Главное меню

Учебник по истории Грузии - ГЛАВА IX. Буржуазно-демократическая революция в Грузии (1905-1907 гг.) Версия для печати E-mail
Автор Вебмастер   
Суббота, 26 Декабрь 2009 00:52

§ 1. РУССКО-ЯПОНСКАЯ ВОЙНА И ЕЕ ВЛИЯНИЕ НА ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКУЮ ЖИЗНЬ РОССИИ

 

НАЧАЛО РУССКО-ЯПОНСКОЙ ВОЙНЫ. В то время, когда в России нарастали грозные революционные события, царское правительство готовилось к империалистической войне с Японией за господство на Дальнем Востоке.

Министр внутренних дел Плеве заявил военному министру Куропаткину: «Для того, чтобы остановить революцию, необходима маленькая выигрышная война». Однако царскую Россию толкали на войну с Японией не только надежды предотвращения надвигающейся революции, но и хищнические интересы правящих классов России, стремившихся к новым захватам на Дальнем Востоке. Япония, как и Россия, была заинтересована в господстве на Дальнем Востоке и лелеяла план захвата Кореи и Маньчжурии. Ее хищнические устремления поддерживали Англия и США, которые опасались усиления влияния России на Дальнем Востоке.

27 января 1904 года Япония, без объявления войны, совершила внезапное нападение на русскую эскадру в Порт-Артуре. В результате минной атаки большинство русских линейных кораблей было выведено из строя.

Русско-японская война началась.

Внезапное нападение застигло русские вооруженные силы врасплох. Русская армия еще не была полностью отмобилизована, не хватало оружия, боеприпасов и снаряжения. Транссибирская магистраль не могла обеспечить в нужные сроки перевозки войск и грузов. Во главе армии стояли бездарные, а зачастую и продажные генералы. Генерал Куропаткин, долгое время командовавший действующей армией, более чем снабжением фронта оружием, был озабочен доставкой русскому войску освященных образков и крестиков, возлагая все надежды на героизм и несокрушимый воинский дух русского солдата. Но царская армия терпела поражение за поражением. Моряки и солдаты обороняли Порт-Артур в течение 11 месяцев; однако комендант крепости генерал Стессель предательски сдал ее японцам вместе с остатками 1-й Тихоокеанской эскадры, затопленной на мелководном рейде. В ряде сражений — под Ляояном, Мукденом и др. — царская армия потерпела поражение. 14—15 мая 1905 г. в морском сражении в Цусимском проливе потерпела поражение 2-я Тихоокеанская эскадра. Царская армия проиграла войну.

 

ВЛИЯНИЕ ВОЙНЫ НА РЕВОЛЮЦИОННОЕ ДВИЖЕНИЕ. Царское правительство просчиталось. Войну оно проиграло. По Портсмутскому миру, заключенному 23 августа 1905 года, Россия признала Корею сферой японского влияния, уступала Японии арендные права и на Ляодунский п-ов с Порт-Артуром и Дальным, а также на Южно-Маньчжурскую ж. д., уступала Японии южную часть п-ова Сахалин.

Империалистическая война с Японией была с самого начала непопулярна среди народов царской России. Сотнями тысяч жизней заплатило царское правительство за чуждую интересам народа военную авантюру.

Меньшевики, стоявшие на позиции «оборончества», призывали к защите «отечества» помещиков и капиталистов. Большевики же, наоборот, разоблачали империалистический характер войны и призывали народ всеми силами противодействовать ей.

В Грузии, как и в России, большевики разъясняли массам хищнический характер русско-японской войны. Они объясняли народу, в чем состоит разница между интересами самодержавия и России в целом. Они доказывали народу, что нельзя отождествлять Россию и самодержавие.

В одной из большевистских прокламаций говорилось: «Одно — самодержавие и другое — Россия. Между ними неизмеримая дистанция. Россия и весь мир — наша родина. Вы же, слуги самодержавия, его защитники, — вы наши враги и кровопийцы».

В Грузии и Закавказье организатором революционной борьбы трудящихся являлся Кавказский Союзный комитет РСДРП. Он издавал газету «Пролетариатис брдзола» и приложение к ней «Пролетариатис брдзолис пурцели». Большевистская газета и прокламации вызывали живой интерес и сочувствие среди населения, городов и сел Грузии. В одной из большевистских прокламаций тех лет говорилось: «Товарищи! Отказывайтесь идти на войну — кто бы вы ни были: грузин или русский, татарин или еврей. Все вместе воскликните: Долой войну! Да здравствует мир! Долой самодержавие и да здравствует свобода! Да здравствует солидарность и братство народов!».

Самодержавие, опираясь на помещиков, буржуазию и черносотенные организации, устраивало в противовес большевикам «патриотические манифестации», старалось поднять патриотический дух населения. Однако почти повсюду — в Тбилиси, Батуми, Кутаиси и других городах — в ответ на выступления «патриотов» устраивались антивоенные рабочие демонстрации. Народ враждебно встречал демонстрации черносотенцев.

Правительство усилило репрессии. В последних числах марта 1904 года царским судом 26 активных членов Тифлисской организации РСДРП были приговорены к ссылке в Сибирь. Кавказский Союзный комитет РСДРП решил устроить демонстрацию протеста в день отправки революционеров в ссылку.

11 апреля на привокзальной площади рабочие тбилисских фабрик и заводов подняли красное знамя и дали клятву отправлявшимся в Сибирь товарищам, что будут бороться до последней капли крови за победу социализма и демократии. Власти вывели против демонстрантов войска. Во время разгона демонстрации было ранено 11 и арестовано 19 рабочих.

1 мая 1904 года в городах и ряде сел Грузии отмечалось политическими демонстрациями. В гурийской деревне Хидистави полиция, применив оружие, пыталась разогнать двухтысячную демонстрацию. Во время столкновения демонстрантов с полицией было убито двое крестьян. Орган Кавказского Союзного комитета РСДРП газета «Пролетариатис брдзолис пурцели» напечатала статью, посвященную событиям в Гурии, озаглавленную: «Хидиставское дело». В статье отмечалось, что направление и характер аграрного движения изменились, что отныне трудящееся крестьянство не одиноко в борьбе с эксплуататорами. Оно установило тесную связь с рабочим классом и поэтому крестьянское движение приобретает новое содержание, новую силу и организованность.

Трудящиеся Грузии, как и большинство народов нерусской национальности, живших в пределах Российской империи, наряду с социальным гнетом испытывали и национальный гнет, что в значительной степени способствовало росту революционного движения.

Правительство, напуганное небывалым размахом народного движения, вынуждено было искать союза с буржуазией, сделав ей некоторые уступки. Оно позволило буржуазии изложить свои требования. Либеральная буржуазия торжествовала, отмечая наступление «политической весны», так называемой «банкетной кампанией». Либералы высказывали полную уверенность в том, что из числа представителей земств и городских управ царское правительство намеревалось образовать парламент

Либеральное движение буржуазии нашло отклик и в Грузии. В «банкетную кампанию» охотно включилось дворянство. Присоединились к ней и меньшевики, которые призывали рабочий класс поддержать весьма умеренные петиции либералов, с просьбой провести некоторые реформы и даровать народу хотя бы самую ограниченную конституцию.

Большевики упорно разоблачали буржуазно-монархическую сущность «банкетной кампании» и призывали рабочий класс и революционное крестьянство к вооруженной борьбе с самодержавием.

В Грузии и Закавказье за время войны значительно участились рабочие забастовки и крестьянские волнения. 1 мая 1904 года в городах и селах Грузии почти повсеместно отмечалось демонстрациями. Демонстранты выступали с требованиями свержения самодержавия и предоставления народу демократических свобод.

В декабре 1904 года в Баку состоялась грандиозная забастовка рабочих нефтяных промыслов, закончившаяся заключением первого в России коллективного договора между рабочими и предпринимателями. Рабочие добились 9-часового рабочего дня, повышения заработной платы на 15 процентов и некоторых улучшений условий труда.

В первых числах января 1905 года в Петербурге началась стачка на Путиловском заводе. К 8 января она переросла во всеобщую забастовку петербургских рабочих.

8 января 1905 года Кавказский Союзный комитет РСДРП в своей прокламации «Рабочие Кавказа! Пора отомстить!» писал: «Пора разрушить царское правительство!

И мы разрушим его.

Тщетно пытаются гг. либералы спасти обрушивающийся трон царя!..

Уже поднимается буря, предвестница зари».

Началом первой русской революции явилось «Кровавое воскресенье» 9 (22) января 1905 года. В этот день в Петербурге войсками была расстреляна мирная демонстрация рабочих, шедших к царю с петициями о своих нуждах.




§ 2. НАЧАЛО РЕВОЛЮЦИИ И ЕЕ ДАЛЬНЕЙШЕЕ РАЗВИТИЕ. РЕВОЛЮЦИОННЫЕ КОМИТЕТЫ

 

НАЧАЛО РЕВОЛЮЦИИ. Стараясь предотвратить надвигающиеся революционные события, царское правительство пыталось запугать народ кровавой расправой, для чего всячески старалось спровоцировать массовые выступления рабочих. В 1904 году провокатор, агент царской охранки — священник Гапон создал по типу зубатовских организаций общество «Собрание русских фабрично-заводских рабочих Санкт-Петербурга», с целью отвлечь рабочих от революционной борьбы.

Начавшаяся 3 января 1905 года стачка на крупнейшем петербургском Путиловском (ныне Кировском) заводе к 8 января переросла во всеобщую забастовку рабочих Петербурга. Гапон предложил рабочим организовать 9 января 1905 года мирное шествие рабочих к царю с просьбой об удовлетворении их нужд.

Петиция к царю обсуждалась на рабочих собраниях. Большевики приложили все силы, чтобы доказать рабочим, что затея с подачей петиции носит провокационный характер. Однако значительная часть рабочих еще верила, что царь удовлетворит их просьбы.

9 (22) января свыше 140 тысяч петербургских рабочих двинулись к Зимнему дворцу. Шли мирно, с хоругвями, иконами флагами и портретами Николая II.

Но царь встретил демонстрантов пулями. По приказу Николая II в момент, когда шествие приблизилось ко дворцу, войска открыли огонь. Свыше тысячи рабочих было убито и более пяти тысяч ранено.

Весть о кровавой расправе вызвала возмущение и негодование трудящихся всей России. 9 января 1905 года вошло в историю под названием «Кровавого воскресенья».

Россия вступила в новую историческую эпоху.

«Начинается восстание, —писал В. И. Ленин 24 (11) января 1905 года. — Сила против силы. Кипит уличный бой, воздвигаются баррикады, трещат залпы и грохочут пушки. Льются ручьи крови, разгорается гражданская война за свободу. К пролетариату Петербурга готовы примкнуть Москва и Юг, Кавказ и Польша. Лозунгом рабочих стало: смерть или свобода»[1].

 

ПОЛИТИЧЕСКИЕ СТАЧКИ В ГРУЗИИ. Политические стачки охватили всю Россию. Тревожно в эти дни было и в Закавказье. Волна забастовок прокатилась от Баку до Батуми. Поднимались на борьбу рабочие Тбилиси, Батуми, Чиатура, Самтредиа, Поти и других городов. 18 января в Тбилиси началась всеобщая политическая стачка, прекратили работы железнодорожные мастерские, механические заводы и типографии. 20 января стали все промышленные предприятия города, прекратилось трамвайное движение. Происходили столкновения между демонстрантами и казаками. Было ранено более 20 человек.|

В городе устраивались митинги. Рабочие ходили с красными флагами по улицам города, слышались возгласы: «Долой самодержавие!».

23 января на Головинском проспекте (ныне проспект Руставели) многолюдная демонстрация была разогнана полицией и казаками. Во время столкновения было ранено несколько рабочих, арестовано более 40 человек.

Во главе революционного движения стояли большевики. В своих прокламациях, которые распространялись среди трудящегося населения, они призывали рабочий класс в союзе с революционным крестьянством решительно выступить на борьбу с самодержавием.

17 января забастовали рабочие Батуми. Вскоре к ним присоединились служащие, учащаяся молодежь. Прекратились занятия в учебных заведениях города.

20 января забастовали предприятия Кутаиси. 24 января в городе состоялась многолюдная демонстрация, в которой наряду с рабочими приняли участие служащие и учащиеся. Забастовка длилась неделю. Закрылись учебные заведения, магазины и мастерские.

Широкий размах приобрела демонстрация чиатурских горняков, состоявшаяся 26 января 1905 года.

Революционный подъем в Грузии неуклонно нарастал. Повсеместно проходили собрания рабочих, на которых выдвигались политические требования о демократических свободах и 8-часовом рабочем дне.

 

РОСТ И РАЗВИТИЕ КРЕСТЬЯНСКОГО РЕВОЛЮЦИОННОГО ДВИЖЕНИЯ. В Грузии, как и по всей России под влиянием революционного рабочего движения, началось и успешно развивалось крестьянское революционное движение.

«Повсюду в деревнях происходили митинги, — доносил царю главноначальствующий на Кавказе, — Манифестации, на которых пропагандировались идеи уравнения всех сословий, уничтожения капитализма и изменения существующего строя, преследующие цель перехода власти в руки народа. Изгнав законную местную власть, крестьянство полностью порвало связь с местным управлением, полицией, мировыми посредниками, мировыми судьями и др.».

В Восточной Грузии крестьянское революционное движение началось в Горийском уезде и быстро охватило соседние уезды. Крестьяне выносили приговоры о конфискации помещичьих земель, давали клятву крепко стоять друг за друга, стойко и до победы бороться против помещиков и царской власти. Во многих селах крестьяне вынуждали помещиков покидать поместья, отбирали у них подписки о передаче крестьянам безвозмездно пахотных земель, лесов и пастбищ. Крестьяне категорически запрещали батракам работать на помещиков.

Крестьяне закрывали сельские канцелярии, уничтожали хранившиеся там документы, а зачастую сжигали и сельские присутствия. Они перестали платить государственные и церковные налоги.

В ряде сел состоялись демонстрации. Крестьяне шли красными знаменами. Они требовали свержения самодержавия и установления демократического строя. В Горийском и Душетском уездах один за другим проходили многолюдные митинги. Митинги состоялись и в Нижней Картли, Болниси, Телавском и Сигнахском уездах.

13 марта 1905 года в селе Каралети собралось около 9 тысяч крестьян. Демонстранты прошли через все село. Затем они потребовали у помещиков и священников письменно подтвердить обязательство выполнить требования, предъявленные им представителями сельской сходки. В тот же день в селе Ахалгори собрались на митинг 1 500 крестьян. Большой митинг состоялся в Корниси, на нем присутствовало 20 тысяч человек из 21 села Крестьяне приняли решение объявить бойкот помещикам и кулакам. Митинги проходили также в Меджврисхеви, Тквиави Руиси, Гори, Цхинвали. Большевистские организации уделяли исключительное внимание работе в деревне, вовлечению крестьян в революционную борьбу, укреплению союза крестьян с рабочим классом, С началом революционного движения неизмеримо возрос авторитет большевиков среди сельского населения.

В связи с революционными выступлениями крестьян сел Дзалиси, Мчадиджвари и Мухрани Душетского уезда правительство решило вызвать в первых числах марта крестьян этих сел в Мухиани на переговоры. Однако вместо представителей трех сел у канцелярии в Мухрани собрались жители 14 селений. Крестьяне были вооружены ружьями и палками. Они требовали учреждения народного управления в сельских обществах, справедливо и безвозмездного раздела казенных и помещичьих земель, отмены церковных налогов и отделения церкви от государства, свободы собрания и слова, права открывать школы и библиотеки, права обучаться в школах на родном языке.

Крестьяне подчеркивали, что они выдвигают те же самые требования, что и население всей России. В заключение они предупреждали, что если их условия не будут обсуждены и выполнены до 14 марта, то за ними остается право действовать по своему усмотрению.

В Тианетском уезде крестьяне изгоняли чиновников, закрывали канцелярии, созывали сходки и сами избирали сельское самоуправление. Столкновения с полицией зачастую кончались кровопролитием. Подобные же стычки имели место и в Борчалинском уезде.

Опасаясь народного гнева, большинство помещиков, оставив свои имения на управляющих, переселилось в Тбилиси или в уездные центры, где обивало пороги правительственных канцелярий, с требованием прислать войска для усмирения бунтовщиков.

Главноначальствующий на Кавказе действовал осторожно и осмотрительно, в первую очередь он попытался «мирным» путем воздействовать на повстанцев, направив к ним для переговоров своих агентов. Однако эта его затея не увенчалась успехом. Повсюду переговоры зашли в тупик, а в Горийском уезде крестьяне открыто объявили бойкот представителю царского правительства.

После этого власти стали направлять в распоряжение уездных начальников казачьи отряды, чтобы с помощью вооруженной силы восстановить «порядок», взыскать с крестьян оброк в пользу помещиков, а также государственные и церковные налоги.

В село Мчадиджвари из Тбилиси были посланы солдаты и казаки для того, чтобы силой взыскать с крестьян подати в пользу помещика Мухран-батони. Угроза насилия объединила вокруг жителей Мчадиджвари крестьян окрестных сел. Три тысячи человек, вооруженных палками и вилами, подошли к воротам помещичьего дома. Солдаты и казаки открыли стрельбу. Было убито 8 человек, ранено 31. Князь Мухран-батони, находившийся под усиленной охраной, был тяжело ранен крестьянами.

В деревнях Меджврисхеви, Хурвалети и Руиси Горийского уезда крестьяне отобрали у помещиков оружие, разорили поместья князей Мачабели, Павленишвили, Херхеулидзе и других.

Ободренные помощью правительственных войск, дворяне сформировали регулярный отряд под командой князя Амилахвари, который крестьяне назвали «черной сотней». Черная сотня разоряла деревни, жестоко расправлялась с революционно настроенными крестьянами. Для защиты сел от дворянского отряда, крестьяне создали дружину, получившую наименование «красной сотни».

В августе 1905 года революционные выступления крестьян в Горийском и Душетском уездах приняли угрожающий для правительства характер. Власти ввели в этих уездах военное положение и стянули в Картли войска.

Смело шли на штурм самодержавия крестьяне Западной Грузии. Особенно бурно нарастали революционные события в Гурии. Здесь в начале февраля 1905 года вся власть фактически была сосредоточена в руках крестьянских комитетов.

Представители царской губернской администрации были бессильны предпринять что-либо против гурийских повстанцев.

11 февраля был сформирован так называемый «Рионский чрезвычайный отряд» под командованием генерала Алиханова-Аварского, который должен был вторгнуться в Гурию. 21 февраля во всей Западной Грузии было объявлено военное положение. Однако, главноначальствующий на Кавказе все еще надеялся подавить революционное движение «мирным путем». С этой целью отряд Алиханова-Аварского, насчитывающий до 4.000 штыков и сабель, получил, приказание задержаться в Натанеби. В Гурию для переговоров с повстанцами был послан член Совета главноначальствующего Султан Крым-Гирей.

В случае если бы миссия Султана Крым-Гирея не увенчалась успехом, «Рионский чрезвычайный отряд» должен был занять территорию Гурии.

Султан Крым-Гирей объезжал гурийские селения с 22 февраля по 8 марта. Всюду, где он ни появлялся, народ требовал от него гарантировать неприкосновенность лиц, выступающих на собраниях, удалить со сходок дворян, духовенство, полицейских, старост и доносчиков

Крым-Гирей вынужден был удовлетворить требования крестьянских масс. Он объехал 12 сельских обществ. Повсюду передовые крестьяне, в своих выступлениях на сельских сходках со всей убедительностью рисовали скудное и бесправное существование гурийских крестьян, какой тяжестью ложатся на их плечи плата за земельные наделы и государственные налоги, какие издевательства и самоуправства приходится терпеть крестьянам от чиновников и царских помещиков. Крестьяне выставляли требования, предусмотренные программой минимум социал-демократической партии:

1) Конфискация всех казенных, удельных и церковно-монастырских земель и передача их безвозмездно трудовому народу; 2) Безвозмездная передача крестьянам земельных наделов и возвращение крестьянам выкупных платежей; 3) Проведение земельной реформы и образование крестьянских комитетов; 4) Ликвидация всех косвенных налогов и установление прогрессивного подоходного налога; 5) Ликвидация сословий; 6) Свобода слова, собраний и организации союзов и стачек; 7) Неприкосновенность личности и жилища. Выборность судей и ответственность служащих перед народом; 8) Ликвидация постоянного войска и замена его народной милицией; 9) Отделение церкви от государства и образование общеобразовательной школы; 10) Всеобщее обязательное бесплатное обучение детей до 16-летнего возраста; 11) Амнистия политическим заключенным.

Грузинские крестьяне единодушно поддерживали требование трудящихся всей России о коренном изменении существующего строя и созыва с этой целью Учредительного собрания представителей всего народа, избранных на основе прямого, равного и тайного голосования, независимо от пола, национальности и вероисповедания.

«Кто же теперь может дать нам все это? — обратился один из присутствующих на сходе крестьян к представителю главноначальствующего в Закавказье, — и сам же ответил на свой вопрос: — во всяком случае не то правительство, которое у нас сейчас и которое считает нас бунтовщиками за то, что мы заявляем о своих бедствиях, которое называет нас дикарями, заставляет гнить в тюрьмах, топает конями, гонит в Сибирь, а в довершение посылает войска, чтобы разорить наши дома и т. д. Мы требуем созыва народного собрания. Только представители народа могут знать наши нужды, и мы будем верить такому правительству». Крым-Гирею, слывшему либералом, приходилось терпеливо выслушивать сельских ораторов, успокаивать, уговаривать крестьян. 8 марта он завершил свою «деятельность в Гурии и выехал в Тбилиси. В газетах печаталась информация о деятельности Крым-Гирея и публиковались революционные речи крестьян.

В журнале «Могзаури», который был большевистского направления была помещена подробная информация о деятельности Крым-Гирея и почти полностью цитировались речи революционеров-крестьян.

Таким образом, подробности о крестьянском революционном движении в Гурии стали известны всей стране. Миссия Крым-Гирея потерпела неудачу. Генерал Алиханов-Аварский получил приказ вступить в Гурию. 10 марта его отряд вступил в Озургети (ныне г. Махарадзе).

Тишина и покой, которыми встретила Алиханова «непокорная Гурия», обескуражили генерала. Гурийские крестьяне сносили все притеснения, не давая карателям ни малейшего повода к репрессиям. Отряд Алиханова-Аварского пробыл в Гурии до конца июля.

Влияние революционного гурийского крестьянства на солдат карательного отряда было настолько сильно, что генерал Алиханов стал сомневаться в возможности использовать их и борьбе против повстанцев. В конце июля отряд генерала Алиханова покинул Гурию.

Сразу же после ухода отряда гурийские крестьяне приступили к созданию органов самоуправления: формировались боевые дружины, гурийцы приобрели оружие готовясь к вооруженному восстанию.

К тому времени аграрное движение в Мегрелии, начавшееся еще в 1902 году, приняло также революционный характер. Поднявшиеся на борьбу с самодержавием крестьяне нападали на помещичьи усадьбы, убивали или арестовывали их владельцев, сжигали помещичьи дома, амбары с зерном, мельницы и хозяйственные постройки.

Крестьяне предавали огню кулацкие усадьбы и уничтожали имущество предателей и пособников, сотрудничавших с представителями царской власти. Если уездной полиции и удавалось схватить кого-либо из повстанцев, то крестьяне немедленно освобождали их из-под стражи.

14 февраля 1905 года в селе Кахати несколько сот крестьян совершили нападение на полицейский участок и освободили 16 арестованных повстанцев, ранив во время стычки нескольких полицейских. Среди нападавших также имелись жертвы. Крестьяне громили посты и полицейские участки, они отваживались нападать даже на уездные центры. Чиновники в панике оставляли службу и бежали в горы. Крестьяне созывали сходки, на которых выносили решения об объявлении бойкота помещикам.

При встрече у крестьян вошло тогда в обычай приветствовать друг друга словами: «Да здравствует единение». В селах, охваченных революционным движением, народ сам избирал сотских и десятских, которые выполняли решения сельских сходок.

Вскоре в Зугдиди появились казаки. По указанию уездного начальника они учинили расправу над революционно настроенными крестьянами и их семьями, грабили магазины, пьянствовали, врывались в дома мирных жителей. Уездный начальник приказал казакам оцепить село Мухури и заставил его оплакивать помещика Дадиани, убитого повстанцами, а затем распорядился поджечь крестьянские дома. Начались массовые экзекуции в селах Мегрелии. Однако народ не сложил оружия, не прекратил борьбы. Так же как и по всей Грузии, здесь в августе 1905 года с новой силой вспыхнуло пламя революционного движения.

Массовые выступления крестьян в Имеретии, Раче и Лечхуми начались еще в феврале 1905 года.

В Шорапанском, Рачинском и Лечхумском уездах народ бойкотировал местных представителей государственной власти. 28 февраля 1905 года революционное движение в Шорапанском уезде приняло грозный характер. Крестьяне изгоняли старост, сельских писарей, стражников, сжигали канцелярии, они устраивали сходки и выставили революционные требования.

Изоляция приставов, старост и в целом полиции вызвала в народе воодушевление, крестьяне с энтузиазмом приступили к организации самоуправления. На сельских сходках выносились решения об отмене земельных обязательств, государственных налогов и податей.

16 марта в Лечхуми, в селе Меквена, состоялся большой съезд, который вынес решение об уравнении сословий, отмене государственных, земельных и церковных налогов. Съезды состоялись также в Раче, в селах Патара Они, Хванчкара, Бугеули, Садмели и других населенных пунктах.

В Рачу и Лечхуми вступили казачьи сотни и полиция, которые стали производить массовые аресты. Летом 1905 года в Раче и Лечхуми на борьбу с правительственными войсками выступили уже боевые красные дружины, сформированные из местных жителей.

 


[1] В. И. Ленин. Соч., т. 8, стр. 53.



§ 3. РЕВОЛЮЦИЯ И ЛИБЕРАЛЬНО-БУРЖУАЗНОЕ ДВИЖЕНИЕ В ГРУЗИИ

 

ВОССТАНОВЛЕНИЕ НАМЕСТНИЧЕСТВА НА КАВКАЗЕ. ЦАРСКАЯ ПОЛИТИКА РАЗЖИГАНИЯ НАЦИОНАЛЬНОЙ РОЗНИ. В борьбе с революционным движением в Закавказье царское правительство прибегало к испытанному методу империалистов—разжиганию межнациональной розни. В то время, когда рабочий класс под руководством большевиков старался объединить народы Закавказья в единую братскую интернациональную семью, царизм прилагал все усилия к тому, чтобы посеять вражду и натравить друг на друга народы Закавказья. Первой жертвой провокационной политики царизма явился бакинский пролетариат, состоявший в основном из азербайджанцев и армян. 6—9 февраля 1905 года агенты самодержавия в Баку организовали на улицах армяно-татарскую резню.

Три дня лилась в Баку кровь братских народов. Следовало ожидать, что и в Тбилиси власти постараются спровоцировать подобную же кровопролитную резню. Однако большевикам удалось вовремя предотвратить братоубийственную бойню и сорвать маску с наймитов царской охранки. Интернациональная сплоченность тбилисского пролетариата и правильное руководство со стороны Кавказского Союзного комитета РСДРП сделали невозможным повторение в Тбилиси бакинской трагедии. Кавказский Союзный комитет и Тифлисский комитет РСДРП своевременно распространили среди населения прокламации, в которых полностью разоблачили вероломство и преступные замыслы царизма.

13 февраля Кавказский Союзный комитет РСДРП во дворе Ванкского собора организовал митинг, на котором присутствовало около. 3000 рабочих — представителей многонациональной армии тбилисского пролетариата. Большевики разоблачили перед собравшимися истинные замыслы царского правительства, послужившие причиной бакинских кровавых событий. На следующий день, 14 февраля, у Ванкского собора собралось уже около 20.000 человек. Вот как описывала события того дня ленинская газета «Вперед»: «У собора собралось около 20.000 человек, перед которыми произносились пламенные речи... Вся масса, как один человек, с неописуемым воодушевлением дала клятву—бороться против самодержавия. Настроения дотоле невиданные. Поднялись даже те слои населения, которые до того не проявляли волнения».

От Ванкского собора народ через Эриванскую площадь двинулся на Дворцовую улицу, где перед дворцом главноначальствующего на Кавказе вновь состоялся митинг. Первым с пламенной речью выступил известный революционер Камо (С. А. Тер-Петросян). Полиция не в силах была помешать выступлениям, ораторов.

Весть о кровавых бакинских событиях быстро облетела всю Российскую империю. Перед ее народами со всей неприглядной откровенностью обнажилась вероломная политика царского правительства в Закавказье. Однако, организовав армяно-татарскую резню, царизм не достиг своей цели, ему не удалось потопить революционное движение в крови трудящихся. Росту революционных сил Закавказья способствовали тяжелые пережитки крепостничества и национально-колониальный гнет. Руководящей и организующей силой трудящихся Закавказья выступили большевистские организации.

После неудачной попытки разжечь национальную рознь среди народов Закавказья, царское правительство решило применить иные, более гибкие методы политической борьбы. Было решено предоставить Закавказью административную автономию, ввести земства и учредить суд присяжных, т. е. удовлетворить требования либеральной буржуазии и дворянства, вступить с ними в сговор и с их помощью подавить революционное движение в Закавказье.

Высочайшим указом от 26 февраля 1905 года на Кавказе было восстановлено наместничество, упраздненное в 1882 году. На пост наместника царь назначил графа Воронцова-Дашкова — ловкого политика и хитрого царедворца.

Воронцов-Дашков, еще не покидая Петербурга, обратился с призывом; к народам Закавказья, а вернее к «блистательному» грузинскому дворянству, азербайджанским бегам и армянским купцам, призывая их к сотрудничеству с правительством в деле проведения дарованных высочайшей милостью либеральных реформ

 

ЗЕМСКИЕ СОБРАНИЯ. ВОПРОС АВТОНОМИИ ГРУЗИИ. Воронцов-Дашков прибыл в Тифлис в начале мая. К тому времени он уже имел представление на какие силы можно было опираться, осуществляя политические планы царского правительства.

Революция привела в движение все классы общества. Естественно, каждая политическая группировка, в соответствии со своей классовой принадлежностью, старалась использовать революционное движение в интересах своего класса.

Либеральное дворянство и буржуазия видели в царизме силу, способную оградить их сословные и имущественное привилегии и держать в повиновении трудящиеся массы. Правда, в первые дни революции либеральная буржуазия встала в оппозицию к самодержавию, но стоило царскому правительству изъявить согласие на созыв Государственной Думы, т. е. предложить либеральной буржуазии и дворянству разделить власть с монархом, как либералы, предав интересы народа, вступили на путь тесного сотрудничества с царским правительством.

Прожженный политикан, Воронцов-Дашков искусно изображал из себя сторонника либеральных идей. Он окружил себя представителями либеральной буржуазии и дворянства, выдвигая их кандидатами на ответственные государственные должности, а в то же время, по указанию правительства усилил полицейский аппарат на Кавказе, учредил «Высшее полицейское управление» для борьбы с революцией.

Воронцов-Дашков провел в Тбилиси несколько земских собраний по вопросам введения губернских и уездных земств, суда присяжных и расширения функций городского самоуправления.

Для грузинской дворянско-буржуазной интеллигенции наступила благоприятная пора, чтобы пользуясь уступками правительства, осуществить свою политическую программу. Постарались не упустить случая и социал-федералисты. Они выдвинули требование об автономии Грузии, которую пытались осуществить в рамках Российской империи.

Для трудящихся всех национальностей, которых объединяла борьба против самодержавия, идея автономии неприемлема, поэтому идеи социал-федералистов не имели успеха у широких масс. Зато многочисленное грузинское духовенство, а также часть дворянства и буржуазии благосклонно поддержали требования федералистов, поскольку и само духовенство добивалось автокефалии грузинской церкви.

 

БОРЬБА ЗА ЛЕНИНСКУЮ ТАКТИКУ В РЕВОЛЮЦИИ. Подъем революционного движения по всей Российской империи вынудил самодержавие пойти навстречу требованиям либеральной оппозиции. В августе 1905 года царь издал манифест о созыве Государственной думы, организация которой была поручена министру внутренних дел Булыгину.

Меньшевики стояли за созыв булыгинской думы и призывали трудящихся города и деревни принять участие в выборах. По мнению меньшевиков, дума должна была превратиться в парламент, через который они надеялись осуществить демократические свободы. Вождем революции грузинские меньшевики провозгласили буржуазию, по примеру которой пролетариат должен был принять участие в работе булыгинской думы.

Меньшевики сеяли среди населения конституционные иллюзии и отрицали необходимость подготовки вооруженного восстания.

Программную и тактическую линию грузинских меньшевиков развивал Н. Жордания.

Ленин подверг резкой критике оппортунистическую тактику меньшевиков. Он указывал, что вождем буржуазно-демократической революции в России должен был стать пролетариат. Он подчеркивал, что пролетариату не следовало допускать буржуазию к роли гегемона в революции, так как буржуазия способна была отвернуться от революции в самый решительный момент. Ленин предупреждал, что буржуазия обязательно заключит союз с царизмом против революции.

И действительно, все произошло именно так, как предсказывал Ленин.

Большевики Грузии и Закавказья начиная с 1904 года участвовали в борьбе за созыв III съезда партии. В ноябре 1904 года в Тбилиси состоялась конференция большевиков Закавказья, принявшая решение о проведении широкой агитации за созыв III съезда.

В борьбе за созыв III съезда партии большую роль сыграл Кавказский Союзный комитет РСДРП, состав которого, к моменту подъема революционной волны в Закавказье был полностью большевистским. В то время в него входили: И. Сталин, М. Цхакая, А. Цулукидзе, С. Шаумян, А. Джапаридзе, Б. Кнунянц, В. Бобровский, Ф.Махарадзе, М. Бочоридзе и другие.

III съезд РСДРП состоялся в Лондоне в апреле 1905 года. Меньшевики отказались присутствовать на съезде и созвали свою конференцию в Женеве. «Два съезда, — две партии» —так охарактеризовал положение В. И. Ленин.

Съезд и конференция обсудили одни и те же вопросы, но приняли диаметрально противоположные решения.

III съезд РСДРП отметил, что происходящая в России революция — буржуазно-демократическая. Но несмотря на это, в полной победе этой революции прежде всего был заинтересован рабочий класс, ибо победа революции дала бы пролетариату возможность подняться политически, приобрести опыт руководства трудящимися массами и перейти от революции буржуазной к революции социалистической. Только полная победа буржуазно-демократической революции могла привести крестьянство к освобождению от эксплуатации помещиков и дать ему землю и свободу. Поэтому крестьянство является естественным союзником пролетариата.

Либеральная буржуазия, которая стремилась сохранить монархию, ограничив ее власть, действовала вразрез с интересами рабочих и крестьян, боровшихся за полную победу буржуазно-демократической революции.

Таким образом, тактика меньшевиков, направленная на заключение союза пролетариата с буржуазией, на признание ее вождем революции, являлась предательством по отношению к рабочему классу и крестьянству. Революция победит лишь в том случае, если ее вождем будет рабочий класс, если пролетариат, как вождь, сумеет обеспечить союз с крестьянством, если либеральная буржуазия будет изолирована, если социал-демократия примет активное участие в деле организации народного восстания против царизма, если в результате победы революции будет создано временное революционное правительство и созвано всенародное Учредительное собрание, если социал-демократия не откажется при благоприятных условиях принять участие во временном революционном правительстве, чтобы довести до конца революцию, — такова была тактическая линия III съезда партии.

Съезд открыл старейший член партии, делегат от Кавказского Союза РСДРП М. Цхакая. В своем выступлении он подробно обрисовал картину революционной борьбы и партийной работы в Грузии и Закавказье. По докладу Миха Цхакая съезд принял резолюцию «По поводу событий на Кавказе». В резолюции съезда отмечалось, что особые условия социально-политической жизни Кавказа способствовали созданию там боевой организации партии и что революционное движение уже дошла до всеобщего вооруженного восстания против самодержавия.

По предложению Ленина III съезд РСДРП приветствовал героическую борьбу пролетариата и крестьянства Кавказа и призвал рабочих России решительно поддержать их.




§ 4. ПОЛОЖЕНИЕ В ГРУЗИИ ЛЕТОМ 1905 ГОДА. ОКТЯБРЬСКАЯ ВСЕОБЩАЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЗАБАСТОВКА.

 

БОЛЬШЕВИКИ ГРУЗИИ В БОРЬБЕ ЗА ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ РЕШЕНИЙ III СЪЕЗДА ПАРТИИ. Большевики Грузии единодушно одобрили решения III съезда партии и приняли все меры, чтобы довести их до сознания широких масс. В Тбилиси, в Чиатура, Батуми, Хони и в других городах и селах устраивались партийные собрания, на которых с докладами о решениях съезда выступали руководители большевистских организаций Грузии. Неоднократно выступал по этому вопросу перед большевиками Закавказья и делегат съезда Миха Цхакая.

В борьбе за ленинскую тактику в революции большую роль сыграли статьи И. В. Сталина «Вооруженное восстание и наша тактика», «Временное революционное правительство и социал-демократия». Эти статьи печатались на страницах газеты «Пролетариатис брдзола». «Именно техническое руководство и организационная подготовка всероссийского восстания, — писал И. В. Сталин, — составляют ту новую задачу, которую жизнь поставила перед пролетариатом... Наши комитеты должны сейчас же, немедленно приступить к вооружению народа на местах, к созданию специальных групп для налаживания этого дела, к организации районных групп для добывания оружия, к организации мастерских по изготовлению различных взрывчатых веществ, к выработке плана захвата государственных и частных оружейных складов и арсеналов».[1]

 

КРЕСТЬЯНСКИЕ РЕВОЛЮЦИОННЫЕ КОМИТЕТЫ. III съезд партии и лично В. И. Ленин придавали важное значение организации в селах крестьянских революционных комитетов. В Грузии в период революции они получили широкое распространение. Демократические преобразования в деревне имели в виду коренное изменение старого строя, уничтожение пережитков феодализма, они являлись фундаментом того нового революционного порядка, за который боролись восставшие рабочие и крестьяне.

Крестьянские комитеты в Грузии строились примерно так: сельское общество, объединяющее несколько деревень, делилось на мелкие группы и подгруппы, избиравших своих представителей (главным образом десятских и сотских) в крестьянский комитет общества. Представители обществ составляли крестьянский комитет. Социал-демократические организации руководили комитетами через своих постоянных представителей.

Крестьянские комитеты сплотили вокруг себя революционные силы в деревне. Деятельность комитетов постепенно принимала все более сложные и многообразные формы, помимо функций управления они взяли на себя работу по подготовке вооруженного восстания.

В первые дни революции крестьянские комитеты организовали бойкот правительственных учреждений и помещиков, а, по мере того как рос авторитет комитетов среди населения, они стали отбирать земли у помещиков и распределять их между крестьянами, решали вопросы о пользовании лесами и пастбищами. Выполняли они и судебные функции, несмотря на то, что летом 1905 года царская администрация, опираясь на вооруженные силы, в большинстве уездов все еще держалась на своих местах. Там, где народ создал свое управление, царил образцовый порядок.

Крестьянские комитеты поддерживали революционный порядок, следили за выполнением новых революционных законов и постановлений, привлекали к ответственности и судили лиц, уличенных в воровстве и других уголовных преступлениях.

Непосредственное руководство революционными комитетами осуществляли социал-демократические организации, которые наряду с устными методами пропаганды, широко использовали нелегальную большевистскую литературу. В деле распространения революционных идей значительную роль играла газета Кавказского Союзного комитета РСДРП «Пролетариатис брдзола», которая выходила на грузинском, русском и армянском языках. Эта газета, как и вся местная партийная литература, печаталась в Авлабарской нелегальной типографии, организация которой являла собой образец умелой конспирации и хорошей подпольной техники. В этой типографии с января по ноябрь 1905 года было напечатано 280 000 экземпляров прокламаций, листовок и брошюр. Нелегальная газета «Пролетариатис брдзола» высоко держала знамя марксистско-ленинской партии. В ней систематически печатались руководящие статьи В. И. Ленина.

 

ИЮНЬСКАЯ ЗАБАСТОВКА 1905 ГОДА. III съезд партии являлся могучим стимулом для роста революционного движения в Грузии. Агенты самодержавия создавали в Тбилиси, Батуми и других городах Грузии черносотенно-полицейские организации, которые для отвода глаз именовались «обществами патриотов». «Патриоты» организовывали верноподданнические манифестации, устраивали провокации, выслеживали революционеров и выдавали их полиции, занимались доносами и расправами над прогрессивными и революционными деятелями, создавали для всего населения невыносимо душную атмосферу шпионажа и тайного наушничества. В Тбилиси вдохновителями и организаторами черносотенцев являлись священники Восторгов и Городцев. По распоряжению наместника, власти тайно снабжали «обществ патриотов» оружием, с помощью которого черносотенцы без труда расправлялись с неугодными правительству лицами. Участились аресты и обыски в рабочих кварталах, налеты казачьих сотен, погромы. Но разгул черносотенно-уголовных элементов не сломил революционный дух пролетариата, а вызвал лишь взрыв возмущения среди трудящихся масс и передовой интеллигенции Грузии. Летом 1905 года, мощная волна протеста против надвигающейся черносотенной реакции вылилась в Тбилиси во всеобщую забастовку, длившуюся с 20 по 28 июня.

В «Бюллетене», опубликованном Тифлисским комитетом РСДРП, были выдвинуты требования бастующих рабочих: разоружить черносотенцев, освободить арестованных, отменить военный патруль, организовать народную милицию и ряд других пунктов, предусматривающих введение демократических свобод и созыв всенародного учредительного собрания. Всеобщую забастовку тбилисских рабочих поддержали трудящиеся Батуми. Кутаиси, Чиатура, Хашури и Гори.

Революционное движение городского пролетариата нашло надежную спору в лице все возрастающего крестьянского движения. Между крестьянами и помещиками в то время шла настоящая гражданская война. Особенно широкий размах она приняла в Горийском и Душетском уездах. Уже близок был час всеобщего вооруженного восстания, к которому большевики призывали народ.

И. В. Сталин в своей статье «Вооруженное восстание и наша тактика», опубликованной в десятом номере газеты «Пролетариатис брдзола» от 15 июля 1905 года, писал: «За последние полгода мы ясно убедились в том, что самодержавие, дискредитировавшее себя в глазах всех классов населения, направило всю свою энергию на мобилизацию темных сил страны — будь то профессиональные хулиганы или малосознательные и фанатизированные элементы из среды татар — для борьбы с революционерами. Вооруженные  полицией и находящиеся под её покровительством, они терроризируют население и создают тяжелую атмосферу для освободительного движения. Наши боевые организации должны быть всегда готовы дать должный отпор всем попыткам этих темных сил».

 

РАССТРЕЛ РАБОЧЕГО МИТИНГА 29 АВГУСТА. 6 августа 1905 года был издан манифест о созыве Государственной думы. По замыслу его автора, царского министра Булыгина этот законно-совещательный орган, обладавший лишь правом обсуждать законопроекты, должен был отвлечь массы от революции и сохранить самодержавие.

Наибольшее количество депутатских мест в Думе получили крупные землевладельцы, вместе с ними оставшиеся мандаты получила буржуазия, рабочие были лишены права избрания в Думу. По имени организатора этой Думы она получила название булыгинской.

Либеральная буржуазия и меньшевики с радостью приветствовали булыгинскую думу. Грузинские меньшевики созвали в августе 1905 года в Тбилиси конференцию, на которой вынесли решение принять участие в выборах булыгинской думы и предлагали трудящимся следовать их примеру, став тем самым открыто на путь антиреволюционной тактики.

Большевики Грузии защищали и последовательно проводили ленинскую линию бойкота булыгинской думы, призывая рабочих и крестьян, все трудовое население всеми средствами препятствовать созыву думы и готовиться к вооруженному восстанию.

Предательская тактика меньшевиков дорого обошлась трудящимся Тбилиси.

29 августа, по инициативе меньшевиков, в зале Городской управы было созвано собрание. Меньшевики собрали сюда народ, чтобы совместно с городскими гласными обсудить вопрос о созыве Думы. Двери были широко открыты для всех желающих. Здесь же находилась полиция, которая не препятствовала свободному входу в Управу. На собрание не пришел ни один гласный, не явились также члены управы и городской голова. Собравшиеся не пожелали слушать либеральную болтовню о булыгинской думе. Они требовали обсудить вопросы о текущих революционных событиях, о кровавой бойне спровоцированной агентами правительства в Баку.

Неожиданно в зале появился полицейский пристав и предложил собравшимся разойтись. Участники собрания ответили отказом. Тогда казаки и полицейские ворвались в здание, они заняли все выходы, погасили свет и открыли стрельбу. Тех, кто пытался бежать, избивали шашками и прикладами, кололи штыками. Тела убитых сбрасывали с амфитеатра, громко стонали раненые и умирающие. За теми, кому удалось выбраться из зала, была организована погоня, вслед им неслись пули. 60 человек было убито, свыше 200 ранено.

Кровавые события 29 августа явились горьким уроком для рабочих Тбилиси.

В статье «Реакция усиливается» И. В. Сталин писал: «Черные тучи собираются над нами. Дряхлое самодержавие поднимает голову и вооружается «огнем и мечом». Реакция идет! Пусть не говорят нам о царских «реформах», призванных укрепить гнусное самодержавие: «реформы» — это маскировка тех самых пуль и нагаек, которыми так щедро угощает нас озверевшее царское правительство...

Черная реакция созывает Думу, она хочет приобрести себе новых союзников и увеличить армию контрреволюции...

Черная реакция идет в смертельную атаку на революцию, она хочет внести смятение в наши ряды и вырыть могилу народной революции, — наша задача сомкнуться в ряды, повести повсеместную одновременную атаку против царского самодержавия и навсегда стереть память о нем»[2].

 

ВСЕОБЩАЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ СТАЧКА В ОКТЯБРЕ 1905 ГОДА.

Рабочие забастовки и революционные выступления крестьян, происходившие летом 1905 года, не прекратились и осенью.

В сентябре в Чиатура, Самтредиа и Абаша рабочие и крестьянские отряды нападали на поезда и освобождали политических заключенных. В Тбилиси, Кутаиси и в других городах и уездных центрах Грузии революционные рабочие и крестьяне систематически разоружали полицию и военный патруль.

Революционные выступления пролетариата Москвы и Петербурга положили начало Октябрьской всероссийской политической стачке. Стачка, начавшаяся 7 октября, к 12 октября охватила уже нею Россию.

В Грузии первыми к Октябрьской всероссийской стачке присоединились 14 октября рабочие тбилисских железнодорожных мастерских. 2.000 железнодорожных рабочих, собравшиеся на митинг, вынесли решение бастовать до 20 октября. К рабочим тбилисских железнодорожных мастерских присоединились рабочие и служащие всей Закавказской железной дороги. Прекратилось движение поездов, прервалась почтово-телеграфная связь. С 15 октября в Тбилиси не работали ни одна фабрика, ни один завод, ни одно торговое учреждение. Закрылись магазины и лавки. Замерло движение в городе. По безлюдным улицам ходили военные патрули.

Под влиянием всеобщей политической забастовки с новой силой вспыхнуло революционное движение в Гурии. Гурийские крестьяне штурмом орали полицейские участки, разоружали и арестовывали полицейских и стражников. 14 октября отряд вооруженных крестьян, численностью до 1.000 человек окружил на Hасакиральском перевале казачью сотню, во главе которой находился начальник уезда Лазаренко. Было убито 10 и ранено 14 казаков. Сам Лазаренко и командовавший сотней казачий офицер скрылись. Казаки, которым удалось спастись бегством, занялись мародерством в окрестных селах и сожгли около ста крестьянских домов.

Царский наместник на Кавказе решил послать в Гурию войска и сравнять с землей непокорные села. Однако за гурийских крестьян единодушно вступились трудящиеся всей Грузии вместе с передовой интеллигенцией. Малочисленная делегация явилась к Воронцову-Дашкову из Кахети и от имени всего ее населения потребовала отозвать карателей из Гурии. Под давлением широкого общественного мнения наместник вынужден был отступить. Войско, посланное в Гурию, было отозвано.

Царь, напуганный мощным революционным движением, издал 17 октября манифест, в котором обещал даровать народу неприкосновенность личности, свободу слова, собраний и союзов, говорил о созыве законодательной думы.

Буржуазия с удовлетвореньем встретила царский манифест. После его опубликования крупная торгово-промышленная буржуазия объединилась в партию «Союз 17 октября», (октябристов), которая стала надежной опорой царского правительства в проведении внутренней и внешней политики. Либеральная буржуазия создала свою конституционно-демократическую партию (кадетов). Прикрываясь фальшивым демократизмом и именуя себя «партией народной свободы», кадеты старались привлечь на свою сторону крестьянство и стремились сохранить царизм в форме конституционной монархии.

Провозглашение манифеста вызвало в Грузии большое брожение.

18 октября текст манифеста был опубликован в Тбилиси на русском, грузинском и армянском языках. В тот же лень в городе состоялась тридцатитысячная демонстрация. Многолюдные митинги состоялись на Головинском проспекте, у Метехской тюрьмы, в Дидубе и Надзаладеви. В последующие дни демонстрации и митинги приняли еще более широкий характер. 19 октября в демонстрации участвовало 70.000, а 20 октября — 80.000 человек.

Большевики Грузии разъясняли населению, что манифест 17 октября является ловким политическим ходом, что царское правительство пытается обмануть народ лживыми обещаниями, чтобы выиграть время, собраться с силами и задушить революцию.

Представители социал-федералистов, анархистов и меньшевиков встретили царский манифест благожелательно. По их мнению манифест означал начало новой эры, эры конституционного строя в России. Они считали, что революция закончилась.

Многолюдный рабочий митинг, собравшийся в Надзаладеви в день объявления манифеста, поддержал большевиков и потребовал продолжить борьбу против самодержавия и начать подготовку вооруженного восстания.

Жизнь на каждом шагу подтверждала правильность отношения большевиков к манифесту.

Несмотря на манифест 17 октября, власти не отменили военного положения и всеобщая политическая забастовка продолжалась. В городе вновь зашевелились черносотенцы, 21 октября черносотенцы начали устраивать провокационные манифестации на улицах Тбилиси. В рядах манифестантов шли переодетые полицейские и дворники. Во главе процессии шло духовенство, за ними несли иконы и портреты Николая II, пели «Боже, царя храни». Всех, кто не снимал шапки перед портретами или отказывался присоединиться к манифестации, хулиганствовавшие патриоты осыпали оскорблениями и нещадно избивали.

22 октября черносотенцы учинили зверскую расправу над учениками 1-ой мужской гимназии, которые отказались присоединиться к «патриотической» манифестации. «Манифестанты» не ограничились избиением учеников. По требованию черносотенных главарей, войска обстреляли двор гимназии и соседние дома. По неполным официальным данным, в этот день было убито 38 и ранено 66 человек.

Все эти кровавые бесчинства происходили буквально на глазах у «либерального» наместника Кавказа Воронцова-Дашкова, который из окон своего дворца наблюдал за действиями черносотенных погромщиков, не без ведома наместника творивших расправу над «врагами царя и отечества».

Зверская расправа над гимназистами вызвала единодушное возмущение у большинства населения Тбилиси. В ответ на наглую провокацию черносотенцев в тот же день в 5 часов вечера в городе одновременно закрылись все предприятия и торговые учреждения. Прекратил движение городской транспорт. Из окон домов свешивались траурные флаги. Забастовка, объявленная в знак протеста, продолжалась до 24 октября.

Поскольку попытка черносотенцев дезорганизовать революционное движение не увенчалась успехом, царские власти решили прибегнуть в Тбилиси к такому испытанному методу провокации, как разжигание национальной и религиозной розни между татарами и армянами. Но большевикам удалось во время пресечь и эту грязную попытку. Лишь отдельные фанатики пытались было затеять перестрелку из окон домов, однако рабочие дружины быстро восстановили мир и порядок. Повсюду, где могли возникнуть столкновения, большевики расставили на улицах и перекрестках рабочие пикеты. Кровавая бакинская трагедия не повторилась в Тбилиси.

 


[1] И. В. Сталин. Соч., т. 1, стр. 133—134.

[2] И. В. Сталин, Соч. т. 1, стр. 173; 177—178.



§ 5. ДЕКАБРЬСКОЕ ВООРУЖЕННОЕ ВОССТАНИЕ. ОТСТУПЛЕНИЕ РЕВОЛЮЦИИ

 

ПЕРЕД РЕШИТЕЛЬНЫМ НАСТУПЛЕНИЕМ. Опыт борьбы, накопленный во время революционных событий трудящимся массами Грузии и Закавказья, позволили им в решительный момент совместно с пролетариатом и крестьянством всей России вступить под руководством большевиков в открытую схватку с самодержавием.

Демагогические проповеди меньшевиков об отказе от вооруженного восстания не убедили народ сложить оружие. На партийных дискуссиях, состоявшихся в Тбилиси, Чиатура, Кутаиси, Батуми, Хони и в Гурии, большевики разоблачили оппортунизм меньшевиков и их предательскую тактику.

После событий 22 октября большевики стали еще решительнее готовить массы к вооруженному восстанию, формировали боевые дружины, снабжали их оружием, обучали дружинников строить баррикады и вести баррикадные бои.

Рожденные в революционных боях крестьянские красные отряды и боевые рабочие дружины к осени 1905 года стали внушительной силой, надежным боевым оплотом революции. В отрядах и дружинах систематически проводилось военное обучение, их арсенал пополнялся оружием, частью контрабандой, доставляемой из-за границы, а частью добытым в стычках с полицейскими и солдатами.

Усилилось революционное движение и в царской армии. Это ослабляло позиции правительства и повышало шансы на победу вооруженного восстания.

Кавказский Союзный комитет РСДРП вел успешную революционную пропаганду среди войск, дислоцированных на Кавказе. Большевики провели значительную работу по созданию в воинских частях солдатских бюро. В октябре-ноябре 1905 года по их инициативе в гарнизонах Тбилиси и Кутаиси состоялись первые митинги. Выступавшие на них солдаты высказывались за поддержку требований революционных масс и призывали не поднимать оружия против рабочих и крестьян.

Правительство вывело из Закавказья ненадежные воинские части, заменив их «верными царю и присяге» войсками.

В конце ноября 1905 года революционный накал достиг в Грузии наивысшего напряжения. На улицах Кутаиси и Батуми выросли баррикады. В Шорапанском, Зугдидском и Озургетском уездах власть целиком перешла в руки крестьянских революционных комитетов. В Абхазии крестьянство под руководством Серго Орджоникидзе самоотверженно боролось с самодержавием. 29 ноября в Батуми восставший пролетариат захватил привокзальный район. В Горийском и Душетском уездах красные дружины были приведены в боевую готовность.

Готовился к решительным боям и пролетариат.

 

ВТОРАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ КАВКАЗСКОГО СОЮЗА РСДРП. Сложная внутриполитическая обстановка, требовавшая единства всех сил социал-демократии для осуществления руководства развивающимися революционными событиями, необходимость иметь оперативный центр по подготовке и осуществлению вооруженного восстания, послужили причиной созыва II конференции Кавказского Союза РСДРП, которая состоялась в Тбилиси в конце ноября 1905 года.

Конференция отметила, что настал момент для решительной борьбы с самодержавием. Большевики Закавказья, руководствуясь ленинскими принципами, призывали бойкотировать «законодательную думу» и не верить лживым обещаниям царского правительства даровать народу «гражданские свободы». Большевики указывали, что единственным путем для завоевания и вооружения боевых отрядов — «военно-техническая комиссия».

Конференция Кавказского Союза РСДРП обязала местные партийные организации подготовиться к всеобщему вооруженному восстанию, для подготовки и руководства которым был создан специальный орган — «Кавказское бюро», а для обучения и вооружения боевых отрядов — военно-техническая комиссия».

Царские власти были осведомлены о готовящемся вооруженном восстании и прилагали все силы, чтобы спровоцировать преждевременное выступление трудящихся масс, еще неподготовленных к вооруженной борьбе и тем самым нанести революции решительное поражение. Так, местными властями в Кутаиси и Поти были организованы столкновения между казаками и рабочими. В Кутаиси трудящиеся взялись за оружие, на улицах выросли баррикады, боевые дружины заняли некоторые государственные учреждения. На помощь городскому пролетариату двинулись красные отряды из Гурии и других районов Грузии. Боевые действия повстанцев были прекращены лишь после того, как власти согласились вывести из города казачьи части.

В Поти казаки принялись было громить дома мирных жителей, но отряды вооруженных рабочих быстро восстановили порядок, заняв все главные улицы города.

В Батуми переодетые рабочими полицейские разоружили двух казаков, спровоцировав вооруженное столкновение между казаками и рабочими, в результате которого было убито и ранено 11 человек.

Население, возмущенное кровавой расправой, взялось за оружие. 29 ноября отряды вооруженных батумских рабочих заняли Городскую управу, железнодорожную станцию, разоружили полицию. На центральных улицах появились баррикады. Только после того, как батумский губернатор вызвал войска из Артвина и объявил город на осадном положении, царским властям удалось вооруженной силой сломить сопротивление рабочих и подавить восстание.

 

ДЕКАБРЬСКОЕ ВООРУЖЕННОЕ ВОССТАНИЕ. Меньшевики старались использовать все свое влияние на трудящиеся массы, чтобы сорвать подготовку вооруженного восстания. Призыв к вооруженному восстанию они пытались заменить призывом к «самовооружению», который был на руку лишь царскому правительству и вел к неизбежному поражению революции.

В период разгула черносотенцев и армяно-татарской резни царский наместник Воронцов-Дашков призвал меньшевистских лидеров и вручил им оружие под предлогом охраны общественного порядка в городе. В донесении на имя Николая II Воронцов-Дашков писал: «Я решил дать 500 ружей рабочей партии, чисто социал-демократов-меньшевиков, которая на основе своего принципа обязалась не применять оружия для осуществления партийных целей».

И действительно, меньшевики вполне оправдали возлагаемые на них царским наместником надежды. В дни, предшествовавшие декабрьскому восстанию, меньшевистские ораторы пытались внушить рабочим мысль об отказе от вооруженного восстания в пользу пресловутого «самовооружения». Всеми средствами старались меньшевики дезорганизовать работу по формированию и вооружению боевых дружин, им удалось отколоть от революционных масс наименее устойчивых рабочих и тем самым ослабить силы вооруженного восстания.

В дни Октябрьской всеобщей политической забастовки в Петербурге, Москве и в других городах возникли Советы рабочих депутатов.

7 декабря 1905 года Московский совет рабочих депутатов, которым руководили большевики, объявил политическую забастовку, а 9 декабря в Москве уже полыхало пламя вооруженного восстания. Московский пролетариат вышел сражаться на баррикады.

11 декабря в Тбилиси, по инициативе большевиков, в Надзаладеви состоялся многолюдный митинг, который принял решение присоединиться к борьбе московских рабочих.

Газета «Кавказский рабочий листок», призывая народ к вооруженному восстанию, писала: «Дело доходит до взятия народом в руки революционной власти». 12 декабря в Тбилиси была объявлена всеобщая забастовка. К забастовавшим железнодорожникам и фабрично-заводским рабочим присоединились служащие почты и телеграфа, рабочие и служащие Городской управы и других учреждений. Забастовочное движение охватило весь привокзальный район, Дидубе, Надзаладеви, центр города и Навтлуги. Забастовочный комитет занялся упорядочением движения по железной дороге и городским хозяйством. Он установил таксу на предметы первой необходимости. Отряды вооруженных рабочих укрепились в районе вокзала, Дидубе и Надзаладеви.

Для руководства всеобщей политической забастовкой Комитет Кавказского Союза РСДРП создал центральное забастовочное бюро.

Стремясь предотвратить вооруженное восстание, местные власти наводнили город войсками и объявили Тбилиси на военном положении. Собрания и митинги были запрещены

По инициативе Тифлисского комитета большевиков 16 декабря в Нздзаладеви был созван многолюдный митинг, который выразил протест против введения в городе военного положения. Участники митинга призывали народ к вооруженному восстанию.

Забастовочное бюро обратилось к тбилисскому пролетариату и всему населению города с прокламацией. «Товарищи рабочие! — говорилось в ней, — пробил час. Революция в опасности. Нас вызывают на бой. Наберитесь сил и пролетарского мужества и восстаньте, вооружитесь против банды поработителей народа. Каждая минута дорога».

Под руководством Кавказского Союзного комитета РСДРП в Надзаладеви был создан штаб вооруженного восстания. Здесь же сосредоточивались боевые рабочие дружины, которые, в силу своей малочисленности, все еще не могли вступить в борьбу с правительственными войсками за овладение городом.

В дни подготовки к вооруженному восстанию выдающуюся организаторскую роль играла большевистская газета «Кавказский рабочий листок». 12 декабря полиция, ворвавшись в типографию «Кавказского рабочего листка», конфисковала весь тираж газеты, которая вслед за тем была закрыта; однако газета все же вышла на другой день под названием «Елизаветпольский вестник».

По приказу наместника Кавказа по всей Тифлисской губернии было объявлено военное положение. Правительство принимало решительные меры, чтобы подавить восстание.

Царские власти сосредоточили в Тбилиси большое количество войск. Казачьи части заняли железнодорожные станции Тбилиси и Навтлуги.

18 декабря на рассвете царские войска окружили район Надзаладеви, где, по сведениям властей, находились склады оружия и главные силы восставших. Пехотные части были подкреплены артиллерийскими подразделениями и пулеметными командами. Передовые дозоры правительственных войск столкнулись на окраине Надзаладеви с рабочим патрулем. Завязалась ожесточенная перестрелка. У рабочих кончились патроны. Путь к отступлению был отрезан. В неравном бою героически пали 9 дружинников. Солдаты ворвались в Надзаладеви. Не обнаружив боевого штаба повстанцев и складов оружия, они выместили свою злобу на мирном населении. Особенной жестокостью прославились в этом деле казаки.

22 декабря шли уличные бои в районе Солдатского базара. Рабочие, засевшие на чердаках и в подвалах домов, пустили в ход бомбы. Казаки обстреливали дома из пушек. Загорелось здание армянской семинарии, взорвались хранившиеся там боеприпасы. Район Солдатского базара был объят огнем. Свыше 60 человек было убито и 186 арестовано.

«Граждане! ― говорилось в прокламации забастовочного бюро, — разгорается война, война беспощадная по всей необъятной Руси! Пылает Москва, где происходит решительная схватка революции с силами реакции. Охвачен пожаром Ростов, часть которого очутилась в руках восставшего народа. И так по всей Руси!

 

На бой кровавый и святой, граждане!

Долой хулиганскую банду!

Да здравствует революция!

Да здравствует вооруженное восстание!».

 

В то время, когда боевые дружины отступали перед солдатами из-за недостатка оружия, меньшевики, следуя своей предательской тактике, «добросовестно» возвратили царскому правительству ружья, которые они в свое время получили от наместника для охраны «порядка».

23 декабря казачьи части с артиллерией и пулеметами двинулись на штурм Дидубе, куда к этому времени был переведен штаб и основные силы восставших. Дружинники успешно отразили первый натиск. Казаки отступили. Однако, вскоре вновь пошли в наступление, атаки следовали одна за другой. Дидубе превратилось в арену кровавой бойни, весь район был охвачен огнем.

Потерпев поражение в открытом сражении, тбилисский пролетариат перешел к партизанским действиям.

В то время, когда царские войска пытались в огне и крови задушить вооруженное восстание в Тбилиси, в Западной Грузии события принимали опасный для властей характер. Красные дружины вели напряженные бои в Кутаиси, Квирила, Чиатура, Зугдиди, Самтредиа и в других населенных пунктах. Вся Западная Грузия была охвачена восстанием. Сурамский перевал и железнодорожный тоннель, имеющие важное стратегическое значение, были захвачены восставшими. В их руках находились и железнодорожные линии от Сурамского перевала до Батуми и Поти. Перекрыв тоннель, красные дружины преградили путь царским войскам, направляющимся из Тбилиси в Западную Грузию.

В Восточной Грузии крестьянские восстания происходили в Горийском, Душетском, Тифлисском, Телавском и Тианетском уездах. В самом Гори вооруженные повстанцы задерживали все поезда и пропускали их только после тщательной проверки. Горийские дружинники разоружили полицию, жандармов и железнодорожную охрану. «На всеобщее вооруженное восстание Горийский уезд откликнулся полностью. Забастовка полная, положение острое, население вооружается», — докладывал наместнику начальник полиции Кавказа.

В Восточной Грузии особой отвагой и мужеством отличились красные дружины Горийского и Душетского уездов, в которых с первых же дней восстания царские власти ввели военное положение. Железнодорожная ветка, соединяющая Гори с Сурами, в декабрьские дни находилась в руках восставших. Широкий размах приняли вооруженные выступления в Телавском и Тианетском уездах. Однако наиболее массовый и организованный характер носила вооруженная борьба в Западной Грузии. Здесь восставшие не только одержали победу над самодержавием, но и создали свою революционную власть.

Революционной борьбой пролетариата и крестьянства в Западной Грузии руководил Имеретино-Мингрельский комитет РСДРП.

В. И. Ленин дал высокую оценку революционной борьбе трудящихся Кавказа и деятельности Кавказского Союза РСДРП. Он относил Кавказ к числу таких революционных центров, «где движение всего дальше ушло от старого террора, где восстание подготовлено всего лучше, где массовый характер пролетарской борьбы всего сильнее и ярче выражен»[1].

Такую высокую оценку трудящиеся Кавказа заслужили своей подлинно героической борьбой.

Поражение Московского вооруженного восстания решило судьбу революции во всей царской России. По всей Грузии прокатилась волна карательных экспедиций, особенно свирепствовали каратели в Западной Грузии.

После поражения декабрьского вооруженного восстания революционная борьба в Грузии не угасала на протяжении всего 1906 и первой половины 1907 года. Народ продолжал оказывать ожесточенное сопротивление правительственным войскам. Царские власти посылали в Западную Грузию все новые и новые воинские части, которые в конце концов оттеснили повстанцев в леса и горы. Но красные дружины и здесь не сложили оружия и продолжали вести партизанскую борьбу.

 

ОТСТУПЛЕНИЕ РЕВОЛЮЦИИ. Декабрьское вооруженное восстание явилось высшей точкой первой русской революции. После ее поражения царизм перешел в наступление. Рабочие и революционные крестьяне отступали медленно, с боями. Царское правительство бросило против трудящихся Грузии крупные вооруженные силы. Каратели без суда расстреливали революционеров, сжигали дома восставших. Правительство требовало, чтобы крестьяне выплатили помещикам все скопившиеся за ними недоимки и в течение месяца внесли в казну государственные земельные налоги, кроме того крестьян обязали немедленно сдать все холодное и огнестрельное оружие, выдать главарей восстания, восстановить все разрушенные во время революции административные здания. Временнообязанным крестьянам приказано было немедленно выйти на оброчные работы.

Крестьяне оказались в безвыходном положении. Почти год мужское население деревень укрывалось в горах и лесах, с оружием в руках сражаясь за свободу. За это время сады и пашни остались невозделанными; некому было сеять и собирать урожай, нечем было платить теперь казне и помещикам, и крестьянам ничего не оставалось, как продолжать борьбу.

Рабочий класс и крестьянство Грузии не сложили оружия. Местные власти находились в беспрестанной тревоге из-за налетов партизанских отрядов. Тщетно пыталось правительство разоружить крестьян. В Гурии на требование начальника карательной экспедиции сдать 4.000 ружей, один из крестьян ответил: «Будь у нас 4.000 ружей, не носить бы вашим солдатам головы на плечах».

17 января 1906 года в Тбилиси рабочий-железнодорожник Арсен Джорджиашвили бросил бомбу, взрывом которой был убит организатор карательных экспедиций, начальник штаба Кавказской армии генерал Грязнов. Мужественный революционер Арсен Джорджиашвили был повешен царскими палачами. Имя его народ навсегда сохранил в своей памяти, воспев его подвиг в песне.

Июньские стачки 1906 года способствовали оживлению профессионального движения. В декабре 1906 года в Тбилиси было созвано учредительное собрание рабочих депутатов профессиональных союзов. Печатным органом профсоюзов собрание утвердило газету «Ахали дроеба» («Новое время»).

Созданные под руководством большевиков профессиональные союзы играли важную роль в деле дальнейшего развития рабочего революционного движения.

Шовинистическая пропаганда грузинских социал-федералистов и армянских дашнаков принесла большой вред делу борьбы за интернациональную солидарность рабочих Закавказья. Большевики беспощадно разоблачали предательство буржуазных националистов в дискуссиях и на страницах большевистских газет «Ахали цховреба» («Новая жизнь»), «Ахали дроеба» («Новое время»), «Мнатоби», («Светоч»), «Чвени цховреба» («Наша жизнь») и других, которые издавались в 1906 году и в первой половине 1907 года, несмотря на суровые репрессии.

Раскол в партии, обусловивший наличие в РСДРП двух фракций — большевистской и меньшевистской, причинил огромный ущерб делу революции. Партийные массы высказывали недовольство по поводу раскола и требовали восстановления единства партии. В соответствии с этим требованием Таммерфорсская конференция приняла решения, на основе которых развернулась работа по объединению обеих фракций РСДРП.

В. И. Ленин также являлся сторонником объединения, но он стоял за такое объединение, при котором не стирались бы разногласия по вопросам революции.

 

IV СЪЕЗД РСДРП, В апреле 1906 года в Стокгольме собрался IV (объединительный) съезд РСДРП. Ввиду того, что большевистские организации во время декабрьского восстания почти повсеместно были разгромлены, они не смогли послать своих делегатов на съезд. В результате этого меньшевики оказались на съезде в большинстве. Достаточно указать на то, что тифлисские меньшевики послали на съезд столько же делегатов, сколько и крупнейшая пролетарская организация — петербургская. Такой состав съезда отразился на его работе и определил меньшевистский характер решений съезда по ряду вопросов, хотя на нем и произошло формальное объединение большевистской и меньшевистской фракции.

Съезд обсудил аграрный вопрос. Большевики во главе с Лениным защищали национализацию земли, т. е. конфискацию помещичьей земли в пользу крестьян. Национализация земли облегчала пролетариату в союзе с деревенской беднотой переход к социалистической революции.

Меньшевики отстаивали программу муниципализации. В соответствии с их программой помещичьи земли должны были быть переданы земствам, муниципалитетам (местным органам самоуправления) и крестьяне, сообразуясь со своими возможностями, должны были арендовать эту землю. Меньшевистская программа муниципализации была рассчитана на половинчатый исход революции, она не уничтожала полностью помещичьего землевладения и не вовлекала крестьянские массы в революционное движение.

Съезд большинством голосов принял меньшевистскую резолюцию. Отношение меньшевиков к Государственной думе, считавших ее лучшим средством для разрешения вопросов революции, окончательно разоблачило их перед лицом трудящихся, как оппортунистов и прислужников буржуазии.

В сентябре 1906 года в Тбилиси был созван Объединительный IV съезд Закавказских социал-демократических организаций. Этот съезд формально объединил большевистские и меньшевистские организации. Однако большевики сохранили независимость. В начале 1907 года они создали руководящий орган под названием «Литературное бюро большевиков», куда вошли И. Сталин, М. Цхакая, С. Шаумян, А. Джапаридзе, Ф. Махарадзе, М. Давиташвили и др.

Большевики продолжали непримиримую борьбу с меньшевиками.

 

НАСТУПЛЕНИЕ ПЕРИОДА РЕАКЦИИ. Первая Государственная дума, оказавшаяся недостаточно послушной, была разогнана царским правительством в июле 1906 года. Председатель Совета министров реакционер Горемыкин был смещен за проявление слабости в борьбе с революцией. Пост председателя Совета министров и министра внутренних дел занял помещик-черносотенец Столыпин, который еще ранее прославил себя зверскими расправами с революционным крестьянством.

Опыт Первой думы показал, что трибуну Думы можно было использовать для разоблачения царского правительства и либеральной буржуазии. Поэтому большевики решили принять участие в выборах во Вторую думу.

Вторая Государственная дума была созвана в феврале 1907 года.

Меньшевики, так же, как и в Первой Думе, при обсуждении ряда вопросов выступали в блоке с буржуазными партиями. Только депутаты-большевики последовательно отстаивали интересы революционных масс, но в социал-демократической фракции Думы они составляли меньшинство.

Поскольку и Вторая Государственная дума не оправдала надежд царского правительства, царь 3 июня 1907 года разогнал её. По требованию Столыпина социал-демократическая думская фракция, насчитывавшая 65 депутатов, была арестована и сослана в Сибирь. Был объявлен новый избирательный закон. Права рабочих и крестьян были еще более урезаны.

Царское правительство, получив займы от иностранных государств и заключив мир с Японией, продолжало наступление на революцию.

 

ПРИЧИНЫ ПОРАЖЕНИЯ РЕВОЛЮЦИИ. События 3 июня 1907 года вошли в историю как государственный переворот. Царь растоптал собственный манифест, согласно которому издавать законы правительство могло только с согласия Думы. Первая русская революция потерпела поражение. Этому содействовали следующие причины: не было прочного союза рабочих и крестьян против царизма. Крестьяне поднялись на борьбу с помещиками в союзе с рабочими, но не все еще понимали, что не свергнув царя, нельзя свергнуть и помещиков и возлагали надежду на царскую Государственную думу.

Нежелание значительной части крестьянства идти вместе с рабочими на свержение самодержавия сказалось на поведение армии, большинство которой состояло из тех же крестьян, одетых в солдатские шинели. Хотя кое-где в воинских частях имели место волнения и восстания, но в большинстве армия осталась верна царскому правительству и помогла ему подавить вооруженное восстание.

Рабочий класс сам еще не был должным образом сплочен и организован. Не было единства и в рядах социал-демократической партии. Большевики вели последовательную революционную линию и звали рабочих к свержению царизма. Меньшевики своей соглашательской политикой дезорганизовывали рабочих, раскалывали рабочий класс.

Первая русская революция явилась историческим этапом, который основательно подорвал устои царизма и показал неизбежность его свержения. Рабочие и крестьяне прошли большую школу политического воспитания. За три года революции (1905 — 1907) они приобрели опыт революционной борьбы, какого не могли бы накопить за несколько десятилетий обычного мирного развития.

Революция показала, что либеральная буржуазия ищет союза не с народом, а с царем и всегда готова предать пролетариат и крестьянство. Опыт революции показал, что вождем русской буржуазно-демократической революции может быть только пролетариат, а ее союзником—трудящееся крестьянство. Революционные события подтвердили, что свергнуть царизм можно лишь путем вооруженного восстания, в результате которого будет установлена гегемония рабочего класса, изолирована кадетская буржуазия и заключен союз с крестьянством, а также создано временное революционное правительство из представителей рабочих и крестьян. Наконец, революция убедительно доказала, что большевики являются единственной в партии и стране революционной марксистской силой, способной последовательно и до конца вести рабочий класс и крестьянство к свержению власти эксплуататоров.

 


[1] В. И. Ленин, Соч., т. 10, стр. 100.

Последнее обновление ( Суббота, 26 Декабрь 2009 00:57 )