Симеон: «Эмин-ага! — обратился Ираклий к своему союзнику,— что я могу поделать? Ваш собственный католикос, со всеми епископами и монахами, против Вас; добрая часть моих подданных армян, которые смотрят на них как на пророков и апостолов, если я буду действовать вместе с вами, не обращая внимания на то, что она думает, будет считать меня христианином не больше, чем султана».

Ираклий II вынужден был ждать более подходящего момента, ограничиваясь одними лишь обещаниями.

Как уже упоминалось выше, в гор. Мадрасе группа армянских патриотов во главе с Шахамиром Шахамиряном готовилась начать борьбу за освобождение Армении. В планах Шахамиряна и его соратников политическому союзу с Ираклием II придавалось особо важное значение. После заключения дружественного договора между Россией и Грузией, планы группы Шахамиряна, казалось, получили реальную основу и, по ее мнению, были близки к осуществлению. Поэтому заключение трактата 1783 года между Грузией и Россией было встречено с горячим одобрением как в Мадрасе, так и в других городах, где нашли себе приют беженцы из Грузии и Армении. В связи с подписанием трактата, Шахамирян прислал Картлийско-Кахетинскому царю вместе с богатыми дарами собственный проект грузино-армянского государственного герба. Этот герб выражал политическую программу Шахамиряна, стремившегося к созданию, под протекторатом России, объединенного грузино-армянского государства во главе с Ираклием II.

Планам армянских патриотов, как и чаяниям Ираклия II, не суждено было осуществиться в то время. Приезд Шахамиряна в Грузию задержался в связи с новым нашествием на Тбилиси иранцев (1795). Вскоре Шахамирян скончался.