Главное меню

Учебник по истории Грузии - ГЛАВА XIV. ГРУЗИНСКАЯ КУЛЬТУРА В ЭПОХУ ИМПЕРИАЛИЗМА И ПРОЛЕТАРСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ (1900-1921 гг.) Версия для печати E-mail
Автор Вебмастер   
Суббота, 26 Декабрь 2009 01:12

В эпоху империализма, в период усиления гнета царского колониального режима, на пути развития грузинской национальной культуры стоял ряд серьезных препятствий. Царизм, которому было выгодно, чтобы населявшие Россию «инородцы» прозябали во мраке невежества, всячески ограничивал народное образование в национальных окраинах, глушил малейшее проявление свободной мысли, гноил в тюрьмах или выселял в Сибирь лучших представителей угнетенных наций, самоотверженно боровшихся за подъем и развитие национальной культуры. В Грузии из школ изгонялся грузинский язык, деятели национальной литературы и искусства подвергались постоянным притеснениям и преследованиям; царские чиновники глумились над грузинским языком и национальной культурой, неуклонно и настойчиво осуществляли русификаторскую политику. Однако, несмотря на гнусные замыслы царизма, грузинский народ все же неуклонно двигался вперед по пути развития культурной жизни, защищал национальные прогрессивные традиции и национальную культуру. Грузинская национальная культура развивалась на основе демократических идей, особенно с 90-х гг. XIX в., когда марксистско-ленинское мировоззрение стало распространяться в Грузии.

В Грузии, как и во всей России, марксизм-ленинизм выступил стойким и непреклонным знаменосцем и защитником национальной по форме и социалистической по содержанию передовой культуры.

НАРОДНОЕ ПРОСВЕЩЕНИЕ В колониальных окраинах империи царизм выступил как особенно ярый противник народного образования. В 1901-1902 гг. в Тифлисской губернии имелось всего лишь 197 начальных школ, а в Кутаисской губернии — 223. Ясно, что столь незначительное количество начальных школ не удовлетворяло даже минимальных потребностей населения.

Свыше 67 процентов детей школьного возраста оставалось вне школы. Количество средних школ в Грузии было крайне недостаточно: в Тбилиси существовали лишь три мужские гимназии, а в Кутаиси и Батуми — по одной. В них насчитывалось одновременно около 3500 учащихся, причем обучение велось только на русском языке.

В годы первой русской революции население добилось некоторого расширения школьной сети. В 1905-1907 гг. в Грузии на 2187 тыс. жителей приходилось 600 учебных заведений разных типов, но неграмотные все еще составляли большинство; так, в 1907 году среди мужчин грамотных было 37,8 процента, а среди женщин — 23,6 процента.

В годы нового подъема революционного движения сеть народного просвещения в Грузии незначительно увеличилась. В 1913 году в Тифлисской губернии действовала 321 начальная школа, в Кутаисской губернии — 365, в Батумском округе — 33, в Сухумском округе — 54; в том же году в Грузии существовали следующие средние учебные заведения: 10 мужских гимназий и три прогимназии. 13 женских гимназий и одна прогимназия, три реальных училища, две учительские семинарии, учительский институт, высшие женские курсы, имелись также частные начальные школы. Это количество учебных заведений не могло удовлетворить возросших потребностей населения страны. Более двух третей детей школьного возраста все еще оставалось вне школы.

В годы империалистической войны и меньшевистской диктатуры народное просвещение, как и вся хозяйственно-культурная жизнь, пришла в полный упадок. Школьные здания обветшали и требовали капитального ремонта, школьный инвентарь износился и пришел в негодность. Материальная необеспеченность не позволяла многим родителям отдавать своих детей в школы; большинство учителей было недостаточно обеспечено и голодало, во многих школах занятия прекратились. В 1919 году из 71 начальной школы Тифлисской губернии 11 прекратили занятия. Из двух тысяч учащихся 500 вынуждены были оставить школу из-за материальной необеспеченности. Еще белее тяжелым было положение в уездах; из 40 школ Телалского уезда в 1918 году действовало лишь 25. С осени 1917 до осени 1919 года в сельских школах занятия за редким исключением не проводились.

До революции в Грузии не существовало высших учебных заведений. Передовая грузинская интеллигенция длительное время доказывала необходимость открытия университета в Тбилиси, но царское правительство ограничивалось лишь пустыми обещаниями и вопрос оставался открытым.

Лишь в 1918 году, по инициативе группы видных грузинских ученых и общественных деятелей во главе с И. А. Джавахишвили и П. Г. Меликишвили в Тбилиси был открыт университет. Университет обосновался в здании грузинской дворянской гимназии, которое было выстроено в 1907 году по инициативе И. Чавчавадзе, Н. Цхведадзе, И. Боцвадзе и других поборников национальной культуры. Открытия университета с огромным нетерпением ждала вся передовая грузинская молодежь. На первых порах в Тбилисском университете имелся лишь один факультет — философский, спустя некоторое время открылся естественный факультет. Университет существовал за счет частных пожертвований; меньшевистское правительство не отпускало на его содержание ни одного рубля. Университет не располагал лабораториями, кабинетами, библиотекой; его финансовое положение было весьма тяжелым и лишь благодаря самоотверженному и неустанному труду группировавшихся вокруг него грузинских ученых-патриотов университет кое-как влачил свое существование.

ГРУЗИНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА. Огромные социальные, экономические и политические сдвиги, которые были характерны для Грузии конца XIX века, находили свое яркое отражение в художественной литературе. Плечом к плечу со старым поколением грузинских писателей, которые по-прежнему высоко держали знамя демократии и гуманизма, встало новое поколение литераторов, творчество которых было неразрывно связано с делом освобождения рабочих и крестьян от социального и национального угнетения.

Из числа грузинских писателей-шестидесятников наиболее смелым защитником революционных событий начала XX века является Акакий Церетели. В основе восторженных откликов поэта на революцию 1905 года лежит его вера в социальное и национальное освобождение народа. Недаром Церетели, который еще в 80-х гг. XIX века призывал новое поколение к бою, в 1905 году восторженно воскликнул: «Я ожидал этот день и наконец дождался! И радостно смеюсь, уже не плачу я. Молодежь, теперь черед за вами, дорогие!...»

В годы первой русской революции А. Церетели перевел на грузинский язык текст «Интернационала», который в 1906 году был напечатан на страницах «Патара газети» («Маленькая газета»). Цензурный комитет возбудил дело против переводчика стихотворения и редактора газеты. В период революции 1905 года стихотворения Церетели, проникнутые боевым духом, распевались по всей Грузии.

После поражения революции 1905 года А. Церетели не поддался упадническим настроениям, бесстрашно и беспощадно обличал он невежественных и кичливых царских чиновников. За выступление против тбилисского губернатора он был арестован, но гневный протест народных масс вынудил жандармов выпустить поэта на волю.

Стойкий и смелый защитник национальных интересов грузинского народа, певец свободы и счастья трудового люда, А. Церетели скончался в 1915 году. Похороны великого поэта вылились в мощную демонстрацию прогрессивных сил Грузии против царского самодержавия.

Представители нового поколения, оформившегося под влиянием «Месаме даси» (Ш. Арагвиспирели, И. Евдошвили, Д. Клдиашвили, Г. Кучишвили, Н. Чхиквадзе, В. Рухадзе, Ал. Абашели и др.), свое творчество посвятили революционно-демократическим мотивам.

Шио Арагвиспирели смело продолжил творческий путь, избранный в литературе Эгнатэ Ниношвили; в его глубоко психологических повестях и новеллах реалистически отражена суровая действительность капиталистической Грузии, показаны теневые стороны жизни буржуазного города.

Из числа поэтов, вступивших на литературное поприще в начале XX в. и с восторгом встретивших первую русскую революцию, особо следует отметить Иродиона Евдошвили. Поэт решительно встал в боевые ряды рабочего класса и вместе с ним принял участие в борьбе за свободу. В бурные дни первой русской революции И. Евдошвили стал ее настоящим трибуном. Вся Грузия распевала его пламенное стихотворение:

 

К испытаниям наготове,

Все вперед, друзья, вперед!

Пусть на теле клейма крови

И с чела струится пот!..

(«Друзьям», перевод А. Гатова).

 

Первая русская революция влила творческие силы в талантливого поэта; его стихотворения «Весна», «Расцвет», «Первый луч», «Песня ласточки», посвященные революции, отмечали наступление великих боевых дней в жизни народа и призывали его к неустрашимой борьбе против мрака и страданий.

В поэзии И. Евдошвили нашла отражение беспросветная в безрадостная жизнь калек капиталистического строя — бродяг, нищих, сирот и т. д. Вместе с этим он был страстным защитником грузинского трудового крестьянства и рисовал его бесстрашную борьбу против помещичьего угнетения.

В некоторых случаях в творчестве И. Евдошвили проявлялись мелкобуржуазные настроения и упадничество. Особенно это чувствуется в его поэзии периода столыпинской реакции. Несмотря на отдельные мрачные нотки, И. Евдошвили остается одним из блестящих представителей грузинской революционной поэзии.

В первой четверти XX в. наиболее выдающимся представителем грузинской реалистической прозы является Давид Клдиашвили, который в своих художественных произведениях вынес окончательный приговор бездеятельному и неприспособленному к новым условиям жизни дворянству. В повестях Д. Клдиашвили «Соломон Морбеладзе», «Мачеха Саманишвили»,«Заботы Камушадзе» и др. с несравненной художественной силой отражено вырождение феодального класса и его неприспособленность к новым условиям жизни.

На всем протяжении своего творчества Д. Клдиашвили остался искренним художником обновления. Он горячо и искренне приветствовал падение старого режима и установление вГрузии Советской власти.

В 90-х гг. прошлого века начал свой творческий путь писатель Василий Барнов. Наиболее плодотворно его литературное дарование проявилось в начале XX века. Некоторые романы и повести В. Барнова посвящены далеким историческим событиям в жизни грузинского народа, однако и современные события не остались вне поля его зрения; в своих произведениях писатель рисует образы революционеров, широко показывает тяжелую жизнь городских ремесленников.

С революционным движением рабочего класса связана жизнь и деятельность видного представителя дореволюционной грузинской литературы XX в. Чола Ломтатидзе. Он активно участвовал в революционном движении, за что самодержавие арестовало его и сослало на каторгу, где и угасла недолгая жизнь этого замечательного человека. Ч. Ломтатидзе рисовал в своих произведениях зверства палачей самодержавия, неустрашимость и целеустремленность революционеров, но в последние годы жизни в его творчестве начали проявляться упадничество, печаль и стремление отгородиться от мрачной действительности. Эти противоречия в творчестве Ч. Ломтатидзе вытекали из его интеллигентской мелкобуржуазной природы.

В этот же период в грузинскую литературу вошла, даровитая писательница Анастасия Эристави-Хоштариа, воспитанная на литературных традициях Ильи Чавчавадзе и Акакия Церетели. Основной темой ее творчества являлась жизнь дореволюционного грузинского села.

В своих романах и рассказах писательница отобразила тяжкую жизнь обездоленных крестьян. Она глубоко сочувствовала борьбе трудового народа за свободу и от всей души приветствовала его победу.

До революции видными представителями грузинской поэзии являлись Георгий Кучишвили, Варлам Рухадзе, Ной Чхиквадзе и Александр Абашели, в творчестве которых слышался мощный призыв к борьбе. В годы революции призывы к борьбе зазвучали в стихотворениях поэтов: И. Экаладзе, П. Иретели, Б. Ахоспирели, Бабилина и др., которые печатались в тогдашней грузинской демократической прессе.

В годы реакции опубликовал свои первые стихи будущий народный поэт Грузии Галактион Табидзе. Его стихотворение «Первое мая», опубликованное в 1908 году, было пронизано глубоким убеждением, что будущее страны принадлежит рабочему классу, который после свержения самодержавия будет свободно праздновать свой весенний праздник. Правда, в последующие годы в поэзии Г. Табидзе появились отзвуки тоски и пессимизма, но эти настроения оказались недолговечными в творчестве этого выдающегося поэта. Он одним из первых стал на сторону победившей революции и призвал своих собратьев по перу следовать его примеру.

В ненастные годы столыпинской реакции, когда мелкобуржуазные партии открыто стали на путь измены революции, среди части интеллигенции воцарились растерянность и упадничество, в грузинской литературе довольно явственно зазвучали мотивы печали и тоски. Появились довольно многочисленные декадентские группы. Одна из таких групп, получившая название «Голубые роги», в 1916 году в своем печатном органе открыто возносила хвалу упадничеству. Отвернувшись от реальной жизни, «голубороговцы» ставили личные переживания выше общественных интересов, увлекались идеями французских и русских символистов. Декадентская литература особенно пышно расцвела в годы господства меньшевиков; социальный кризис того периода еще больше усиливал идейный кризис в литературе и науке. Группа «Голубые роги» объединяла талантливых мастеров художественного слова: П. Яшвили, Т. Табидзе, В. Гаприндашвили и др. Им удалось поднять на новую ступень художественные достоинства грузинского стиха.

ИСКУССТВО. Грузинский театр, лишенный материальной поддержки со стороны меньшевистского правительства, с большим трудом влачил свое существование. Следует сказать, что в Грузии, театральное искусство имело много стойких приверженцев и блестящих исполнительских талантов, бескорыстно и самоотверженно служивших делу его развития.

Гордостью грузинского театра являлся Ладо Месхишвили, сценическая деятельность которого началась с 80-х гг. XIX века. Месхишвили самозабвенно служил грузинской сцене и своим редким мастерством доставлял зрителям огромное наслаждение. Великий актер и страстный патриот, Л. Месхишвили вместе с грузинской молодежью с оружием в руках боролся на баррикадах в годы первой русской революции. Большая часть артистической деятельности этого талантливого актера протекала на сцене кутаисского театра, который в начале XX в. являлся средоточием грузинской театральной культуры.

В созвездии грузинских театральных талантов ярко блистали имена В. Гуниа, В. Абашидзе, М. Сапарова, Н. Давиташвили, Т. Абашидзе, Ал. Имедашвили, Ш. Дадиани, Н. Чхеидзе, Е. Черкезишвили, Н. Гоциридзе, М. Корели и др. Они с огромным успехом осуществляли на грузинской сцене постановки лучших произведений Шекспира, Шиллера, Мольера, Ибсена, Дюма, Гауптмана, Бернарда Шоу, А. Грибоедова, Н. Гоголя, А. Островского, Л. Толстого, М. Горького, А.Чехова, Л. Андреева, Г. Сундукянца, А. Ширванзаде, У. Гаджибекова, 3. Антонова и других выдающихся писателей-драматургов.

При явно недостаточном количестве грузинских драматических произведений грузинские актеры сумели создать незабываемые национальные типажи, вывести на сцену героев исторического прошлого, а также создать характерные современные образы. В Тбилиси почти каждый сезон открывался пьесой Д. Эристави «Родина», в которой роли Левана Химшиашвили и Соломона Леонидзе в разное время исполняли Ладо Месхишвили, Валериан Гуниа и Александр Имедашвили. В репертуаре всех театральных сезонов значилась также пьеса Сумбатова-Южина «Измена», в которой талантливо запечатлели образы Отар-бега — В. Гуниа, Зейнаб — Н. Чхеидзе, Ананиа — А. Имедашвили. С грузинской сцены не сходили пьесы: «Патара Кахи» А. Церетели, «Раздел» Г. Эристави, «Ханума» и «Иные нынче времена» А. Цагарели. С успехом шли на сцене грузинских театров пьесы В. Шаликашвили, В. Гуниа, Н. Шиукашвили, И. Гедеванишвили. С. Шаншиашвили и др.

Перед грузинским театром всегда крайне остро стоял вопрос о театральном помещении. Клуб, который был восстановлен в 1908 году и передан грузинской труппе, сгорел 25 сентября 1914 года со всем своим реквизитом, мебелью и библиотекой. Очередной сезон Тбилисской грузинской драматической труппы пришлось открыть в Харпухском клубе.

Грузинская драматическая труппа иногда в полном составе а иногда отдельными группами, отправлялась в районы и села Грузии, где наряду с театральными постановками занималась разносторонней культурно-просветительной работой среди населения.

Грузинский театр находился под непосредственным влиянием русской театральной культуры. Он твердо шел по пути русского реалистического сценического искусства и защищал традиции Малого театра, хотя следует отметить, что в годы реакции и империалистической войны декадентство, индивидуализм, символизм и другие реакционные течения укрепились и на грузинской сцене. В связи с этим в его репертуаре появились низкопробные мистические пьесы, бьющие на дешевый внешний эффект. Художественный уровень грузинского театрального искусства особенно понизился в годы господства меньшевиков.

В начале XX в. наблюдается бурное развитие грузинской музыкальной культуры. Работа, начатая в этом направлении в 70—80-х гг. Харлампием Саванели и Ладо Агниашвили, в начале XX в. дала уже весьма ощутимые результаты. Выявилось много любителей грузинской народной музыки. Делу развития национальной музыкальной культуры верно служила Тифлисская музыкальная школа; в ней развил свое вокальное дарование «соловей Грузии» — прославленный певец Вано Сараджишвили.

Весьма ражным явлением в деле развития национальной музыкальной культуры следует считать учреждение «Грузинского филармонического общества»; разрешение на его открытие было получено от правительства в 1905 году, после длительного и настойчивого ходатайства. Инициаторами этого начинания были В. Карбелашвили, И. Чиджавадзе, И. Каргаретели, А. Карашвили, 3. Палиашвили, Н. Картвелишвили, 3. Чхиквадзе, П. Мирианашвили и др.

На оперной сцене «Тифлисского казенного театра» ставились оперы преимущественно европейских и реже русских композиторов. Грузинской оперы тогда не существовало. В Тбилисских клубах с большим успехом выступали перед любителями энтузиасты грузинской национальной музыки 3. Палиашвили, А. Карашвили, И. Каргаретели, Н. Сулханишвили, семья Сараджищвили и др. Молодых деятелей грузинской музыки с особой любовью встречала Авчальская аудитория, которая являлась очагом художественного воспитания рабочих масс.

3. Палиашвили успешно руководил музыкальным воспитанием учащихся Тифлисской дворянской гимназии. Обучаясь в Московской консерватории, 3. Палиашвили каждое лето приезжал в Грузию, устраивал концерты, совершая экскурсии по Грузии, он записывал народные напевы. Филармоническое общество, с которым вскоре объединилось «Товарищество по постановке опер на грузинском языке», не щадило сил и средств для собирания образцов грузинской национальной музыки и их популяризации; вместе с тем оно постепенно подготовляло почву для создания оригинальной грузинской оперы. В 1908 году Филармоническое общество открыло в Тбилиси музыкальную школу, директором которой был приглашен 3. Палиашвили; первыми преподавателями этой школы являлись известные музыканты В. Амираджиби, А. Карашвили, Г. Натрадзе, П. Палиашвили, М. Габашвили, А. Тулашвили и др.

Грузинская филармония, во главе которой стоял 3. Палиашвили, представляла собой значительное для грузинской национальной культуры учреждение; она активно участвовала во всех общественных мероприятиях, заботливо сохраняла и воспроизводила древние грузинские народные мелодии, лучшие из которых легли в основу национальных грузинских опер. В этом большом деле великая заслуга принадлежит композитору 3. Палиашвили, который в то время работал над партитурой оперы «Абесалом и Этери». Третий акт этой оперы был поставлен в Тбилиси еше в 1913 году; что, как отмечала грузинская и русская пресса, явилось «настоящим праздником грузинского искусства».

Постановка оперы 3. Палиашвили «Абесалом и Этери» полностью была осуществлена на сцене Тифлисского казенного театра в 1918 году. В том же году музыкальная общественность Тбилиси впервые слушала «Кристинэ» Р. Гогниашвили и «Сказание о Шота Руставели» Д. Аракишвили.

В 1917 году Тифлисская музыкальная школа была преобразована в консерваторию, а спустя год было создано «Грузинское музыкальное общество», в правление которого вошли М. Баланчивадзе, 3. Чхиквадзе, И. Каргаретели, 3. Палиашвили. Тифлисская консерватория создала талантливые кадры молодых грузинских певцов, музыкантов и композиторов. На оперной сцене рядом с Вано Сараджишвили появились и другие выдающиеся грузинские вокалисты — С. Инашвили, Д. Лордкипанидзе. О. Бахуташвили-Шульгина, А. Чумбуридзе.

Меньшевистское правительство мало заботилось о развитии грузинской музыкальной культуры. Постоянное отсутствие необходимых средств, хозяйственная разруха оказывали весьма отрицательное влияние на развитие грузинской культуры, и, в частности, музыки. За годы меньшевистского господства не было написано ни одного сколько-нибудь выдающегося музыкального произведения.

ЖИВОПИСЬ. Подъем революционного движения в 90-х гг. XIX в., зарождение и укрепление в Грузии марксистско-ленинской идеологии, нашли свое отражение в живописи, в которой с 900-х годов ясно намечаются революционно-демократические тенденции (Ал. Мревлишвили, М. Тоидзе, А. Гогиашвили). На выставке 1901 года, посвященной столетию присоединения Грузии к России, М. Тоидзе выставил картину «Мцхетский праздник», в которой грузинский художник поставил проблему социальной несправедливости. В этот же период М. Мревлишвили выставил свои полотна — «Перед сельской канцелярией», «Низкая изгородь», а также эскизы — «На гумне» и «Мирская справедливость», отражавшие тяжелую жизнь угнетенного крестьянства и полные протеста против существовавшего режима. Видным грузинским художником 900-х годов был А. Гогиашвили, который посвятил революции 1905 года композиции «Бежавшие в леса гурийцы», «Разгром» и др.

В дореволюционном Тбилиси плодотворную работу вел уже прославленный по всей Грузии художник Г. Габашвили, огромное мастерство которого было признано грузинской общественностью еще в 80-х годах XIX в. В 1897 г. он закончил Мюнхенскую художественную академию, путешествовал по Италии и Греции, а затем вернулся на родину. Тут он создал новые блестящие реалистические полотна — «Аллавердский праздник», «На рассвете» и др. В 1898 и 1901 годах он устроил индивидуальные выставки, а также принял участие в общих выставках. Высокое мастерство этого многогранного художника полностью подтвердилось на его четвертой и пятой индивидуальных выставках в 1910 и 1913 годах.

До 900-х годов в Тбилиси не существовало художественных училищ повышенного типа. Следует отметить, что великий русский художник И. Репин первым в России поднял вопрос об учреждении в Тбилиси такого училища и посвятил ему специальную статью, опубликованную в газете «Кавказ» в 1897 году. Наконец, в 1901 году в Тбилиси было открыто такое училище; оно воспитало много талантливых грузинских художников.

В начале XX в. в ряды грузинских деятелей искусства вошел Яков Николадзе, который заложил основу для развития новой грузинской скульптуры и значительно расширил арену развития грузинского изобразительного искусства. Он изваял портреты грузинских деятелей — Руставели, Акакия Церетели, Э. Ниношвили, В. Гаприндашвили и др.

В первой четверти XX века появляется новое замечательное поколение тбилисских художников — Валериан Сидамон-Эристави, Ал. Цимакуридзе, Ладо Гудиашвили, Давид Какабадзе и др.

Особое место заняла тбилисская тематика в творчестве вышедшего из недр народа талантливого самоучки Нико Пиросманишвили («Кинто», «Лавочник», «Дворник», «Нищий», «Рабочий Сосо», «Бездетный миллионер и многодетная бедная женщина» и др.). Его творчество с наибольшей силой развернулось в 1904—1910 гг.

Большая заслуга в отражении тбилисской тематики принадлежит также художнику Ладо Гудиашвили, который создал незабываемые образцы старого Тбилиси («Цоцхали», «После кутежа», «Кутящие на фаэтоне» и др), а также и художнику В. Сидамон-Эристави.

В 1916 году в Тбилиси было учреждено «Общество грузинских работников искусства», которое взяло на себя организационное обслуживание грузинских художников и скульпторов. Оно устраивало в Тбилиси выставки произведений Г. Габашвили, А. Мревлишвили, М. Тоидзе и др., которые постоянно привлекали внимание всей грузинской общественности.

НАУКА. Отсутствие высшего учебного заведения или какого-либо чисто научного учреждения мешало развертыванию в Тбилиси научной работы. Тем не менее, отдельные научные деятели-энтузиасты осуществляли полезные исследования по истории Грузии, археологии, математике, естествознанию и другим отраслям науки. Развертыванию научно-исследовательской работы в известной мере способствовало Закавказское медицинское общество, Тифлисское отделение общества востоковедения, Кавказское археологическое общество, Кавказское сельскохозяйственное общество, Закавказское техническое общество, Кавказское юридическое общество и др. Особенно значительную роль сыграло «Общество распространения грамотности среди грузин», основанное в 1879 году, а также этнографическое и историческое общество Грузии, основанное в 1907 году. В области кавказоведения большую работу проводил также тбилисский Музей, основанный в 50-х гг. XIX века.

Постоянно работали в Грузии или в разное время приезжали из российских высших учебных заведений для осуществления на месте научной деятельности известные ученые Э. Такайшвили, Т. Жордания, И. Джавахишвили, Н. Марр, К. Кекелидзе и др.

С начала XX в. в Грузии наиболее значительного расцвета достигла историческая наука. В этой области работал крупнейший ученый И. Джавахишвили. И. Джавахишвили и Н. Марр, создав в Петербурге сильную школу картвелологий, систематически собирали грузинские исторические источники, критически изучали и публиковали их. В петербургской школе картвелологов сотрудничали также Иосиф Кипшидзе, Акакий Шанидзе и др., которые занимались преимущественно изучением картвельских языков.

В 1902 году Н. Марр и И. Джавахишвили совершили путешествие по Греции, Палестине, Аравии и составили описания многих древних грузинских рукописей, хранившихся в существовавших там грузинских «пустынях» и монастырях. В 1914 году И. Джавахишвили опубликовал обширную монографию «История грузинского народа», представляющую собой новую ступень в научном освещении истории Грузии.

В деле собирания источников и письменных памятников истории Грузии весьма плодотворную работу вел Эквтиме Такайшвили, который опубликовал трехтомник «Древности Грузии» и издал новый, вариант (список царицы Мариам) известного исторического памятника «Картлис цховреба».

Неустанная деятельность грузинских ученых как в самой Грузии, так и за ее пределами, постепенно создавала прочный фундамент для научно-исследовательской работы, расчищала путь для появления национальных научных школ и подготовила почву для учреждения в Грузии высшего учебного заведения и научного очага-грузннского университета.

Тбилисский университет торжественно был открыт 26 января 1918 года, в день памяти грузинского царя Давида строителя—объединителя Грузии и основателя прославленной Гелатской академии. День открытия университета превратился в праздник всего грузинского народа, давно жаждавшего иметь свое высшее учебное  заведение.

Особая заслуга в учреждении грузинского университета принадлежит славному сыну грузинского народа, выдающемуся историку И. А. Джавахишвили. Его ближайшими соратниками были проф. П. Меликишвили—первый ректор университета, профессора Э. Такайшвили, Ф. Гогичайшвили, И. Кипшидзе, Ш. Нуцубидзе, А. Шанидзе, Г. Ахвледиани и др.

Первый профессорско-преподавательский состав университета был весьма мал (7 профессоров, 5 заместителей профессора, 2 научных руководителя, 3 лектора). Но уже в первые годы существования университета в нем подвизалась целая плеяда талантливых ученых (А. Размадзе, Н. Мусхелишвнли, А. Бенашвили, И. Бериташвили. С. Авалиани, Г. Чубинашвили, М. Церетели, Д. Узнадзе, Г. Натадзе, А, Натишвили, М. Полиевктов, С. Амираджиби, Е. Орбелиани и др.).

В 1920 году в университете уже обучалось 2814 студентов.

17 декабря 1919 года ректором университета был избран И. А. Джавахишвили.

При меньшевистском правительстве университет находился в тяжелых условиях. Он существовал только на базе частного пожертвования. Новый этап в жизни университета, его рост и подлинный расцвет начался лишь после установления Советской власти в Грузии.