Главное меню

Учебник по истории Грузии - ГЛАВА VIII. Начало открытой политической борьбы рабочего класса Грузии против самодержавия Версия для печати E-mail
Автор Вебмастер   
Суббота, 26 Декабрь 2009 00:48

§ 1. МАССОВАЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА РАБОЧИХ ГРУЗИИ

 

ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ СТРАНЫ. НАЧАЛО ПОЛИТИЧЕСКОЙ БОРЬБЫ РАБОЧЕГО КЛАССА. В начале XX века Россия переживала экономический кризис. С 1900 по 1903 год закрылось до 3000 промышленных предприятий. 100 тысяч рабочих оказались выброшенными на улицу. Промышленный кризис в России углублялся низкой покупательной способностью трудовой части населения, влачившей полуголодное существование ввиду необычайно низкой заработной платы. Если в 80— 90 гг. прошлого столетия рабочие в результате упорной стачечной, борьбы добились незначительных экономических льгот, то теперь буржуазия, пользуясь избытком рабочей силы, вновь значительно снизила заработную плату и повысила нормы выработки. Наряду с этим предприниматели стали широко использовать женский и детский труд, стоивший им значительно дешевле.

В 1901 г. волна экономического кризиса охватила и Грузию. Кризис особенно тяжело отразился на положении крестьян Западной Грузии, поскольку этот год был неурожайным, а налоги и оброки, взыскиваемые правительством и помещиками, довели крестьянскую бедноту до окончательного разорения. Произвол помещиков и царских чиновников, бесконечные экзекуции и реквизиции вынуждали голодающих крестьян покидать деревню и в поисках куска хлеба отправляться на заработки в город. Для предпринимателей они явились источником дешевой рабочей силы.

Промышленный кризис содействовал дальнейшему развитию рабочего движения, он сплотил ряды рабочего класса и усилил его волю к борьбе. Стачка тбилисских рабочих в августе 1900 года обогатила пролетариат Грузии опытом революционной борьбы против капиталистического гнета. Она же послужила делу укрепления союза трудящихся города и деревни. Многие рабочие, уволенные администрацией за активное участие в забастовке, вынуждены были удаляться в села, куда они несли революционные идеи, способствовавшие росту революционных настроений среди крестьянства.

Рабочее движение в России в годы кризиса находилось на подъеме, участились политические стачки и демонстрации. Революционная социал-демократия, руководившая растущим рабочим движением, направляла его в русло массово-политической борьбы против самодержавия. На рабочих сходках и демонстрациях начали все чаще раздаваться призывы к свержению самодержавия и к борьбе за демократические свободы. В мае 1901 г. в Петербурге произошло кровавое столкновение рабочих Обуховского завода с полицией и войсками. Поводом к столкновению послужил протест рабочих, объявивших забастовку против увольнения 16 участников маевки. Рабочие забросали полицию камнями. Царское правительство жестоко расправилось с участниками обуховской стачки.

Политической демонстрацией отметили первое мая в 1901 году и рабочие Грузии. После августовской стачки 1900 года царская администрация в Закавказье мобилизовала весь свой полицейский аппарат для того, чтобы выявить руководителей социал-демократической организации; в январе 1901 года охранке удалось напасть на след, а в марте уже начались преследования и аресты активных работников социал-демократической организации.

В этот период тбилисский центр социал-демократии вел энергичную работу по подготовке первомайской демонстрации. Жандармерия направила все свои усилия на то, чтобы сорвать организованное выступление трудящихся. По малейшему подозрению в тюрьмы бросали рабочих, представителей прогрессивной интеллигенции, учащихся. Однако, несмотря на преследования, первомайская демонстрация все же была подготовлена.

По распоряжению главноначальствующего на Кавказе князя Голицына 18 апреля, в день когда по сведениям охранки должна была состояться первомайская демонстрация. Главные железнодорожные мастерские и депо были окружены войсками. Демонстрация же состоялась 5 мая (22 апреля по ст. ст.) 1901 года.

Утро этого дня было ясным и солнечным. Рабочие осторожно стали пробираться к Солдатскому базару, неся с собой корзины якобы для покупок. Некоторые из них несли на базар связки палок якобы для продажи. «Хороши палки, пригодятся!. — восклицали «продавцы» и «покупатели».

Вскоре территория рынка заполнилась народом. Здесь собралось более 2000 рабочих тбилисских предприятий, к которым должны были присоединиться семинаристы.

Вскоре появилась полиция, прибыли казачьи части. Полицейские заперли семинаристов во дворе и окружили базар, сжимая толпу в тесном кольце. В 12 часов дня над плотной массой народа взметнулось красное знамя.

 — Долой самодержавие, да здравствует Первое Мая, да здравствует демократическая республика! — раздался голос рабочего-революционера Миха Бочоридзе.

Его слова были встречены громом аплодисментов. Началась демонстрация, засверкали обнаженные полицейские шашки. Началась схватка. В руках у рабочих были лишь палки, в то время как отряды пешей и конной полиции были вооружены саблями и огнестрельным оружием

Знамя колыхалось над толпой, переходя из рук в руки, и демонстрация упорно двигалась вперед. Защищаясь от нападающих полицейских, демонстранты сумели пройти от Солдатского базара до Александровского сада (ныне сад 26 коммунаров). Здесь они были встречены регулярными войсками.

Во время столкновения было ранено 14 и арестовано 30 рабочих. Аресты продолжались и в последующие дни. В городе было введено военное, положение.

Первомайская демонстрация 1901 года положила начало новому этапу рабочего движения в Грузии и в Закавказье. Ленинская «Искра» писала о тбилисской демонстрации: «Событие, происшедшее в воскресенье, 22 апреля (по старому стилю), в Тифлисе, исторически знаменательно для всего Кавказа; с этого дня на Кавказе начинается открытое революционное движение»

 

ГАЗЕТА «БРДЗОЛА» (Борьба). В декабре 1900 года в Лейпциге вышел первый номер общерусской политической марксистской газеты, созданной В. И. Лениным. Ленинская «Искра» сыграла большую роль в борьбе за марксистскую партию, в разгроме «экономистов», в создании централизованной пролетарской партии с ясной марксистской программой. Революционное крыло социал-демократической организации Грузии приняло ленинскую программу построения пролетарской партии и твердо стало на идейные позиции «Искры».

После выхода «Искры» в России началась борьба за осуществление ленинского плана построения партии. Активно включились в нее и революционные организации Закавказья. Из-за границы «Искра» нелегальным путем доставлялась в Бакинскую социал-демократическую организацию, где ее размножали и рассылали по всем промышленным центрам Закавказья и юга России. Одним из организаторов распространения «Искры» был Владимир (Ладо) Кецховели. Распространение «Искры» и усиление работы социал-демократических организаций Грузии и Закавказья настоятельно диктовали необходимость создания своей местной нелегальной газеты, и в сентябре 1901 года в Баку начинает выходить первая в Закавказье нелегальная социал-демократическая газета «Брдзола», издаваемая грузинскими революционерами марксистами. Ее непосредственными руководителями и организаторами являлись И. Сталин и Л. Кецховели.

Газета «Брдзола» вела неустанную пропаганду идей ленинской «Искры», разъясняла вопросы о движущих и направляющих силах в наступающей русской революции, освещала национальный вопрос, проповедовала единство и неразрывность революционного движения грузинских и русских рабочих, растила и готовила грузинский рабочий класс и крестьянство к революционной борьбе против царизма.

Подобно ленинской «Искре», газета «Брдзола» вела непримиримую борьбу против «экономистов», разоблачая их как защитников буржуазии и сторонников ревизионистских взглядов оппортуниста Бернштейна.

Критика «экономизма» на страницах газеты «Брдзола» была одновременно и критикой оппортунистического большинства группы «Месаме даси». В отличие от легальной газеты «Квали», «Брдзола» считала пролетариат руководящей силой в грядущей буржуазно-демократической революции. Подытожив изменения, происшедшие в общественной жизни Грузии, «Брдзола» констатировала, что рабочее социал-демократическое движение как в России, так и в Грузии было началом новой большой политической эпохи.

 

ТИФЛИССКИЙ И БАТУМСКИЙ КОМИТЕТЫ РСДРП. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ЗАБАСТОВКИ В БАТУМИ. Рост социал-демократического движения в Грузии требовал создания единого центра для руководства революционным движением на Кавказе. 11 ноября 1901 года в Тбилиси была созвана первая конференция социал-демократических организаций. 25 делегатов конференции представляли почти все социал-демократические кружки. Конференция избрала Тифлисский комитет РСДРП ленинско-искровского направления и наметила план дальнейшей работы.

В то время заметно возросло рабочее движение в Батуми. Поэтому Тифлисский комитет РСДРП уделил ему особое внимание, решив создать там социал-демократический комитет, который руководил бы борьбой батумских рабочих. Против этого решения выступили члены батумской оппортунистической группы И. Рамишвили и К. Чхеидзе. Они считали невозможным создание в Батуми нелегальных социал-демократических кружков и доказывали, что там не было условий для конспиративной работы и что якобы нелегальные социал-демократические кружки заранее были бы обречены на провал. Этих оппортунистов вполне удовлетворяло чтение лекций для рабочих по общеобразовательным вопросам в разрешенных правительством воскресных школах. Представителя Тифлисского комитета, посланного в Батуми, они вернули обратно.

В конце ноября 1901 года, по решению Тифлисского комитета РСДРП, на партийную работу в Батуми был направлен И. Сталин, который развернул подготовительную работу по созданию социал-демократической организации. 31 декабря 1901 года в доме рабочего Ломджария. под видом встречи Нового года, состоялась конференция батумских социал-демократических кружков. Конференцией руководил И. Сталин. На ней был избран Батумский Комитет РСДРП.

С первых же шагов своей деятельности Батумский Комитет РСДРП стал во главе рабочего движения. В январе 1902 года состоялась крупная забастовка рабочих завода Манташева. Благодаря деятельности Батумского Комитета она закончилась победой рабочих.

Местные власти были напуганы ростом рабочего движения в Батуми. По их распоряжению в феврале 1902 года с завода Ротшильда было уволено 389 рабочих, подозреваемых в сочувствии революционным идеям. В ответ на это 27 февраля вспыхнула крупная забастовка на заводе Ротшильда. Рабочие требовали возвращения на завод уволенных товарищей. Власти встревожились. Из Кутаиси в Батуми прибыл генерал-губернатор Дрягин, который вызвал представителей рабочих и потребовал прекратить забастовку. Но рабочие отказались выполнить требование губернатора. Тогда правительство прибегло к репрессиям: было арестовано 32 рабочих, начались массовые увольнения.

Батумский комитет РСДРП призвал рабочих к открытому политическому протесту. 8 марта состоялась демонстрация рабочих с требованием освободить арестованных участников забастовки. С помощью войск полиция арестовала 348 демонстрантов. 9 марта Батумский комитет РСДРП организовал всеобщую политическую демонстрацию, в которой участвовало более 6 тысяч человек. Колонны демонстрантов с красными флагами и пением революционных песен направились к пересыльному пункту с требованием освободить арестованных. По распоряжению военного губернатора воинские части попытались преградить путь демонстрантам, но рабочие легко оттеснили немногочисленные отряды солдат. А пока встревоженный губернатор вызывал новые подкрепления, арестованным рабочим удалось вырваться и присоединиться к демонстрантам. Когда солдаты, получив подкрепление, попытались разогнать демонстрантов, рабочие встретили их градом камней и выкриками «Бейте их, отберите у них ружья, тогда они не смогут стрелять в нас!». Солдаты открыли огонь по демонстрантам. Было убито 14 и ранено 50 рабочих.

12 марта, в день похорон жертв царских палачей, была организована новая рабочая демонстрация. Рабочие с красными знаменами и революционными песнями провожали в последний путь павших в борьбе своих товарищей. Местные власти не в силах были воспрепятствовать мощному движению рабочих масс.

В связи с событиями 9 марта Батумский комитет РСДРП издал прокламацию, в которой описывались злодеяния царских властей. Она призывала рабочих и крестьян к революционной борьбе против царизма.

Батумские события явились предвестниками революционной бури во всем Закавказье. Они оказали огромное революционизирующее влияние на грузинское крестьянство.

Царское правительство, встревоженное ростом революционного движения, усилило репрессии, пытаясь разгромить руководящее ядро социал-демократических организаций и, таким образом, обезглавить рабочее движение. Но все усилия царского правительства вызвали лишь новую волну негодования и рост революционного движения по всей Грузии.

 

ВСЕОБЩАЯ СТАЧКА 1903 ГОДА И РАССТРЕЛ ХАШУРСКОЙ ДЕМОНСТРАЦИИ. После батумских событий политическая борьба рабочих приняла широкие масштабы. В 1902—1903 гг. революционные выступления охватили все Закавказье и юг России. В конце мая 1903 года в Баку вспыхнула забастовка рабочих нефтяных промыслов, на которую откликнулись рабочие всего Закавказья и юга России. Забастовкой руководил Бакинский социал-демократический комитет. Горячо поддержал бакинских рабочих тбилисский пролетариат. В забастовку включились и рабочие Хашури, Зестафони, Чиатура, Поти, Батуми, почти всех промышленных центров Закавказья. Забастовочное движение приняло всеобщий характер.

Рост революционного движения в Закавказье вызвал серьезную тревогу в правительственных кругах. Главноначальствующий на Кавказе князь Голицын получил от Николая II указание принять самые энергичные меры для прекращения «беспорядков».

Выполняя царский приказ, 14 июня 1903 года местные власти расстреляли в Хашури рабочую демонстрацию. Было убито и ранено 29 рабочих. В донесении жандармского управления о событиях в Хашури подчеркивалось, что число демонстрантов достигло двух тысяч человек. Они требовали 8-часового рабочего дня, увеличения заработной платы на 25 процентов, увольнения с предприятий наиболее ненавистных мастеров и восстановления на работе ранее уволенных рабочих.

Хашурское событие всколыхнуло волну народного гнева. В знак протеста против произвола царских сатрапов в Тбилиси, Чиатура и Батуми рабочие объявили политическую забастовку. В Тбилиси полиция и войска нагайками и арестом расплавлялись с рабочими. Но рабочие высоко держали знамя свободы. Забастовка продолжалась с 14 по 22 июля. 17 и 18 июля в Чиатура и Батуми состоялись крупные демонстрации. Царские власти и здесь не остановились перед применением вооруженной силы. Подобными же мероприятиями было восстановлено движение по Закавказской железной дороге.

Всеобщая забастовка из Закавказья перекинулась на юг России. В ней участвовало более 100 тысяч рабочих. Характеризуя эти события, В. И. Ленин писал: «Чувствуется, что мы накануне баррикад».

Царское правительство всячески старалось задушить революционное движение. 17 августа 1903 года в камере Метехской тюрьмы был предательски убит выдающийся революционер, один из зачинателей социал-демократического движения в Закавказье Владимир (Ладо) Захарьевич Кецховели. В сентябре 1902 года Л. Кецховели был схвачен жандармами в Баку, где он входил в состав Бакинского комитета РСДРП и руководил работой нелегальной типографии. После ареста некоторое время Л. Кецховели находился в бакинской тюрьме; затем его привезли в Тбилиси и заключили в Метехский замок. Охранка считала Кецховели одним из наиболее активных и опасных врагов существующего строя и в условиях роста революционного движения постаралась ликвидировать его тайком, без суда и следствия.

Бесстрашный борец, выдающийся революционер был предательски убит выстрелом в спину в тюремной камере Метехского замка. Тифлисский комитет РСДРП выпустил прокламацию, посвященную памяти Ладо Кецховели, в которой извещал о вероломном убийстве пламенного борца за дело рабочего класса. Прокламация заканчивалась словами: «Товарищи! Не оставим это отвратительное, подлое убийство без протеста и, подобно Ладо, смело грянем: «Долой самодержавие! Да Здравствует! демократическая республика, долой капитализм! Да здравствует социализм!».



§ 2. КРЕСТЬЯНСКОЕ ДВИЖЕНИЕ В 1902 — 1903 ГОДАХ

 

АГРАРНАЯ БОРЬБА В ЗАПАДНОЙ ГРУЗИИ. 1901 год выдался неурожайный, в деревнях царил голод, истощенные, обездоленные крестьяне были озлоблены до крайности; появление среди них, сосланных в деревни за участие в демонстрациях, городских рабочих, которые на собственной шкуре познакомились с царскими тюрьмами, нагайками, пулями и глубоко прониклись революционным духом, явилось тлеющим фитилем, введенным в пороховой погреб.

Рабочие стали разъяснять крестьянам сущность буржуазно-помещичьей эксплуатации, являвшейся причиной их бедственного положения, и указывали путь к борьбе с общим врагом — самодержавием.

Пропаганда социал-демократических идей среди крестьян, находившихся в тяжелом положении, естественно вызвала широкую волну возмущения против существующего строя.

В Тифлисской губернии еще в 80-х годах насчитывались тысячи государственных крестьян, вовсе не имевших пахотных земель. Они арендовывали участки у помещиков. Всего в Тифлисской губернии государственными крестьянами было арендовано у помещиков до 50 тыс. десятин земли. В Кутаисской губернии 47,8 процента земель, находившихся в пользовании государственных крестьян, были казенными.

В сельском хозяйстве Грузии значительную роль играла т. н. краткосрочная аренда. Обычно крестьянин арендовал у помещика землю на два-три года. Помещики, пользуясь безвыходным положением крестьянина, назначали непомерно высокую арендную плату. Этому способствовала постоянная конкуренция между самими арендаторами — крестьянами.

В Восточной Грузии натуральная оплата за аренду земли взималась в размере четвертой части урожая. Арендные отношения носили явно крепостнический характер, особенно, если арендатор не имел ни клочка собственной земли. Зачастую помещик обязывал крестьян своими средствами доставлять на помещичий двор натуральную арендную плату и даже вносить ее уже обмолоченным зерном. Таким образом, положение арендаторов, целиком зависавших от помещика, мало чем отличалось от положения крепостных крестьян.

В Западной Грузии крестьянин-арендатор обрабатывал помещичью землю. Половину урожая ему приходилось сдавать землевладельцу.

Тяжелое положение крестьян усугублялось и тем, что они лишены были лесов, пастбищ и поэтому вынуждены были платить помещикам высокую пошлину.

Интенсивная социальная дифференциация, начавшаяся в 70-х гг., к началу XX века создала на селе значительные массы сельских пролетариев, которые состояли из безземельных крестьян. Масса малоземельных крестьян чтобы платить государственные налоги вынуждена была идти в кабалу к кулакам и ростовщикам. Многие крестьяне ежегодно уходили на заработки в город.

Значительная часть крестьянства находилась в полной зависимости от горсточки кулаков, у которых закрома полны были зерном, марани — вином, а двор — всевозможной живностью Интересы сельских богатеев ревностно охранялись царским судом и полицией, но кулаки зачастую действовали и без их помощи, расправлялись с непокорными крестьянами руками наемных убийц и грабителей. Таким образом, помещика-крепостника сменил на селе представитель новоявленной эксплуататорской хищнической силы — кулак.

Крестьяне платили большую часть государственных и земельных налогов. Проведенная в 1901 году земельная налоговая реформа отнюдь не улучшила положения крестьян. Многие и: них все еще оставались на положении временнообязанных и отдавали помещикам большую часть своего урожая. В некоторые деревнях царила такая беспросветная нужда, что даже среди высших царских чиновников нашлись лица, осмелившиеся предложить правительству упразднить в Грузии институт временнообязанных.

Однако правительство оказалось глухим к подобного рода предложениям и еще долгие годы институт временнообязанных наряду с государственными налогами, разорительным бременем лежал на плечах крестьян.

Естественно, что пропаганда идей социал-демократов пользовалась горячим сочувствием в грузинских деревнях и, в частности, в Гурии, где возникло стихийное аграрное движение

В начале мая 1902 года в гурийской деревне Нигоити произошел бурный конфликт между крестьянами и помещиками князьями Мачутадзе, которые жестоко притесняли жителей Нигоити, взимая с них, в качестве арендной платы, половину урожая, а также высокие пошлины за пользование лесом и пастбищами.

Столкновение вылилось в восстание. Вскоре его возглавили социал-демократы, они придали движению организованный характер. Весть о выступлении нигоитских крестьян молниеносно облетела всю Гурию. К нигоитским присоединились крестьяне сел Чочхати, Супса, Микелгабриели, Хварбети, Двабзу, Дзимити, Мамати и Джумати. Крестьянское движение охватило всю Гурию. Ночью под открытым небом проводились сельские сходки, на которых крестьяне выносили решения о сокращении оброка и арендной платы, об упразднении пошлин за пользование лесами и пастбищами, раздавались требования об упразднении церковных налогов.

Гурийские крестьяне отказались обрабатывать помещичьи земли впредь до того, пока не будут удовлетворены их претензии. Более 80 процентов населения Гурии составляла крестьянская беднота. Зажиточное крестьянство, как и следовало ожидать, держалось в стороне от движения.

Помещики и духовенство вначале с негодованием отвергли требования крестьян, однако, напуганные ростом народного движения, решили начать переговоры с повстанцами, надеясь тем самым выиграть время до прибытия правительственных войск, а затем подавить восстание с помощью вооруженной силы.

Князь Гуриели несколько раз посетил кутаисского губернатора, осведомляя его о требованиях крестьян и о том, что делалось на сельских сходках. Одновременно он просил губернатора направить против восставших крестьян регулярные войска. Крестьяне, дознавшись о переговорах Гуриели с губернатором, подстерегли князя неподалеку от села Супса и убили его. Вскоре такая же участь постигла и других, наушничавших властям помещиков — Накашидзе, Карцивадзе и еще одного из князей Гуриели.

Меры, принятые против восставших начальником уезда и приставами, оказались недейственными. Если полицейским властям удавалось схватить кого-либо из повстанцев, то отряд в несколько сот крестьян немедленно совершал налет на помещение сельской администрации и освобождал заключенных.

Руководившая революционной борьбой повстанцев, Батумская социал-демократическая организация осуждала террор, но возмущение крестьян против помещиков и духовенства было настолько велико, что представители социал-демократической организации не могли удержать крестьянские массы от нападений на помещичьи усадьбы и расправы с их владельцами.

Ничего не добившись репрессиями, местные власти решили пойти на переговоры с повстанцами. Весной 1903 года в Гурию прибыл кутаисский генерал-губернатор Смагин. В селе Чочхати губернатор предложил крестьянам прекратить борьбу, угрожая им в противном случае суровой расправой. В ответ из толпы раздались возгласы: «Мы голодаем, помогите нам». Рассерженный губернатор вновь разразился угрозами.

 — Ну что ж, если вы нам не поможете, мы не сможем платить налоги, — заявил один из крестьян.

 — Нет, вы должны уплатить и выполнить все, что я вам прикажу, — ответил губернатор.

 — Раз так, то забирайте последнее, вот все, что у меня осталось, — ответил крестьянин и, скинув старый каламани[1], бросил его в губернатора.

Губернатор приказал арестовать бунтовщика, но, увидев возбужденные лица крестьян тут же вынужден был отменить свое приказание.

500 крестьян, собравшихся на сходку в селе Микелгабриели, выдвинули перед губернатором требования: отменить существующую арендную плату, установив новую не превышающую размером одну десятую или одну восьмую часть урожая с пахотных земель; отменить налоги на пастбища и акцизный сбор на водку; дорожную подать и охрану церквей сделать обязательными для всех сословий; расходы по размежеванию земель возложить на все сословия; отменить церковные налоги; быть всем равными перед законом.

Губернатор, которому по всей Гурии единодушно предъявлялись одинаковые требования, вернулся в Кутаиси обескураженным. Крестьяне же еще раз поклялись защищать общее дело и объявили бойкот правительственным учреждениям.

Бойкот правительству, помещикам, духовенству — таков был лозунг революционного крестьянства. Крестьяне порывали всякие взаимоотношения с представителями царского правительства, помещиками и духовенством. Батракам предложено было покинуть помещичьи усадьбы и до выполнения требований крестьянских сходок туда не возвращаться. Помещики и духовенство могли очутиться в весьма затруднительном положении, не прийти на помощь им царское правительство. По приказу Главноначальствующего на Кавказе в Гурии было объявлено военное положение. 6 августа в Гурию вступила первая казачья сотня, сопровождавшая губернатора, жандармского полковника и прокурора. Вскоре в Гурии был сосредоточен целый полк. В деревнях начались экзекуции. Власти жестоко расправлялись с восставшими крестьянами. Войска сжигали крестьянские дома, избивали крестьян нагайками и прикладами, не щадили ни стариков, ни женщин, ни детей. Арестовывали всех, на кого доносили князья и дворяне. 250 арестованных под конвоем погнали в батумскую и кутаисскую тюрьмы. Там, в тюремных застенках их подвергали побоям и оскорблениям, а после по повелению царя сослали в Сибирь. 6 месяцев длился в Гурии кровавый разгул царских сатрапов. Оружием и нагайками гнали крестьян работать на помещичьи земли, заставляли с лихвой возмещать убытки, понесенные в результате восстания помещиками, духовенством и государством. Постои войсковых частей, экзекуции вконец разорили гурийских крестьян, но не угасили в них воли к борьбе за свободу.

 

аграрная борьба в восточной Грузии. Под влиянием социал-демократической пропаганды аграрное движение в Картли в 1902 — 1903 годах принимало организованный характер. При участии передовых рабочих Тифлисский комитет РСДРП распространял среди крестьян прокламации и призывал их к борьбе против эксплуатации помещиков и капиталистов. Борьбой революционного крестьянства в Восточной Грузии руководили Горийская и Хашурская социал-демократические организаций. Горийская организация была создана весной 1902 года, хашурская — в начале 1903 года. Однако далеко еще не все выступления носили организованный характер, во многих случаях это были стихийные вспышки народного возмущения.

В апреле 1902 года в селе Каралети Горийского уезда произошел крупный конфликт между крестьянами и помещиками. На протяжении нескольких столетий каралетские пастбища находились в пользовании у крестьян. После отмены крепостного права этими пастбищами завладел помещик Эристави. Весной 1902 года Эристави решил запахать пастбища, которые до этого арендовали у него каралетцы. Крестьянскому скоту грозила голодная смерть. Эристави заранее заручился поддержкой уездной администрации и принял все меры, чтобы не дать крестьянам воспрепятствовать вспашке пастбищ. 19 апреля в распоряжение Эристави были направлены стражники под начальством полицейского пристава.

Узнав об этом, крестьяне с палками и кольями в руках двинулись к пастбищам. Полицейские, пристав и стражники скрылись. Крестьяне направили своих выборных к горийскому уездному начальнику, но их задержали. Тогда 500 крестьян отправились в Гори, а оттуда 150 человек направились в Тбилиси, чтобы подать жалобу главноуправляющему. Явившихся в горе крестьян   арестовала полиция.

После долгих переговоров помещик был вынужден оставить каралетским крестьянам под пастбища 100 десятин каменистой, песчаной земли по берегу Лиахви. 300 десятин лучшей земли Эристави забрал под пашни. Зачинщики волнений были арестованы.

Тогда же произошло столкновение между   крестьянами села Мерети и помещиком Амилахвари, который приказал своей челяди конфисковать крестьянский скот за потраву помещичьих пашен. Крестьяне силой отбили свою скотину. И с той и с другой стороны имелись раненые. Власти направили в Мерети казачью сотню, которая провела экзекуцию и в течение одного месяца разоряла село. Жестоко отомстили меретцам и князья Амилахвари. Несколько лет они грабили и избивали крестьян, с помощью управляющих — моуравов, стражников и отрядов вооруженных наемников.

В памяти народной сохранилось стихотворение, повествующее о бесчинствах князей Амилахвари. Сказитель, повествуя о бесчинствах, чинимых князьями, устами крестьянина жалуется:

Амилахвари меня настигли,

До полусмерти избили,

Быка черноглазого отняли,

Горько плакать принудили.

 

Весной 1903 года происходит дальнейший рост аграрного движения. Крестьяне села Болниси отказались вносить арендную плату. Помещик Бараташвили ходатайствовал перед тифлисским военным губернатором о посылке войск для усмирения некоторых крестьян. В Болниси была послана казачья сотня. В стычке с крестьянами, казаки убили 8 человек. 60 человек было арестовано. Подобные же выступления имели место в Дирби, Атени, Каспи, Сашабуро и других селениях.

Организованно вели аграрную борьбу крестьяне села Каспи. Они регулярно устраивали нелегальные сходки, на которых сообща вырабатывали требования, организовали сбор подписей под воззванием —«В борьбе с помещиками народ не жалеет жизни, необходимы смелые действия. Страх неуместен».

После проведения крестьянской реформы, обширными пастбищами, которые находились в пользовании каспских крестьян, завладели князья Грузинские, Сумбаташвили, Амилахвари и другие. Помещики постепенно урезывали площади под пастбищами, одновременно повышая плату за пользование ими. В конце концов крестьяне лишились права пользования пастбищами. Тогда представители царской власти для предотвращения возможных беспорядков предложили помещикам разрешить временнообязанным крестьянам пользоваться пастбищами. Но эта уступка вызвала единодушный отпор всего трудового сельского населения, которое заявило: «Если мы не можем пользоваться землей, то почему же нас заставляют платить земельный налог».

Власти не сомневались, что такая постановка вопроса была, вызвана влиянием социал-демократов. Это подтверждалось и тем, что у вожаков аграрного движения были найдены прокламации социал-демократической организации.

Крестьяне понимали, что царское правительство ценою мелких уступок, как предоставление временнообязанным права пользования пастбищами, пыталось отвлечь народ от борьбы за полное уничтожение пережитков крепостнического строя и установление справедливой налоговой системы.

 


[1] Каламани — крестьянская обувь



§ 3. РУКОВОДЯЩАЯ РОЛЬ ГРУЗИНСКИХ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИЧЕСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ В РЕВОЛЮЦИОННОМ ДВИЖЕНИИ

 

КАВКАЗСКИЙ СОЮЗНЫЙ КОМИТЕТ РСДРП. В Грузии всеобщей июльской забастовкой 1903 года руководил Кавказский союзный комитет РСДРП, созданный в марте того же года, на первом съезде  социал-демократических организаций Закавказья, собравшемся в Тбилиси. На съезде были представлены Тифлисская, Бакинская и Батумская социал-демократические организации. В задачи съезда входило объединение социал-демократических организаций Кавказа и создание Кавказского союза РСДРП. Съезд принял устав Кавказского союза РСДРП и программу, в основу которой был положен проект программы партии, выработанный «Искрой». Съезд избрал руководящий орган — Кавказский союзный комитет РСДРП в составе 9 человек. В него вошли: И. Сталин, М. Цхакая, А. Цулукидзе, Ф. Махарадзе, Б.Кнунянц, М. Бочоридзе и другие.

Съезд объединил грузинскую газету «Брдзола» и армянскую газету «Пролетариат» в один орган, получивший название «Пролетариатис брдзола» («Борьба пролетариата»).

На конференции, созванной Кавказским союзным комитетом РСДРП в мае 1903 года в Кутаиси, было решено создать два комитета. На один из них — Кутаисский — возлагалась революционная работа среди рабочих города, а также чиатурских рудников и ткибульских копий, на другой — работа среди сельских рабочих Имерети.

Был также создан комитет по руководству работой среди сельских рабочих Гурии.

Вскоре, по инициативе Кавказского союзного комитета РСДРП, Кутаисский комитет и комитет сельских рабочих Имерети объединились и образовали Имеретинский комитет РСДРП. Когда крестьянское революционное движение охватило Мегрелию, в состав Имеретинского комитета вошли представители мегрельских социал-демократических организаций, после чего он стал именоваться Имеретино-Мингрельским комитетом Кавказского союза РСДРП.

Организация Кавказского союза РСДРП сыграла огромную роль в деле создания и укрепления в многонациональном Закавказье боевой партии пролетариата.

В Закавказье буржуазия, с одобрения и с помощью царского правительства, всячески разжигала национальную рознь, которая являлась для нее оружием в борьбе против рабочего класса. Кавказский союз РСДРП провел большую работу по борьбе с национализмом.

Покончить с национальной рознью среди многонационального трудового населения Закавказья, сплотить русских, грузин, армян, поляков, евреев и представителей других наций мог только рабочий класс. В этом был залог его победы над царским самодержавием.

Кавказский союзный комитет РСДРП проделал большую подготовительную работу по созыву II съезда РСДРП.

В июле- августе 1903 года за границей (в Брюсселе и Лондоне) состоялся II съезд Российской социал-демократической рабочей партии. Съезд положил начало созданию марксистской партии, партии нового типа, принял программу и устав партии и избрал центральные органы.

От Закавказья на съезде присутствовали: с решающим голосом Д. Топуридзе, с совещательным — Н. Жордания от Тифлисского комитета, Б. Кнунянц от Бакинского комитета и А. Зурабов от Батумского комитета. На съезде Н. Жордания, вместе с Мартовым, Троцким и Аксельродом, боролся против Ленина и его сторонников, а после съезда Жордания и Топуридзе всячески старались дезорганизовать работу социал-демократических организаций Закавказья.

Кавказский союзный комитет повел непримиримую борьбу с дезорганизаторами.

В. И. Ленин пристально следил за революционной борьбой в Закавказье и одобрил организационные меры Кавказского союзного комитета, предпринятые против Топуридзе и его сторонников.

Выступления Жордания и Топуридзе являлись естественным продолжением деятельности оппортунистического крыла «Месаме даси», которое в 1904 году уже прочно стояло на меньшевистских позициях. Революционное же крыло «Месаме даси являлось твердым сторонником ленинской «Искры» и в 1903-1904 гг. представляло большинство в Закавказском союзном комитете. В 1905 году комитет уже полностью состоял из большевиков.

 

БОРЬБА ПРОТИВ НАЦИОНАЛИСТИЧЕСКИХ ПАРТИЙ. Страх перед революционными выступлениями трудящихся масс Росси пробудил к действию либеральную буржуазию и помещиков, которые, ратуя за крайне ограниченные буржуазно-демократические свободы, старались отвлечь рабочих и крестьян от революционной борьбы с царским самодержавием. В своей борьбе за сохранение существующего строя, русская буржуазия и помещики опирались на органы городского самоуправления и земства, являвшиеся связующим звеном между либералами и царским правительством.

Несколько иная обстановка сложилась в Грузии. Здесь земства вообще не были введены, а в органах городского управления грузинская буржуазия была представлена слабо. Ее наиболее серьезными соперниками являлись армянские купцы и предприниматели.

Для того, чтобы придать своим действиям общенациональный характер и добиться главенствующего положения, грузинская буржуазия предложила рабочему классу действовать совместно. На арену выступил буржуазно-националистический орган — газета «Цнобис пурцели», ставший преемником выходившего ранее журнала «Моамбе». Газета выдвинула идею т. н. «единой почвы» и начала проповедовать национальное направление промышленного развития Грузии.

«Мы не должны восстанавливать грузина-рабочего против грузина-промышленника, мы должны добиться их согласованных и объединенных действий против иностранных промышленников, против промышленников других национальностей, проживающих в нашей стране, — заявляла «Цнобис пурцели». ― Живущие на одной земле, говорящие на одном языке и имеющие одну культуру грузины-рабочие и капиталисты, — в действительности едины», — проповедовали буржуазные националисты.

«По нашему мнению, ― писала «Цнобис пурцели» в 1901 году, — рост и развитие капитализма в Грузии должны стать национальным явлением. Экономический прогресс Грузии — умножение числа грузинских торговцев-промышленников и рост числа рабочих в городах — нужно считать не почвой для классовой борьбы, а обязательным условием для национального расцвета нашего народа».

Грузинские националисты приложили немало сил, чтобы опорочить учение о классовой борьбе, чтобы дискредитировать идеи научного социализма. Но все их усилия были тщетны. Пропаганда буржуазных публицистов не смогла поколебать интернациональной спайки рабочих. Наоборот, разгоревшаяся классовая борьба объединяла под одним интернациональным знаменем трудящихся грузин, русских, армян, азербайджанцев и других национальностей. Первые шаги буржуазных националистов были обречены на неудачу.

Однако неудачи не обескуражили «патриотов», отступив, они наскоро перерядились в социалистов и вновь появились на общественно-политической арене.

В 1903 году в Париже стала выходить нелегальная буржуазно-националистическая газета «Сакартвело». Ее основателями являлись бывшие сотрудники «Цнобис пурцели», во главе с Арчилом Джорджадзе.

«Сакартвело» объединила группировавшихся ранее вокруг «Цнобис пурцели» националистов, грузин-народников, впоследствии примкнувших к партии социалистов-революционеров и грузинских анархистов. «Сакартвело» торжественно провозгласила, что она объединяет все революционные партии, борющиеся за установление социализма в Грузии. Однако вскоре всем стало ясно, что этот, столь пестрый по своему составу печатный орган — объединяет националистов всех мастей — врагов революции и социализма.

В 1904 году группировавшиеся вокруг «Сакартвело» политические деятели созвали в Женеве конференцию, на которой была создана «партия грузинских социал-федералистов». Это была националистическая партия, состоявшая из представителей буржуазно-дворянской интеллигенции. Ее лидерами и организаторами являлись Арчил Джорджадзе, Кита Абашидзе, Георгий Ласхишвили и другие.

Социал-федералисты требовали национальной автономии Грузии в рамках помещичье-буржуазного российского государства, они являлись выразителями классовых интересов буржуазии и дворянства.