Главное меню

Учебник по истории Грузии - Глава XXIII. Присоединение Грузии к России / Глава XXIV. Культура Грузии во второй половине XVIII века / Глава XXV. Грузия в первой трети XIX века Версия для печати E-mail
Автор Вебмастер   
Пятница, 25 Декабрь 2009 01:18

§ 1. ТРАКТАТ 1783 ГОДА

 

Внешняя политика Ираклия II в 80-х годах XVIII в.

 

В 80-х годах XVIII столетия наиболее сильным противником Грузии в Восточном Закавказье являлся владетель Ширвана Фатали-хан. Он подбил на совместное выступление против Картлийско-Кахетинского царя ереванского и ганджинского ханов. В свою очередь, Ираклий вступил в союз с ханом Карабаха Ибрагимом. Ираклий и его союзник в 1779 году дважды разгромили Фатали-хана и усмирили восставшего ганджинского хана. В том же году Ираклий с большой армией двинулся на Ереван. Перепуганный ереванский хан поспешил изъявить покорность. Возникшие в Картли внутриполитические осложнения вынудили Ираклия удовлетвориться готовностью ереванского хана платить царю дань и поспешно возвратиться в Тбилиси.

В 1779 году грузинский царевич Александр, сын Бакара, воспользовавшись походом Ираклия на Ереван, призвал картлийских тавадов к восстанию. Но энергичные меры, принятые возвратившимся неожиданно из Еревана царем, расстроили планы реакционных тавадов.

Царевич Александр перебрался из Имерети к Фатали-хану, с помощью которого ему удалось собрать значительные вооруженные силы для похода против Картлийско-Кахетинского царства.

В XVIII столетии государственные границы России почти вплотную подступали к Главному Кавказскому хребту. Для дальнейшего проникновения в Закавказье России необходимо было иметь там поддержку.

В этих условиях дипломатические круги России положительно оценили значение прочного союза с Грузией.

В 80-х годах XVIII столетия правящие круги Картлийско-Кахетинского царства сделали еще одну попытку завязать сношения с государствами Западной Европы и добиться от них действенной помощи в борьбе за независимость. Обращение к главам европейских держав не принесло желанных результатов. Между тем русские дипломаты развили в Грузии энергичную деятельность. Русские послы, а также путешествовавшие по Грузии высокопоставленные русские чиновники советовали Ираклию II просить покровительства у русского царя, так как только с помощью могущественного единоверного союзника, указывали они, грузинский народ мог отразить нашествия ирано-турецких захватчиков и обрести долгожданный мир.

В новой обстановке важное значение имел правильный внешнеполитический курс. Пришло время, когда Россия стала обладать достаточными силами, чтобы изгнать турок и персов из Закавказья. Передовые круги феодального общества Картли и Кахети были твердо уверены в том, что интересы России и Грузии в Закавказье совпадают, и, следовательно, Грузия может надеяться на действенную помощь и покровительство со стороны России. В случае успешных действий русских и грузинских войск Грузия рассчитывала навсегда избавиться от иранско-турецкого ига.

21 декабря 1782 года Ираклий II, следуя советам русских дипломатов, обратился к русскому правительству с просьбой принять Грузию под покровительство России.

 

Трактат 1783 года

 

24 июня 1783 года в русской крепости Георгиевске на Северном Кавказе между Россией и Грузией был заключен «дружественный договор», или трактат. От имени царя Ираклия договор подписали Иоанн Мухран-Батони и Гарсеван Чавчавадзе, от имени императрицы Екатерины II — генерал Павел Потемкин.

24 января 1784 года Ираклий своей подписью скрепил трактат, и «дружественный договор» вступил в силу. В трактате были перечислены права и обязательства обеих сторон.

Царь Картли и Кахети отвергал суверенные права Ирана или какого-либо иного государства на свою страну, признавая отныне над собой лишь верховную власть и покровительство России.

С момента подписания договора правительстве Картлийско-Кахетинского царства осуществляло свою внешнюю политику, согласуясь с представителями русского правительства.

Все вооруженные силы Картлийско-Кахетинского царства в случае начала военных действий обязаны были выступить на стороне России.

Со своей стороны, русский император принимал Грузию под свое покровительство и брал на себя обязательство оборонять Картлийско-Кахетинское царство от внешних врагов.

Русское правительство гарантировало Ираклию, полное невмешательство во внутренние дела его царства.

Трактат был снабжен «Сепаратными артикулами», согласно которым Ираклий обязывался пребывать в дружбе и согласии с царем Имерети. В случае возникновения разногласий между двумя этими царствами, русский император признавался третейским судьей, мнение которого являлось бы решающим при разрешении спорных вопросов.

Для усиления обороны страны русское правительство обязалось постоянно держать в Грузии два батальона пехоты, а в случае начала военных действий — направить в помощь грузинским войскам дополнительные вооруженные силы.

Русское правительство обещало также всеми мерами способствовать тому, чтобы Грузии были возвращены отторгнутые ранее исконные грузинские земли.

В соответствии с трактатом, два батальона русских войск вступили в Тбилиси 3 ноября 1783 года, а 23 января 1784 года Ираклий II принес присягу на верность русскому императору.




§ 2. ОТ ТРАКТАТА ДО УПРАЗДНЕНИЯ КАРТЛИЙСКО-КАХЕТИНСКОГО ЦАРСТВА

 

Внутренние и внешние отношения после трактата

 

С заключением трактата грузины связывали осуществление важных планов, направленных на укрепление внутреннего и внешнего положения страны, на всестороннее развитие сельского хозяйства и промышленности Грузии. Тем более, что подобный же трактат русское правительство намеревалось заключить и с имеретинским царем Соломоном.

Союз Ираклия с Россией и вступление русских войск в Грузию встревожили закавказских ханов.

Подстрекаемые Турцией мусульманские ханы вскоре заняли по отношению к России и ее союзнице Грузии враждебную позицию.

Перед угрозой войны с Турцией Россия вынуждена была временно отказаться от заключения союзного договора с имеретинским царем.

Турецкие агенты призывали мусульман к «священной войне» против «неверных». Деньгами, подарками и разными посулами им удалось создать антирусскую коалицию из южноазербайджанских и закавказских ханов и владетелей Дагестана.

Против Картли и Кахети вновь поднялись дагестанские феодалы, вдохновителем и организатором которых являлся ахалцихский паша.

Закавказские и азербайджанские ханы упрекали Ираклия в том, что он призвал в Закавказье русские войска. В адрес картлийско-кахетинского царя посыпались предупреждения и угрозы. Более того: от царя отложились Ганджа и Ереван, которые перестали платить ему дань; начались волнения среди мусульманского населения Казаха и Шамшадилу, переставших подчиняться царю.

Опустошительные набеги дагестанских феодалов продолжались. Вновь опустели многие города и села Грузии. Тщетно пыталась Россия энергичными дипломатическими выступлениями вынудить Турцию и ее союзников прекратить враждебные действия против Картлийско-Кахетинского царства.

В 1785 году правитель Аварии Омар-хан с 20.000 войском подступил к границам Кахети. Он форсированным маршем пересек Караязскую степь, взял в Борчало крепость Агджа-кала, разорил ахтальские рудники и медеплавильные заводы; затем Омар-хан совершил налет на Саабашидзео (Верхняя Имерети), захватил и разорил там Ваханскую крепость и с богатой добычей и пленными двинулся в обратный путь. Ираклий оказался вынужденным заключить с Омар-ханом мир и обещать выплачивать ему ежегодно. 5.000 рублей.

Картли и Кахети переживали исключительные трудности. Источники доходов иссякли, население не в силах было платить налоги. Ахтальские рудники, после нашествия Омар-хана, в течение двух лет бездействовали.

Турецкие дипломаты уговаривали Ираклия восстановить, «дружественный» союз с султаном и порвать отношения с Россией. Турция тщетно пыталась внушить Ираклию и его соратникам, что именно после перехода Грузии на сторону России для нее наступили тяжелые дни.

Прогрессивная часть грузинских феодалов, во главе с Ираклием, оставалась верна союзу с Россией. Ираклия поддерживали также крупные армянские купцы, заинтересованные в укреплении экономических связей с Россией.

В свою очередь, подняла голову и оппозиция, в основном состоявшая из заговорщиков, некогда собиравшихся в доме Маркозашвили. Эта группа считала, что союз с прогрессивной Россией усиливает власть грузинского царя и, следовательно, ущемляет их тавадские интересы.

В августе 1787 года между Россией и Турцией началась новая война. Русское правительство вынуждено было отозвать из Картли свои войска. Обрадованные этим мусульманские ханы временно восстановили с Ираклием добрососедские отношения; менее враждебно стала относиться к Грузии и Турция.

В течение двух последних десятилетий XVIII в. и Картлийско-Кахетинском царстве, не прекращаясь, шла борьба между прогрессивными и реакционными слоями грузинского общества. Поскольку Россия все еще не могла оказать действенную помощь своей союзнице, внешние враги Грузии, осмелев, уже не скрывали новых своих враждебных намерений. Грузия оказалась изолированной и почти полностью окруженной противниками. Не дремали и враги Ираклия внутри его государства, они умело использовали внешнеполитические осложенения, чтобы подорвать власть царя.

Кроме сына от первой жены — наследника престола царевича Георгия, у Ираклия II имелось несколько детей от второй жены—здравствовавшей царицы Дареджаны. Все они, получив во владение поместья, выделенные им Ираклием, чувствовали в них себя независимыми царьками. Некоторые из них примкнули к партии реакционных тавадов.

 

Союз между Восточной и Западной Грузией во главе с Ираклием II

 

В то же время в Грузии происходили события, знаменовавшие собой значительный рост передовых патриотических сил страны. Одним из таких событий явилась попытка к объединению Грузии.

В 1784 году умер имеретинский царь Соломон. На имеретинский престол одновременно претендовали племянник царя, Давид Арчилович, и двоюродный брат царя, Давид Георгиевич. Между претендентами началась длительная борьба, грозившая перерасти в кровавую междоусобную войну. Тогда группа имеретинских тавадов поставила вопрос об объединении Имерети с Картлийско-Кахетинским царством. Представители этой группы тавадов прибыли для переговоров к Ираклию II. Царь созвал дарбази. Три дня длилось совещание. В конце концов, предложение имеретинских тавадов было отклонено. Основной причиной, побудившей дарбази вынести отрицательное решение, являлось нежелание правящих кругов Картлийско-Кахетинского царства осложнять отношения между Турцией и Россией: поскольку Картлийско-Кахетинское царство находилось под протекторатом России, а Турция считала Имерети в сфере своего влияния, то объединение Имеретинского царства с Восточногрузинским могло послужить предлогом к началу военных действий со стороны Турции.

Стараясь укрепить союз между Картлийско-Кахетинским царством и Имерети, Ираклий II содействовал вступлению на имеретинский престол своего внука и воспитанника, Давида Арчиловича, являвшегося последователем и проводником политики своего деда. По восшествии на престол, Давид Арчилович принял имя Соломона (Соломон II, 1789—1810). Несмотря на вынужденный отказ от объединения грузинских царств, воцарение на имеретинском престоле Соломона II явилось крупной победой прогрессивных сил Грузии. Благодаря стараниям наиболее передовых и дальновидных политических деятелей Грузии во главе с советником Ираклия — Соломоном Лионидзе, между Ираклием, Соломоном II, Григолом Дадиани и Симоном Гуриели был заключен военно-политический союз. Это был, как записано в самом документе, договор, утвержденный «царями и мтаварами Иверии». Главою заключенного военного союза являлся Ираклий П. В 1793 году участники договора обратились к Екатерине II с совместной просьбой принять их под покровительство России.

 

Крцанисская битва

 

К тому времени многолетняя междоусобная воина в Иране завершилась победой Ага-Магомет-хана Каджара. Новый повелитель Ирана Ага-Магомет потребовал от Ираклия разрыва союза с Россией и подчинения Картлийско-Кахетинского царства Ирану.

Но Грузия уже окончательно связала свою судьбу с прогрессивной Россией. Столкновение с Ираном было неизбежным.

В 1793 году Ираклию стало известно о решении Ага-Магомет-хана выступить против Грузии.

Ираклий II обратился к России с просьбой — в соответствии с трактатом выслать ему войска и артиллерию. Но русское правительство не торопилось выполнять взятые на себя обязательства.

В начале сентября 1795 года Ага-Магомет-хан уже находился на подступах к Тбилиси.

У грузин не осталось времени подготовиться к обороне города, Ираклию II не удалось своевременно стянуть к столице необходимое количество войск. Большинство царевичей предпочло отсиживаться в своих уделах, остальные явились в Тбилиси лишь с небольшими отрядами. В результате измены тавадов, царь вместо 40000 воинов собрал под свои знамена всего лишь пятитысячный отряд, включая и вспомогательные войска имеретин во главе с царем Соломоном.

Ага-Магомет-хан выделил для похода на Грузию 35-тысячное войско. 10 сентября враг подошел к Тбилиси. Несмотря на малочисленность своего отряда, Ираклий решил принять бой. 10 сентября грузины разбили и отбросили авангард иранской армии, нанеся ему тяжелый урон. Враг заколебался, Ага-Магомет-хан стал уже сомневаться в успехе своего предприятия. Но в это время изменники, противники царя Ираклия тайно отправили из Тбилиси в неприятельский лагерь гонца, который сообщил врагам о малочисленности защитников города. Ободренные этим известием, персы 11 сентября перешли в стремительное наступление. Решающее сражение произошло на Крцанисском поле у южных ворот Тбилиси.

Несмотря на большое мужество, проявленное, в бою грузины потерпели поражение. Сам Ираклий в разгаре сражения был окружен противником; над семидесятипятилетним старцем, продолжавшим оставаться на поле сражения, нависла смертельная опасность. Ираклия выручил его внук царевич Иоанн, который с горсточкой храбрецов прорвался сквозь вражеские ряды и увез царя с поля боя. Ираклий временно удалился в Мтиулети. Войска Ага-Магомет-хана ворвались в Тбилиси. Захватчики подожгли город, грабили, убивали и насиловали беззащитное население. Шах, заняв царский дворец, сначала ограбил его, а затем разрушил. По приказу Ага-Магомет-хана, были превращены в развалины пушечный завод, арсенал, монетный двор. А тем временем карательные отряды шаха рыскали по всей стране. Один из таких отрядов был направлен в Ахталу. Иранцы разграбили и разрушили восстановленные Ираклием после нашествия Омар-хана сереброплавильный и медеплавильный заводы и угнали в плен большинство рабочих. Иранские карательные отряды ворвались и в Шида-Картли (Внутренняя Картли), однако здесь им не удалось учинить расправу, все население успело укрыться в надежных убежищах. При переходе через Арагви часть иранского отряда столкнулась с хевсурской дружиной численностью в 500 воинов; хевсуры полностью истребили неприятеля. Укрепившись в Ананури, Ираклий, стараясь выгадать время, начал переговоры с Ага-Магомет-ханом. Об этом он уведомил русское командование, прося у него неотложной помощи.

В конце сентября, не дождавшись окончания переговоров, шах поспешно покинул пределы Грузии.

Поражение, которое нанес Грузии Ага-Магомет-хан, вызвало торжество не только в соседних с Грузией ханствах; свирепые действия иранского шаха были с одобрением встречены как мусульманской Турцией, так и католической Францией, расценивавшими разгром Тбилиси, как поражение их соперницы — России.

 

Поход русской армии в Иран в 1796 году

 

Русское правительство было обеспокоен создавшейся в Закавказье обстановкой. Ага-Магомет-хан уже покинул Тбилиси, когда генерал Гудович получил из Петербурга приказ оказать помощь царю Ираклию. 13 декабря 1795 года русский отряд численностью в две тысячи штыков вступил в Грузию. А весной 1796 года тридцатитысячная русская армия вторглась в Закавказье через Дербент. Официальным предлогом для осуществления плана, составленного еще Петром I, послужила необходимость защитить единоверную Грузию и наказать Ага-Магомет-хана.

Весной 1796 года грузинские царевичи Давид и Александр были направлены по главе грузинских отрядов против ганджинского хана Джавада, способствовавшего Ага-Магомет-хану вторгнуться в пределы Грузии. Грузинские войска заняли Ганджу. Джавадхан заперся в крепости. Вскоре в Ганджу прибыл Ираклий. Не выдержав длительной осады, Джавад-хан запросил мира. Ираклий согласился с тем условием, что ганджинский хан будет по-прежнему оставаться данником грузинского царя. На этих же условиях был заключен мир между Картлийско-Кахетинским царством Ереванским ханством.

Русская армия, под командованием Зубова, заняла Дербент, Кубу, Баку, Сальяны, Шемаху и, выйдя на Мугань, стала готовиться к походу на Иран. Теперь в Петербурге вспомнили и о другой части плана Петра I, предусматривавшего, для обеспечения тыла русской армии, создание в Закавказье сильного, дружественного России христианского государства. По мнению правящих кругов России, таким государством должно было стать Картлийско-Кахетинское царство.

В ноябре 1796 года умерла императрица Екатерина II. Ее преемник Павел I отменил персидский поход и отозвал в Россию русские войска. Ага-Магомет-хан решил воспользоваться этим и стал готовиться к новому походу на Грузию. Его войска уже вступили в Карабах, но там шах был убит в июне 1797 года.

В такой напряженной политической обстановке Грузия понесла тяжелую утрату. 11 января 1798 года в Телави, на 78 году жизни скончался выдающийся государственный деятель, талантливый полководец и один из наиболее передовых грузинских мыслителей своего времени — царь объединенного Картлийско-Кахетинского государства Ираклий II.





§ 3. УПРАЗДНЕНИЕ КАРТЛИЙСКО-КАХЕТИНСКОГО

ЦАРСТВА

 

Внешнеполитическая обстановка в конце XVIII столетия

 

Ослабленная внешними и внутренними войнами Турция все еще не желала примириться с утратой своего влияния в Закавказье, где ее место медленно, но неуклонно стала занимать Россия. Турция грозила отомстить Картлийско-Кахетинскому царству за то, что Грузия способствовала осуществлению политических планов России на Ближнем Востоке. Но уже в 1799 г. Турция фактически ничего не могла противопоставить военно-политической мощи России.

Более активно боролся за восстановление своего былого влияния в Восточной Грузии Иран. Активное политическое сотрудничество, завязавшееся после Крцанисской битвы между Грузией и Россией, весьма встревожило как правителей Ирана, так и других соперников России на Ближнем Востоке — Англию и Францию.

Между тем, острые политические противоречия между Англией и Францией вынуждали каждую из этих стран склонять Россию на свою сторону; несмотря на то, что ни одно из этих государств не желало успеха России, они из политических соображений не решались открыто препятствовать продвижению русских войск на Востоке. Грузия и вообще все Закавказье находились в центре внимания соперничавших государств. Для всех стало ясно, что в настоящее время все преимущества были на стороне России. Она непосредственно граничила с Закавказьем. Картлийско-Кахетинское царство признало Россию своим политическим союзником и покровителем. Русским войскам была открыта дорога в Грузию. Англия и Франция пытались лишь путем скрытых политических интриг, то с помощью Ирана, то с помощью Турции, помешать продвижению России на Ближний Восток. С этой же целью Англия и Франция признали законными притязания Турции и Ирана на господство в странах Закавказья.

 

Отношения Георгия XII с русским двором

 

Восшествие на престол Георгия XII ознаменовалось новым наступлением внутрифеодальной реакции. Братья царя, подстрекаемые их матерью, царицей Дареджаной, вынудили больного и слабовольного Георгия XII утвердить порядок престолонаследия, согласно которому престол переходил к старшему в роде. Таким образом, наследником престола становился царевич Юлон, сын Ираклия. Георгий XII вскоре отменил новый порядок престолонаследия. В результате этого между царем и его братьями возникла непримиримая вражда. Вокруг царевичей стали группироваться недовольные Георгием тавады. Царский двор разделился на два лагеря; раскол принял крайне опасный характер в условиях переживаемого страной политического кризиса.

Георгий XII и принявшие его сторону дипломаты здраво оценивали создавшуюся в государстве обстановку; они понимали, что единственным средством для предотвращения в стране междоусобиц является вооруженная помощь со стороны России, в размере, необходимом, чтобы обеспечить внешнюю и внутреннюю безопасность Картлийско-Кахетинского царства. Поскольку в то время Россия проявляла особую заинтересованность в дальнейшей судьбе Грузии, Георгий XII решил настойчиво добиваться от русского правительства выполнения принятых по трактату 1783 г. обязательств.

В апреле 1799 года император Павел I возобновил договор о покровительстве с царем Картли и Кахети. Однако, русские войска прибыли в Грузию только осенью.

Вступление в Тбилиси 26 ноября 1799 года русского отряда вылилось во всенародное торжество. Георгий XII встретил русские войска в трех километрах от Тбилиси.

Прибытие русского отряда имело огромное влияние на развитие дальнейших событий. Но и силой русского оружия уже невозможно было восстановить былое могущество Картлийско-Кахетинского царства. Свирепствовавшая в стране феодальная реакция готова была ради личных интересов пойти на любое соглашение с исконными врагами Грузии — Турцией и Ираном. Сторонникам царя Георгия было ясно, что помощь, предусмотренная трактатом 1783 года, явно недостаточна для обуздания феодальной анархии и обеспечения внешней безопасности Грузии, и Георгий XII, твердо придерживаясь русской ориентации, приступил к пересмотру пунктов Георгиевского трактата.

В ноте, представленной 24 июня 1800 года грузинским послом в Петербурге, царь Картли и Кахети предлагал сохранить за Картли и Кахети лишь право ограниченного автономного самоуправления при условии сохранения за Георгием и его наследниками царского престола. Царь Картли и Кахети соглашался подчиниться власти русского императора не только в вопросах ведения внешней политики, но и в области внутреннего управления.

Император Павел принял новое предложение Георгия XII.

23 сентября 1800 г. в Тбилиси  прибыл еще один полк русских войск. 7 ноября того же года два русских полка совместно с грузинскими отрядами у селения Какабети, на берегу реки Иори, нанесли жестокое поражение вторгшимся в пределы Грузии разбойничьим отрядам аварского хана, при котором находился сын Ираклия, царевич Александр.

В конце 1800 года царь Георгий тяжело заболел. Во время его болезни верховная власть постепенно перешла в руки полномочного министра русского правительства при грузинском царе — Коваленского и командующего русскими войсками в Грузии—генерала Лазарева. В это напряженное время, требовавшее объединения всех живых сил страны, феодалы, группировавшиеся вокруг многочисленных царевичей-претендентов на царский престол, еще при жизни Георгия XII, начали ожесточенную междоусобную борьбу, ставившую под угрозу существование Картлийско-Кахетинского царства.

 

Упразднение Картлийско-Кахетинского царства

 

Правящие круги Восточногрузинского царства, обращаясь к России с просьбой об увеличении в Грузии контингента русских войск, надеялись с их помощью сохранить свою государственность и суверенные права грузинских царей.

Однако правительство императора Павла, будучи хорошо осведомленным о междоусобных распрях, разъедавших Восточную Грузию, ждало лишь подходящего момента, чтобы упразднить Картлийско-Кахетинское царство. Благоприятные условия для осуществления замысла русского правительства создались 28 декабря 1800 года—в день кончины последнего царя Восточногрузинского царства — Георгия XII.

Согласно договору, заключенному между Грузией и Россией, наследовать престол Картлийско-Кахетинского царства должен был сын Георгия, Давид, которого утверждал на царство русский император. Но Павел I, еще при жизни Георгия, принял решение упразднить Картлийско-Кахетинское царство, превратив его в одну из окраинных губерний Российской империи.

18 января 1801 года в Петербурге и Москве был обнародован манифест Павла I о присоединении Картлийско-Кахетинского царства к России. В середине февраля того же года манифест этот был оглашен и в Тбилиси. 12 марта 1801  года, в результате дворцового заговора, был убит  Павел I. На престол вступил его сын Александр I. Государственный Совет вновь рассмотрел вопрос о присоединении Грузии к России. Учитывая важную роль Восточногрузинского царства, как опорной базы России на Ближнем Востоке, Государственный совет решил отменить в Картли и Кахети автономное управление и ввести в присоединенных к России грузинских землях русское управление. 12 сентября 1801 года был издан новый императорский манифест о присоединении к России Восточногрузинского царства. В апреле 1802 года этот манифест был обнародован в Тбилиси и других городах Картли и Кахети.

Таким образом, царская Россия окончательно лишила Грузию политической независимости, навязав ей чуждый режим. С тех пор грузинский народ, объединившись с русским народом, неустанно боролся против царизма и крепостничества, пока, наконец Великая Октябрьская социалистическая революция не принесла Грузии свободу и государственность.

Несмотря на утрату государственной независимости, присоединение Грузии к России, в сложившейся тогда обстановке, являлось единственным путем, чтобы избавить Грузию от захвата такими отсталыми государствами, как Турция и Иран, а грузинский народ — не только от полного порабощения, но и физического уничтожения. Россия, более близкая Грузии по культуре и религии, являлась единственным прогрессивным государством, способным объединить грузинские земли и обеспечить Грузии развитие ее производительных сил.

Начиная с 1801 года, Грузия постепенно включалась в состав Российской империи, вступая тем самым на путь мирного развития. Грузинский народ сблизился с великим русским народом. Несмотря на тяжесть национально-колониального гнета со стороны самодержавия, он испытывал на себе огромное прогрессивное влияние культурно-экономической жизни русского народа. Сблизившись, грузины и русские объединились в борьбе против общих внешних врагов, а также против гнета царизма и крепостничества.




§ 1. ГРУЗИНСКОЕ ОБЩЕСТВО ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ

XVIII ВЕКА

 

Во второй половине XVIII в. в передовых слоях грузинского общества широкую популярность приобретают идеи культурно-политических преобразований, проникшие в Грузию из Западной Европы и России. В то время, когда Иран и Турция оставались на самой низкой ступени своего развития, в Западной Европе идеологи предреволюционной французской буржуазии, объединившись вокруг издания «Энциклопедии, или Толкового словаря наук, искусств и ремесел», старались раскрыть сущность человеческих знаний и создавали новые философские системы, острие которых было направлено против феодального строя, средневековой схоластики и католической церкви.

Как в России, так и в Грузии буржуазия была еще недостаточно сильна, чтобы взять власть в свои руки. Среди передовых людей общества популярностью пользовались те французские просветители, которые проповедовали идею  «просвещенного абсолютизма», политику, призванную укрепить господство феодального класса в условиях разложения феодально-крепостнической системы путем некоторых уступок буржуазии и уничтожения наиболее отсталых форм феодальных учреждений и порядков. Так, в Грузии сторонники просвещенного абсолютизма, в целях укрепления феодального государства, предлагали ограничить власть мтаваров и тавадов, полностью подчинив их централизованной власти, всячески содействовать развитию торговли и промышленности, а также созданию в государстве сети учебных заведений.

Передовые для своего времени взгляды понемногу прокладывают себе путь и в грузинской литературе. Со страниц грузинской печати впервые, в противовес монархии, зазвучали слова — общество и республика. Растет число сторонников буржуазных энциклопедистов, горячая полемика вспыхивает между  приверженцами  и  противниками  «безбожника» Вольтера, грузинская общественность знакомится с произведением просветителя Монтескьё «О духе законов», которое явилось шагом вперед в изучении развития человеческого общества.

Значительную роль в общественной жизни Грузии начинают играть газеты, библиотеки, театры. Новые веяния проникают в учебные заведения, в соответствии с новыми запросами общества пересматриваются учебные программы. Прогрессивные идеи породили в передовом грузинском обществе семью нового типа; грузинская женщина, получившая европейское воспитание, отбросив многовековые правила этикета, стала появляться в обществе без традиционного головного убора — «мандили» и принимать участие в общественных и политических делах.

Идеи французского философа и мыслителя Монтескьё, применительно к интересам грузинского феодального общества, нашли отражение в произведении Александра Амилахвари «Мудрец Востока». От имени «мудреца» автор высказывает прогрессивные для своего времени взгляды; так, он считал, что государство должно издавать законы, соответствующие обычаям и нравам народов; крестьянин по своему общественному положению последний человек в государстве, но его трудом живет вся страна, поэтому крестьянина надо щадить, и поощрять; человек не должен оскорблять человека, будь то крестьянин или дворянин, так как они взаимно нужны друг-другу, так как все люди одинаково рождаются и одинаково умирают. Власть царя не может быть «беспредельна», царь обладает властью, которую ему условно вручил народ (а не бог), народ же и может отобрать власть у злого царя, дабы передать ее более достойному правителю.

В своих суждениях Александр Амилахвари по пятам следует за передовыми европейскими буржуазными идеологами. Амилахвари также стоит за разделение власти, но, по его мнению, как судебная, так и исполнительная и законодательная власть должна принадлежать не представителям различных сословий, а исключительно тавадам, «избранным людям». Подобный проект вполне соответствовал интересам реакционных тавадов.

Прогрессивные идеи в той или иной степени проникали во все слои грузинского общества. Царь Ираклий, будучи просвещенным монархом, много и плодотворно трудился над переустройством государства на европейский лад, поощрял науки, торговлю и промышленность, а также создал несколько новых учебных заведений. Католикос Антоний, выдающийся ученый, современник Ираклия II подчеркивает, что царь был весьма сведущ в философии и являлся в период своего царствования инициатором всех культурных начинаний в Грузии.

Прогрессивные государственные деятели пользовались значительным влиянием и при дворе имеретинского царя Соломона I. Свой социологический трактат «Мудрец Востока» Александр Амилахвари (приблизительно в 1780 году) преподнес царю Соломону I в качестве руководства, как следует управлять государством.

Сторонникам идей европейских энциклопедистов в Грузии особо покровительствовал выдающийся философ своего времени католикос Антоний. Наряду с просветительством, передовое грузинское общество проявляло живой интерес и к догматам католической веры, являвшейся в то время господствующей религией в Западной Европе. Влияние римской католической церкви испытали на себе и такой выдающийся грузинский мыслитель, как Сулхан-Саба Орбелиани, и сам католикос Антоний. Однако подавляющая часть грузинского духовенства подвергла «вероотступников» суровому осуждению.

Наиболее острая полемика разгорелась в грузинских общественных кругах по вопросу о внешнеполитическом курсе Грузии. В центре внимания стоял вопрос о характере взаимоотношений с Россией. Идеологи русской ориентации вели самоотверженную борьбу против сторонников экономически и политически отсталых Турции и Ирана, против последователей старых традиций. Благодаря упорному труду не одного поколения приверженцев прогресса, был избран единственно верный, в тех условиях, политический курс, направленный на сближение с Европой и в первую очередь с сопредельной Грузии Россией. Этот курс избрал и Ираклий II, горячо «желавший преобразовать свой народ на европейский лад». Энергично осуществляя свои политические замыслы, он был глубоко убежден, что союз с Россией был желанным для всей «нашей страны от мала до велика». Последующее поколение прогрессивных грузинских мыслителей (И Бараташвили, П. Чавчавадзе и др.), оценивая многогранную государственную деятельность Ираклия II, считало, что наиболее выдающимся его деянием было установление прочных связей между Грузией и Россией. Среди исторических документов, сохранившихся со времен царствования Ираклия II, выдающимся памятником его дипломатической деятельности является трактат 1783 г., или «дружественный договор», составленный под руководством царя. Детальное изучение технических и культурных достижений России и Западной Европы позволило Ираклию II широко использовать эти достижения в области законодательства, просвещения и организации войск.

Ираклий II завоевал единодушное признание своих современников, как талантливый политический деятель и выдающийся полководец. Крупный русский государственный деятель Потемкин, отзывался об Ираклие, как о правителе, который обладал острым глазом, был наделен качествами недюжинного дипломата, отличался исключительной выдержкой. Ираклий был поразительно трудолюбив, мог работать целые ночи напролет и всегда стоял на страже государственных интересов. Даже политические противники Ираклия, правители Турции и Ирана, высоко ценили его, как государственного деятеля. Большим уважением пользовалось имя Ираклия и в Западной Европе.

Ближайший сподвижник Ираклия, католикос Антоний, будучи человеком широко образованным, своими знаниями содействовал царю в расширении культурных связей с Россией, поддерживал сторонников русской ориентации, способствовал изучению русского языка и достижений русской науки. Сам Антоний непосредственно приобщился к русской культуре, прожив в России с 1756 по 1764 гг. В то же время Антоний заботился об укреплении независимости Грузии, боролся за чистоту грузинского языка, за укрепление грузинской православной церкви и христианской морали.

Значительным влиянием в политических кругах Восточногрузинского царства пользовался один из активных сторонников сближения с Россией, царский эшикагасыбаши (генерал-лейтенант) и моурав Казаха — Гарсеван Ревазович Чавчавадзе (1751 — 1817). Отец Гарсевана Чавчавадзе — Реваз Чавчавадзе являлся ближайшим соратником Ираклия II, участвовавшим вместе с Ираклием, в конце 30-х гг. XVIII в. в индийском походе Надиршаха.

Гарсеван Чавчавадзе, занимая пост посла царя Картли и Кахети при дворе русского императора (1784 — 1802), твердо отстаивал интересы Грузии, добиваясь строгого соблюдения пунктов трактата 1783 г. Ираклий относился к Чавчавадзе, «как к собственному сыну и преданному во всех делах человеку».

Большим уважением в грузинских правящих кругах пользовались советники и канцлер (мсаджули) царя Ираклия — Соломон Лионидзе (1754 — 1811). Отец Соломона был священником при дворе Кахетинского царя в Телави. Заметив склонность молодого Лионидзе к наукам, Ираклий II сделал его своим секретарем и за верную службу причислил к сословию тавадов. Соломон Лионидзе, помимо восточных языков, хорошо владел также и русской речью; им, в качестве пособия по изучению русского языка, была составлена книга «Разговор». Лионидзе твердо стоял за союз с Россией на основе трактата 1783 г. По инициативе Соломона Лионидзе в 1790 г. был заключен союзный договор между грузинскими царствами и владетельными княжествами.




§ 2. ПРОСВЕЩЕНИЕ И НАУКА. ЛИТЕРАТУРА И ИСКУССТВО

 

Школа и наука

 

Во второй половине XVIII века в Грузии создаются казенные учебные заведения. В Тбилиси в 1755 г. была открыта философская семинария; подобная же семинария была учреждена в 1782 г. в Телави. Учебные планы этих семинарий строились по типу одноименных учебных заведений России. Семинариями руководили ректоры, получавшие жалованье от царской казны. Добрую память оставил о себе в народе руководитель Телавской семинарии Давид Алексеевич Месхишвили, которого обычно называли Давид-ректор. Тбилисская семинария помещалась при Анчисхатском соборе. В ней, помимо церковных, преподавались и светские науки: грамматика, пиитика, риторика, логика, категории (по Аристотелю), физика, метафизика, нравственная философия. Семинария располагала богатым книгохранилищем. В Тбилиси была учреждена также школа по изучению русского языка.

Создателями и руководителями первых казенных учебных заведений в Грузии являлись: католикос Антоний I, Филипп Каитмазашвили (первый ректор тбилисской семинарии), Давид-ректор и др. Руководящая роль в деле создания школьных учебников и других учебных пособий принадлежала католикосу Антонию. Он и сам являлся автором многих научных трудов.

В тбилисской и телавской семинариях получили воспитание многие грузинские ученые, писцы-нотарии, каллиграфы, певчие и др. В телавской семинарии обучался известный впоследствии книжник Иона Хелашвили.

Научная работа в Грузии охватывала все известные в то время отрасли знаний. Почетное место среди них занимала историография. В ряду многочисленных последователей выдающегося грузинского ученого царевича Вахушти, посвятивших свои труды описанию эпохи царствования Ираклия II, следует особо отметить Папуну Орбелиани, автора исторического обзора, в котором он в строгой последовательности и с большим знанием дела описывает важнейшие события эпохи, особенно политические и военные. Орбелиани с печалью сообщает читателю, что ему приходится описывать особенно тяжелый период истории грузинского народа. Он пишет, что почти «никогда Грузия не находилась в столь тяжелом положении», никогда еще не наблюдалось столь «быстрой смены поработителей». Папуна Орбелиани подчеркивает патриотическо-воспитательное значение своего произведения; он писал историю с той целью, чтобы «подрастающее поколение» знало, какие «беды и притеснения» перенесла их родина, самоотверженному служению которой они должны были посвятить себя в будущем.

Католикос Антоний составил для учебных заведений «Краткую историю Грузии». Им же в стихотворной форме был написан оригинальный исторический труд «Мерное слово», воспевавший славные деяния выдающихся грузинских государственных деятелей прошлого.

Своеобразное литературное «завещание» оставил своему потомству Иесей Бараташвили, простой дворянин, выслужившийся до звания тавада. В нем Бараташвили описывает, какими путями любой «худородный» дворянин, используя новые прогрессивные веяния в феодальном обществе, может сделать себе карьеру.

Александр Амилахвари явился одним из наиболее ярых противников политики Ираклия II, за что и был изгнан царем из Грузии; обосновавшись в России, в 1770 году издал в Петербурге свой труд, озаглавив его на европейский лад «Георгианская история». Мстя царю за изгнание, Амилахвари в своей памфлетной книге подверг резко тенденциозной критике государственную деятельность Ираклия II.

Несколько позже эпоху царствования Ираклия II и Георгия XII последовательно и более объективно изложили в своих исторических трудах сыновья Георгия XII, царевичи Давид и Баграт.

Создаваемые в Грузии учебники и научные труды по математике, физике и астрономии прививали обществу интерес к научным знаниям и служили могучим оружием в борьбе со средневековыми предрассудками и суеверием. Католикос Антоний перевел с русского Ломоносовского издания на грузинский язык учебник физики немецкого ученого и философа Вольфа. До наших дней сохранился пространный курс математики, составленный Иоанном Багратиони.

На грузинский язык был переведен ряд философских произведений, снабженных комментариями. Католикос Антоний упорно трудился над восстановлением древних текстов грузинских переводов, сделанных с произведений греческих и других философов. Одновременно он создал ряд оригинальных книг. Его основными философскими трудами являются «Книга категорий» (по Аристотелю), «Логика», «Метафизика», «Этика», «Физика» и др. Особенно интересен философский сборник Антония, озаглавленный им «Спекали» (дословно — «Драгоценный камень»). В сборнике   последовательно изложены: диалектика, психология и другие философские науки. В ном, наряду с содержанием философских систем Аристотеля, Платона и других философом древности, автор знакомит читателей с мировоззрениями выдающегося грузинского мыслителя Иоаннэ Петрици и армянского философа Симеона из Джульфы. Предисловие к труду Антония написал его собрат по перу — Тимофей Габашвили.

Сборник «Спекали» представлял одну из первых попыток подвести общий итог достижениям науки в XVIII веке. Он подготовил почву для создания фундаментальной грузинской энциклопедии, так называемой «Калмасоба», составленной  Иоанном Багратиони по старинному образцу, не в алфавитном порядке.

 

Художественная литература

 

Во второй половине XVIII в. в грузинскую литературу вступила плеяда новых поэтов, многие из которых своими вдохновенными произведениями обогатили сокровищницу отечественной и мировой литературы.

В сложной, а порой и в трагической обстановке развивался могучий поэтический талант Давида Гурамишвили (1765 — 1792). Являясь продолжателем реалистических традиций царя Арчила, Давид Гурамишвили, в период своих скитаний на чужбине, создал сборник стихов, который озаглавил «Давитиани» (т. е. Давидово творение). Этот сборник, неполностью изданный в 1870 году, состоит из двух крупных поэм и лирических стихов.

Будучи человеком высокообразованным, Гурамишвили хорошо знал историю своего народа, его беды и чаяния. В своей поэме «Беды Грузии» он художественно и правдиво отобразил трагическую эпоху в истории Грузии — 1-ю половину XVIII века, царствование Вахтанга VI, кровавые нашествия персов и османов, опустошительные набеги горских племен, феодальные распри и междоусобные войны, раздиравшие Грузию на части. Историческое повествование переплетается с описанием личных злоключений самого автора.

Поэма «Беды Грузии», как и многие лирические произведения Гурамишвили, проникнута искренней тревогой за будущее родного народа. Обращаясь к своим соотечественникам, автор призывает их ни в нужде, ни в бою не забывать об учении, ибо знания освобождают от многих страданий.

Юношей Гурамишвили был захвачен шайкой лезгин и увезен в Дагестан, откуда он бежал в Россию. Долгое время Гурамишвили состоял на службе в русской армии, участвовал в походах и, выйдя в отставку, поселился на Украине в селе Зубовка, Миргородского уезда, где полностью отдался литературной деятельности. В совершенстве изучив русский и украинский языки, поэт в своих поэтических произведениях использовал песенные мотивы грузинского, русского и украинского народного творчества.

Похоронен Гурамишвили в Миргороде (нын. Полтавская обл.), где на его могиле воздвигнут памятник, являющийся символом дружбы грузинского и украинского народов.

Поэт Мамука Бараташвили, современник Давида Гурамишвили, стараясь обогатить и обновить старую систему грузинского стихосложения, составил пособие по изучению различных структурных поэтических форм, названное автором «Чашники» (т. е. «Проба»).

В золотой фонд грузинской поэзии вошли произведения Бесики (псевдоним Виссариона Габашвили, 1750—1791), грузинского поэта и политического деятеля, состоявшего обер-секретарем при дворе имеретинского царя Соломона I. Виссарион Габашвили по поручению царя ездил с дипломатической миссией в Иран и Россию; некоторое время в качестве посла находился при ставке фельдмаршала Потемкина на Украине и в Молдавии. Умер в Яссах, где и был похоронен.

Наряду с изящными лирическими произведениями, проникнутыми теплотой и искренностью, Габашвили известен, как автор нескольких блестящих патриотических од и посланий; заслуженной славой пользуется его поэма «Аспиндза», написанная в честь победы грузинских войск у местечка Аспиндза над вторгшимися в Грузию турецкими полчищами. В поэме яркими красками описывается мужество и воинская доблесть грузин, возглавляемых полководцем Давидом Орбелиани и царем Ираклием.

«Сам царь, картлийцы, кахетинцы одинаково были возбуждены, стремясь в бой». Показано и русское войско:

«Русские красовались в мундирах, отливавших цветами — красным, зеленым и синим. Сияли на них, как звёзды, медные сумки».

С укором говорит автор о генерале Тотлебене, который увёл русские войска с поля боя.

«Граф во главе своего войска стал отступать, — чем он не мог себя прославить;

Его ответ был один: откуда-де я явился, туда и отправляюсь».

В другой поэме Габашвили описана блестящая победа царя Соломона, одержанная им в битве с врагами.

Тяга к поэтическому творчеству торгово-ремесленной прослойки городского населения породила своеобразный стихотворный жанр, названный ашугской поэзией. Ярким представителем этого жанра является Саят-Нова. Армянин по национальности, Саят-Нова родился в Нижней Картли; с детства жил в Тбилиси, обучаясь ремеслу ткача. Подлинный самородок, Саят-Нова завоевал себе славу поэта и музыканта, с одинаковым искусством слагая свои стихи на грузинском, армянском и азербайджанском языках. Поэт всей душой сроднился с Грузией и грузинским народом, одно время он был придворным поэтом царя Ираклия, но вскоре порвал с феодальной знатью. Неизменным ценителем и поклонником поэтического таланта Саят-Новы являлся народ, который до настоящего времени бережно хранит память об этом выдающемся певце. Сам Саят-Нова в одном из своих произведений назвал себя «слугой народа».

 

Искусство

 

Грузинское искусство на всём протяжении своей многовековой истории неизменно сохраняло свою обаятельность. Многие памятники грузинского зодчества XVIII в., образцы скульптуры и живописи сохранились и до наших дней. Архитектура жилых домов, крепостей и монастырей XVIII столетия не так величественна, как архитектура раннего феодального периода или эпохи развитого феодализма, но она обладает большим разнообразием форм, на ней лежит отпечаток смелых творческих исканий грузинских зодчих. В ограде церкви Ниноцмида (Сагареджойский район) стоит дом, выстроенный для епископа Саба Тусишвили в 70-х годах XVIII в. Архитектура этого дома носит на себе явное влияние европейского зодчества.

В период иранского господства в грузинскую архитектуру были внесены элементы персидского зодчества. Так, взамен дорогого тесаного камня стали применять, по иранскому образцу, более дешевый материал — кирпич. Из кирпича построены «караван-сарай Текле», серные бани и другие строения. Для зданий из кирпича характерны стрельчатые своды. Грани углов и фасадов кирпичной кладки образуют своеобразный рисунок, заменивший традиционную резьбу по камню.

Тбилиси славился выдающимися образцами грузинского зодчества. Существовало несколько царских дворцов. Один из них, дворец царя Вахтанга, разрушили турки в 1725 г., другой — царя Ростома служил резиденцией Ираклию II. В этом дворце, по приказанию царя, выписанный из России мастер сложил русскую печь. Дворец Ираклия II был разрушен Ага-Магомет-ханом. Из всех царских дворцов сохранился и поныне дворец-крепость царицы Дареджаны на Авлабаре; он был возведен в царствование Ираклия 11 (1776). При этом дворце, весьма своеобразного архитектурного стиля, имеются дворцовая церковь и различные хозяйственные строения. В царствование Ираклия II были выстроены дворец и крепость в Телави.

В эпоху нескончаемых вражеских нашествий и междоусобных войн беспощадно разрушались лучшие образцы грузинской архитектуры. Однако материальных средств и рабочей силы явно не хватало. Поэтому правители Грузии вынуждены были весьма экономно расходовать государственные финансы и энергию своего народа, ограничиваясь лишь самыми неотложными и необходимыми для обороны страны восстановительными работами. Так, в Тбилиси пришлось затратить много сил на восстановление цитадели Нарикала. После изгнания вражеского гарнизона из Метехи (1748) необходимо было произвести ремонт крепостных стен и реставрировать дворцовую церковь, о чем свидетельствует надпись, высеченная на её стене по указанию Ираклия П. В силу необходимости строительные работы производились и в других местностях Картлийско-Кахетинского царства. В конце XVIII в., по повелению царицы Дареджаны, на дороге между Тбилиси и Болниси была построена Колагирская крепость, прямоугольное укрепление с высокими башнями по углам крепостных стен.

Между населенными пунктами Мчадисджвари, Мухрани и Душети высится большой, обнесенный стеною храм, построенный в 1746 г.

В 1777 году был восстановлен Цаишский храм в Мегрелии, неоднократно до этого подвергавшийся разрушению. В 1752 году эристав Рачи Ростом близ селения Цеси возвёл Бараконский храм, представляющий собой центрально-купольное архитектурное строение из тёсаного камня, украшенного художественным орнаментом.

 

Народные празднества

 

У грузинского народа вошло в обычай торжественно праздновать победу над врагом. Особенно красочные праздники происходили в столице Грузии — Тбилиси. Обычно о начале празднества возвещали пушечные выстрелы. Торжество начиналось с поздравлений, которые адресовали царю ораторы и поэты. Ночью город бывал ярко иллюминирован. Всюду царило «веселье и пиршество».

Традиционным народным развлечением являлись карнавальные празднества — «кееноба»; центральным действующим лицом этой народной пантомимы являлась шутовская фигура, наряженная в одежды персидского шаха.

Большой любовью в народе пользовались так называемые «кабахи» — стрельба из лука в цель, установленную на вершине высокого столба. Мишенью обычно служила серебряная чаша или какой-либо иной ценный предмет. Стреляли в цель с лошади на полном скаку. Наездник, сбивший мишень, получал приз.

Широко распространена была также в Грузии «чоган-бурти» — конная игра в мяч.







ГЛАВА XXV

 

ГРУЗИЯ В ПЕРВОЙ ТРЕТИ XIX ВЕКА

 

§ 1. ПОЛИТИКА ЦАРСКОЙ РОССИИ В КАРТЛИ И КАХЕТИ В НАЧАЛЕ XIX ВЕКА. БОРЬБА ЗА ВВЕДЕНИЕ В ГРУЗИИ САМОУПРАВЛЕНИЯ

 

Установление русского управления в Картли и Кахети

 

В начале XIX в. Россия являлась  обширным государством, занимавшим Восточную Европу и северо-западную часть Азии. Отставая в экономическом развитии от стран Западной Европы, будучи крепостническим государством, в недрах которого уже развивались капиталистические отношения, Россия обладала значительной военной мощью централизованного государства, во главе которого стоял самодержавный монарх, являвшийся защитником и выразителем воли дворян-крепостников.

Под гнётом царского самодержавия стонали не только покоренные Россией «инородцы», но и подавляющее большинство коренного населения России.

По социально-экономическому развитию Россия намного опередила сопредельные с Грузией Иран и Турцию, опередила она также и Грузию, истощенную вражескими нашествиями и раздробленную на части властолюбивыми феодалами.

В борьбе за политическое господство на Ближнем Востоке царская Россия стремилась завоевать не только Грузию, но и весь Кавказ. Закавказье должно было стать опорной базой России в ее дальнейшем продвижении на Восток. Необходимость инкорпорации Грузии и введения русского управления диктовалась стремлением царизма обеспечить себе надежный тыл в случае войны с Турцией и Ираном.

В Картли и Кахети русское управление было введено в 1802 году. Главою русской военной и гражданской администрации в Грузии являлся «главнокомандующий Грузии». На эту должность был назначен русский генерал К. Ф. Кнорринг. Картли и Кахети были разделены на пять уездов — Тифлисский, Горийский, Душетский, Телавский и Сигнахский, во главе которых стояли русские военные чиновники. При последних в качестве советников состояли представители грузинского дворянства, назначенные из числа сторонников русской ориентации.

Во вновь учрежденных судах судопроизводство по уголовным делам велось на основании действовавших в России законов. При рассмотрении гражданских дел суд продолжал пользоваться грузинским законодательством.

Введение русского управления лишило Грузию государственности и вытеснило из административных учреждений грузинский язык. Административное управление и судопроизводство велись на незнакомом грузинскому народу языке.

Русское управление знаменовало собой установление в Грузии колониального режима. Теперь, наряду с социальным гнетом, грузинский народ испытывал на себе все тяготы национального угнетения. В отношении «инородцев» русский царизм проводил жесткую   национально-колониальную русификаторскую политику.

Новое управление лишило своевольных грузинских феодалов политических привилегий. Были упразднены высшие, по наследству передававшиеся государственные должности и связанные с ними преимущества; это явилось серьёзным шагом на пути к ликвидации феодальной раздробленности и объединения грузинских земель под властью России.

Однако, лишая грузинских феодалов политической власти русское правительство и не помышляло о ликвидации в Грузии крепостного строя, всячески защищая интересы помещиков.

 

Борьба за восстановление грузинского управления

 

Укрепляя свое господство в Восточной Грузии, царское правительство не преминуло прибегнуть к такому испытанному средству, как разжигание классовой вражды. В период непродолжительного царствования Георгия XII (1799 — 1800) и в процессе установления в Грузии русского управления (1801 — 1802) русские чиновники сравнительно мягко обходились с грузинским крестьянством, стараясь завоевать его симпатии. В этот период поговаривали даже об отмене крепостного права в Грузии. С удовлетворением встретило трудовое население Грузии решительные действия русских вспомогательных отрядов, положивших конец хищническим набегам вооруженных отрядов дагестанских феодалов, грабивших грузинские селения. Присутствие в Грузии русских вооруженных сил обезопасило мирный труд крестьян и ремесленников. Поэтому в первое время народные массы Грузии равнодушно отнеслись к упразднению династии Багратионов. Но положение значительно изменилось, когда трудовое население страны воочию убедилось, что надежды его не оправдались, а сила, призванная оказать ему помощь и защиту, постепенно превратилась в орудие национального гнета.

Судопроизводство велось, как упоминалось, на непонятном для народа языке и, в отличие от сравнительно несложного судебного разбирательства, практиковавшегося ранее в Грузии, оно опиралось на длительное следствие. Причем истец должен был обязательно подавать в суд прошение на русском языке. Царское правительство, считая Грузию колониальной окраиной, направляло туда чиновников, уличенных в неблаговидных поступках; там они почти безнаказанно притесняли и оскорбляли местных жителей; все это понемногу восстанавливало трудовое население страны против насаждаемого в Грузии колониального режима.

Недовольна была упразднением Восточногрузинского царства и значительная часть грузинских феодалов, утративших свои древние привилегии. Особенно возмущены были сановники, лишившиеся выгодных наследственных должностей при царском дворе. Наибольшее недовольство проявляли члены царской фамилии, каждый из которых имел своих сторонников и считал себя законным претендентом на Картлийско-Кахетинский престол.

Грузинские феодалы раскололись на две враждующие группы. Представители прогрессивного течения, сравнительно лучше оценивая историческую обстановку, считали, что Грузия не в состоянии сохранить самостоятельное государственное существование. Если бы Картли и Кахети отложились от России, то они неизбежно оказались бы под властью Турции или Ирана. Поэтому передовое грузинское общество, во главе с выдающимся дипломатом Гарсеваном Чавчавадзе, выступало за сближение с Россией, но требовало предоставления Грузии автономии в пределах русского государства. По его мнению, улучшенное грузинское самоуправление могло содействовать усилению Грузии, объединенной с помощью России, и только при этом условии можно было бы ставить вопрос о восстановлении государственной независимости страны. Пытаясь приспособить русское управление к обычаям и укладу жизни грузинского народа, прогрессивная группа в своей борьбе против произвола царизма никогда не вступала в сношения с враждебным России государством, памятуя, как дорого обходилась Грузии «помощь» Турции или Ирана.

Прогрессивные силы в то время были еще далеки от революционных методов борьбы с русским самодержавием, но все их усилия служили благородному делу — улучшению условий жизни грузинского народа.

Иные цели преследовала консервативная группа грузинских феодалов. В её устах лозунги «Борьба за независимость», «Освобождение родины», являлись ширмой, прикрывавшей стремление восстановить свои былые права и привилегии. В борьбе за возрождение былых порядков и реставрацию престола Багратионов консервативная группа феодалов обращалась за помощью к исконным врагам грузинского народа — правителям Турции и Ирана, что в случае удачи реакционных заговорщиков грозило Грузии неисчислимыми бедами.

В сентябре 1802 г. Картли и Кахети полностью были охвачены волнением. Русское самодержавие слишком поспешно и круто обнаружило свой антинародный характер. В довершение ко всему осложнилась и внешнеполитическая обстановка. Царское правительство вынуждено было прибегнуть к ловкому политическому маневру, назначив на должность главнокомандующего в Грузии генерала Павла Цицианова (Цицишвили), происходившего из обрусевшего грузинского дворянского рода. Этим назначением русское правительство пыталось польстить самолюбию грузинских феодалов, возмущенных отказом России установить в Грузии автономное самоуправление.

Грузинское происхождение помогло Цицианову сблизиться с местными феодалами. В своей административной деятельности новый главнокомандующий пытался приспособить систему русского управления к обычаям и нравам грузинского народа. На первых порах ему удалось частично пресечь злоупотребления со стороны русских чиновников и провести ряд мероприятий, способствовавших развитию национальной культуры Грузии. При содействии Цицианова в 1804 году была восстановлена грузинская типография, разрушенная во время последнего иранского нашествия (1795).

Продолжая осуществлять свои политические планы, царское правительство стремилось расширить русские владения в Закавказье. Предлогом для новых захватнических войн служило воссоединение исконных грузинских земель под властью России. Грузинские патриоты оказывали всемерную поддержку русским вооруженным силам, поскольку, как они считали, ликвидация в Закавказье ирано-турецкого господства и объединение грузинских земель под властью более прогрессивной России должны были создать сравнительно лучшие условия для мирного существования грузинского народа.

Ради объединения грузинских земель грузинские патриоты сражались плечом к плечу с русскими войсками. Так, в 1803 г. 4 500 грузинских добровольцев присоединились к русской армии, двинутой на завоевание Чари-Белакани — области, отторгнутой у Грузии в 20-х годах XVIII в. Присоединение Россией земель Чари-Белакани явилось радостным событием в жизни грузинского народа.

Грузинский народ охотно оказывал поддержку русским войскам в их борьбе с внешними врагами России и Грузии, но он объявил непримиримую борьбу колониальной политике царизма.

Первые попытки восстановить в Картли и Кахети династию Багратионов, как и усилия прогрессивной части феодального общества добиться для Грузии автономного самоуправления, закончились неудачей.

В 1803 — 1805 годах большинство членов последнего грузинского царствующего дома были удалены из Грузии и расселены по городам центральной России. Но один из наиболее активных противников России и главный претендент на картлийско-кахетинский престол — царевич Александр нашел приют у иранского шаха, надеясь с его помощью захватить власть в Восточногрузинском царстве.

 

Восстание в горной области Картли в 1804 году

 

В особенно неблагоприятных условиях после введения системы русского управления оказались горцы, жившие  в верховьях рек Ксани и Арагви. При грузинских царях они были относительно свободны, вносили в царскую казну лишь натуральный оброк и несли военную службу. Русское самодержавие нарушило вековые устои замкнутого быта горцев. Натуральный оброк был заменен денежным, хотя деньги для горцев являлись большой редкостью. Кроме того, горцы, жившие вдоль Военно-Грузинской дороги (Мтиулети, Чартали, Хандо, Хеви), по которой происходило передвижение русских войск, то и дело мобилизовались для ремонта и расчистки дороги, перевозки военных грузов и т. п. А в довершение ко всему горцев обязали снабжать провиантом передвигавшиеся воинские части.

Правительственные чиновники безнаказанно чинили насилия, жестоко наказывая крестьян, не выполнивших их требования. Зимой, в лютые морозы, население горских деревень сгоняли расчищать дорогу. Только в Мтиулети военными властями было забито насмерть 23 человека. Были случаи, когда в ярмо вместо волов запрягали женщин. Свободолюбивые горцы не могли больше сносить надругательства и насилия. В мае 1804 года вспыхнуло восстание в Мтиулети и других населенных пунктах нагорных областей Картли.

Восстание совпало с началом военных действий между Ираном и Россией. Осложнившейся обстановкой не преминули воспользоваться сторонники Багратионов. Эмигрировавшие в Имерети царевичи перебрались в Картли, в надежде, что восставшие крестьяне помогут им воцариться на картлийско-кахетинском престоле. Доведенные до отчаяния произволом царских чиновников, крестьяне стали поддерживать феодалов, боровшихся за реставрацию царского престола Багратионов.

В течение июня-августа восстание ширилось, поднялись Осетия, Пшави, Хевсурети, к повстанцам примкнули крестьяне ряда равнинных районов и некоторые кахетинские феодалы. В тылу у русских войск, действовавших под Ереваном, создалось опасное положение. Новый главнокомандующий Грузии генерал Цицианов вынужден был снять осаду Еревана и двинуть крупные воинские соединения против повстанцев. Началась жестокая расправа с восставшими крестьянами. Русские карательные отряды разоряли и жгли непокорные селения. Крестьяне сражались упорно; так, осетинские повстанцы полностью истребили полк пехоты, вторгшийся в Лиахвское ущелье через Рокский перевал. Однако противостоять регулярным войскам длительное время повстанцы были не в силах. В октябре 1804 года царские войска повсюду сломили сопротивление восставших. Главари и организаторы восстания в количестве 73 человек были захвачены русскими властями.

Восстание горцев явилось первым массовым вооруженным выступлением в Грузии против колониального режима русского самодержавия. В результате этого восстания царское правительство вынуждено было провести мероприятия, несколько облегчившие положение местного населения: была введена оплата за тягловую силу, подводы и ремонтные работы на Военно-Грузинской дороге.



§ 2. ОБЪЕДИНЕНИЕ ГРУЗИИ ПОД ВЛАСТЬЮ РОССИИ. БОРЬБА ПРОТИВ КОЛОНИАЛЬНОГО ГНЕТА

 

Присоединение Западной Грузии к России

 

В начале XIX века Западная Грузия представляла собой территорию, раздробленную на несколько самостоятельных политических единиц, наиболее крупной из которых являлось Имеретинское царство. Между царем Имерети, владетельными князьями Гурии, Мегрелии, Абхазии и Сванети шла непрерывная междоусобная борьба. Только в силу отсутствия централизованной власти в Западной Грузии ослабевшая к тому времени Турция сохраняла здесь политическое влияние и держала в своих руках портовые города Грузии — Батуми, Поти и Сухуми. Через эти порты велась оживленная торговля похищенными в Грузии пленными, которых отправляли на невольничьи рынки Востока.

Наиболее длительный период находилось под турецким влиянием Абхазское княжество. Турки насильственно насаждали среди населения ислам и турецкий язык, но тщетно старались они искоренить грузинскую культуру в Абхазии. Абхазский народ, за исключением феодалов и мтавара Абхазии, в большинстве своем продолжал исповедовать христианскую религию. Да и сами владетельные князья Абхазии из рода Шервашидзе, формально приняв ислам, продолжали втайне оставаться христианами. Временная правительница Мегрельского княжества Нино Багратиони, супруга умершего князя Григория Дадиани, в 1808 году сообщала главнокомандующему Грузии, что в Абхазии «крестьяне... в большинстве христиане и верят в наш крест и наши иконы».

К началу XIX века политическая раздробленность Грузии насчитывала уже свыше чем четырехсотлетнюю давность. И хотя это обстоятельство нанесло огромный ущерб грузинскому народу, узы прошлого единения были настолько крепки, что отделенные друг от друга, попираемые иноземными завоевателями области Грузии, все-таки на протяжении веков сохранили общность языка, литературных и культурных традиций.

Подобно землям Восточной Грузии, Имерети, Гурия, Мегрелия и равнинная часть Абхазии являлись областями с феодально-крепостнической общественной системой. Иные социально-экономические отношения сложились в нагорной части Абхазии и Сванети, где все еще сильны были пережитки общинно-родового строя, а крепостнические отношения не стали всеобъемлющим укладом общественной жизни.

Характерным для Западногрузинского царства и владетельных княжеств являлось преобладание натурального хозяйства, товарно-денежные отношения были развиты слабо. Отсутствие экономических связей между отдельными частями Западной Грузии в значительной степени способствовало политической децентрализации государства. Сравнительно небольшая территория Западной Грузии с трехсоттысячным населением включала в себя одно царство, четыре княжества (Абхазия, Гурия, Мегрелия, Сванети), несколько полузависимых сеньорий (сатавадо), да к тому же и изолированную часть т. н. Вольной Сванети, где еще сохранились патриархальные отношения.

Сравнительно передовым государством Западной Грузии являлось имеретинское царство; последний его правитель, царь Соломон II, энергично боролся за объединение Западной Грузии. Он отказался признать власть турецкого султана и собирался изгнать турок с Черноморского побережья Грузии. Но успешной борьбе с турецкими захватчиками, как и попыткам объединить Западную Грузию под властью имеретинского царя, препятствовали изменники-мтавары, всегда готовые ради сохранения своей независимости пойти на любые сделки внешними врагами Грузии. Их узко-местническая политика, подрывавшая силу и единство родной страны, позволяла одряхлевшей Оттоманской империи удерживать свои позиции в Западной Грузии. Нескончаемые распри между грузинскими феодалами были лишь наруку туркам.

Таково было положение в Западной Грузии, когда в начале XIX в. границы владений России вплотную приблизились к ее территории.

Установление в Восточной Грузии господства царской России коренным образом изменило обстановку в Грузии и во всем Закавказье. Осуществляя свой план завоевания Ближнего Востока, Россия готовилась поглотить стоявшие на её пути мелкие государства. Охваченные страхом, правители этих государств по-разному реагировали на угрозу лишиться самостоятельности. Одни из них готовились с оружием в руках отстаивать свою независимость, другие спешили добровольно отдаться под покровительство России, сохранив тем самым власть и самостоятельность хотя бы в вопросах внутреннего управления.

В этих условиях правящим кругам России не трудно было наивыгоднейшим образом использовать в своих целях создавшуюся в Западной Грузии политическую обстановку.

В начале XIX в. Соломону II удалось подчинить своей власти правителя Гурии и неоднократно нанести поражение мтавару Мегрелии, Дадиани. Но последний уже который раз с помощью мтавара Абхазии, или при содействии коалиции враждебных Соломону тавадов, восстанавливал свою власть в Мегрелии. Наконец, теснимый имеретинским царем, мтавар Мегрелии запросил помощи и покровительства у русского императора. Это обращение Дадиани вполне соответствовало политическим планам России, которая, подчинив себе Мегрелию, надеялась легко прибрать к рукам Имеретинское царство, а затем объединить под своей властью всю Западную Грузию. Таким образом, Россия выходила на Кавказское побережье Черного моря и могла установить постоянное водное сообщение между Крымом и Закавказьем.

К тому времени Россия еще недостаточно прочно закрепилась в Восточной Грузии, поэтому царское правительство считало преждевременным упразднять власть царя и мтаваров в Западной Грузии. Русское правительство решило на первое время принять имеретинское царство и западногрузинские княжества под свое «покровительство».

В декабре 1803 года русское правительство заключило договор о покровительстве с мтаваром Мегрелии Григорием Дадиани, оградив таким образом его власть от притязаний имеретинского царя. Благодарный мтавар стал послушным проводником политики русского самодержавия в Западной Грузии.

Имеретинский царь Соломон II ясно понимал, что с упразднением Картлийско-Кахетинского царства Россия может подвергнуть такой же участи и его престол; поэтому он принял живейшее участие в попытках части картлийско-кахетинских феодалов вернуть трон Багратионам.

Вступая в дипломатические сношения с Россией, Соломон II именовал себя царем всей Западной Грузии. Однако. Россия неодобрительно отнеслась к его стремлению объединить Западную Грузию. Не найдя поддержки у русского правительства, Соломон вынужден был временно отказаться от своих притязаний на власть в Западной Грузии в целом. Еще более осложнилось положение имеретинского царя после того, как императорское правительство приняло под своё покровительство мтавара Мегрелии, Дадиани, которого Соломон считал своим вассалом.

Соломон II отстаивал внутреннюю независимость своего государства и соглашался подчиниться русскому императору лишь в области внешней политики. Но главнокомандующий Грузии генерал Цицианов, в соответствии с инструкциями русского правительства, настаивал на полном и безоговорочном, подчинении Имерети. В особенно высокомерном тоне генерал Цицианов вел переговоры с имеретинским царем после того, как русские войска в январе 1804 года покорили Ганджинское ханство в Азербайджане и стали угрожать непосредственно границам Ирана. В апреле того же года русские войска вступили в Имерети, и генерал Цицианов продиктовал царю Соломону условия, в соответствии с которыми Имеретинское царство должно было отдать себя под покровительство России.

На основе трактата, заключенного 25 апреля 1804 г., имеретинский царь становился вассалом русского императора. Согласно одному из пунктов трактата, покровительство России распространялось и на Гурийское княжество. В Имерети был введен небольшой отряд русских войск, численность которого в дальнейшем постепенно увеличивалась. Недовольный утратой власти, Соломон решил продолжать борьбу за независимость своего государства.

Покровительство России, естественно, положило конец междоусобным войнам между царем Имерети и мтаварами Западной Грузии, оно явилось решающим шагом на пути объединения Грузии под властью России.

В октябре 1804 г. русскому командованию удалось провести десантную операцию и высадить в местечке Кулеви, возле устья р. Хоби, один пехотный полк. Русские возвели здесь небольшую крепость-редут, переименовав в связи с этим Кулеви в Редут-кале. Присоединение основной части Западной Грузии, и высадка войск в Кулеви были событиями довольно важного значения в истории России и Грузии. Обосновавшись на восточном побережье Черного моря, русские войска подготавливали изгнание турецких гарнизонов с прибрежной полосы Западной Грузии и завершение присоединения всей Грузии к Российской империи.

 

Участие грузин в русско-иранских и русско-турецких войнах

 

В начале XIX в. международное положение крайне обострилось. Французские армии одну за другой захватывали столицы европейских государств. Английская дипломатия втянула Россию в войну против наполеоновской Франции. Несмотря на союзнический договор, Англия продолжала тайно противодействовать России в её стремлении установить свое господство в Закавказье. В то же время Франция открыто подстрекала Турцию и Иран отнять у России ее восточные владения.

После упразднения Картлийско-Кахетинского царства и покорения Ганджинского ханства Россия вплотную придвинулась к северным провинциям Ирана. С января 1804 г. фактически началась русско-иранская война. Ободренные обещанием Наполеона—оказать Ирану военную помощь в завоевании Закавказья, шахские войска в июне 1804 г. вторглись в Северный Азербайджан и стали разорять мирные селения. Захватчики появились и на территории бывш. Картлийско-Кахетинского царства, но русские войска вскоре изгнали иранцев, захватили Ширванское ханство и осадили г. Баку. Здесь в 1806 г., во время мирных переговоров, был вероломно убит главнокомандующий русскими войсками в Закавказье генерал Цицианов.

Положение значительно осложнилось после того, как Турция, ободренная успехами Наполеона в Европе, решила объявить войну России. Одной из причин, побудивших Турцию начать военные действия, являлось вступление русских войск в Западную Грузию.

К этому времени совместная с русскими борьба против внешних врагов становится уже традицией грузинского народа. Грузины вместе с русскими войсками вступили в борьбу против Ирана и Турции, добиваясь возвращения исконных грузинских земель. Грузины не только снабжали русскую армию необходимым провиантом и транспортом; но и с оружием в руках храбро сражались плечом к плечу с ними.

Если бы не помощь грузин и других народов Закавказья, 8-тысячной русской армии трудно было бы противостоять 60-тысячной армии, выставленной Ираном. Турция тоже сосредоточила на границах Грузии большие силы.

Русские и грузины в 1809 г. нанесли жестокое поражение турецкой армии и освободили от владычества турок город и крепость Поти. Осенью 1810 г. развернулась борьба за освобождение г. Ахалцихе, однако вспыхнувшая в этом районе эпидемия чумы помешала успешному завершению этой операции. В декабре 1811 г. турки были выбиты из Ахалкалаки. Но России не удалось удержать Поти и Ахалкалаки, так как назревала война с наполеоновской Францией. В 1812 г. согласно Бухарестскому мирному договору, заключенному между Россией и Турцией, эти города снова отошли к Турции.

 

Упразднение Имеретинского царства и присоединение Гурийского и Абхазского княжеств к России

 

Отношения между русским правильством и имеретинским царем все более обострялись. Соломону II было ясно, что русское самодержавие решило упразднить Имеретинское царство. Поэтому он с недоверием отнесся к введению в Имерети русских войск, требовал вывода их из Кутаиси, но тщетно. Правда, во время русско-турецкой войны Соломон не выступил против России, но и не оказал ей никакой помощи. Тем самым он невольно оказался в лагере враждебной Турции. Русские чиновники подготавливали почву для расправы с Соломоном. В 1810 г. им удалось обманом захватить Соломона и привезти его в Тбилиси, но 11 мая того же года он бежал из плена и прибыл в г. Ахалцихе, находившийся в руках турок.

Недовольство населения Имерети, вызываемое политикой царизма, усиливалось из-за злоупотреблений и произвола русских военных чиновников, которые всеми правдами и неправдами вынуждали крестьян нести расходы по содержанию войск. К старому ярму крепостничества прибавилось теперь колониальное угнетение. Недовольство выражали также сторонники Соломона II, имеретинские дворяне, утратившие свои старые привилегии. Господствующий и порабощенный классы, несмотря на существующий между ними антагонизм, временно выступали вместе в борьбе против чужеземного режима.

В мае-июне 1810 г. началось вооруженное восстание, которое возглавил борющийся за возвращение царского престола Соломон II. Не располагая достаточными силами, царь был вынужден призвать на помощь вспомогательный лезгинский отряд. Как сам царь, так и народ далеки были от желания заменить господство единоверной России турецким господством. Народ боролся за свободу и независимость. Но «помощь» Турции в данном случае, в период русско-турецкой войны, независимо от намерений повстанцев, могла принести нежелательные результаты. Поражение России повлекло бы за собой установление в Западной Грузии турецкого господства.

Повстанцы не могли долго противостоять регулярным войскам и потерпели поражение. Для подавления восстания русское правительство использовало также отряды мтаваров Гурии и Мегрелии. Царь Соломон бежал в Турцию. В Имерети было создано временное правительство, во главе которого были поставлены русские чиновники.

Упразднив Имеретинское царство, представлявшее собой тогда опору для борцов за восстановление в Грузии государственной независимости, русское правительство сочло выгодным сохранить в Западной Грузии ограниченную власть отдельных мтаваров: для него стало очевидным, что мтавары на данном этапе могли быть полезны для осуществления в Грузии колониальной политики царизма.

Как уже указывалось, владетель Гурии в 1804 г. вместе с имеретинским царем был принят под покровительство России. Удовлетворив самолюбие Гуриели, считавшего себя обиженным в сравнении с Дадиани, русское правительство теперь, в 1810 г., утвердило его в автономных правах и сделало гурийского мтавара покорным исполнителем своих замыслов.

Вслед за Гурией наступила очередь Абхазии. Владетели Абхазии понимали, что влияние Турции в Западной Грузии доживает последние дни. Подобно мтавару Мегрелии, мтавар Абхазии рассчитывал удержать свои привилегии под покровительством России. Россия, со своей стороны, была крайне заинтересована в том, чтобы завладеть Абхазией. Но в Сухумской крепости стоял довольно сильный турецкий гарнизон, что не давало возможности присоединить Абхазию мирным путем. Начиная с 1808 г. горячим сторонником присоединения Абхазии к России выступал наследник мтавара Абхазии Сафар-бей (в христианстве Георгий) Шарвашидзе.

10 июля 1810 г. русское войско после ожесточенного боя овладело Сухумской крепостью. В октябре того же года, подобно Дадиани и Гуриели, абхазский мтавар Георгий Шарвашидзе был принят под покровительство России. Это событие имело важное значение для социально-экономического подъёма Абхазии, связанного с ликвидацией тяжелых последствий тиранического господства турок и изгнанием их из Западного Кавказа.

 

Голод и чума в Грузии

 

Вспыхнувшая среди сражавшихся под Ахалцихом русских войск чума быстро распространилась на все Закавказье и захватила Дагестан. Особенно пострадала Западная Грузия, где рано наступившие в 1810 г. морозы уничтожили почти весь урожай. В 1811 г. здесь царил такой голод, какого не помнило население. Родители отказывались от своих детей в пользу тех, кто мог их прокормить. Люди употребляли в пищу жёлуди, стебли виноградных лоз и траву. Участились случаи «добровольного» крепостничества: свободный крестьянин был вынужден идти в крепостные к тому, кто мог его прокормить. Чума с невероятной быстротой распространялась среди обессиленного от голода населения. Только в Имерети в течение одного года умерло от чумы 32.750 человек. 7.450 человек переселились в другие места, а 2.000 человек были проданы в качестве пленных. После чумы здесь разразилось новое стихийное бедствие — наводнение, в результате которого большое количество крестьянских семейств осталось без крова. Погибло около трети населения.

Голод, чума и другие стихийные бедствия (неурожай, наводнение) косили население и Восточной Грузии. До января 1812 г. в Картли и Кахети от чумы погибло свыше I 200 человек. Хлеб очень вздорожал, причем его почти и не было в продаже. Если раньше коди (2 пуда 10 фунтов) пшеницы стоил один рубль, то теперь цена его поднялась до 7 — 10 рублей.

Царское правительство выделило для голодающего населения 70 тысяч пудов пшеницы, но до населения дошла только небольшая часть этого хлеба, который в основном был присвоен царскими чиновниками.

 

Кахетинское восстание

 

Кахетинское восстание было вызвано почти теми же причинами, что и восстание горцев в 1804 году. Во время войны с Ираном и Турцией, в обстановке голода и чумы от крестьян требовали уплаты продовольственных налогов. Продукты отбирались силой, в порядке реквизиции; в непокорные сёла направлялись на постой экзекуционные отряды, которые содержались за счет крестьян.

В период войны с Ираном для доставки войскам провианта и военного снаряжения кахетинских крестьян заставляли выставлять арбы, быков и лошадей, на которых крестьяне в качестве возниц и погонщиков совершали длинный путь — до Поти, Ахалциха, в Армению и даже в Иран. На плохих дорогах ломались арбы, погибал рабочий скот. Положение грузинского крестьянства становилось невыносимым. Крестьяне не в состоянии были нести непосильные подати и повинности на помещиков и на русских чиновников, терпеть произвол и насилие.

Недовольны были и кахетинские феодалы, мечтавшие восстановить старые привилегии. При таких обстоятельствах враждующие классы временно объединялись для борьбы с чужеземным господством. Но в процессе развития движения это единство обычно нарушалось. Классовый антагонизм вносил раскол в ряды повстанцев, и феодалы обычно переходили на сторону царизма. Они легко находили общий язык с царским правительством, так как новый режим, лишавший феодалов старых политических привилегий, защищал их социальные интересы.

Крупные феодалы стремились использовать борьбу крестьян для осуществления своих реакционных целей — восстановления старой тавадской, политически раздробленной Грузии и монопольного права на эксплуатацию крестьянства. Однако, стихийная, справедливая борьба крестьян была направлена против колониального и социального гнета.

Кахетинское восстание началось 31 января 1812 г. в селении Ахмета. Крестьяне изгнали воинский отряд, прибывший для сбора провианта. В феврале восстание охватило всю Кахети и перекинулось в горную область Картли. В селах Кахети развернулись кровопролитные бои. Повстанцы вымещали свой гнев на офицерах и чиновниках, и с определенной симпатией относились к рядовым солдатам и к тем чиновникам, которые сочувствовали их бедственному положению. Крестьяне осадили Телавскую, Карагаджскую, Кодальскую и другие крепости, заняли города Телави и Сигнахи; разгромили и сожгли помещения полковых штабов русских войск. Велики были жертвы. В феврале во время боя у селения Бодбисхеви было убито много крестьян. Большой урон понесли и карательные отряды. Они потеряли 1.146 человек убитыми и ранеными.

В это время главнокомандующим в Грузии был назначен маркиз Паулуччи, итальянец по происхождению, служивший в русской армии. Паулуччи лично руководил подавлением восстания. Число повешенных крестьян составляло 13, а убитых — 520 человек. В марте 1812 года Кахети как будто была «усмирена». Отдельные отряды повстанцев продолжали борьбу до октября.

Царское правительство жестоко расправлялось с восставшими кахетинцами. Крестьян подвергали телесному наказанию, ссылали на каторжные работы в Сибирь. Были высланы также 62 тавада, но правительство вскоре смягчило наказание феодалам.

Восстание 1812 г. представляло собой массовое выступление крестьян против колониального и социального гнета. Жертвы, понесенные кахетинским крестьянством, не пропали даром. Урок, полученный в Кахети и Картли, вынудил русское самодержавие больше считаться с требованиями населения Грузии и принять меры прогни произвола и злоупотреблений, имевших место в системе управления.

 

Окончание войн. Их последствия для Грузии

 

Грузины вместе с русскими боролись со своими внешними врагами. Они выступали плечом к плечу с русскими не только против турецких и иранских войск. Грузины принимали активное участие в Отечественной войне 1812 г., сознавая, что внешние враги России угрожают и интересам грузинского народа. Если бы Наполеону удалось одержать победу над Россией, то он передал бы Грузию Ирану, так как еще в 1804 — 1807 гг. им было дано такое обещание.

Грузины во множестве принимали участие в боях против вторгшихся в пределы России французских захватчиков. Большие заслуги в этой войне принадлежат грузину по происхождению — генералу Петру Ивановичу Багратиону.

Ученик прославленного русского полководца А. И. Суворова, герой швейцарского похода, воин непревзойденного мужества, П. И. Багратион был исключительно популярен в Российской империи. Наполеон считал его лучшим генералом русской армии. В войне 1812 г. П. Багратион еще раз проявил свой полководческий талант. Во время исторического Бородинского сражения его армия отразила семь атак наполеоновских корпусов. Смертельное ранение любимого полководца потрясло всех воинов, принимавших участие в Бородинском сражении. Со смертью Багратиона, как передают участники этого боя, «словно душа покинула все левое крыло» фронта.

Кроме П. Багратиона, в войне 1812 г., как известно, принимали участие и другие полководцы-грузины — генералы Л. Яшвили, В. Яшвили, И. Панчулидзе, С. Панчулидзе, И. Джавахишвили и другие. Довольно много грузин находилось и среди рядовых воинов русской армии.

Таким образом выковывались боевая дружба и единение русского и грузинского народов в борьбе против внешних врагов.

В период войн 1804 — 1813 гг. грузинский народ понёс большой материальный ущерб, но эти войны имели для Грузии и важный положительный результат. Стало ясно, что турецко-иранское влияние в Закавказье доживает последние дни. Правда, согласно мирному договору 1812 г., Поти и Ахалкалаки снова возвращались Турции, но Россия сумела сохранить отвоеванную у Турции Абхазию. Иран был вынужден отказаться от Восточной Грузии. Россия утвердила свое господство в северном Азербайджане и на Каспийском море. Открывался свободный путь на Баку — Астрахань и к Волге. Создавались сравнительно лучшие условия для трудовой деятельности.

Турция и Иран не могли примириться со своим поражением.

Турция продолжала претендовать на Западную Грузию. Она подстрекала к выступлению против России горские племена Северного Кавказа. Агенты султана пытались склонить на свою сторону мтаваров Западной Грузии, но безрезультатно.

Русское владычество в Закавказье неуклонно расширялось и укреплялось. В 1818 г. началось завоевание Чечни и Дагестана. В течение 1819 — 1826 гг. постепенно были упразднены ханства в Азербайджане, и там было введено русское управление. Это событие имело прогрессивное значение не только для азербайджанского, но и для грузинского народа. Постепенно исчезла почва для феодальной розни и вражды между соседними народами.

 

Восстание в Имерети и Гурии в 1819 --1820 годах

 

В 1810 г., после упразднения в Имерети царской власти, во главе управления этим краем были поставлены русские чиновники. Но новое управление утвердилось здесь не сразу. Царское правительство, получившее урок в Картли и Кахети, опасалось вспышки восстания и поэтому не упразднило старое управление сразу же после ликвидации власти имеретинского царя. Но с течением времени господство царской России в Закавказье укреплялось, и правительство, в целях усиления бюрократического режима проводило в Грузии соответствующие мероприятия.

В 1811 г. царизм лишил грузинскую церковь самостоятельности и упразднил власть картлийского католикоса. Грузинская церковь, во главе которой был поставлен т. н. экзарх Грузии, была подчинена Российскому Синоду и поставлена на службу царизму. С 1817 г. в Сионском кафедральном соборе три раза в неделю богослужение велось на русском языке.

При грузинских царях церкви и монастыри имели свои земельные владения и крепостных крестьян. Высшее духовенство содержалось за счет податей и налогов, взимаемых с церковных крепостных. Согласно же новому церковному режиму, церковное имущество должно было перейти в собственность казны, а служителям церкви определялось жалованье. Таким образом была ликвидирована старая церковно-феодальная организация в Восточной Грузии. Аналогичные преобразования должны были быть проведены и в Западной Грузии. В 1819 г. в Имерети началась перепись церковных владений и крепостных.

Высшее духовенство Имерети, поддержанное тавадами, враждебно встретило реформу. Священники и тавады легко привлекли на свою сторону крестьянство, так как церковная реформа вызывала увеличение налогов и обострение эксплуатации крестьянства. Крестьяне прогнали прибывших для переписи церковного имущества чиновников.

В июне 1819 г. в Имерети вспыхнуло восстание, которое затянулось и перекинулось в Гурию. Тавады и дворянство, мечтавшие о восстановлении старой феодальной системы управления, упраздненной централизованным русским управлением, в то же время побаивались крестьян, которые протестовали не только против чужеземного господства, но и против социального гнёта. Поэтому феодалы постепенно стали отходить от повстанческого движения.

На первом этапе борьбы повстанцы заставили правительство прекратить перепись церковного имущества. Царские чиновники ждали прибытия военных подкреплений из России и наступления зимы, когда «изменники» не могли укрываться в лесах и с ними легче было бы расправляться. Поэтому восстание затянулось. Особенно острый характер приняла борьба в Гурии, где в апреле 1820 г. повстанцы убили правителя Имерети — полковника Пузыревского. Ожесточенные бои шли в Шемокмеди, Чохатаури и Суреби.

Царское правительство жестоко подавило восстание. Селения повстанцев были разорены и сожжены; сады и виноградники вырублены и выкорчеваны. По словам главнокомандующего на Кавказе генерала Ермолова, «и через многие годы не придут изменники в первобытное состояние. Нищета крайняя будет их казнью».




§ 3. ПРИСОЕДИНЕНИЕ ИСКОННЫХ ЗЕМЕЛЬ ГРУЗИИ В 1828—1830 ГОДАХ

 

Потерпевший поражение в войне с Россией, Иран готовился к реваншу. Иран подстрекала к новой войне против России Англия, которая всячески стремилась вытеснить Россию из Закавказья. Весной 1826 г. началась новая русско-иранская война. Внезапно вторгшиеся в Закавказье иранцы овладели Карабахом, Ганджой, подошли к Баку и, вступив в пределы Грузии, создали угрозу Тбилиси.

Грузины и в этой войне сражались плечом к плечу с русскими против иранских завоевателей. Грузинский народ, по собственному почину, в течение какой-нибудь недели, выставил 6.000 добровольцев. Грузинское народное ополчение успешно воевало на разных участках фронта. Грузины отличились во время освобождения Еревана в 1827 г. А 13 октября того же года русские войска под командованием генерала Г. Эристави заняли главный город Южного Азербайджана — Тавриз.

Взятие Тавриза ускорило заключение мирного договора (10 февраля 1828 г.), по которому к России отходили Ереванское и Нахичеванское ханства. Армянское и азербайджанское население этих ханств было избавлено от варварского господства Ирана.

Значительные результаты принесла также русско-турецкая война 1828 года.

В войне с Турцией в 1806—1812 гг. безрезультатно окончились попытки присоединения исконных грузинских земель, окрещенных, ввиду господства там турецкого паши «Ахалцихским пашалыком». Стонавшее под турецким ярмом грузинское население продолжало, однако лелеять надежду, что родной их край будет воссоединен с остальной Грузией.

Грузины теперь самоотверженно сражались вместе с русскими войсками за освобождение подъяремных своих земель.

После овладении русскими поисками Карса развернулась борьба и направлении Ахалциха. В июле 1828 г. был взят Ахалкалаки, а в августе, при энергичном участии грузинских отрядов, был отбит Ахалцих. Одновременно русские войска под командованием генерала Л. Чавчавадзе захватили Баязетский пашалык.

Грузия восторженно встречала эти радостные события. По сведениям современников, «все население было охвачено восторгом»; «Грузия праздновала возвращение в лоно отчизны давно утраченного Ахалциха...».

15 июля 1828 г. при решающем участии грузинского народного ополчения был взят г. Поти. После этого русские войска перешли в наступление в направлении Кобулети и Батуми. Только от одной Западной Грузии вместе с русскими сражались 6 тысяч грузин.

Грузины проявили большой героизм в боях за Лиман и Кинтриши, вблизи Кобулети. Боец Бежан Болквадзе, который был выслан на разведку в расположение неприятельских войск, выдержал неравную схватку с восемью турецкими солдатами. В августе 1829 г. грузинские отряды нанесли жестокое поражение туркам у Мухаэстатэ и Кинтриши. Однако, несмотря на успешные военные действия, объединенным русско-грузинским силам на этот раз не удалось освободить от турок Аджарию.

Снабжение провиантом войск, принимавших участие в этой войне, легло всей тяжестью на плечи грузинского народа. «Можно смело сказать, — писал русский поэт Грибоедов, — что с 1826 года по сие время (сентябрь 1828 года) она (Грузия) хлебом, скотом, вьючным и тяглым, погонщиками и проч. в сложности более истратила от своего достояния, нежели бы то могла сделать самая цветущая из российских областей, между тем как населением и величиною равняется только трем уездам из губерний великорусских».

По мирному договору 1829 г., Россия отторгла от Турции древние грузинские города Поти, Ахалцихе и Ахалкалаки, а также десять районов Самцхе-Саатабаго: Ахалцихский, Ахалкалакский, Аспиндзскйй, Ацкурский, Хертвисский, Кваблианский, Абастуманский, Чачаракский, Поцховский и Чилдырский. Но это все же была лишь малая часть той большой грузинской территории, которую Турция захватила в XVI столетии.

Мирный договор 1829 г. упрочил господство России в Грузии и во всем Закавказье. Турция была окончательно вытеснена с территории между р. Кубань и р. Чолоки.

Все это открывало широкий простор для колонизаторской и русификаторской политики, усиливало национальное и социальное угнетение грузинского, армянского и азербайджанского народов. Но, с другой стороны, постепенно стали ощутимы и положительные результаты присоединения Грузии к России, потому что Россия устраняла определенную опасность, угрожавшую со стороны Турции и Ирана, искореняла торговлю пленными, ликвидировала феодальную раздробленность, вследствие чего создались сравнительно лучшие условия для общественного развития.

В 1830 г. объединенные русские и грузинские силы отбили у захватчиков область Чари-Белакани (Саингило), что положило конец хищническим набегам дагестанских феодалов на Картли и Кахети.

Таким образом, не прошло и одной трети столетия со дня упразднения Картлийско-Кахетинского царства, как грузинские земли были в основном объединены под владычеством Российской империи.




§ 4. КРЕПОСТНИЧЕСКОЕ ХОЗЯЙСТВО И ОБЩЕСТВО В ПЕРВОЙ ТРЕТИ XIX ВЕКА

 

Сельское хозяйство

 

В первой трети XIX в. сложному процессу утверждения в Грузии господства царской России сопутствовали бесконечные войны, внутренние волнения и стихийные бедствия, причинявшие громадный ущерб хозяйственной жизни страны. Сельское хозяйство, в результате феодально-крепостнических отношений, а также внутренних и внешних осложнений, не могло развиваться нормально. Гнёт помещиков-крепостников, произвол русских чиновников, экзекуции, продовольственные и транспортные повинности, бесконечные набеги разбойничьих отрядов дагестанских феодалов и все мытарства и тяготы, связанные с непрерывными войнами, делали совершенно невыносимой жизнь грузинского крестьянства. В условиях господства натурального хозяйства крестьяне производили сельскохозяйственные продукты для удовлетворения, как своих потребностей, так и потребностей помещика-крепостника. На рынок поступали, главным  образом, случайные продукции.

Потребности русских войск, размещенных в Грузии, не могли быть удовлетворены тем количеством хлеба, которое крестьяне исстари сдавали картлийско-кахетинскому царю в виде натурального налога. Кроме того, новое правительство принимало хлеб по цене гораздо ниже рыночной. Крестьянам самим не хватало хлеба и они, конечно, не могли сдавать его по низким ценам. В 1801 — 1805 гг. в Картли и Кахети было собрано в виде налогов около 90 тысяч пудов пшеницы, а в порядке реквизиции у населения было отобрано около одного миллиона пудов. С течением времени росла численность русских войск, расквартированных в Грузии, и, в связи с этим, увеличивалась потребность в пшенице, получаемой от населения. Производство же хлеба не увеличивалось. Крестьянину-производителю не оставалось необходимого минимума для существования.

В то время основным средством для повышения урожайности являлось оставление земли под пары, но крестьяне, испытывая нехватку земли, не могли осуществить этого мероприятия. Если в начале XVIII в. урожай пшеницы составлял сам-восемь, то в начале XIX в. он равнялся — сам-шести. Росту производства хлеба фактически препятствовало само правительство, которое принуждало крестьян по низким ценам сдавать хлеб, что в свою очередь подавляло их интерес к расширению производства.

В первой трети XIX в. не получили должного развития ни виноградарство и виноделие, ни другие отрасли сельского хозяйства. Главным винодельческим краем была Кахети. Кахетинские вина с давних пор являлись предметом внутренней и внешней торговли. Однако цены на вино, так же, как и на хлеб, устанавливали скупщики, которых поддерживало правительство. Кроме того, имело место прямое ограбление тружеников. Генерал Александр Чавчавадзе писал в 1837 г., что в течение 27 лет после присоединения к России из-за грабежа и насилия русских чиновников в Грузии «не существовало никакой собственности», народ «не был уверен» в сохранности своего имущества и у него не было стимула для развития хозяйства. Понятно, что в таких условиях сельское хозяйство не могло получить должного развития.

 

Промышленность

 

Новое правительство не заботилось о промышленном развитии Грузии. Его интересовали лишь продукты сельского хозяйства и сырье, необходимые для фабрик и заводов России.

Пришла в упадок и горная промышленность, получившая развитие в царствование Ираклия II. На Алавердских, Шамблутских и Ахтальских медных и серебряных рудниках внедрялся принудительный труд: крестьян гнали туда на работу силой, количество наемных рабочих было незначительно. В царствование Ираклия годовая производительность алавердского завода была равна 9—10 тысячам пудов меди, а в 1817 — 1829 гг., т. е. в течение 12 лет, здесь было добыто 29.100 пудов меди; таким образом, добыча сократилась почти в три раза.

Царизм покровительствовал развитию русской промышленности и поэтому им принимались меры для снабжения фабрик и заводов России дешевым грузинским промышленным сырьем и полуфабрикатами. С этой целью в Тбилиси в 1828 году было создано шелкомотальное предприятие мануфактурного типа, где в основном применялся принудительный труд. Однако продукция, выпускавшаяся шелкомотальным производством, была очень дорогой, в результате чего оно вскоре закрылось. Такая же участь постигла предприятия по изготовлению стеклянной тары в 1828 — 1830 гг. Ограниченность рынка крепостнической страны препятствовала внедрению предприятий фабрично-заводского типа:

В этот период в Грузии господствовало ремесленное производство. Ремесленники в большем количестве, чем прежде, порывали с деревней, росло число ремесленников, оторванных, от земледелия, ремесленников-производителей товаров. Грузия издревле славилась производством драгоценных, отделанных позолотой, тканей, оружия, медной посуды и т. д. Грузинские ткани имели большой спрос в Турции и Иране. На Кавказе и в России большой известностью в то время пользовались изготовленные в Грузии стальные клинки (булат) высшего качества.

Шашка играла важное значение в вооружении того времени. Поэтому царское правительство заинтересовалось грузинскими высококачественными клинками, которые значительно превосходили клинки русского изготовления. В 1828 году тбилисский ремесленник Караман Элиазарашвили открыл правительству секрет изготовления грузинской стали. По распоряжению Николая I, к нему были направлены для обучения два мастера из Златоустовского металлургического завода: русский Южаков и немец Вольферц. В результате этого мероприятия на Златоустовском заводе значительно улучшилось качество изготовляемых стальных клинков. За подготовку мастеров император наградил Элиазарашвили медалью и 1.000 золотых червонцев.

Широкий ввоз в Грузию с 20-х гг. XIX в. дешевых промышленных товаров вызвал постепенный упадок отдельных отраслей ремесленного производства.

Несмотря на тяжелую внутреннюю и внешнюю обстановку, в первые десятилетия XIX в. были созданы определенные условия для будущего хозяйственного прогресса.

 

Торговля

 

В период ирано-турецкой агрессии, в XVI — XVIII вв., в Грузии существовала торговая монополия этих государств. Европейские товары поступали в Грузию также главным образом через Иран и Турцию. Со дня установления русского господства местный рынок сильно поколебался. Приход многочисленных русских войск сразу повысил спрос на деньги и товары. В оборот вошел золотой червонец, который разменивался на медные и серебряные монеты. На рынках Восточной Грузии в это время ещё росло количество иранских товаров. В связи с этим начался вывоз в Иран в большом количестве мелкой монеты. Недостачей мелкой монеты не преминули воспользоваться торговцы-ростовщики и корыстолюбивые чиновники. Курс червонца упал. Поэтому правительство было вынуждено в 1804 г. восстановить в Грузии монетный двор и приступить к выпуску грузинских серебряных и медных монет русской чеканки. Монетный двор просуществовал до 1834 года.

Развитию внутреннего рынка препятствовало наличие феодальной таможенной и арендно-монополистической системы. Цены на рынке устанавливали скупщики-купцы, арендаторы и русские военные и гражданские чиновники.

Несмотря на это, присутствие в Грузии русских войск все же содействовало относительному росту внутреннего рынка. Торговцам и ростовщикам открывались более широкие возможности для накопления денежного капитала. Увеличивался торговый оборот во время воскресных и праздничных базаров.

Определенное значение для расширения торговли имел ряд мероприятий по отмене феодальных таможенных пошлин, проведенный с запозданием русским правительством. Хотя русская имперская таможенная система также препятствовала росту торговли, но она имела преимущество в сравнении с мелкими феодальными таможенными сборами, так как была единой и централизованной. Кроме того, развилось дорожное строительство, которое теперь имело отнюдь не только стратегическое значение. Были выделены отряды для охраны торгово-караванных путей и др.

Снабжение внутреннего рынка Грузии предметами первой необходимости — солью, рыбой, железом, бумажными тканями и т. д. — зависело от внешней торговли. Из Грузии, в свою очередь, вывозились ремесленные изделия и продукты сельского хозяйства.

В период войн с Ираном и Турцией внешняя торговля испытывала сильные затруднения, Россия сочла опасной для своих политических целей торговлю Грузии с Турцией, и запретила ее, однако сама она не смогла овладеть местным рынком, вследствие чего запрет оказался временным. Причиной этого, помимо экономической отсталости России, являлось также то обстоятельство, что Грузия территориально была расположена далеко от крупных городов России. Отдельные попытки тогда еще слабого русского торгового капитала установить торговые связи с Закавказьем расстраивались английской конкуренцией. Англия к этому времени фактически овладела почти всеми восточными рынками. Несмотря на это, российская имперская таможенная система сохраняла высокие цены на завозимые в Грузию товары. Недовольство по этому поводу выражали феодалы, купцы, чиновники администрации и трудовой народ. Поэтому царское правительство было вынуждено провести резкое снижение таможенных   пошлин на иностранные товары сроком на 10 лет. Наряду с этим был разрешен провоз европейских товаров без таможенных пошлин через Закавказье в Иран. Указ об этом вошел в силу с 1 июля 1822 года.

Этот указ во многом способствовал развитию торговли. Грузия и Закавказье были наводнены дешевыми иностранными товарами. Через Грузию проходил транзитный путь из Европы в Иран. Возросло значение Кулеви, как торгово-транзитного порта на Черноморском побережье. Русские, товары были почти совсем вытеснены с закавказского рынка. Это обстоятельство вызвало серьезный протест со стороны пока еще слабой, но растущей русской буржуазии, и свободный транзит был упразднен на полгода раньше предусмотренного срока. Царское правительство встало на путь покровительства русской буржуазии и принимало решительные меры для превращения Грузии в рынок для сбыта промышленной продукции.

Во время льготной и почти свободной внешней торговли местные купцы накопили значительный денежный капитал. Население, жившее вдоль главного транзитного пути (Кулеви—Тбилиси—Баку—Иран), занималось перевозкой товаров. Расширился и внутренний рынок. Но внешняя — транзитная торговля в Закавказье носила колониальный характер и мало содействовала экономическому прогрессу Грузии. Для экономического развития в первую очередь необходимо было развитие промышленности, однако в условиях господства царизма для этого не имелось перспектив.

С 20-х гг. началось оживление городов, прежде всего, Тбилиси, который к этому времени превратился в административный центр всей Грузии и Кавказа. В 1826 г. численность населения Тбилиси достигла уровня 80-х гг. XVIII в. (20.857 душ). Постепенно возрастало население в уездных городах Кутаиси, Гори, Телави, Сигнахи и др.

 

Изменения в жизни господствующего класса

 

Русские помещики, пользовавшиеся в своих поместьях лишь хозяйственной независимостью, не имели таких привилегий, какими обладали грузинские тавады. Российские феодалы отвечали перед властями за своевременное и аккуратное выполнение государственных повинностей их крестьянами. Государство, со своей стороны, охраняло собственность помещиков и их права на землю и крепостных крестьян. Тавады же при грузинских царях имели и политические прерогативы. В их распоряжении был аппарат для насильственного подчинения крепостных. Тавад являлся наследственным распорядителем и судьей в своих владениях. В подчинении феодала находились азнауры, представлявшие собой привилегированную прослойку между тавадами и крепостными крестьянами.

Являясь централизованным государством, Россия не могла примириться с существованием в Грузии тавадов, облеченных политическими правами. Поэтому русское правительство с самого же начала подорвало корни грузинских сатавадо (сеньорий). Началась правовая деградация грузинских тавадов, превращение их в помещиков, лишенных сеньориальных прав. Тавады сначала лишились наследственных привилегий управления в своих уделах, а вслед за этим — права господства над азнаурами. Этот процесс продолжался в течение всей первой половины XIX века.

Русское правительство постепенно вовлекло грузинских тавадов в управление страной и военную службу и подчиняло их деятельность своим политическим целям. Вместе с процессом распада системы сатавадо осуществлялось правовое уравнение грузинских тавадов и азнауров с русским дворянством. В 1818 г. началось утверждение их сословных прав. В 1827 г. был издан указ о предоставлении грузинским дворянам одинаковых прав с русским дворянством. В 1832 году правительство признало право на владение крепостными только привилегией дворянства (до этого в Грузии крепостных имели также купцы, горожане и даже крестьяне). Дворянству дано было право ссылать провинившихся крепостных на Северный Кавказ. Не был разрешен лишь вопрос о ликвидации вассальной зависимости азнауров от тавадов.

Царское самодержавие освободило от крепостной зависимости низшее сельское духовенство, создав из него привилегированную общественную группу — свою опору на  селе.

Это мероприятие было проведено в Картли и Кахети в 1808г., а в Западной Грузии в 20-х – 40-х годах

 

Крестьянство

 

После присоединения Грузии к России еще больше усилилась эксплуатация крестьянства. К старым крепостническим повинностям прибавились новые — транспортная и продовольственная.

Крестьяне несли повинность трех видов: трудовую, натуральную и денежную. Наиболее распространена была натуральная повинность. Вследствие слабого развития в стране товарно-денежных отношений, денежная рента была незначительной.

Крестьянин обязан был отдавать помещику определенную часть урожая хлеба и вина. Хлебная подать называлась «гала» (оброк). Ее размер колебался от 1/10 до 1/3 урожая. Подать на вино называлась «кулухи». Обязательной частью «гала» являлось также предоставление помещику части убойного скота. Кроме этих основных продуктов, крестьяне обязаны были, время от времени, в праздничные или траурные дни, преподносить помещику дары.

Не менее тяжелой была трудовая повинность. Крестьяне обязаны были вспахать и засеять помещичью землю, собрать, свезти и сложить урожай, выполнять другие многочисленные работы в доме помещика и, кроме того, выделить в постоянное услужение помещику одного члена семьи. В случае женитьбы или при выдаче замуж дочери крестьянин обязан был уплатить помещику определенную сумму денег. Крестьянин выплачивал помещику деньги также в случае раздела семьи и т. д.

В Грузии имела место резкая количественная диспропорция между помещиками-крепостниками и крестьянством. В Картли и Кахети на каждого помещика приходилось около 9 крестьянских дворов, а в Западной Грузии 5—6. Поэтому в Западной Грузии угнетение крепостного крестьянства носило более тяжелый характер, чем в Восточной Грузии.

Крепостные крестьяне подразделялись на различные категории, отличавшиеся друг от друга как в имущественном, так, частично, и в правовом отношении. После присоединения Грузии к России разница между помещичьими крепостными, казенными и церковными крестьянами еще более увеличилась.

Категорию казенных крепостных составляли крестьяне, принадлежавшие раньше грузинскому царю и царевичам. В казенный фонд перешли и крестьяне, отобранные у феодалов, находившихся в опале у русского правительства.

В первое время после присоединения Грузии к России усиление эксплуатации почти в равной мере коснулось как помещичьих, так и казенных и церковных крестьян, но с течением времени, когда в некоторой степени был устранен прежний произвол чиновников (особенно с конца 20-х годов), положение казенных крестьян сравнительно улучшилось. Правда, казна подвергла феодальной эксплуатации крестьян этой категории, они не имели собственной земли и личной свободы, но повинности, которые несли казенные крестьяне, были намного легче повинностей, которые несли крепостные у помещиков. Кроме того, казенные крестьяне были освобождены от унизительной личной службы помещику. Приблизительно в таком же положении находились и церковные крестьяне.

Социально-колониальная политика царского самодержавия в Грузии, как уже было сказано выше, ставила целью сохранение и упрочение крепостничества, содействовала усилению и расширению прав помещика в отношении крепостных крестьян. Но наряду с этим царское правительство, стремясь оторвать крестьянство от феодальной оппозиции, всячески содействовало обострению классовых противоречий между феодалами и крепостными крестьянами. Правительство стало увеличивать за счет феодалов казенные имения и проводило такие мероприятия, которые помогали крестьянам освободиться от помещиков и перейти в ведение казны. Согласно указам 1801 и 1808 г., крестьянам, бежавшим в чужие края или попавшим в плен, предоставлялось право вернуться на родину и пользоваться личной свободой, но так как безземельный крестьянин не мог сохранить личной свободы, он становился казенным крепостным.

В 1821 г. феодалам было запрещено превращать получившего освобождение крестьянина опять в крепостного, что раньше было обычным явлением. Было запрещено также т. н. «добровольное» крепостничество, когда крестьяне вынуждались отдавать помещикам своих детей на «пропитание», а помещики составляли подложные документы о том, будто они купили этих крепостных и т. д. Царское правительство разрешило  крепостному возбуждать иск о предоставлении ему свободы в том случае, если у крепостника не имелось документа на право владения им. По закону 1824 г., грузинским крестьянам восстановили также право откупа от своего помещика в том случае, если имущество последнего продавалось с публичных торгов. Если у крестьянина было достаточно денег, он мог откупиться вместе с землей и сохранить личную свободу. Правда, крестьяне в то время редко имели возможность воспользоваться этим правом, но этот закон, все же способствовал процессу освобождения крестьян от крепостной зависимости.

Несмотря на все вышеизложенное, грузинское крестьянство под владычеством Российской империи испытывало на себе всю тяжесть ярма крепостничества. Усилилась личная зависимость крепостных от крепостника и казны. Непокорных крестьян теперь ожидала жестокая расправа: розги, тюрьма, и ссылка в Сибирь. Еще в 1807 г. грузинским помещикам было вновь даровано право рассматривать гражданские жалобы, связанные со взаимоотношениями между их собственными крестьянами. Царское правительство, не посчитавшись с тем, что в Картли и Кахети часть крестьян (тарханы, азаты) была освобождена грузинскими царями и помещиками от повинностей, обложило освобожденных налогами. В Имерети это мероприятие было проведено в 1821 году.

В 20-х гг. XIX в. правительство попыталось определить размер и упорядочить взимание помещиками местных податей и налогов. Началось изучение этого вопроса, в котором принимали участие сами грузинские помещики. Такое «изучение», разумеется, не могло принести желанный для крестьян результат. Местные феодалы «доказали» правительству, что обложение крепостных повинностями в Грузии всегда «зависело от воли и желания помещиков».

Усиление эксплуатации влекло за собой обострение классовой борьбы крестьян. Наиболее распространенной формой борьбы в то время было бегство от помещика. Участились случаи бегства крестьян из Западной Грузии в Восточную. Кроме того, крестьяне обращались к царской администрации с жалобой на жестоких крепостников, отказывались выполнять свои обязанности, но их жалобы и протесты почти никогда не имели успеха.

В первой трети XIX в. показателем обострения классовой борьбы являлись крестьянские восстания, о которых была речь выше. Крестьяне боролись главным образом против колониального режима, выражая этим протест и тому строю, который так ревностно защищал крепостничество, угнетение человека человеком. Борьба крестьян за социальную свободу приняла более активный характер после 30-х гг. XIX в., в связи с развитием товарно-денежных отношений.

 

Борьба с продажей пленных

 

Продажа пленных, которой с давних пор неограниченно занималось в Грузии турецкое государство, продолжалась и в первой половине XIX в. Передовые грузинские деятели с самого же начала повели борьбу с этим уродливым социальным недугом. После присоединения Грузии к России борьба с продажей пленных получила более широкий размах. Большую роль в этом сыграло освобождение от турок городов Поти, Сухуми, Ахалцихского края и области Чари-Белакани, которые являлись гнездом разбойничьих банд, охотившихся за людьми. Однако тайная продажа пленных все же не прекратилась.

Похищению крепостных крестьян и их продаже за границу содействовали также некоторые местные феодалы. У турецких разбойников, занимавшихся похищением людей, имелись свои агенты внутри страны. Особенно распространена была продажа пленных в Западной Грузии.

Русское правительство повело жестокую борьбу с охотниками за людьми. Были обнародованы воззвания и изданы законы, по которым виновные подвергались суровому наказанию.

Трудовой народ со своей стороны также вел непримиримую борьбу с торговлей людьми. В первой половине XIX в. в Гурии большой известностью пользовался один из героев этой борьбы, крестьянин Бугара Мамаладзе. Бугара, как изображает его нам народное предание, вместе с отрядом своих мужественных соратников, наводил ужас на разбойников — охотников за людьми.

С 30-х годов продажа пленных постепенно сокращается и окончательно исчезает, в результате социально-экономического прогресса страны, к 60-м годам XIX века.



§ 5. ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЕ ДВИЖЕНИЕ В 20 — 30-х ГОДАХ XIX ВЕКА

 

Как известно, в начале XIX в. грузинское общество добивалось самоуправления. Назначая главнокомандующим Грузии Цицианова, правительство, как уже сказано, в известной мере удовлетворило это стремление. Но дальше этого оно не пошло. После смерти Цицианова, для замещения его в Грузии намечалась кандидатура известного полководца Петра Багратиона, однако это намерение не было осуществлено — царское самодержавие считало нежелательным для себя, чтобы во главе русской администрации в Грузии стоял грузин, хотя бы даже испытанный на русской военной службе генерал. Несмотря на это, передовая часть грузинского общества все же не сочувствовала реакционным феодалам и не поддерживала идею отделения Грузии от России, так как правильно усматривала, что Россия действительно играла прогрессивную роль по отношению к Востоку[1].

Царская Россия боролась за расширение своих владений в Закавказье, но при этом она наносила поражение исконным врагам Грузии — Ирану и Турции. Поэтому передовые представители грузинской дворянской интеллигенции связывали внешние войны России с осуществлением своих патриотических целей. В прорыве вражеского турецко-иранского окружения, в объединении раздробленной Грузии под владычеством России и пресечении внутрифеодальных войн они видели залог сравнительно лучшего будущего своей родины. Они правильно полагали, что присоединение Грузии к России создает грузинскому народу сравнительно благоприятные условия для мирного существования и  развития. Такое направление, разумеется, не исключало борьбы против    колониальной политики царизма.

События, происшедшие в течение первых десятилетий XIX в., способствовали сближению передовых представителей грузинского и русского народов. Представители грузинской дворянской интеллигенции поступали на военную службу и принимали активное участие во внешних войнах России. Многие из них, как, например, Александр Чавчавадзе, Соломон Додашвили, Ягор Чилашвили и другие после завершения в российских центрах образования возвращались на родину и вели здесь плодотворную работу. В 20-х гг. XIX в. возникла группа грузинской интеллигенции, которая пропагандировала идею освобождения грузинского народа от гнёта царской России и развернула деятельность по подготовке условий для восстановления государственной независимости Грузии.

Сильное влияние на грузинскую интеллигенцию оказало восстание революционного дворянства в Петербурге в декабре 1825 года. Находившаяся здесь грузинская молодежь явилась свидетелем кровавых событий, происшедших на Сенатской площади. В восстании декабристов принимали участие грузины А. Гангеблидзе и М. Бараташвили.

Декабристы потерпели поражение. Царское правительство многих из них сослало в Закавказье, которое тогда называли «теплой Сибирью». Высланные в Грузию декабристы Н. Раевский, А. Одоевский, В. Сухоруков, А. Бестужев-Марлинский, И. Бурцев и другие сближались с передовыми грузинами, они общались с Александром Чавчавадзе и Григолом Орбелиани, которые служили офицерами в русской армии. Декабристы встречались с грузинской молодежью также в редакции газеты «Тифлисские ведомости», которая издавалась в Тбилиси с 1828 года.

А. Чавчавадзе дружил с декабристом Н. Раевским. Известный грузинский драматург Г. Эристави был большим почитателем А. Бестужева-Марлинского. Декабристам сочувствовали Г. Орбелиани, С. Додашвили и другие грузинские общественные деятели. Г. Орбелиани в 1831 году перевел на грузинский язык стихотворение известного декабриста поэта К. Рылеева «Исповедь Наливайко», призывавшее к самоотверженной борьбе за свободу Отчизны.

Дружественные отношения между грузинской молодежью и декабристами укрепляла близость великого русского писателя А. Грибоедова к семье поэта, генерала А. Чавчавадзе.

В конце 20-х гг. XIX в. Тбилиси, Цинандали и Карагаджи (в последнем был расквартирован драгунский полк) превратились в центры общения русских и грузинских прогрессивных деятелей. Грузины интересовались политической жизнью России и Европы. После декабрьского восстания в центре их внимания была революция 1830 г. во Франции и национально-освободительная борьба в Польше.

Некоторые молодые грузины, воспитывавшиеся в военных учебных заведениях Петербурга, по-своему критиковали допущенные декабристами ошибки и вели среди учащейся молодежи пропаганду против царизма. Таким являлся, например, воспитанник Пажеского корпуса Иван Багратион-Мухранский, по мнению которого восстанию, призванному свергнуть самодержавие, следовало придать более широкий характер, причем оно должно было быть подготовлено длительной, в течение 10—15 лет, пропагандистской работой.

Передовые грузины вместе с лучшими представителями русского народа думали о борьбе за свержение самодержавия и за освобождение грузинского народа от колониального гнета.

 

Соломон Додашвили и другие представители прогрессивной группы

 

С. Додашвили родился в 1805 г. в селе Магаро Сигнахского уезда. Отец его сельским священником, который вместе с другими духовными лицами крестьянского происхождения в 1808 г. был освобожден русским правительством от крепостной зависимости. После окончания тбилисской духовной семинарии, С. Додашвили продолжил учебу в Петербургском университете. В 1827 году он окончил философско-юридический факультет и возвратился на родину. С. Додашвили был не только свидетелем восстания декабристов 1825 г., но и сам в некоторой степени разделял свободолюбивые идеи декабристов. Будучи студентом, он решил посвятить себя борьбе за благо родины.

Еще в университете С. Додашвили написал на русском языке и издал в 1827 г. первую часть «Курса философии» — «Логику», которая получила широкое признание в тогдашнем русском ученом мире.

В 1827 — 32 гг. С. Додашвили преподавал грузинский язык и литературу в Тифлисском Благородном училище, которое в 1830 г. было преобразовано в гимназию. В период своей педагогической деятельности он составил и в 1831 г. издал грамматику грузинского языка. Эта книга в течение длительного времени была принята как учебное пособие. С, Додашвили редактировал грузинское издание газеты «Тифлисские ведомости» («Тбилисис уцкебани»). В русской редакции этой газеты сотрудничали высланные в Грузию декабристы. Газета объединяла передовых представителей грузинской молодежи — Г. Эристави, Д. Кипиани, А. Орбелиани, И. Мамацашвили и др. Она проповедовала боевое содружество русского и грузинского народов в борьбе с турецкими и иранскими поработителями, содействовала воспитанию грузинской молодежи в духе любви и преданности родине.

С января 1832 г. грузинская интеллигенция, возглавляемая С. Додашвили, начала издавать первый грузинский журнал «Литературная часть Тифлисских ведомостей». На страницах журнала печатались статьи по вопросам развития грузинского языка и литературы, грузинской культуры. Журнал публиковал материалы, посвященные истории героической борьбы Грузии за независимость, ратовал за просвещение народа и проповедовал беззаветную любовь к родине. В условиях строжайшей цензуры журналу удавалось пропагандировать идеи освобождения грузинского народа от гнета царского самодержавия.

Деятельность С. Додашвили и его группы содействовала росту общественных сил в Грузии, пробуждала в них дух освободительной борьбы совместно с русским народом против царизма.

С. Додашвили выступал против социального неравенства. Будущий государственный строй Грузии он представлял себе без царя, как строй, схожий по форме с республикой. К республиканским идеям сочувственно относились также поэт Григол Орбелиани и некоторые воспитатели и воспитанники Тифлисской гимназии.

 

Дворянский заговор 1832 г.

 

Часть прогрессивной группы борцов за освобождение родины, которую возглавляли И. Абхази, А. Чавчавадзе и другие, считала преждевременным отделение Грузии от России и создание независимого государства, так как для Грузии пока еще существовала угроза захвата со стороны Ирана и Турции. По мнению этой группы, требовалось много времени для того, чтобы находящаяся в подданстве России Грузия подготовилась к восстановлению независимости. Такой подготовительной, переходной ступенью они считали автономию. По мнению другой части группы (С. Додашвили. Г. Орбелиани и другие), благоприятная обстановка для восстановления независимости уже была налицо и оставалось повести решительную борьбу за освобождение. Грузинских прогрессивных деятелей вдохновляли восстание декабристов, июльская революция 1830 г. во Франции и польское восстание в 1830 — 1831 годах.

Представители прогрессивной группы не поддерживали идеи восстановления государственного строя старой тавадской Грузии. Они мечтали о создании в Грузии государственного строя, похожего на республику или конституционную монархию.

Иначе рассуждала многочисленная группа феодалов-консерваторов, идейными руководителями которой были высланные в Петербург некоторые из грузинских царевичей. Крупные феодалы высказывали недовольство утратой политических привилегий. Поэтому феодалы-консерваторы также требовали «освобождения родины». Под завоеванием свободы они подразумевали восстановление династии Багратионов и своих политических и имущественных привилегий.

Находившиеся в Петербурге с 20-х гг. XIX в. царевичи Окропир и Димитрий вели среди приезжавшей туда на учебу грузинской молодежи пропаганду за вооруженное выступление против России. Чтобы привлечь на свою сторону передовую дворянскую интеллигенцию, царевичи поговаривали о создании в Грузии республиканского или конституционно-монархического государственного строя. Такая политика вначале действительно объединяла борьбу прогрессивной и консервативной групп, но это объединение было временным и полным противоречий.

Центр дворянского заговора, возникший в Петербурге, в 1829—1830 гг. переместился в Тбилиси. В 1829 году здесь находились главари заговора царевич Окропир, Элизбар Эристави и Ясе Палавандишвили. К числу активных заговорщиков относился и С. Додашвили, но он не разделял монархических взглядов остальных участников заговора и боролся за создание государства с республиканским строем. В заговор, наряду с Додашвили, были втянуты, и той или иной степени, почти нес передовые представители грузинской дворянской интеллигенции — Г. Эристави, Д. Кипиани, Я. Чилашвили, С. Размадзе, поэты А. Чавчавадзе, Г. Орбелиани, И. Орбелиани и другие.

Для осуществления своих замыслов заговорщики вели широкую подготовительную работу. Они пытались организовать восстание порабощенных царизмом народов Закавказья. Заговорщики надеялись также на восстание крестьянских масс. Они возлагали большие надежды на польское восстание 1830 — 1831 гг.

Поражение поляков в сентябре 1831 г. разрушило эти надежды. Несмотря на то, что передовая часть заговорщиков считала дело проигранным, реакционное крыло (Э. Эристави, А. Орбелиани, Я. Палавандишвили и др.) все же продолжало свою тайную деятельность. Заговорщики составили так называемое «Распоряжение на первую ночь», согласно которому 20 декабря 1832 г. намечалось начать открытое выступление против правительства. В эту ночь на торжественный бал приглашались русские военные и гражданские чиновники, которые должны были стать перед выбором — сдача в плен или смерть. Заговорщики приняли все предварительные меры для захвата власти, но между ними произошел раскол, обнаружилась измена, и намеченные планы провалились.

Правительство арестовало и предало суду 38 заговорщиков. Они были высланы на разные сроки в отдаленные губернии России. С. Додашвили выслали в далекую Вятку. Ему навсегда было запрещено возвращение на родину. В Вятке он заболел туберкулезом и умер в 1836 году. Незадолго до своей смерти он встретился с сосланным в Вятку великим русским революционным демократом Герценом.

Главной причиной поражения заговорщиков была их оторванность от народа, неумение сплотить широкие массы и возглавить народно-освободительную борьбу. Заговорщики даже не ставили вопроса об освобождении крестьянства от ига крепостничества. Поражение заговорщиков было неизбежно.

Заговор 1832 года выражал мощный протест против захватнической политики царской России. Идеи, завещанные прогрессивными руководителями заговора, сохранили свое влияние на все время национально-освободительной борьбы грузинского народа.

 


[1] К. Маркс и Ф. Энгельс, Сочинения, издание первое, т. XXI, стр. 211.