Главное меню

Учебник по истории Грузии - ГЛАВА XII. Грузия после Февральской революции, в период диктатуры контрреволюционеров Закавказья (апрель 1917 г.- май 1918г) Версия для печати E-mail
Автор Вебмастер   
Суббота, 26 Декабрь 2009 01:05

§ 1. РЕВОЛЮЦИОННАЯ БОРЬБА МАСС. КУРС НА СОЦИАЛИСТИЧЕСКУЮ РЕВОЛЮЦИЮ.

 

БОЛЬШЕВИСТСКИЕ ОРГАНИЗАЦИИ ГРУЗИИ ПОСЛЕ ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ. После Февральской буржуазно-демократической революции большевистские организации в Грузии перешли на легальное положение. Из ссылки и тюрем вернулись руководящие партийные работники. Большевистские организации, ослабленные жестокими репрессиями царизма, начали собираться с силами.

В первую очередь большевики занялись восстановлением партийных ячеек, расширяли их сеть, пополняли ряды партии за счет наиболее сознательных рабочих и крестьянской бедноты. Контрреволюционная политика буржуазного Временного правительства и предательская деятельность соглашательских; партий обязывали большевиков немедленно развернуть широкую разъяснительную работу в городе и на селе, начать готовить пролетариат и крестьянство к социалистической революции.

В деле развития партийно-организационной работы важную роль сыграла созданная тбилисскими большевиками газета «Кавказский рабочий».

11 марта 1917 года в Тбилиси вышел первый номер газеты «Кавказский рабочий», ее редактором был С. Кавтарадзе. Газета сплотила вокруг себя широкий актив сознательных рабочих, солдат, крестьян и пользовалась в Грузии и во всем Закавказье большой популярностью.

После Февральской революции по инициативе группы партийных работников было проведено объединение тбилисской большевистской организации с меньшевиками. 26 марта в здании городской управы состоялось объединенное заседание представителей этих партий, на котором произошло их формальное объединение. Оно таило в себе большую опасность для дела мобилизации масс и проведения революционной тактики. В тбилисском объединенном комитете меньшевики вновь выступили с программой сотрудничества с буржуазией. Большевики в рамках единой организации не могли последовательно проводить в жизнь свои революционные идеи. Объединение оказалось кратковременным и формальным. В период объединения большевистские организации сохраняли свои руководящие органы — бюро, свою газету, право вести самодеятельную агитационно-пропагандистскую работу, проводить отдельные собрания и т. д.

 

БОЛЬШЕВИСТСКИЕ ОРГАНИЗАЦИИ ГРУЗИИ В БОРЬБЕ ЗА ВЫПОЛНЕНИЕ РЕШЕНИИ VII (АПРЕЛЬСКОЙ) КОНФЕРЕНЦИИ ПАРТИИ.

3 апреля 1917 года, после долгого изгнания, вернулся в Россию В. И. Ленин. На другой день он выступил в Петрограде с докладом о войне и революции. Это были знаменитые Апрелькие тезисы, в которых великий вождь дал партии и пролетариату ясную революционную линию перехода от буржуазной революции к социалистической

24 апреля 1917 года в Петрограде открылась VII (Апрельская) конференция РСДРП (б). От тбилисской организации делегатом на конференцию был послан Ф. Махарадзе. В работе Апрельской конференции принимал участие М. Цхакая, который вернулся из эмиграции в Петроград вместе с Лениным. Решения конференции представляли собой боевую программу большевистских организаций по подготовке к социалистической революции.

Резолюции Апрельской конференции были опубликованы в большевистских газетах «Кавказский рабочий» и «Брдзола» (последняя вышла 4 июня 1917 года, редакторами ее были Ф. Махарадзе и М. Цхакая).

Общее собрание большевиков Тбилиси заслушало доклады Ф. Махарадзе и М. Цхакая об Апрельской конференции и ее решениях. Повсюду в Грузии партийные организации принимали резолюции о полной поддержке решений Апрельской конференции и требовали порвать с меньшевиками.

4 июня состоялось второе общегородское собрание тбилисских большевиков, принявшее решение о полном разрыве с меньшевиками и создании самостоятельной Тифлисской организации большевиков. Был избран временный Тифлисский комитет РСДРП (б). После этого были проведены собрания районных большевистских организаций Тбилиси, оформившие районные большевистские организации. 5 июля 1917 года была созвана общегородская конференция большевиков, избравшая Тифлисский комитет РСДРП (б). Вслед за этим полностью порвали с меньшевиками большевики периферийных партийных организаций Грузии.

На основе решений Апрельской конференции партия развернула огромную работу по завоеванию масс, по их боевому воспитанию и организации. Большевики вели упорную борьбу за большинство в Советах, в профессиональных союзах, в фабрично-заводских комитетах, за усиление влияния среди солдат и крестьян. Линия партии в этот период заключалась, в том, чтобы путем терпеливого разъяснения большевистской политики и разоблачения соглашательства меньшевиков и эсеров изолировать эти партии от масс.

Большевики Грузии успешно осуществляли эту работу, Большевистские газеты «Кавказский рабочий», «Брдзола», «Банвори крив» (стала выходить с 29 июня 1917 года на армянском языке) систематически разоблачали контрреволюционную деятельность Особого Закавказского Комитета, двурушническую политику краевых Советов. Большевики, выступая на митингах рабочих и солдат, вели пропаганду за свершение социалистической революции. На состоявшемся 25 июня в Тбилиси многотысячном митинге рабочих и солдат была принята большевистская резолюция.

Большевики возглавили руководство забастовочным движением, организовывали и направляли борьбу крестьянства против помещиков и кулаков, активизировали партийную работу в армии, и, таким образом, политически подготавливали массы к социалистической революции.

Но на пути к осуществлению социалистической революции перед партией стояли серьезные преграды. В массах еще жило доверие к мелкобуржуазным и буржуазно-националистическим партиям. В их плену находилась значительная часть грузинской интеллигенции. Щедрые на обещания, меньшевики сулили рабочим и крестьянам золотые горы, а на деле защищали интересы буржуазии и помещиков.

В то же время, меньшевики и эсеры, видя растущее влияние большевиков, повели против них дикую травлю, стали применять против большевиков репрессивные меры. Они запретили распространение газеты «Правда» в воинских частях, помещали в газетах клеветнические статьи, направленные против партии большевиков и ее вождя В. И. Ленина.

Естественно, в подобной обстановке пробуждение сознательности в массах шло сравнительно медленно. Процесс формирования политической армии социалистической революции в Закавказье был более длительным и более болезненным, чем в промышленных центрах России.

 

ЗАБАСТОВОЧНОЕ ДВИЖЕНИЕ. После Февральской революции экономическое и правовое положение рабочих не улучшилось. Капиталисты по-прежнему продолжали эксплуатировать рабочих. В результате хозяйственной разрухи, вызванной войной, баснословно росли цены на предметы первой необходимости. Условия жизни рабочих все более и более ухудшались.

С первых же дней революции рабочие повели решительную борьбу за 8-часовой рабочий день, за улучшение экономического и правого положения. Предприниматели упорствовали, а Тифлисский меньшевистско-эсеровский Совет тянул с обсуждением законных требований рабочих. Наконец, видя растущее недовольство пролетариата, Совет вынужден был вынести постановление о введении на предприятиях и в учреждениях 8-часового рабочего дня. Однако это решение было чисто формальным. Отсутствие должного контроля позволяло предпринимателям, ссылаясь на «серьезность момента», по-прежнему принуждать рабочих без оплаты сверхурочных отрабатывать лишние часы.

На краевом съезде Советов обсуждался рабочий вопрос, но резолюция по этому поводу носила общий характер, ни к чему не обязывая ни органы власти, ни предпринимателей. По решению съезда рассмотрение конфликтов между рабочими и владельцами предприятий, вопросы заработной платы оставались в компетенции т. н. примирительных камер, в которые на основе пропорционального представительства входили рабочие и предприниматели.

Помимо низовых примирительных камер 19 мая 1917 года в Тбилиси была создана Центральная примирительная камера. Но и это мероприятие не принесло существенных результатов; в тех случаях, когда решение «примирительной камеры» противоречило интересам предпринимателя, он отказывался выполнять его, увольнял рабочих, а зачастую даже останавливал производство, оставляя рабочих без средств к существованию. Вопросы, внесенные рабочими на разрешение в примирительные камеры, как правило, месяцами не рассматривались, и предприниматели бесконтрольно хозяйничали на своих предприятиях. Разуверившись в примирительных камерах, рабочие вновь обратились к испытанному средству борьбы — забастовкам.

В Грузии после Февральской революции первыми начали борьбу рабочие фабрики Адельханова и прачечно-красильных предприятий Тбилиси, где положение рабочих было особенно тяжелым. Они работали по 16—18 часов в сутки, получая мизерную заработную плату. Рабочие потребовали сокращения рабочего дня и увеличения заработной платы. Единодушие забастовщиков вынудило предпринимателей пойти на уступки. Забастовка закончилась победой рабочих. Администрация удовлетворила некоторые их требования.

В первомайские дни забастовали чиатурские горняки. Рабочие выработали требования и предъявили их администрации. Администрация отклонила требования бастующих. Чиатурский Совет рабочих депутатов, в котором большинство составляли меньшевики, встал на сторону промышленников. Тогда рабочие оставили работу. Промышленники вынуждены были уступить и удовлетворить большинство их требований.

Огромное революционизирующее значение для Закавказья имела сентябрьская всеобщая стачка бакинского пролетариата, закончившаяся блестящей победой трудящихся Баку. Рабочие Грузии, выражая солидарность с бакинским пролетариатом, организовали забастовки на ряде предприятий Тбилиси, Чиатура, Кутаиси, Батуми. На рабочих собраниях и митингах принимались резолюции о поддержке бакинских товарищей.

Большевики вели упорную борьбу за усиление своего влияния в рабочих массах, они разъясняли рабочим, что нельзя сломить упорство капиталистов пока существует буржуазная власть, что рабочие должны бороться за переход всей власти в руки Советов.

В результате большевистской агитации забастовочная борьба пролетариата Грузии постепенно приняла политический характер. Так, рабочие табачной фабрики выдвинули перед Тифлисским Советом требование о национализации фабрики.

После Февральской революции в Грузии широко развернулось профсоюзное движение. Уже с марта 1917 года на предприятиях и в учреждениях начали организовываться профессиональные союзы. В мае в Тбилиси было создано Центральное бюро профсоюзов, число которых к тому времени доходило до 31. Профсоюзные организации Тбилиси объединяли 30.000 рабочих и служащих.

Меньшевики, которые в первый период после Февральской революции захватили в профсоюзных организациях руководящие посты, прилагали все силы к тому, чтобы направить деятельность профсоюзов в чисто экономическое русло, исключить из их функции борьбу за политические права. Меньшевики считали, что обязанностью профсоюзов является оформление тарифных договоров, руководство примирительными камерами и т. д. За образец профсоюзных организаций они принимали английские тредъюнионы.

Большевики, готовясь к осуществлению социалистической революции, старались превратить профсоюзы в одно из основных звеньев, связывающих партию с массами, в организацию, которая, наряду с экономической борьбой, была бы способна под руководством партии вести борьбу за политические права рабочего класса.

По мере того, как меньшевики, в силу своей соглашательской политики, теряли авторитет среди рабочих масс, усиливалось влияние большевиков в профсоюзах, где они постепенно завоевали большинство. В сентябре и октябре в правления профессиональных союзов электриков, кожевников, табачников, швейников были избраны рабочие-большевики.

Под влиянием большевистской агитации стали возникать первичные органы рабочей самодеятельности, рабочего контроля над производством, охраны труда и т. д. Фабрично-заводские комитеты вели решительную борьбу против предпринимателей за 8-часовой рабочий день, налаживали и контролировали снабжение рабочих и т. д. Правда, деятельность фабзавкомов в обстановке согласованных действий буржуазного правительства и меньшевиков была крайне ограничена, но все же она имела большое значение для освобождения рабочих из-под, меньшевистского влияния.

Таким образом, с февраля по октябрь 1917 года рабочий класс Грузии приобрел значительный опыт экономической и политической борьбы, в процессе которой неуклонно росло его революционное сознание. Рабочие на собственном опыте убеждались, что соглашательские партии предавали интересы пролетариата.

Рабочие сплачивались в борьбе за Советскую власть вокруг партии большевиков.

 

БОРЬБА КРЕСТЬЯНСКОЙ БЕДНОТЫ ЗА ЗЕМЛЮ. Февральская революция не отменила институт временнообязанных крестьян, существовавший в Закавказье. Временнообязанные должны были в счет выкупа ежегодно выплачивать 902.559 рублей. Из них крестьяне Тифлисской губернии вносили 163.361 рубль, Кутаисской — 68.110 рублей.

Особый Закавказский Комитет не собирался облегчить положение крестьян — разрешить земельный вопрос. С крестьян по-прежнему взыскивали непосильные земельные налоги. Земля продолжала оставаться в руках помещиков и капиталистов. Тяжелые последствия первой мировой войны и неурожай 1916 года совершенно подорвали сельское хозяйство Грузии.

В первые дни после Февральской революции крестьяне еще верили, что Временное правительство займется справедливым урегулированием аграрного вопроса и избавит крестьянство от помещичьей и кулацкой кабалы. Крестьяне посылали в ОЗАКОМ жалобы, в которых описывали свое бедственное положение и жаловались на бесчинства, творимые помещиками и крупными арендаторами.

В большинстве случаев ОЗАКОМ игнорировал подобные заявления, а если изредка он поручал своим уполномоченным и уездным комиссарам разобрать конфликт между крестьянами и помещиками, то при этом давал указание не ущемлять интересы крупных землевладельцев, а крестьянам разъяснять, что разрешение аграрного вопроса откладывается до созыва Учредительного собрания.

Утратив надежду добиться от Временного правительства и Особого Закавказского Комитета справедливого разрешения своих насущных требований, крестьяне повсюду поднимались на борьбу за землю, за уничтожение феодально-крепостнических пережитков. Они отказывались платить налоги, отбирали у помещиков, монастырей и церквей земли, вели порубку помещичьих и казенных лесов.

В Горийском уезде крестьяне-хизаны, арендовавшие у князей Цицишвили земли в количестве до 80 тысяч десятин, отказались от выполнения каких-либо повинностей в пользу помещиков и выгнали администрацию имения. Эти земли крестьяне объявили своей собственностью. В том же уезде крестьяне изгнали кулаков-арендаторов, пересдававших земли беднякам на кабальных условиях, и захватили земли у князей Эристави. Крестьяне самовольно производили порубки в казенных и помещичьих лесах. Так, они рубили лес в крупном Боржомском имении, принадлежавшем на правах майората великому князю М. Н. Романову.

Помещики и кулаки забили тревогу, они обратились за помощью к правительству. Дворянство Тифлисской губернии в прошении на имя Особого Закавказского Комитета писало: «Существующие между землевладельцами и крестьянами обостренные взаимоотношения могут превратиться в большое несчастье... мы просим Особый Закавказский Комитет организовать помощь правительства в том, чтобы землевладельцы получили полагающуюся им часть урожая и арендную плату за землю со своих земель, находящихся в пользовании крестьян». Помещики просили правительство использовать против «непокорных» крестьян вооруженную силу. Летом 1917 года широко развернулось аграрное движение в Борчалинском уезде. Уездный комиссар сообщил Особому Закавказскому Комитету: «Население уезда повсеместно вооруженной силой захватывает частновладельческие земли, зимние пастбища, не считаясь с распоряжением Временного правительства, убеждения не действуют. Местными силами прекратить захваты невозможно. Необходима скорейшая  присылка воинских частей».

Особенно острый характер приняло аграрное движение в июне-июле 1917 года: в Западной Грузии крестьяне селения Симонети захватили около тысячи га земли, которые принадлежали крупному капиталисту Ананову. В Абхазии Совет солдатских депутатов постановил подвергнуть секвестру имения великого князя Романова «Синоп» и «Гиамури».

27 июля Особый Закавказский комитет разослал местным органам власти циркуляр, в котором требовал принятия всех мер к недопущению земельных и водных захватов и самовольных порубок леса и предлагал строго преследовать лиц, виновных в этих действиях. С той же целью Особый Закавказский Комитет направлял в наиболее неспокойные уезды воинские части. Однако все эти мероприятия ОЗАКОМа не могли заглушить пламя аграрного движения.

Защищая интересы имущих классов, меньшевики и эсеры всячески пытались опорочить призыв большевиков к уничтожению революционным путем пережитков крепостнических отношений к деревне. Они убеждали крестьян впредь до разрешения аграрного вопроса Учредительным собранием воздержаться от самовольных захватов государственных и помещичьих земель и безоговорочно платить установленные налоги.

Для урегулирования конфликтов между крестьянами и крупными землевладельцами соглашательские партии предлагали и в деревнях создать примирительные камеры.

Это была предательская политика, направленная на срыв и ослабление революционной борьбы в деревне.

Большевистская партия рассматривала аграрную революцию, которая должна была ликвидировать феодально-крепостнические пережитки в деревне и отдать землю в руки крестьян, как составную часть задачи перерастания буржуазно-демократической революции в социалистическую.

Выполняя указания партии, большевики Грузии упорно боролись за распространение и упрочение в деревне пролетарского, большевистского влияния, за организацию и сплочение крестьянских масс, за укрепление союза рабочего класса и крестьянства.

 

РОСТ РЕВОЛЮЦИОННОГО ДВИЖЕНИЯ В КАВКАЗСКОЙ АРМИИ.

Русская армия прошла суровую школу нужды и революционного воспитания. Кровавая бойня и неисчислимые потери открыли глаза обманутым солдатам. И без того тяжелое положение солдат становилось невыносимым из-за самодурства офицеров. Мордобой и угроза постоянных взысканий преследовали солдат на каждом шагу. За малейший проступок подвергали наказанию. Били за ошибки на службе, за не вовремя отданную честь, за не доставленную водку.

После победы Февральской революции нередкими стали случаи расправы над наиболее ненавистными для солдат офицерами, аресты командиров, которым солдаты не доверяли. В свою очередь реакционное офицерство стало объединяться в контрреволюционные союзы, которые группировались вокруг будущего «диктатора» России генерала Корнилова, стремившегося расправиться с революцией и восстановить монархию.

После Февральской революции во всех частях и тыловых, подразделениях Кавказской армии были созданы солдатские комитеты. Но не сразу удалось солдатам разобраться в создавшейся политической обстановке. Крутой перелом от самодержавной монархии к политической свободе, вовлечение в революционную борьбу миллионов людей, до сих пор бывших рядовыми обывателями, на первых порах создавали оборонческие настроения, державшие мысли солдат в плену у буржуазии и соглашательских партий, забрасывавших фронт тучами газет и листовок. Поэтому в Советах солдатских депутатов большинство мест захватили меньшевики и эсеры, которые, выдвинули лозунг защиты «свободной России» от кайзеровской Германии.

Однако по мере того, как все призрачней становились надежды на близкий мир, когда солдаты стали понимать, что буржуазия и соглашательские партии намерены ценою их крови продолжать войну до победного конца, солдатская масса стала чрезвычайно быстро освобождаться от оборонческих иллюзий.

Рабочие и крестьяне, одетые в солдатские шинели, ждали от Временного правительства скорейшего окончания затеянной империалистами кровопролитной войны, уничтожения помещичьей и капиталистической эксплуатации, создания нормальных условий жизни. Но Временное правительство не спешило удовлетворить их требования. Новая власть настаивала на продолжении войны, защищала помещиков и капиталистов, не предпринимала никаких мер для борьбы с хозяйственной разрухой. В армии началось дезертирство, которое в Кавказской армии приняло массовый характер.

23 апреля в Тбилиси открылся Краевой съезд Кавказской армии. Главными вопросами в порядке дня съезда были: о текущем моменте и тактике, о войне и мире, об отношении к Временному правительству, об аграрном вопросе, о национальном вопросе, об Учредительном собрании и времени его созыва.

Большинство делегатов съезда составляли меньшевики и эсеры. Большевики использовали съезд для пропаганды политики партии по всем важнейшим вопросам революции. Они разоблачали империалистическую и антинародную политику Временного правительства, предательство меньшевиков и эсеров.

Июньское наступление, начатое на Западном фронте по приказу Временного правительства, вызвало возмущение в частях Кавказской армии. На многочисленных митингах и собраниях солдаты требовали прекращения кровопролития, окончания войны, передачи власти правительству «из рабочих, солдатских и батрацких депутатов».

В знак протеста против наступления 25 июня 1917 года в Тбилиси, в Александровском саду, по инициативе большевиков состоялся многолюдный гарнизонный митинг, который прошел под большевистскими лозунгами. Попытки меньшевиков и эсеров выступить на митинге были встречены гневными протестами—им не дали говорить. Резолюция, предложенная большевиками и принятая митингом, заканчивалась требованием передачи всей власти в руки Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов.

В кутаисском и батумском гарнизонах и во всех фронтовых частях с каждым днем росла и крепла популярность большевиков среди солдатских масс.

После расстрела июньской демонстрации в Петрограде особый Закавказский Комитет, договорившись с Краевым центром Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, стал предпринимать меры по пресечению большевистской агитации в воинских частях. Было категорически запрещено проводить солдатские митинги и собрания без особого на то разрешения, распространять в фронтовых частях большевистские газеты. Командование Кавказской армии  при поддержке меньшевиков и эсеров стало расформировывать большевистски настроенные воинские части.

 

ПЕРЕЛОМ В РАЗВИТИИ РЕВОЛЮЦИИ. КУРС НА ВООРУЖЕННОЕ ВОССТАНИЕ. Июньское наступление на Западном фронте, как следовало ожидать, провалилось.

Вместе с тем становилось очевидным, что буржуазия готовится похоронить революцию.

Недовольство масс политикой Временного правительства вылилось в грандиозную демонстрацию рабочих и солдат, проходившую 3—4 июля в Петрограде. Временное правительство при поддержке эсеро-менъшевистских Советов расстреляло эту мирную демонстрацию.

Пытаясь опорочить большевиков и оправдать начавшиеся против них репрессии, Временное правительство объявило большевистскую партию виновницей провала июньского наступления. По указке правящих кругов Антанты начались массовые аресты большевиков. Власти отдали распоряжение об аресте В. И. Ленина.

Большевистская партия вынуждена была уйти в подполье. В. И. Ленину пришлось скрываться от ищеек Временного правительства.

Советы с их эсеро-меньшевистским руководством перестали быть органами власти. Это положило конец двоевластию в стране и мирному периоду развития революции. Власть в России полностью перешла в руки контрреволюционного Временного правительства, председателем которого стал Керенский. Исчезла возможность мирного перехода власти в руки Советов. Отныне ее можно было взять лишь вооруженным путем.

Особый Закавказский Комитет повел в Грузии и Закавказье ожесточенную борьбу с большевиками. ОЗАКОМ потребовал от губернских и уездных властей решительно пресекать революционные выступления масс, не останавливаясь перед применением вооруженной силы. Было запрещено посылать газету «Кавказский рабочий» в воинские части. Со страниц меньшевистских газет по адресу большевиков изливались потоки гнусной клеветы.

Несмотря на жесточайшие репрессии, большевистские организации Грузии вели упорную работу по мобилизации масс на борьбу за победу социалистической революции. Этой работой руководил Тифлисский комитет РСДРП (б) во главе с М. Цхакая, Ф. Махарадзе, А. Микояном, П. Джапаридзе, М. Орахелашвили, С. Кавтарадзе и другими.

Большевики приняли активное участие в муниципальных выборах, состоявшихся в Тбилиси в первых числах августа. Они призвали рабочих и солдат голосовать за список большевиков и решительно отказались от предложения меньшевиков «координировать» свои действия в городской Думе. Большевикам удалось провести в Думу 7 депутатов. На первом заседании Думы 7 августа большевистская фракция выступила с самостоятельной декларацией, в которой излагалась большевистская программа в области муниципальной политики.

Большевистская фракция во главе с Ф. Махарадзе и М. Цхакая умело использовала думскую трибуну для разоблачения контрреволюционной политики буржуазии и соглашательских партий, призывала массы бороться за мир, за переход всей власти в руки революционного пролетариата и крестьянства в лице Советов рабочих, солдатских, крестьянских и батрацких депутатов.

 

КАВКАЗСКИЙ КРАЕВОЙ СЪЕЗД БОЛЬШЕВИСТСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ.

В обстановке ожесточенной травли со стороны буржуазного Временного правительства и его эсеро-меньшевистских приспешников в Петрограде собрался VI съезд партии большевиков. Съезд продолжался с 26 июля по 3 августа 1917 года и проходил нелегально.

Поскольку Ленин вынужден был скрываться, он руководил работой съезда через своих ближайших соратников.

В соответствии с изменившимся политическим положением съезд выработал новую тактику. Поскольку мирный период революции кончился, партия взяла курс на вооруженное восстание, курс на социалистическую революцию.

От большевистских организаций Грузии делегатами на VI съезд партии были избраны Я. М. Свердлов, С. И. Кавтарадзе и А. С. Енукидзе.

Делегаты от Закавказья четко охарактеризовали обстановку, создавшуюся в Грузии и Закавказье после июльских дней. Несмотря на преследования со стороны Особого Закавказского Комитета, меньшевиков и мелкобуржуазных партий, большевистские организации Грузии вели упорную борьбу за объединение масс. Наблюдался рост большевистских организаций. Голько большевистские организации Тбилиси насчитывали 2675 членов партии.

Большевистская организация Грузии, вооруженная решениями VI съезда партии, развернула работу по мобилизации пролетариата и беднейшего крестьянства на борьбу за победу социалистической революции.

Задачи, поставленные перед большевистскими организациями VI съездом РСДРП (б) требовалось разрешить, сообразуясь с политической обстановкой, создавшейся в Закавказье. На заседании Тифлисского комитета РСДРП (б), состоявшемся 22 августа 1917 года, совместно с представителем Бакинской большевистской организации было принято решение о созыве кавказского краевого съезда большевистских организаций.

Историческая обстановка, предшествовавшая Кавказскому краевому съезду большевистских организаций, характеризовалась дальнейшим обострением политических и классовых противоречий, ожесточенным стремлением контрреволюционной буржуазии к военной диктатуре.

25 августа начался контрреволюционный мятеж генерала Корнилова. В Кавказской армии Корнилов имел горячих приверженцев в лице высшего командного состава и кадрового офицерства, однако поддержать мятежного генерала активными действиями им не представилось возможности, поскольку большевики сплотили вокруг себя солдатские массы и пресекли все попытки содействовать Корнилову в установлении военной диктатуры.

В результате разгрома корниловского мятежа еще более возросло влияние большевиков в Кавказской армии.

Начальник штаба Кавказской армии генерал Одишелидзе, характеризуя состояние армии после корниловского восстания, писал: «После корниловского выступления последние признаки дисциплины исчезли, авторитет начальников всех степеней был окончательно подорван; между офицерским корпусом и солдатами образовалась непроходимая пропасть. Командный состав окончательно потерял доверие солдат... Приказы начальников как общего характера, так и боевые утратили свое значение».

Кавказская армия превращалась в надежный оплот революционных сил, боровшихся за свержение буржуазного Временного правительства.

После поражения контрреволюционного корниловского мятежа эсеры и меньшевики решили созвать Всероссийское демократическое совещание, целью которого было отвлечь массы от революции. Но эта попытка не увенчалась успехом, политика буржуазного Временного правительства вызывала гневное негодование все более широких слоев населения.

Хозяйственная разруха, резкое ухудшение материально-бытовых условий жизни трудящихся, следовавшие одно за другим поражения на фронте, все возрастающая кабальная зависимость от иностранных капиталов — таковы были последствия курса, взятого буржуазным Временным правительством.

Политика затягивания непосильной войны и вызванная войной хозяйственная разруха окончательно подорвали влияние буржуазных и мелкобуржуазных партий среди народных масс, которые решительно перешли на сторону большевиков.

Влияние большевиков в Советах возросло как никогда. 2 октября 1917 года открылся Кавказский краевой съезд большевистских организаций. Съезд заслушал доклад С. Шаумяна о VI съезде партии. Кроме того на съезде были заслушаны доклад мандатной комиссии, доклады с мест, доклады по национальному и аграрному вопросу, об Учредительном собрании и др.

Съезд, проходивший под знаком выполнения решений VI съезда партии определил тактику большевиков Кавказа в борьбе за социалистическую революцию.

Съезд объединил кавказские большевистские организации РСДРП в единую краевую организацию и избрал Кавказский краевой комитет РСДРП (б), в состав которого вошли М. Цхакая, С. Шаумян, П. Джапаридзе, Ф. Махарадзе, И. Фиолетов, М. Орахелашвили, Г. Корганов, С. Кавтарадзе, А. Назаретян, и другие руководящие партийные деятели.



§. 2. ВЕЛИКАЯ ОКТЯБРЬСКАЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ И БОРЬБА ЗА УСТАНОВЛЕНИЕ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ В ГРУЗИИ.

 

ПОБЕДА ВЕЛИКОЙ ОКТЯБРЬСКОЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ. Большевистская партия во главе с В. И. Лениным проделала огромную работу по подготовке вооруженного восстания.

25 октября (7 ноября) 1917 года восставший пролетариат при поддержке солдат и матросов под руководством большевистской партии сверг буржуазное Временное правительство и взял власть в свои руки. Орудийный гром крейсера «Аврора» возвестил миру о рождении рабоче-крестьянской власти — диктатуре пролетариата.

Второй Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов, проходивший 25 — 27 октября (7 — 9 ноября) 1917 года, образовал рабоче-крестьянское правительство—Совет Народных комиссаров, председателем которого был избран В. И. Ленин.

Второй Всероссийский съезд Советов провозгласил политику мира и дружбы между народами, равенство и суверенность всех народов России, принял декреты о мире и земле.

Великая Октябрьская Социалистическая революция открыла новую эру в жизни нашей страны и знаменовала коренной поворот во всемирной истории человечества. Октябрьская революция не только уничтожила господство помещиков и капиталистов в России и вывела страну на широкий путь социалистического строительства, но и нанесла смертельный удар всему капиталистическому миру. Характеризуя эту великую победу пролетариата России, В. И. Ленин писал: «Отныне наступает новая полоса в истории России, и данная третья русская революция должна в конечном итоге привести к победе социализма».[1]

 

БЛОК КОНТРРЕВОЛЮЦИОНЕРОВ ЗАКАВКАЗЬЯ ПРОТИВ ОКТЯБРЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ. Великая Октябрьская Социалистическая революция, победив сначала в промышленных и культурно-политических центрах России, где имелись многочисленные рабочие кадры и крепкие большевистские организации, с октября 1917 г. по январь-февраль 1918 г. распространилась по всей громадной стране.

Ленин назвал этот период триумфальным шествием Советской власти.

Известие о Великой Октябрьской Социалистической революции, полученное в Грузии 26 октября, было встречено трудящимися массами с радостью и энтузиазмом.

Однако победоносное шествие революции на окраинах бывшей Российской империи столкнулось с препятствием в лице блока буржуазных националистических партий, которые по указке империалистов Антанты пытались преградить путь Советской власти, создать вокруг молодого Советского государства контрреволюционный заслон.

В Грузии и в Закавказье одновременно с ростом большевистского влияния на народные массы происходила и консолидация контрреволюционных сил.

Сравнительная слабость промышленного пролетариата, значительная мелкобуржуазная прослойка, пестрый национальный состав населения края, обусловивший существование значительного числа буржуазно-националистических партий, наличие общих с империалистическими государствами границ — все эти факторы способствовали созданию антисоветской коалиции в Закавказье.

Соглашательские буржуазно-националистические партии Закавказья враждебно встретили победу Советской власти в России. Газеты распространяли клеветнические измышления о молодой Советской республике и предрекали ей скорую гибель. Страх перед революцией вынудил меньшевиков, эсеров, дашнаков, мусаватистов объединиться в единый контрреволюционный блок, вдохновляемый и поощряемый правительствами США и Англии, которые рекомендовали контрреволюционным партиям воспользоваться «анархией» в России и создать независимое правительство Закавказья.

11 ноября 1917 года в Тифлисе от имени созданного к тому времени контрреволюционного «Комитета общественной безопасности» было созвано совещание с участием представителей Советов, политических партий и профсоюзов. В совещании участвовали: один из руководителей контрреволюционного движения на Кавказе генерал Пржевальский, английский и французский военные агенты при штабе Кавказской армии, американский консул в Тифлисе Ф. Смит. Представители большевиков огласили на совещании декларацию, в которой говорилось что Кавказский краевой комитет РСДРП (б) и все входящие в чего местные организации стоят на позиции II Всероссийского съезда Советов и избранного им Совета Народных Комиссаров и не находят возможным принять участие в совещании, на котором присутствуют контрреволюционные элементы. Огласив декларацию, большевики покинули совещание.

15 ноября 1917 года блок контрреволюционных партий принял решение образовать взамен Особого Закавказского Комитета «независимую» краевую власть, так называемый Закавказский комиссариат. Комиссариат возглавил меньшевик Е. Гегечкори. В правительство вошли представители меньшевиков, дашнаков, мусаватистов, федералистов и других контрреволюционных партий.

Закавказский комиссариат ориентировался на державы Антанты и империалистов Соединенных Штатов. По указке консула США Ф. Смита Закавказский комиссариат заключил соглашение с Юго-Восточным союзом кубано-донской и терской казачьей контрреволюции, вступил в союз с генералом Калединым и Корниловым и с одним из главарей контрреволюционного движения на Северном Кавказе — есаулом Карауловым.

Так Закавказье превратилось в один из плацдармов борьбы против Советской России.

После заключения перемирия на Кавказском фронте солдаты устремились в Советскую Россию для вооруженной борьбы с контрреволюцией. Русские солдаты должны были проехать через Тбилиси столицу антисоветской коалиции. Опасаясь за свое существование и выполняя волю англо-американских хозяев, Закавказский Комиссариат в январе 1918 года, по указанию консула США Ф. Смита, учинил у станции Шамхор Закавказской железной дороги кровавую расправу над солдатами, направляющимися на Северный Кавказ. Были убиты и искалечены тысячи солдат, отобрано 15 тысяч ружей, до 70 пулеметов и два десятка пушек.

Отобранным у солдат оружием Закавказский комиссариат вооружил формируемые в то время «национальные» части, а также специальные отряды, создаваемые меньшевиками из рядовых членов партии, которые по замыслам меньшевистских вожаков должны были составить наиболее преданную им «народную гвардию».

Щедрый на посулы Закавказский комиссариат на деле не разрешил ни одной социальной проблемы, не провел ни одного мероприятия, улучшающего положение трудящихся.

16 декабря 1917 года Закавказский комиссариат опубликовал положение «О передаче земельным комитетам земель казенных, бывших удельных, церковных, монастырских, юридических лиц и частновладельческих», однако это положение изобиловало такими неясными общими местами и оговорками, что фактически превращалось в пустую декларацию.

Ничего не предпринял Закавказский комиссариат и для улучшения экономического и правового положения рабочих.

Предприниматели бесконтрольно распоряжались на предприятиях, эксплуатировали рабочих, отказываясь повышать им заработную плату, в то время как цены на предметы первой необходимости достигли баснословных размеров и повышались с каждым днем.

Закавказский комиссариат объявил в Тбилиси и в других городах и селах Грузии военное положение, преследовал и арестовывал большевиков, громил редакции большевистских газет, с помощью «народной гвардии» вооруженной силой подавлял революционное движение.

 

ПОДЪЕМ РЕВОЛЮЦИОННОЙ БОРЬБЫ ТРУДЯЩИХСЯ В ГРУЗИИ И ЗАКАВКАЗЬЕ. Репрессии, применяемые Закавказским комиссариатом, не сломили революционного духа трудящихся Закавказья.

Несмотря на ожесточенное противодействие со стороны буржуазно-националистических и меньшевистской партий, лозунг «Вся власть Советам!» завоевывал в массах все больше и больше приверженцев.

Важную роль в деле революционизирования трудящихся масс Закавказья сыграл бакинский пролетариат, который 2 ноября на расширенном заседании Бакинского Совета рабочих и солдатских депутатов провозгласил Советскую власть.

Это, конечно, не означало полной победы Советской власти в Баку, поскольку здесь рядом с Советом продолжала существовать городская Дума, Комитет безопасности и другие контрреволюционные учреждения и организации. Однако победа большевиков в Совете являлась важным шагом по пути завоевания власти.

Бакинские большевики, считая вооруженное выступление против контрреволюции преждевременным, неустанно вели пропаганду, агитировали, массы за Советскую власть, умело пользовались противоречиями, существовавшими между буржуазно-националистическими партиями и постепенно забирали в руки власть; одновременно они собирали силы для решительной схватки с контрреволюцией.

После Октябрьской революции, под влиянием большевиков, представители 36 частей тбилисского гарнизона образовали так называемое «Делегатское собрание» частей гарнизона и выбрали временную организационную комиссию. Делегатское собрание обязалось оказать всемерную поддержку Совету Народных Комиссаров и потребовало переизбрания военной секции Тифлисского Совета рабочих и солдатских депутатов. Тифлисский Совет был вынужден пойти на уступки. Однако в результате нарушения демократических принципов в ходе выборов меньшевики вновь ухитрились обеспечить себе господствующее положение в Совете.

20 ноября 1917 года сводный отряд меньшевистской «народной гвардии» и национальных частей захватил тбилисский арсенал с большим количеством оружия и снарядов, охранявшийся большевистски настроенным караульным батальоном. Под предлогом готовящегося большевистского восстания Закавказский комиссариат объявил Тбилиси на военном положении. Кавказский краевой и Тифлисский комитеты РСДРП (б) допустили серьезную ошибку: они согласились распустить делегатское собрание частей тбилисского гарнизона и не успели мобилизовать силы, чтобы отстоять арсенал, уступив контрреволюционному Закавказскому комиссариату оружие, которое было необходимо революционному народу для грядущих боев.

Меньшевики возглавляли власть почти во всех крупных городах и уездных центрах Грузии.

Подготовляя краевой съезд Советов, меньшевики путем махинаций с нормами представительства лишили возможности участвовать в съезде представителей пролетарского Баку, Грозного и других промышленных центров Кавказа. В результате меньшевистско-эсеровский съезд, который открылся 19 декабря в Тбилиси, принял резолюции, направленные против Советской России и большевистских организаций края.

Совершенно иная картина наблюдалась на Втором Краевом съезде Кавказской армии, открывшемся в Тбилиси 10 декабря.

Большинство делегатов горячо поддерживало Советскую власть. М. Цхакая, С. Шаумян, С. Кавтарадзе, Г. Корганов и другие большевики разоблачили и строго осудили контрреволюционную политику Краевого Совета Кавказской армии, Закавказского комиссариата, их связь с северо-кавказской и кубано-донской контрреволюцией. Съезд избрал новый состав Краевого Совета Кавказской армии, в котором большевики и левые эсеры, выступавшие в блоке с большевиками, получили 52 места, а все остальные партии — 48 мест. Председателем краевого Совета Кавказской армии был избран большевик Г. Корганов.

Меньшевистско-эсеровское меньшинство в Краевом Совете при поддержке Закавказского комиссариата прибегло к насилию. Оно завладело всем аппаратом управления армией, ее имуществом и самовольно объявило себя высшим военным краевым органом.

Большевистский состав Совета был вынужден переехать в Баку.

Совет Народных Комиссаров РСФСР под председательством В. И. Ленина 16 декабря 1917 года заслушал доклад народного комиссара по делам национальностей И. В. Сталина о создавшемся на Кавказе положении. Совнарком назначил временным чрезвычайным комиссаром Кавказа С. Г. Шаумяна.

Для организации борьбы против контрреволюции на Кавказе было выделено 500.000 рублей.

22 января 1918 года С. Шаумян приступил к исполнению своих обязанностей. В обращении к трудящимся Закавказья С. Шаумян писал: «Дело революции нигде в России в настоящее время не находится в такой опасности, как у нас на Кавказе. Вслед за контрреволюцией на Северном Кавказе открыто подняла голову контрреволюция в Закавказье...

Приступайте к делу товарищи! Я обращаюсь к крупнейшим. Советам Кавказа, в Баку, Тифлисе, Грозном и в других местах, а также к воинским частям краевых центров с призывом взять в свои руки инициативу по немедленному и быстрейшему созыву съезда всех Советов Кавказа для создания авторитетной центральной Советской власти».

Трудящиеся массы Закавказья собирали силы для активной борьбы против контрреволюции.

 

СОЗЫВ ЗАКАВКАЗСКОГО СЕЙМА И ЕГО АНТИНАРОДНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ. Буржуазно-помещичья политика Закавказского комиссариата вызвала решительнее осуждение народов Закавказья. Подтачиваемый межпартийными разногласиями, Закавказский комиссариат оказался неспособным наладить хозяйственную и политическую жизнь края. Фактически власть была сосредоточена в руках так называемых национальных Советов, являвшихся органами грузинской, армянской и азербайджанской буржуазии. Национальные Советы располагали вооруженными силами в виде  национальных полков.

Национальные Советы разжигали национальную рознь среди народов Закавказья.

10 (23) февраля 1918 года в Тбилиси был созван контрреволюционный националистический буржуазно-помещичий орган государственной власти —Закавказский сейм. По замыслу буржуазных партий сейм должен был объединить контрреволюционные силы для борьбы против революционного движения в Закавказье и юридически оформить отторжение Закавказья от Советской России. Закавказский сейм состоял из депутатов, избранных от Закавказья в Учредительное собрание, в котором большинство принадлежало контрреволюционным партиям и которое решением ВЦИК было распущено. В целях предотвращения революционных выступлений в день открытия Закавказского сейма Закавказский комиссариат усилил репрессии против большевистских организаций. Было отдано распоряжение об аресте С. Шаумяна и закрытии большевистских газет. Отряды меньшевистской «народной гвардии» разгромили редакции большевистских газет «Кавказский рабочий», «Брдзола» и «Банвари крив». В Грузии и некоторых районах Закавказья было введено военное положение.

В знак протеста против контрреволюционной политики буржуазных националистов Закавказья и созыва контрреволюционного сейма, 10 (23) февраля, в день созыва сейма, рабочие и солдаты Тифлисского гарнизона собрались на митинг в Александровском саду. По директиве руководителей Закавказского комиссариата особый меньшевистский отряд без всякого предупреждения открыл по митингу ружейный и пулеметный огонь. Меньшевики отметили открытие Закавказского сейма новым кровавым злодеянием.

В Закавказском сейме заседали лидеры меньшевиков, мусаватистов, дашнаков, федералистов и других контрреволюционных партий. Этот буржуазно-националистический лжепарламент продолжал контрреволюционную политику Закавказского комиссариата. В области внутренней политики Закавказский сейм сосредоточил все свои усилия на подавлении революционною движения в городах и селах Закавказья, создавал «внутренний фронт» против восставшего крестьянства Лечхуми, Мегрелии, Юго-Осетии и других районов Грузии, туда направлялись отряды «народной гвардии», снабженные пулеметами и артиллерией. Закавказский сейм не провел в жизнь, ни одного мероприятия в интересах рабочего класса и крестьянства. Проведенная им иезуитская аграрная реформа на деле обеспечивала сохранение значительной части земли в руках помещиков и кулаков.

В области внешней политики Закавказский сейм, отказываясь признать заключенный Советской Россией Брестский мир, повел самостоятельные переговоры с Турцией, которые велись сначала в Трапезунде, а затем в Батуми. Не располагая необходимыми вооруженными силами, меньшевики пошли на позорную сделку с Турцией. 4 июня 1918 года был заключен договор «мира и дружбы», по которому, кроме новых территориальных уступок (к Турции отошли Батуми, Ахалцихский уезд и часть Ахалкалакского уезда), Грузия обязывалась немедленно приступить к демобилизации своих вооруженных сил, предоставить Турции право беспрепятственной перевозки по грузинским железным дорогам войск и военного снаряжения.

Заключению кабального договора между Турцией и меньшевистским правительством Грузии предшествовало отторжение Закавказья от Советской России. 22 апреля 1918 года, Закавказский сейм, подстрекаемый германо-турецкими империалистами, объявил Закавказье «независимой федеративной республикой», после чего турки, за спиной которых стояли германские империалисты, беспрепятственно ввели свои войска в Батуми и на территорию Армении.

«Независимая федеративная республика» просуществовала всего 35 дней. Под давлением германо-турецких империалистов, раздираемая внутренними противоречиями, борьбой между националистическими партиями федерация распалась на изолированные друг от друга буржуазные республики — Грузию, Армению и Азербайджан.

 

РЕВОЛЮЦИОННАЯ БОРЬБА МАСС ВЕСНОЙ 1918 ГОДА. СОВЕТСКОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО В БАКУ. Февраль-март 1918 года явился периодом, в течение которого происходило высвобождение трудящихся масс Закавказья из-под меньшевистско-эсеровского влияния. Деятельность Закавказского сейма окончательно лишила буржуазно-националистические партии Закавказья доверия рабочих и крестьян; с каждым днем усиливалось среди них влияние большевиков.

Огромную организующую роль в крестьянском движении стали играть вернувшиеся с фронта солдаты. С расширением и углублением борьбы крестьян против помещиков обострились классовые противоречия внутри самого крестьянства, борьба беднейшего крестьянства против крестьянской верхушки, против сельской буржуазии.

С февраля 1918 года развернулась вооруженная борьба крестьянства за Советскую власть. В Грузии первыми включились в эту борьбу Лечхумский и Горийский уезды, крестьянство Мегрелии и Абхазии.

Рост революционных настроений среди трудящихся поставил перед большевистскими организациями новые задачи по осуществлению руководства борьбой за Советскую власть. Несмотря на тяжелые условия работы, партия деятельно принялась за подготовку к вооруженному восстанию.

20 февраля 1918 года в Кутаиси открылась нелегальная конференция большевистских организаций западного Закавказья, которая, обсудив создавшуюся в стране обстановку, приняла решение о подготовке вооруженного восстания. Конференция создала штаб восстания во главе с Александром (Сашей) Гегечкори.

Большое значение для развертывания революционной борьбы в Грузии имел разгром Советской властью в апреле 1918 года мусаватистских мятежников в Баку, пытавшихся совершить контрреволюционный переворот. Пролетариат Баку под руководством большевистской организации одержал победу над мусаватистской контрреволюцией.

12 (25) апреля был создан Бакинский Совет Народных Комиссаров, в состав которого вошли С. Шаумян, П. Джапаридзе, М. Азизбеков, И. Фиолетов, Я. Зевин, И. Малыгин, М. Везиров, Г. Корганов, Г. Петров, В. Николаишвили и другие. Советская власть победила и в ряде районов Азербайджана. Бакинский Совнарком провел ряд важных мероприятий по подавлению сопротивления эксплуататорских классов и укреплению Советской власти.

Пламя революционной борьбы распространилось по всему Закавказью. Самоотверженно боролись за Советскую власть крестьяне Армении и Азербайджана, огнем восстания была охвачена и Грузия. 23 февраля началось вооруженное восстание в Лечхумском уезде. Чтобы заставить революционных крестьян сложить оружие, меньшевики объявили Лечхумский уезд вне закона и запретили туда ввоз продовольствия. Повстанцы сражались с исключительным упорством и прекратили борьбу лишь после того, как против них были двинуты крупные вооруженные силы. В марте 1918 года взялись за оружие крестьяне Юго-Осетии. Вскоре восстание охватило всю Юго-Осетию. 18 марта повстанцы заняли местечко Цхинвали и провозгласили там Советскую власть. Против повстанцев были брошены крупные части меньшевистских войск и «народной гвардии», и повстанческим отрядам пришлось отступить.

В средних числах марта вспыхнуло крестьянское восстание в Гагра и Гудаута, на помощь повстанцам пришел из Сочи отряд Красной Гвардии. Отряды повстанцев заняли Сухуми. В Абхазии была провозглашена Советская власть. В руках меньшевиков здесь остался один лишь Кодорский округ.

Постепенно ширились очаги восстания в Мегрелии, в Манглисском и Душетском уездах.

Контрреволюционный блок Закавказья предпринял все меры для того, чтобы потопить в крови революционные выступления трудящихся. Первый удар он попытался нанести революционному пролетариату Баку, двинув против него «дикую дивизию», банды, руководимые партией «Мусават» и контрреволюционные формирования дагестанского авантюриста Гоцинского.

Крупные вооруженные силы были выставлены также против Советской Абхазии.

Баку блестяще отразил первый натиск контрреволюции. Отряды рабочих, руководимые большевиками, нанесли жестокое поражение «дикой дивизии» и бандам Гоцинского. Советская власть победила в ряде уездов Азербайджана и в Дагестане.

В Абхазии и во всей Западной Грузии меньшевистские войска и народогвардейцы потеснили повстанческие отряды, но окончательно разгромить их меньшевикам не удалось.

Убедившись, что своими силами им не справиться со все возрастающим революционным движением, меньшевики совершили по отношению к грузинскому народу новое предательство.

Поспешно созданное в день ликвидации Закавказского сейма мусаватистское правительство заключило с Турцией договор, по которому турецким дивизиям был открыт путь в Баку. Контрреволюция подвела азербайджанский народ под ярмо турецких оккупантов. Также поступили и дашнаки.

Правительство Грузинской «демократической» республики, подписав 4 июня кабальный договор о «мире и дружбе» с Турцией, взяло на себя куда более тяжкие обязательства, чем те, которые предусматривались Брестским мирным договором.

Вскоре турок в Грузии сменили немцы, которые, решив завладеть природными богатствами страны, воспользовались тайным договором с меньшевистским «национальным советом» от 14 мая 1918 года и лишили своего более слабого союзника возможности грабить Грузию.

В конце июля 1918 года советские районы Азербайджана и Баку оказались в кольце контрреволюционных банд.

Красная Армия и бакинский пролетариат во главе с Бакинским Советом Народных Комиссаров упорно защищали завоевания Октябрьской революции, но их силы истощались в неравной борьбе.

В это же время в Баку подняли голову контрреволюционные партии — эсеры, дашнаки, меньшевики, которые выдвинули предложение о передаче города английским интервентам.

Бакинский Совет Народных Комиссаров допустил целый ряд ошибок: он своевременно не пресек саботаж контрреволюции и в решающий момент сдал свои полномочия.

31 июля 1918 года под вооруженным натиском иностранных интервентов, поддержанных мусаватистами, дашнаками, эсерами и меньшевиками, Советская власть в Баку пала. В городе установилась контрреволюционная «диктатура Центрокаспия». В Баку вступили сперва английские, а затем турецкие оккупанты. Руководители героической борьбы трудящихся Азербайджана — 26 бакинских комиссаров —С. Шаумян, П. Джапаридзе, М. Азизбеков, И. Фиолетов, Г. Корганов и другие по приказанию представителя английской военной миссии, при содействии эсеро-меньшевистоких палачей были арестованы и 20 сентября зверски расстреляны в глухих песках на перегоне между станциями Ачха-Куйма — Закаспийской железной дороги. Так погибли верные сыны Коммунистической партии, отважные борцы за торжество Советской власти в Закавказье.

В Баку англичане не располагали достаточными вооруженными силами, чтобы отразить наступление турок. Поэтому они 14 сентября 1918 года вынуждены были спешно покинуть город, захватив при этом все суда Каспийской флотилии.

15 сентября в Баку вступили турецкие войска.

Первый этап вооруженной борьбы за установление Советской власти в Грузии и Закавказье закончился поражением революционных сил. Контрреволюционеры Закавказья, используя свое сопредельное положение с враждебными Советскому государству империалистическими странами, а также наличие на юге России белогвардейских контрреволюционных формирований, сумели с помощью сперва германо-турецких, а затем англо-американских империалистов установить в Закавказье свою антинародную, кровавую диктатуру.


[1] В. И. Ленин, Соч. т. 26, стр. 208.