Главное меню

Учебник по истории Грузии - ГЛАВА I. — Грузия в период восстановления народного хозяйства (1921 — 1925 гг.) Версия для печати E-mail
Автор Вебмастер   
Суббота, 26 Декабрь 2009 20:39

§ 1. Ленинский план социалистического строительства в Грузии, создание государственных органов власти и переход к новой экономической политике

 

Тяжелое наследие

 

Мировая империалистическая война и трехлетнее господство меньшевиков окончательно подорвали и привели к полной разрухе и без того отсталое народное хозяйство Грузии. Последствия войны и интервенции были здесь, в стране мелкобуржуазной, аграрной, более тяжелые, чем в России.

Дореволюционная Грузия представляла собой типичный сельскохозяйственный придаток метрополии, 80 процентов населения занималось сельским хозяйством. В доходе народного хозяйства страны удельный вес сельскохозяйственной продукции в девять раз превышал удельный вес промышленной продукции. Но остатки феодально-крепостнических отношений, примитивная сельскохозяйственная техника, малоземелье обусловили отсталость сельского хозяйства. Империалистическая война и интервенция в конец разорили деревню.

Зерновое хозяйство в Грузии имело исключительно важное народно-хозяйственное значение. По своему экономическому эффекту оно занимало тогда первое место в сельском хозяйстве Грузии и являлось основой всего сельскохозяйственного производства страны. Площадь, занятая под хлебными злаками, сократилась с 710 тысяч десятин в 1913 году до 479 десятин в 1921 году. В катастрофическом состоянии находилось хозяйство технических культур и ценных многолетних насаждений.

Еще более тяжелым было положение промышленности. К 1921 году продукция промышленности Грузии едва достигала 13,8 процента довоенного уровня. Почти бездействовала горнорудная промышленность. В 1921 году, по сравнению с 1913 годом, добыча марганца сократилась примерно в 9 раз, а экспорт — в 6,5 раза. Средняя месячная добыча каменного угля сократилась более чем в три раза. В таком же положении были и другие отрасли промышленности.

В результате войны и меньшевистского «хозяйствования» совершенно был парализован транспорт. На Закавказской железной дороге были повреждены и выведены из строя свыше 70 процентов подвижного состава (паровозы и вагоны). После 1918 года не обновлялось железнодорожное полотно. Спасаясь бегством, меньшевистское правительство вывело из строя ряд участков пути и взорвало несколько железнодорожных мостов. В результате всего этого грузооборот Закавказской железной дороги снизился по сравнению с 1913 годом более чем в три раза. Следовательно, страна стояла на грани экономической катастрофы.

К моменту установления в Грузии Советской власти экономическая связь между городом и деревней по существу была нарушена. Восстановление и дальнейшее укрепление политического союза между рабочим классом и крестьянством на новой хозяйственно-экономической основе являлось одной из важнейших задач. Но для этого было необходимо не простое восстановление разрушенного народного хозяйства, а восстановление и дальнейшее развитие на социалистической основе экономической связи между городом и деревней.

Разрешение этой задачи требовало от Коммунистической партии Грузии проведения таких серьезных мероприятий, как слом старой буржуазной государственной машины, а затем создание и упрочение нового государства пролетарской диктатуры, уничтожение частной собственности на средства производства.

 

Ленинский план начала социалистического строительства в Грузии

 

Рабочий класс Грузии не смог бы подавить сопротивление свергнутых эксплуататорских классов и сохранить власть без упрочения собственной диктатуры.

Основываясь на ленинских положениях о первоочередных задачах Советской власти, И. В. Сталин писал: «Взятие власти, это — только начало дела. Буржуазия, свергнутая в одной стране, надолго еще остается, в силу многих причин, сильнее свергнувшего ее пролетариата. Поэтому все дело в том, чтобы удержать власть, укрепить ее, сделать ее непобедимой. Что нужно для того, чтобы добиться этой цели? Для этого необходимо выполнить, по крайней мере, три главные задачи, встающие перед диктатурой пролетариата «на другой день» после победы:

а) сломить сопротивление свергнутых и экспроприированных революцией помещиков и капиталистов, ликвидировать все и всякие их попытки к восстановлению власти капитала;

б) организовать строительство в духе сплочения  всех трудящихся вокруг пролетариата и повести эту работу в направлении, подготовляющем ликвидацию, уничтожение классов;

в) вооружить революцию, организовать армию революции для борьбы с внешними врагами, для борьбы с империализмом»[1].

В приветствии трудящимся Грузии от 2 марта 1921 года В. И. Ленин четко сформулировал задачи, стоящие перед Коммунистической партией Грузии.

Учитывая историческую обстановку в Грузии, ее экономическое и политическое положение, В.И.Ленин настоятельно советовал коммунистам Грузии избегать шаблона России и искать «умелого и гибкого создания своеобразной тактики, основанной на большей уступчивости всяческим мелкобуржуазным элементам»[2].

К этому вопросу Ленин вновь возвращается в своем письме от 14 апреля 1921 года к коммунистам Кавказа.

В. И. Ленин указывал: «Не копировать нашей тактики, а самостоятельно продумывать причины ее своеобразия, условия и итоги ее, применять у себя не букву, а дух, смысл, уроки опыта 1917 — 1921 годов»[3] и далее: «Больше мягкости, осторожности, уступчивости по отношению к мелкой буржуазии, интеллигенции и особенно крестьянству... Более медленный, более осторожный, более систематический переход к социализму, — вот что возможно и необходимо для республик Кавказа в отличие от РСФСР»[4].

В. И. Ленин обращал особое внимание на вопрос установления прочного национального мира и братского содружества между народами Кавказа. Советский строй создавал для этого все условия. Ленин выражал уверенность в том, что тесный союз советских республик Кавказа «создаст образец национального мира, невиданного при буржуазии и невозможного в буржуазном строе»[5].

В. И. Ленин поставил перед коммунистами Грузии конкретные задачи, без успешного решения которых невозможна была победа диктатуры пролетариата в Грузии.

Для успешного претворения в жизнь ленинских указаний по социалистическому строительству в республиках Закавказья необходимо было объединение их экономических усилий путем создания «областного хозяйственного органа», формирования национальных частей Красной армии и ликвидации унаследованной от буржуазно-националистических правительств национальной розни между народами Закавказья.

 

Создание органов государственной власти

 

Победа диктатуры пролетариата означала слом буржуазной государственной машины и замену ее государством диктатуры пролетариата. В Советской России проведение этой большой работы выпало на долю Советов. В Грузии эту работу, главным образом, провели Революционные комитеты, которые с февраля 1921 года по февраль 1922 года фактически выполняли функции новой социалистической власти. Отсутствие в Грузии Советов осложняло дело организации социалистического государства. Но в отличие от России рабочему классу Грузии приходилось вести борьбу за социалистические преобразования в более благоприятных условиях. Существовало первое в мире социалистическое государство диктатуры пролетариата — РСФСР, которая оказала трудящимся Грузии военную помощь в борьбе за свержение буржуазно-националистического правительства, оберегала молодую Грузинскую социалистическую республику от интервенции и реставрации старого строя, оказала Советской Грузии материальную помощь в социалистических преобразованиях. Кроме всего этого, грузинские большевики широко использовали опыт социалистической России в строительстве новой жизни.

Унаследованное от прошлого фактическое экономическое и культурное неравенство между народами бывшей Российской империи и вытекающие отсюда своеобразия и особенности условий породили различные переходные политические формы диктатуры пролетариата. Именно такой формой являлись Революционные комитеты, в том числе и Ревкомы Грузии.

Еще 16 февраля для руководства восстанием был создан Революционный комитет Грузии, в который вошли Ф. Махарадзе, М. Орахелашвили, Ш. Элиава, А. Гегечкори, Б. Квиркелия, К. Назаретян и другие. После победы восстания Революционный комитет, руководимый Коммунистической партией, взял в свои руки дело создания и укрепления новой государственной машины. 24 марта 1921 года Революционный комитет распустил буржуазное учредительное собрание Грузии; 21 апреля был издан декрет об организации государственной власти. Этот документ является самым важным конституционным актом первых месяцев деятельности революционной власти, в нем определялся характер высшего органа республики, сфера его компетенции. Упразднялись старые министерства и создавались новые органы государственного управления — Народные комиссариаты, определялись их права и обязанности и утверждались в законодательном порядке местные органы власти, стихийно возникшие в ходе восстания.

26 февраля 1921 года Революционный комитет провел общую демобилизацию меньшевистской армии и гвардии, а 11 марта меньшевистская армия и гвардия были объявлены распущенными и на соответствующие органы было возложено создание грузинских частей Красной Армии.

Таким образом, была осуществлена первая заповедь каждой победоносной революции — ликвидация, роспуск старой армии и замена ее новой, революционной армией.

У молодого пролетарского государства было много внутренних и внешних врагов. Внутри страны это были потерпевшие поражение буржуазия и помещики-дворяне, их политические партии в лице меньшевиков, эсеров, национал-демократов, федералистов и других, которые не могли примириться с утратой власти. За пределами страны — контрреволюционная грузинская эмиграция и империалисты Америки, Англии и Франции, которые надеялись рано или поздно восстановить в Грузии путем интервенции свое господство. Поэтому вождь революции В. И. Ленин требовал от грузинских коммунистов «немедленно вооружить рабочих и беднейших крестьян, создавая крепкую грузинскую Красную Армию»[6].

В марте 1921 года началось формирование грузинских частей Красной армии. Основное ядро их составили отряды повстанцев. Первый съезд Советов Грузии, по предложению В. И. Ленина, обратил серьезное внимание на укрепление грузинской Красной Армии.

Коммунисты Грузии, на основе богатого исторического опыта советского строительства в России, с первых же дней победы революции взялись за разрушение старого судебного устройства и за строительство нового. В начале 1921 года Революционный комитет упразднил меньшевистский суд и во всей республике был введен институт народных судов.

С первого же дня установления Советской власти была объявлена амнистия в отношении меньшевиков и других антисоветских партий. Но они не оценили гуманного акта Советской власти. Вместо того, чтобы примириться со свершившимся историческим фактом, распустить свои организации и вместе со всем грузинским народом принять участие в строительстве новой жизни, эти партии развернули подрывную антисоветскую работу и стали готовить восстание.

Без разгрома меньшевистской и других антисоветских партий невозможно было укрепление в Грузии диктатуры пролетариата. Поэтому для борьбы против контрреволюции, саботажа и спекуляции в день провозглашения Советской власти (25 февраля 1921 года) была создана Грузинская Чрезвычайная Комиссия.

Коммунистическая партия Грузии и Революционный комитет с первых же дней победы приступили к работе по подготовке проведения выборов в Советы. В конце 1921 года и начале 1922 года в Грузии проходили выборы в Советы рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов. Выборы в Советы прошли во всей республике в обстановке большой политической активности трудящихся. Все антисоветские партии оказались полностью изолированными как в Тбилиси, так и в районах республики. Везде в Советы избирали коммунистов и преданных Советской власти рабочих, крестьян и представителей Красной Армии и интеллигенции.

Первые Советы были избраны в Тбилиси и Батуми. В это же время под руководством коммунистов Грузии велась напряженная работа по созыву Первого Всегрузинского съезда Советов.

Первому съезду Советов Грузии предшествовал Первый съезд Коммунистической партии Грузии, состоявшийся в январе 1922 года. Съезд, подводя итоги одиннадцатимесячной партийной, государственной и хозяйственной деятельности, всенародно заявил: «...труднейший и тягчайший период нашей деятельности уже пройден... уже ясно намечена и очерчена главнейшая линия в нашей партийной государственной работе»[7].

25 февраля 1922 года открылся Первый Всегрузинский съезд Советов. Съезд избрал Центральный Исполнительный комитет (ЦИК) в составе: М. Цхакая, Ф. Махарадзе, Г. Орджоникидзе, Ш. Элиава, М. Орахелашвили, С. Кавтарадзе, И. Стуруа, А. Гегечкори, Н. Лакоба, А. Гиоргадзе, Г. Рогава, А. Джатиева, С. Хундадзе и др. С избранием ЦИК сложил свои полномочия Ревком Грузии. Центральный Исполнительный комитет создал первое грузинское советское правительство — Совет Народных Комиссаров. Созданные съездом органы власти приступили к управлению страной.

Первый Всегрузинский съезд Советов завершил в основном создание государственной машины диктатуры пролетариата. Первым Всегрузинским съездом Советов была принята первая «Конституция Грузинской Советской Социалистической Республики».

 

Переход Грузии к новой экономической политике

 

Коммунистическая партия Грузии, установив и упрочив диктатуру пролетариата, подготовила, тем самым, в Грузии условия для экономического раскрепощения трудящихся, создала предпосылки для перехода от капиталистического способа производства к социалистическому.

В переходный период от капитализма к социализму диктатура пролетариата, родившаяся в результате назревших экономических и политических требований, стала могучим орудием становления и упрочения нового строя. Диктатура пролетариата, опираясь на объективный экономический закон обязательного соответствия производственных отношений характеру производительных сил, активно содействует формированию и упрочению своего социалистического базиса, обеспечивает ликвидацию старого капиталистического базиса, содействует победе социалистических форм хозяйства над капиталистическими. В этом решающее значение имела социалистическая  национализация, ликвидация частной собственности на средства производства и превращение их в социалистическую собственность — во всенародное достояние. Декретом Революционного комитета Грузии от 15 июня 1921 года была осуществлена социалистическая национализация промышленности. Были национализированы все крупные промышленные предприятия, нефтехранилища, транспорт, торговый флот, банки и т. д. Это подготовило условия для победы социалистической системы народного хозяйства, для создания в Грузии экономического базиса социализма.

Для осуществления планового руководства народным хозяйством в марте 1921 года был создан Высший Совет Народного Хозяйства. С 18 апреля 1921 года был введен 8-часовой рабочий день, а с 20 апреля учреждена инспекция труда.

Одним из важнейших мероприятий социалистической революции была национализация земли, то есть ликвидация частной собственности на землю, и передача земли в собственность пролетарского государства.

Декретом от 6 апреля 1921 года была осуществлена национализация земли. Трудящееся крестьянство Грузии впервые получило безвозмездно землю от Советской власти.

Грузия была истощена экономически, что являлось серьезным препятствием для осуществления важнейших мероприятий по социалистическому строительству. Учитывая это положение, правительство РСФСР оказало Грузии большую материальную помощь.

Конкретный план и обоснованная программа по восстановлению народного хозяйства и переходу к мирному строительству был дан в решениях X съезда РКП (б), в письмах В И. Ленина к коммунистам Грузии и Кавказа и в докладе И В. Сталина «Об очередных задачах коммунизма в Грузии и Закавказье».

X съезд РКП (б) принял в марте 1921 года важнейшее решение о переходе к новой экономической политике (НЭП), которая предусматривала усиление товарооборота между городом и деревней, укрепление союза между рабочим классом и крестьянством, введение некоторой свободы частного предпринимательства в народном хозяйстве. Быстрейшее восстановление сельского хозяйства и промышленности в результате проведения НЭПа обеспечивало накопление сил и ресурсов для создания экономической основы социализма — тяжелой индустрии, для победы социализма в нашей стране.

Коммунисты Грузии развернули борьбу за осуществление этой политики. Против НЭПа выступили «левые» фразеры, а также национал-уклонисты. «Левые» рассматривали новую экономическую политику только как отступление, отказ от завоеваний революции. Национал-уклонисты же требовали значительно больших уступок частнокапиталистическим элементам, передачи командных высот народного хозяйства концессионерам, денационализации крупных предприятий; они предлагали широко открыть двери иностранному финансовому капиталу и, вообще, ориентировались на империалистический Запад. Коммунистическая партия Грузии, последовательно отстаивая курс перехода к новой экономической политике, приступила летом 1921 года к претворению его в жизнь.

Согласно новой экономической политике допускалась аренда земли и использование наемной рабочей силы частными собственниками. Мелкие предприятия сдавались в аренду кооперативам и частным лицам, разрешалось открытие мелких капиталистических предприятий. Чиатурская марганцевая промышленность была временно оставлена в руках частнокапиталистического объединения.

В связи с переходом к НЭПу в целях улучшения оплаты труда рабочих была введена частичная оплата натурой. Крупные предприятия и учреждения были переведены на хозяйственный расчет, широко внедрялась система коллективных договоров.

Состоявшийся в начале июля 1921 года в Тбилиси Пленум Кавказского Бюро ЦК РКП (б) с участием И. В. Сталина рассмотрел важнейшие политические и хозяйственные вопросы. Были намечены конкретные мероприятия по борьбе с антисоветскими партиями и буржуазным национализмом. Пленум разоблачил и осудил национал-уклонизм, имевший место в Коммунистической партии Грузии. Пленум обратил особое внимание на восстановление железнодорожного транспорта, на улучшение материального положения железнодорожников.

Подробно ознакомившись с экономическим и политическим положением Грузии, И. В. Сталин выступил 8 июля на общем собрании тбилисской партийной организации с докладом «Об очередных задачах коммунизма в Грузии и Закавказье». Это была большая боевая программа большевиков Грузии и Закавказья, основанная на указаниях В. И. Ленина. Она сплачивала коммунистов Закавказья на борьбу за укрепление диктатуры пролетариата и обеспечение национального мира.

 


[1] И. В. Сталин. Соч., т. 6, стр. 109.

[2] В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 42, стр. 367.

[3] В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 43, стр. 200.

[4] Там же, стр. 199.

[5] Там же, стр. 198.

[6] В. И. Ленин, ПСС. т. 42, стр. 367.

[7] Партархив Грузинского филиала Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, ф. 14, д. 199, л. 68.





§ 2. Создание Закавказской федерации и ее вступление в Союз Советских Социалистических Республик

 

Борьба за федеративное объединение закавказских советских социалистических республик

 

Одним из средств для сохранения и упрочения Советской власти в Закавказье являлось укрепление связей между советскими республиками Грузии, Азербайджана и Армении, между многонациональным рабочим классом и крестьянством Закавказья.

Урегулирование национального вопроса в Закавказье в целом, а также внутри каждой республики, явилось непременным условием укрепления союза между рабочим классом и крестьянством, следовательно, сохранения и упрочения Советской власти.

Коммунистическая партия и Советская власть считали единственно правильным разрешением национального вопроса в Закавказье федеративное объединение закавказских советских республик с предоставлением автономных прав национальным меньшинствам внутри республик.

Первейшей задачей советской федерации В. И. Ленин считал сохранение Советской власти. Поэтому он призывал советские народы к тесному федеративному союзу для организации совместного отпора попыткам иностранных империалистов по реставрации буржуазного строя.

Интересы упрочения Советской власти в Грузии требовали обеспечения внутренней и внешней безопасности закавказских республик, быстрого восстановления разрушенного народного хозяйства. А для этого было необходимо, во-первых, объединение внешнеполитических и военных усилий закавказских республик, во-вторых, объединение их хозяйственных ресурсов и, в-третьих, искоренение национал-шовинизма, унаследованного от закавказских буржуазно-националистических правительств. Все это безотлагательно требовало хозяйственного и политического объединения закавказских советских республик.

Коммунисты Закавказья, вооруженные марксистско-ленинской теорией, используя богатый опыт национального строительства Советской России, взялись за федеративное! объединение закавказских республик.

Против федерации Закавказья выступили национал-уклонисты. Особую активность в борьбе против Закфедерации проявили Б. Мдивани, М. Окуджава, К. Цинцадзе, Л. Думбадзе и другие грузинские национал-уклонисты.

Национал-уклонизм зародился в рядах Коммунистической партии Грузии в первые же дни после победы социалистической революции. В условиях новой экономической политики его питали, во-первых, мелкобуржуазно-националистическая стихия, в частности, мелкобуржуазный характер экономического развития Грузии. Мелкобуржуазная среда давала питательную почву буржуазной идеологии, буржуазному национализму и порождала колебания у некоторой части членов КП Грузии. Во-вторых, Коммунистическая партия Грузии по своему социальному составу не была однородна. В ее рядах преобладали выходцы из непролетарских слоев, которые в 1921 году составляли 87 процентов, а рабочие лишь 13 процентов общей численности Коммунистической организации Грузии. Естественно, что выходцы из непролетарских слоев легко подвергались влиянию разгромленных эксплуататорских классов и антисоветских партий. В-третьих, одна из причин, способствовавших появлению оппортунистических отклонений от генеральной линии партии, заключалась в том, что Советская власть в Грузии и во всем Закавказье получила в наследство от прошлого тяжелые пережитки национализма и шовинизма. И, наконец, национальный уклон в какой-то мере являлся реакцией на ошибки и перегибы, которые имелись в работе руководящих органов Закавказья.

Закавказские коммунисты, преодолевая упорное сопротивление антисоветских партий и национал-уклонистов, создали прочную основу для интернациональной солидарности и нерушимой дружбы народов Закавказья.

Основатель Коммунистической партии и глава Советского государства В. И. Ленин 9 апреля 1921 года предложил закавказским коммунистам создать для республик Закавказья «областной хозяйственный орган». Для осуществления этого указания В. И. Ленина в 1921 году были объединены железные дороги и внешняя торговля. 3 ноября 1921 года состоялся Пленум Кавказского Бюро Центрального Комитета РКП (б). Пленум принял постановление о федеративном объединении закавказских республик, в котором говорилось: «Обособленное государственное существование закавказских республик обессиливает их перед лицом капиталистических и буржуазных стран; тесный политический союз послужит прочной гарантией от всяких покушений на них со стороны контрреволюционных сил и укрепит Советскую власть на рубежах Ближнего Востока.

Политическое объединение даст возможность республикам на деле установить между собой тесный хозяйственный союз, попытки к заключению которого делались неоднократно. Между тем, разобщенность республик усугубляла и без того тяжелое экономическое положение Закавказья, нищету и разорение народных масс и вызвала целый ряд недоразумений между республиками. Закавказье представляет из себя единое хозяйственное целое и его экономическое развитие может идти лишь под знаком общекавказского хозяйственного объединения.

Наконец, существование многочисленных наркоматов и учреждений в трех республиках поглощает много сил и средств, создает ненужный параллелизм в работе во многих органах. Поэтому администрирование общими усилиями в главных и важнейших отраслях государственной жизни усилит и оплодотворит советскую работу.

Исходя из этого, Кавбюро (Кавказское Бюро) считает неотложно необходимым заключение федеративного союза между республиками, прежде всего в области военной, хозяйственной и финансовой работы и иностранной политики»[1].

В целях популяризации идей федерации в Тбилиси и в других городах и районах Грузии проходили многолюдные митинги и собрания трудящихся. Митинг трудящихся первого района Тбилиси (ныне Ленинский район), заслушав доклад Г. Орджоникидзе о федерации закавказских республик, единодушно поддержал решение об образовании Закавказской Федерации. 26 ноября конференция батумских профессиональных союзов также единодушно одобрила постановление Кавказского Бюро о Закавказской Федерации. Закавказское федеративное объединение поддержали участники многолюдных партийных, профсоюзных и комсомольских собраний и митингов, а также собрания беспартийных рабочих и крестьян в Тбилиси, Сухуми, Гори, Телави, Зугдиди, Сенаки и в других местах.

Против создания Закавказской Федерации открыто выступали национал-уклонисты. Пытаясь обмануть партию, они уверяли, что, будто идею Закавказской Федерации навязывали партии И. В. Сталин и Г. К. Орджоникидзе, но партия знала, что инициатором и вдохновителем создания Закавказской Федерации являлся В. И. Ленин.

21 ноября 1921 года В. И. Ленин разработал проект резолюции о федеративном объединении закавказских республик, который 29 ноября 1921 года единогласно был принят Политбюро Центрального Комитета РКП (б). После этого в республиках Закавказья партия широко развернула разъяснительную работу в пользу создания федерации.

Объединение закавказских республик должно было осуществиться через Советы, поэтому были приняты меры для форсирования созыва съездов Советов республик Закавказья. В январе 1922 года первый съезд Коммунистической партии Грузии рассмотрел вопрос о создании Закавказской Федерации. На съезде национал-уклонисты вновь выступили против федерации, но и здесь они получили решительный отпор. В принятой съездом резолюции по национальному вопросу говорилось о необходимости ускорения оформления создания Закавказской Федерации в советском порядке.

Вопрос относительно федеративного объединения закавказских республик рассмотрели съезды Советов Грузии, Азербайджана и Армении, они одобрили и подтвердили необходимость создания федерации закавказских республик. На этих съездах были избраны полномочные представители для заключения союзного договора между закавказскими республиками. Это была первая серьезная победа коммунистических организаций Закавказья над национал-уклонизмом.

12 марта 1922 года был заключен договор о создании федеративного союза закавказских советских социалистических республик.

После жестокого поражения национал-уклонисты вступили на путь открытого саботажа и повели курс на срыв решение партии и правительства по этому вопросу. Они обратились с протестом в Центральный Комитет РКП (б) в связи с федеративным объединением республик Закавказья. Центральный Комитет РКП (б) был вынужден 5 апреля 1922 года принять повторно постановление о федерации закавказских республик. В нем говорится:

«Борьба за укрепление национального мира и братская солидарность трудящихся масс Закавказья является по-прежнему основной политической задачей Компартии. В частности, ЦК, еще раз подтверждая свое решение о федерации закавказских республик, вменяет в обязанность Компартии Закавказья безусловное и безоговорочное проведение в жизнь решения...»[2].

Несмотря на это, грузинские национал-уклонисты, обосновавшиеся в Центральном Комитете Коммунистической партии Грузии, не прекращали борьбы против федеративного объединения республик Закавказья. В октябре 1922 года Центральный Комитет Коммунистической партии Грузии принял решение о непосредственном вхождении Грузии в Союз ССР и ликвидации Закавказской Федерации.

 

Создание Закавказской Федеративной Республики. Вступление ее в Союз ССР

 

Федеративный союз республик не мог разрешить полностью всех тех задач, которые стояли перед народами Закавказья в хозяйственной и политической сфере. Был необходим более тесный экономический и политический союз между закавказскими советскими республиками.

Таким образом, в порядке дня встал вопрос о преобразовании федеративного союза в единую федеративную республику. Но это мероприятие не должно было повлечь за собой чрезмерную централизацию за счет ущемления суверенных прав отдельных республик, как это и произошло в действительности. Это обстоятельство дало повод национал-уклонистам еще более активно выступить против создания федерации вообще. Центральный Комитет РКП (б) был вынужден снова вернуться к вопросу о федерации закавказских республик, и в 1922 году на октябрьском Пленуме единогласно было отвергнуто предложение Центрального Комитета Коммунистической партии Грузии о роспуске Закавказской Федерации. Пленум Центрального Комитета партии принял без изменений предложение членов комиссии: И. Сталина, Г. Орджоникидзе, А. Мясникова и других о сохранении Закавказской Федерации и о том, что она должна объединиться с Российской Федеративной Советской Республикой, Украиной и Белоруссией в «Союз Советских Социалистических Республик».

Национал-уклонисты, которых активно поддерживали Бухарин и Троцкий, продолжали вести борьбу против линии Центрального Комитета РКП (б) в вопросе о федерации закавказских республик, что вызвало справедливое возмущение В. И. Ленина. Грузинские национал-уклонисты, не желая выполнять решение вышестоящих партийных органов и считаться с желанием трудящихся, подали в отставку. В октябре 1922 года уклонистский состав Центрального Комитета К11 Грузии был распущен.

8 ноября 1922 года в Тбилиси состоялось совещание уездных комитетов партии. На совещании был рассмотрен вопрос о существующем в партии разногласии в связи с созданием федерации закавказских республик. Совещание осудило линию национал-уклонистов и в специальной резолюции высказалось о создании Закавказской Федеративной Республики.

Национал-уклонизм не нашел опоры и сочувствия в партийных массах. Подавляющее большинство уездных партийных организаций полностью поддержало новый состав Центрального Комитета Коммунистической партии Грузии и решительно осудило национал-уклонизм.

Коммунистическая партия Грузии, осуществляя указание Центрального Комитета РКП (б), к концу 1922 года подготовила почву для дальнейшего укрепления хозяйственного и политического союза между закавказскими республиками, для преобразования федеративного союза закавказских республик в Закавказскую Федеративную Советскую Социалистическую Республику.

10 декабря 1922 года первый закавказский съезд Советов принял решение о создании закавказского федеративного государства — ЗСФСР и вхождение ее в СССР.

 

Первые шаги новой экономической политики

 

Исключительно важное значение в деле дальнейшего укрепления союза рабочего класса и крестьянства имело революционное разрешение земельного вопроса.

Декрет Ревкома Грузии объявил все земли собственностью трудового народа, воспрещалась какая-либо форма отчуждения земли; земля была изъята из сферы купли и продажи. Конфискация земель, принадлежавших помещикам, церквам, монастырям и другим крупным собственникам, осуществлялась без выкупа. Конфискованные земли, в силу декрета, зачислялись в государственный земельный фонд и переходили в распоряжение местных органов власти. Затем создавались местные «Земельные Комитеты», которые при участии представителей Народного Комиссариата Земледелия и уездных властей производили распределение земли между крестьянами. Наряду с конфискацией помещичьих земель производилась также конфискация принадлежавшего им сельскохозяйственного инвентаря, мельниц, лесопилок и др.

Советский декрет о земле объявлял утратившими силу все законы, изданные до установления Советской власти буржуазными правительствами, а именно: законы от 16 декабря 1917 года, 7 марта 1918 года, 28 января 1919 года и от 10 декабря 1920 года. Все это произвело на крестьянство большое впечатление. Претворялась в жизнь их долгожданная мечта. Революционная аграрная реформа освободила грузинское трудовое крестьянство от тяжелого бремени — земельного налога, который в 1920 году составил 95 миллионов рублей, и от выплаты 252 миллионов рублей за выкуп земель из государственного фонда. До выплаты этой суммы крестьянство меньшевистской Грузии должно было ежегодно выплачивать 802,2 тысячи рублей — оброчных, 233 тысячи рублей — за выкуп земли и 2.500 тысяч рублей — арендных. Грузинское крестьянство получило возможность использовать эти средства на развитие в деревне производительных сил.

С первых же дней установления Советской власти крестьянство приступило к распределению между собой помещичьих земель революционным путем. Но против этого выступили национал-уклонисты. Отдел земельной политики Народного Комиссариата Земледелия, в котором засели национал-уклонисты, грубо вмешиваясь в дело разрешения аграрного вопроса местной революционной властью, препятствовал ей в удовлетворении справедливых требований крестьянства. Народный Комиссариат Земледелия отменял решения местных революционных властей о конфискации помещичьих земель и передаче их крестьянству. Это создавало в деревне напряженную обстановку. Особенно обострились отношения между помещиками и крестьянами в Горийском, Сенакском, Озургетском и Зугдидском уездах.

Для урегулирования земельного вопроса Народный Комиссариат Земледелия направлял в уезды «Чрезвычайные комиссии». Эти комиссии, как правило, решали вопрос в пользу помещиков. Чрезвычайная Комиссия Народного Комиссариата Земледелия работала в Горийском уезде в конце августа и начале сентября 1921 года. Эта комиссия отменила почти все решения местных властей по земельному вопросу. Действия комиссии вызвали справедливое возмущение крестьян.

Местные органы Народного Комиссариата Земледелия, пользуясь тем, что новая экономическая политика допускала аренду и использование частными лицами наемного труда, восстанавливали в форме длительной аренды куплю-продажу земли, то есть фактически они отменяли советский закон о земле.

Предательская аграрная политика национал-уклонистов вынуждала бедное и беднейшее крестьянство идти в кулацкую кабалу. По сведению союза сельскохозяйственных рабочих, в 1922 году батрачило до 15 тысяч бедных и беднейших крестьян. Кроме того, в условиях НЭПа кулачество использовало и другие, более скрытые формы закабаления трудового крестьянства.

Проведение земельной реформы «эволюционным» путем, который отстаивали национал-уклонисты, вызвало проволочки и бюрократизм в деле разрешения насущного для крестьянства вопроса. Так, например, земельная комиссия в Горийском уезде имела в начале 1922 года несколько тысяч нерассмотренных спорных дел, касающихся земельного вопроса, поступивших на рассмотрение еще в 1921 году, что вызвало возмущение крестьян. Вследствие всего этого в ряде уездов и районов крестьяне и местные Ревкомы разрешали земельный вопрос революционным путем. Крестьяне захватывали помещичьи земли и отказывались платить оброк.

В ноябре 1921 года первый Всегрузинский съезд председателей уездных и городских Ревкомов заслушал доклад о работе Народного Комиссариата Земледелия. Съезд наметил конкретные мероприятия для незамедлительного претворения в жизнь советского декрета о земле. На уездном съезде Советов Грузии крестьяне с большим интересом обсуждали вопрос земельной реформы и открыто выражали недовольство деятельностью Народного Комиссариата Земледелия.

После того, как в октябре 1922 года был отстранен от руководства уклонистский состав Центрального Комитета Коммунистической партии Грузии, новый состав Центрального Комитета приступил к разрешению аграрного вопроса революционным путем.

По селам Грузии прокатилась волна настоящей аграрной революции, крестьяне стали изгонять помещиков из их феодальных имений. Земли, хозяйственный инвентарь, живая тягловая сила и другое имущество распределялись между крестьянами. Помещичьи дома и усадьбы объявлялись общественной собственностью. Их использовали под больницы, школы, библиотеки, административные здания. Только в Шоропанском уезде в течение одного месяца у помещиков было отобрано 10.000 кцев земли, 50 домов, 30 мельниц и др. В Сенакском уезде — 9.455 кцев земли, 118 домов; в Горийском уезде — 747 десятин земли, 83 дома и 21 мельница. Всего по всей Грузии к весне 1923 года крестьяне получили 150 тысяч десятин земли, отобранной у помещиков. Крестьяне говорили: «Только теперь пришла Советская власть».

Таким образом, Советская власть, осуществив революционным путем земельную реформу, быстро ликвидировала вредные последствия вредительской аграрной политики национал-уклонистов, которые вели дело к разрыву союза между рабочим классом и крестьянством.

Аграрная реформа окончательно ликвидировала помещичье землевладение, подорвала основы кулацкого хозяйства и расчистила путь для создания социалистической экономики. Процесс восстановления сельского хозяйства в Грузии ускорился. В 1923 году посевная площадь уже составляла 87,2 процента довоенного уровня, а урожайность не только достигла довоенного уровня, но в некоторых отраслях даже превысила его.

 

Возрождение промышленности

 

Переход к новой экономической политике содействовал оживлению и развитию промышленности. Практика передачи безвозмездно промышленной продукции государственным учреждениям, имевшая место до перехода к новой экономической политике, нанесла огромный ущерб и без того слабо развитой промышленности Грузии.

С 1922 года началось объединение крупных предприятий в тресты и перевод их на хозяйственный расчет. В практику хозяйствования вошли контроль рублем, развитие инициативы предприятий, что привело к оздоровлению их экономики, росту внутрипроизводственного накопления, росту производительности труда и наряду с этим, увеличению общей продукции, повышению реальной заработной платы и т. д. В первый же год выявилось благоприятное влияние НЭПа. Предприятия, находящиеся в распоряжении Высшего Совета Народного Хозяйства, дали в 1922 году 137 процентов всей промышленной продукции 1921 года. В результате осуществления новой экономической политики повысилась заработная плата и улучшились материально-бытовые условия рабочего класса.

Достигнутые успехи в области промышленности были обусловлены также тем обстоятельством, что Советская власть национализировала только крупные промышленные предприятия, остальные же предприятия были оставлены во владении частных собственников. Нерентабельные национализированные предприятия были сданы в аренду кооперативным организациям и частным лицам, некоторые же нерентабельные предприятия были законсервированы. Национализация не коснулась также мелких торговых предприятий.

С 1923 года производится концентрация мелких предприятий, находящихся в руках государства. Из 69 предприятий Высшего Совета Народного Хозяйства Грузинской ССР было создано 53 более крупных предприятия. Укрупнение промышленных предприятий содействовало улучшению технологических процессов, росту производительности труда и реальной заработной платы.

В условиях НЭПа допускалось использование иностранного капитала путем выдачи концессий, но в Грузии, так же как и во всем Советском Союзе, оно не получило широкого развития. Лишь в конце восстановительного периода — в 1925 году, американскому промышленнику Гарриману была выдана концессия на эксплуатацию чиатурского марганцевого месторождения.

Законодательство Советского Союза твердо защищало правовое и экономическое положение рабочего класса, оно резко ограничивало эксплуататорские устремления капиталистических элементов, допущенных в промышленность в условиях новой экономической политики.

В деле восстановления народного хозяйства, в частности, в промышленности, важную роль сыграла Закавказская Федерация, объединение хозяйственных ресурсов Закавказья. В первые годы восстановления народного хозяйства растет удельный вес социалистического сектора в промышленности. Все крупные промышленные предприятия были сосредоточены в руках государства. В 1922 — 23 хоз. гг. в общей продукции промышленности государственная промышленность составляла — 77,4 процента, кооперативная — 5,1 процента и частнокапиталистическая — 17,5 процента.

Значительно вырос рабочий класс, увеличилось количество служащих. На 1 октября 1923 года общее количество рабочих и служащих превышало 100 тысяч человек. Возросли доходы крестьянства, увеличилась реальная заработная плата рабочих. Жизнь трудящихся Грузии постоянно улучшалась. Несмотря на это, было ощутимо общее отставание народного хозяйства по сравнению с довоенным уровнем. Не были полностью ликвидированы последствия разрухи. Бездействовал целый ряд фабрик и заводов. Промышленность далеко не обеспечивала потребность страны в продуктах городского производства. К октябрю 1923 года в Грузии насчитывалось свыше 29 тысяч безработных (37,1 процента работающих). Сравнительно медленный темп восстановления промышленности препятствовал немедленной ликвидации безработицы. Несмотря на это, первые итоги новой экономической политики еще раз подтвердили, что партия идет по верному пути восстановления и развития народного хозяйства.

Второй съезд Коммунистической партии Грузии, состоявшийся в марте 1923 года, подвел первые итоги НЭПа.

Мероприятия, осуществленные Коммунистической партией и Советской властью обеспечили накопление сил, оживление промышленности и сельского хозяйства, укрепление союза между рабочим классом и крестьянством. Это было необходимо для перехода к политике наступления против капиталистических элементов, к политике их постепенного вытеснения из сферы народного хозяйства. Иным путем невозможно было осуществить переход к развернутому социалистическому строительству. В. И. Ленин на XI съезде РКП (б), в марте 1922 года, говорил: «Мы год отступали. Мы должны теперь сказать от имени партии: достаточно! Та цель, которая отступлением преследовалась, достигнута. Этот период кончается или кончился. Теперь цель выдвигается другая — перегруппировка сил»[3] для подготовки наступления на частнохозяйственный капитал.

 

Борьба с хозяйственными трудностями

 

К осени 1923 года хозяйственные трудности в стране несколько обострились вследствие диспропорции между ведущими отраслями народного хозяйства и нарушения советской политики цен промышленными и торговыми органами. Образовалась резкая разница между ценами на промышленные товары и сельскохозяйственные продукты. Особенно низкими были цены на сельскохозяйственные продукты, в то время как цены на промышленные товары были непомерно высокие и имели тенденцию к дальнейшему росту.

Расхождение между ценами на промышленные товары и сельскохозяйственные продукты особенно остро ощущалось в Грузии, что следует объяснить следующими причинами: во-первых, основная масса промышленных товаров поступала из Советской России, что вызывало большие транспортные издержки и, естественно, еще больше повышало стоимость этих товаров; во-вторых, рыночные цены на местную промышленную продукцию были выше, чем цены на завозимые из России товары, так как низкий уровень промышленности Грузии повышал себестоимость товаров, а, следовательно, и рыночные цены на них; и, в-третьих, географические особенности Грузии и слабое развитие транспорта затрудняло товарооборот между городом и деревней.

В таких условиях крестьяне не были в состоянии приобретать промышленные товары. Начался кризис сбыта, что оказало влияние на состояние промышленности. Возникли трудности и в выдаче заработной платы, что вызывало недовольство рабочих. Наиболее отсталые рабочие на некоторых предприятиях самовольно бросали работу.

Коммунистическая партия и советское правительство мобилизовали все силы для преодоления этих серьезных трудностей в деле восстановления народного хозяйства, так как появилась реальная угроза союзу рабочего класса и крестьянства — политической основе диктатуры пролетариата.

Партией и правительством был принят целый ряд действенных мероприятий для снабжения предприятий сырьем и для обеспечения полной нагрузки предприятий. Мероприятия партии и правительства преследовали цель по мере возможности перевести рабочих на систему выработки, внедрить на предприятиях премиальную систему, повысить квалификацию и вообще сознательность и сознательную дисциплину рабочих, пересмотреть нормы выработки и уплотнить рабочий день, снизить цены на промышленные товары, укрепить и удешевить торговый аппарат. Успешное осуществление этих мероприятий обеспечивало преодоление создавшихся трудностей. Решающую роль сыграло снижение цен на промышленные товары, начатое союзным правительством с декабря 1923 года.

В результате энергичных мер, принятых партией и правительством, концы «ножниц» постепенно сближались, до минимума была сведена разница между ценами на промышленные товары и продукты сельского хозяйства.

Сближение цен на промышленные товары и на продукты сельского хозяйства содействовало подъему материального благосостояния трудящихся, укреплению экономических связей между городом и деревней.

Но Советское правительство и Коммунистическая партия не могли удовлетвориться этим. Полное сближение концов «ножниц» еще не означало вообще достижения уровня довоенных цен. Даже на 1 января 1925 года в масштабе Советского Союза розничные цены на промышленные товары были равны 184 процентам розничных цен 1913 года, а розничные цены на сельскохозяйственную продукцию составляли 155 процентов. Поэтому постоянным предметом заботы партии и правительства было дальнейшее улучшение благосостояния трудящихся на основе развития производства и повышения производительности труда.

 

Отражение троцкистских наскоков на партию

 

Борьба с трудностями при восстановлении народного хозяйства требовала от партии согласованной и напряженной работы. Так думали и действовали люди, преданные интересам партии и рабочего класса, делу социализма. Иначе думали и поступали троцкисты, национал-уклонисты и другие антипартийные фракционные группировки внутри партии. Именно тогда, когда в стране особенно обострились хозяйственные трудности, когда вождь партии В. И. Ленин был тяжело болен, Троцкий начал свой поход против Коммунистической партии. Объединив все антипартийные течения, он состряпал платформу оппозиции — заявление 46 оппозиционеров и письмо, в котором обливались грязью партийные кадры. Троцкий выдвинул против партии целый ряд клеветнических обвинений. В своем заявлении троцкисты предсказывали неизбежность тяжелого экономического кризиса и гибель Советской власти, требовали свобод  фракций, как единственный выход из создавшегося положения. Свои антипартийные документы оппозиционеры разослали партийным организациям и навязали партии совершенно ненужную общепартийную дискуссию.

В Грузии дискуссия с троцкистами и национал-уклонистами, которые к этому времени уже были связаны с троцкистами, началась в октябре 1923 года. На дискуссионных собраниях троцкисты и национал-уклонисты: Мдивани, Цинцадзе и другие нападали на партию и на ее аппарат, они выступали с провокационными обвинениями, стремясь подорвать авторитет партии и его ленинского руководства в глазах рабочего класса и всего народа.

Особенно острый характер дискуссия приняла в тбилисской организации. Городское собрание тбилисской организации в декабре 1923 года сурово осудило выступление троцкистской оппозиции и потребовало запрещения в партии всяческих фракций и группировок. Вслед за этим расширенный Пленум Закавказского краевого комитета РКП (б) сурово осудил троцкистскую оппозицию, а также связанную с ней группу национал-уклонистов, и единодушно поддержал ленинский Центральный Комитет партии.

Троцкисты потерпели жестокое поражение во всем Советском Союзе. В январе 1924 года собралась XIII партийная конференция, которая заслушала доклад И. В. Сталина и подвела итоги дискуссии. Конференция осудила троцкистскую оппозицию и объявила, что она представляет собой мелкобуржуазный уклон в нашей партии.

Пленум Центрального Комитета Коммунистической партии Грузии заслушал 24 февраля 1924 года доклад Г. К. Орджоникидзе об итогах XIII партийной конференции. Пленум одобрил решения конференции и наметил конкретные мероприятия для дальнейшего укрепления единства рядов партии.

 

Смерть В. И. Ленина

 

Успехи ленинской политики партии были омрачены величайшим бедствием, которое постигло всю нашу страну. 21 января 1924 года скончался создатель и вождь Коммунистической партии В. И. Ленин. Рабочий класс всего мира, все прогрессивное человечество понесло невозвратимую утрату.

Центральный Комитет РКП (б) в своем воззвании в связи со смертью великого вождя «К партии, ко всем трудящимся» писал: «Никогда еще после Маркса история великого освободительного движения пролетариата не выдвигала такой гигантской фигуры, как наш покойный вождь, учитель, друг. Все, что есть в пролетариате поистине великого и героического — бесстрашный ум, железная, несгибаемая, упорная, все преодолевающая воля, священная ненависть, ненависть до смерти к рабству и угнетению, революционная страсть, которая двигает горами, безграничная вера в творческие силы масс, громадный организационный гений, — все это нашло свое великолепное воплощение в Ленине, имя которого стало символом нового мира от запада до востока, от юга до севера»[4].

Великой скорбью встретили трудящиеся Грузии весть о смерти гениального вождя и учителя В. И. Ленина. В селениях и городах Грузии состоялись многолюдные траурные митинги. В резолюциях, принимаемых на этих митингах, рабочие и крестьяне единодушно выражали свою готовность служить делу Ленина, делу Коммунистической партии и Советского правительства; они высказывали глубокую уверенность в том, что Коммунистическая партия и ленинский Центральный Комитет поведут советский народ по указанному Лениным пути. На смерть В. И. Ленина рабочий класс нашей страны ответил еще большим сплочением своих рядов вокруг Коммунистической партии. В дни великого траура сознательные рабочие, взвесив свое отношение к партии Ленина, приняли решение бороться под знаменем Коммунистической партии за претворение в жизнь заветов В. И. Ленина. Они требовали приема их в ряды Коммунистической партии. ЦК ВКП(б) поддержал это движение передовых рабочих и объявил массовый ленинский призыв, — прием в партию передовых рабочих.

Несмотря на массовость этого движения, отнюдь не исключался строгий индивидуальный отбор принимаемых в партию. Во-первых, сами беспартийные рабочие избирали для вступления в партию из своей среды наиболее передовых и сознательных рабочих, а затем партийные организации совместно с беспартийными рабочими рассматривали кандидатуры подлежащих приему в партию и, таким образом, происходил отбор лучших из лучших.

В ряды Коммунистической партии были приняты главным образом рабочие от станка. В Грузии к июлю 1924 года по ленинскому призыву в ряды Коммунистической партии влилось около 4 тысяч человек. Тбилисская партийная организация выросла в два раза. Резко улучшился социальный состав, процент рабочих превысил 72.

Первые итоги новой экономической политики показали, что рабочий класс способен не только разрушить буржуазный государственный аппарат, но и создать государственную машину, направить ее деятельность на всех трудящихся, что рабочий класс одинаково силен как в разрушении старого, так и в созидании нового социалистического способа производства, где не будет места эксплуатации человека человеком. Поэтому вдвойне возросли в глазах трудящихся сила и авторитет Советской власти, рабочего класса и его авангарда — Коммунистической партии.

 


[1] Образование СССР. Сборник документов 1917 — 1924. М.-Л., 1949, стр. 280.

[2] Известия Центрального Комитета Российской Коммунистической партии (большевиков), № 6 (42), 1922, стр. 4.

[3] В. И. Ленин. ПСС, т. 45, стр. 87.

[4] Газ. «Заря Востока», № 484, 24 января, 1924 г.



§ 3. Обострение классовой борьбы. Рост благосостояния

трудящихся к концу восстановительного периода.

Политическая активность рабочего класса и крестьянства Грузии

 

Преодоление сопротивления антисоветских партий

 

После установления Советской власти побежденные классы и их политические партии не сложили оружия: они широко развернули контрреволюционную, подрывную работу.

Переход к новой экономической политике оживил капиталистические элементы и активизировал антисоветские партии, у которых возродилась надежда на реставрацию капитализма. Они усилили антисоветскую пропаганду, открыто призывали к борьбе против Советской власти и Коммунистической партии, прибегали даже к террору против преданных советских людей. Меньшевики сколачивали блок антисоветских партий и готовили контрреволюционный мятеж.

Коммунистическая партия и Советское правительство, убедившись, что антисоветские партии злостно используют объявленную Советским правительством амнистию, решили принять против них репрессивные меры. Но обосновавшиеся в руководящих органах партии и правительства национал-уклонисты выдвинули тактику «перевоспитания» враждебных классовых сил и «мирного преодоления» их сопротивления.

Меньшевики и другие антисоветские партии (национал-демократы, эсеры, федералисты и др.) восстановили свои местные партийные организации и центральные органы. Они установили связь с контрреволюционной эмиграцией, которая снабжала их литературой и деньгами, охотно предоставленными империалистическими державами.

Но все происки контрреволюционеров были обречены на провал. Советская Грузия отразила попытки внутренней и внешней контрреволюции дать повод империалистическим хищникам для интервенции в Грузии. Тогда обанкротившиеся антисоветские партии навязали Советской власти гражданскую войну. Они сколотили вооруженные отряды из кулаков и из бывших дворян-помещиков. В 1922 — 1923 годах в Сванетии, Гурии, Мтиулети и других местах им удалось организовать кулацкие выступления. Против этого политического бандитизма, вдохновляемого антисоветскими партиями, выступило подавляющее большинство населения. Антисоветские выступления были ликвидированы.

Вся деятельность антисоветских партий еще раз показала вздорность и вредность тактики национал-уклонистов о мирном преодолении сопротивления врагов социализма.

Коммунистическая партия Грузии под руководством Г. К. Орджоникидзе, особенно с октября 1922 года, когда из состава Центрального Комитета были выведены национал-уклонисты, усилила борьбу против меньшевиков и других антисоветских партий как путем улучшения идейно-политической и массовой работы, так и путем применения репрессивных мер.

20 февраля 1923 года национал-уклонисты обратились в Центральный Комитет РКП (б) с заявлением, в котором требовали прекращения Коммунистической партией Грузии репрессивных мер против меньшевиков и других антисоветских партий. Национал-уклонисты решили дать бой новому составу ЦК КП (б) Грузии. На XII съезде РКП (б) они выступили против существующего в Грузии «режима». Но потерпели жестокое поражение на съезде, им не смогли помочь ни Троцкий, ни Бухарин, ни другие антипартийные элементы. Съезд одобрил существующий в Грузии «режим», назвав его советским режимом».

Разложение меньшевистских и других антисоветских партий началось еще с 1922 года, когда они связались внутри страны с уголовными и бандитскими элементами и встали на путь союза с иностранными интервентами.

В августе 1923 года в Тбилиси открылся съезд бывших членов меньшевистской партии. Принятая на съезде декларация признала платформу Третьего Коммунистического Интернационала и объявила распущенной меньшевистскую партию Грузии. В октябре того же года свыше пяти тысяч бывших членов меньшевистской молодежной организации «молодых марксистов» объявили организацию распущенной.

В августе 1923 года о самороспуске объявила также партия национал-демократов. Это было серьезное поражение антисоветского фронта в Грузии. Но антисоветский блок все еще насчитывал в своих рядах значительные силы.

Лидеры антисоветских партий воочию убедились, что время работает против них. Поэтому они начали спешно готовить кровавую авантюру. Они связались с английскими и французскими империалистами и стали призывать их к интервенции.

Заклятые враги грузинского народа — меньшевики, национал-демократы, федералисты и другие антисоветские партии, использовав создавшиеся в стране хозяйственные трудности и недостатки партийной работы на селе, организовали в августе 1924 года контрреволюционное выступление в основном в сельских местностях Озургетского, Сенакского, Зугдидского, Горийского, Шоропанского, Сванетского и некоторых других уездов Грузии.

Против Советской власти с оружием в руках выступили бывшие царские офицеры, кулаки, торговцы, священники, князья, дворяне и уголовные элементы. Основная масса рабочего класса, беднейшего и среднего крестьянства не поддержала восстание. Меньшевистская авантюра была быстро ликвидирована частями Красной Армии при поддержке я с помощью трудящихся масс.

Грузинский народ с возмущением встретил кровавую меньшевистскую авантюру. В целом ряде уездов начались стихийные крестьянские выступления. Возмущенные крестьяне разоряли имения бывших помещиков, убивали наиболее ненавистных, уличенных в антисоветской деятельности бывших царских и меньшевистских чиновников, князей и дворян. Остальных, по постановлению крестьянских собраний, изгоняли из сел и конфисковывали их имущество.

Пленум Центрального Комитета Коммунистической партии Грузии, состоявшийся в октябре 1924 года, обсудил вопрос об августовской меньшевистской авантюре и отметил, что вооруженные выступления в Грузии были организованы по указке империалистов и руководителей Второго Интернационала. Но, как указано в резолюции Пленума, вовлечение незначительной части крестьянства в эту авантюру обязывает партию незамедлительно принять меры для искоренения всех тех недостатков и ошибок, которые и впоследствии могут быть использованы контрреволюционерами. Пленум наметил ряд практических мероприятий для улучшения массовой партийно-политической и хозяйственно-культурной работы на селе.

После разгрома контрреволюции еще больше возрос авторитет Коммунистической партии и Советской власти крепился союз рабочего класса и крестьянства, повысилась их политическая активность, что выразилось в успехах хозяйственного и культурного строительства.

 

Итоги новой экономической политики в области сельского хозяйства Грузии

 

Самоотверженная работа рабочего класса и крестьянства Грузии под руководством коммунистической партии принесла свои плоды в деле восстановления народного хозяйства. Как известно, в годы восстановительного периода основным звеном в цепи подъема экономики было сельское хозяйство. Посевная площадь под зерновыми культурами в 1924 году составляла 91,5 процента посевной площади довоенного периода, а общий урожай — 84,2 процента. В 1925 году посевная площадь под зерновыми культурами достигла 93,2 процента довоенного уровня, а общий урожай превысил довоенный уровень. Таким же быстрым темпом пошло вперед дело восстановления технических культур. В 1923 — 1924 гг. площадь, занятая техническими культурами, составляла 30,8 процента, в 1924 — 1925 году, — 65,2 процента, а в 1925 — 1926 году — 82,2 процента довоенной площади.

Для восстановления сельского хозяйства важное значение имело упорядочение дела механизации и мелиорации, оказание деревне агрономической помощи.

Коммунистическая партия и Советская власть с самого начала обратили серьезное внимание на мелиоративные работы. В. И. Ленин, вскоре после установления в Грузии Советской власти, поставил перед грузинскими коммунистами неотложную задачу проведения в широком масштабе мелиорации. Руководящие партийные и советские органы Грузии предприняли серьезные меры по претворению в жизнь директив вождя. Трудовое крестьянство проявило бурную инициативу и невиданный трудовой энтузиазм; оно выполнило почти все земляные работы по восстановлению старых и строительству новых оросительных каналов. Общая площадь орошаемых земель достигла  100 тысяч десятин.

Для интенсификации сельского хозяйства и повышения производительности труда в земледелии решающее значение имела механизация. До войны сельскохозяйственные машины и орудия завозились в Грузию из России и заграницы. В результате мировой войны почти полностью прекратился ввоз в Грузию сельскохозяйственных машин. Крестьянство было вынуждено возвратиться к дедовским сельскохозяйственным орудиям. Положение осложнялось и тем, что в период войны и интервенции была истреблена значительная часть живой тягловой силы. К 1923 году 44,6 процента крестьянских хозяйств не имели живой тягловой силы. Однако, в 1925 году потенциальный запас энергоресурсов живой тягловой силы уже на 3,9 процента превысил довоенный уровень. В 1924 — 1926 годах Советская власть предоставила сельскому хозяйству Грузии сельскохозяйственных орудий и машин на 900 тысяч рублей золотом. Кроме того, в целях лучшего обслуживания крестьянского населения были организованы «прокатные пункты» сельскохозяйственных орудий и машин. К 1925 — 1926 году число «прокатных пунктов» достигло 95.

С 1923 — 1924 хозяйственного года усиливается агротехническая помощь сельскому хозяйству. В 1925 — 26 году на эти цели были израсходованы значительные средства.

Для восстановления и развития сельского хозяйства Грузии важное значение имело утверждение III съездом Советов Грузии (апрель 1925 года) перспективного пятилетнего плана развития сельского хозяйства и мероприятия по восстановлению и укреплению крестьянских хозяйств, разработанные совещанием, созванным в июле 1925 года Закавказским краевым комитетом РКП (б).

После этого дело восстановления и развития сельского хозяйства пошло быстрыми темпами. Увеличилась не только посевная площадь, но и производительность земледельческого труда, что способствовало росту урожайности. Посевная площадь достигла в 1925 — 1926 хозяйственном году 87,5 процента довоенного уровня, общая продукция — 94,4 процента. Средняя урожайность зерновых культур на одну десятину достигла 99,2 процента довоенной урожайности, а урожайность технических культур превысила довоенный уровень на 26,7 процента.

К 1926 году общая продукция сельского хозяйства достигла довоенного уровня. Но она не могла полностью удовлетворить возросшие потребности трудящихся Грузии в сельскохозяйственных продуктах, а также растущую социалистическую промышленность в сырье. Довоенный уровень сельского хозяйства Грузии был настолько отсталым, что даже минимально не мог удовлетворить интересы социалистического строительства, интересы неуклонного роста материального благосостояния народа.

Коммунистическая партия, опираясь на требования объективных экономических законов социализма, считала необходимым условием социалистической перестройки сельского хозяйства, и вообще народного хозяйства в целом, социалистическую индустриализацию страны. Без успешного разрешения этой задачи невозможно было дальнейшее развитие сельского хозяйства, его социалистическая перестройка.

Пути и методы социалистической перестройки сельского хозяйства находились в центре внимания Коммунистической партии с первых же дней установления  советской власти. В. И. Ленин дал исчерпывающий ответ на этот вопрос, наметил точный и ясный план социалистической перестройки сельского хозяйства в своих трудах: «О продналоге» и «О кооперации».

С первых лет Советской власти в Грузии началось объединение крестьянства в производственные кооперативы. Однако в восстановительный период кооперирование крестьянства по производственной линии не получило достаточного развития. К концу восстановительного периода в Грузии существовало всего 58 коллективных хозяйств, в которых было объединено 880 крестьянских дымов. В этот период сравнительно более широкое развитие получили советские (государственные) хозяйства — народные имения, которые создавались на базе бывших удельных имений и поместий, отобранных у частных землевладельцев. К 1925 году сумма капиталовложений в народные имения достигла 434,9 тысячи рублей. Таким образом, в 1921 — 1925 годах мероприятия Коммунистической партии и Советской власти в сфере сельского хозяйства были направлены на развитие производительных сил, на внедрение и распространение в деревне социалистических форм хозяйства и создание предпосылок для коллективизации сельского хозяйства.

 

Промышленность Грузии к концу восстановительного периода

 

К концу восстановительного периода серьезных успехов добилась промышленность Грузии.

В 1924 — 1925 хоз. г. по сравнению с предыдущим годом число крупных (цензовых) предприятий увеличилось с 126 до 231, т. е. в 1,8 раза, а общая продукция увеличилась с 18570,0 тысяч рублей до 54358,3 тысячи рублей (червонцами) или в 2,9 раза. Из года в год рос объем капиталовложений в государственную национализированную промышленность; в 1923 — 1924 хозяйственном году он составлял 239 тысяч рублей (червонцами), в 1924 — 1925 хозяйственном году — 1207,2 тысячи рублей, а в 1925 — 1926 хозяйственном году — 4357,2 тысячи рублей. Таким образом, на протяжении двух лет капиталовложения увеличились более чем в 18 раз. Значительно повысилась производительность труда и заработная плата работников промышленности. В 1925/1926 хоз. году заработная плата вплотную приблизилась к уровню 1913 года, а в некоторых отраслях промышленности даже превысила его. Росту производительности труда и заработной платы способствовали рост средств производства, улучшение организации труда и механизация производственных процессов.

Увеличилась численность рабочего класса. До войны в крупной (цензовой) промышленности Грузии было занято 10 тысяч, в 1923/24 хоз. году — около 8 тысяч, а спустя два года — более 14 тысяч рабочих.

И 1925 —1 926 хозяйственном году в основных отраслях промышленности Грузии был достигнут и даже превзойден довоенный уровень. При этом восстановление происходило на социалистической основе.

К концу восстановительного периода основной и ведущей силой в промышленности стал социалистический сектор. Государственному социалистическому сектору принадлежало 73,8 процента промышленных предприятий, кооперативному — 9,5 процента и частнокапиталистическому — 16,7 процента. 66,5 процента всех рабочих, занятых в промышленности, приходилось на государственный социалистический сектор, 3,8 процента — на кооперативный сектор и 29,7 процента — на частнокапиталистический сектор. 78,8 процента общей промышленной продукции давал государственный социалистический сектор, 8,0 процента — кооперативный сектор и 13,2 процента — частнокапиталистический сектор.

В результате напряженного творческого труда рабочего Класса промышленность Грузии в целом ряде отраслей значительно превысила довоенный уровень.

В восстановлении промышленности и транспорта активно участвовали геологи и горные инженеры А. Джанелидзе, II. Кипшидзе и Г. Цулукидзе, инженеры-строители Л. Диасамидзе, 3. Курдиани, И. Мелик-Пашаев; Б. Микеладзе и В. Чичинадзе, инженер связи Д. Хмиадашвили, инженер-дорожник А. Кацитадзе, инженер-мелиоратор Д. Джапаридзе и другие.

Развитие торговли в восстановительный период

 

Перед советской торговлей стояла важная задача — развертывание товарооборота между городом и деревней с целью укрепления экономического союза рабочего класса и крестьянства. Следовательно, торговля являлась одним из решающих звеньев в системе мер по подъему экономики страны.

В восстановительный период советская торговля была еще очень слабой. Коммунисты с явным пренебрежением относились к торговле. Этим, а также неопытностью торговых работников воспользовались нэпманы, которые захватили в свои руки торговлю мануфактурой и другими товарами массового потребления. Вопрос организации государственной и кооперативной торговли приобретал громадное значение.

Советская торговля начинает развиваться особенно быстрым темпом с 1923 — 1924 хозяйственного года, чему содействовало твердое проведение советской политики цен и рост товарности крестьянского хозяйства. С первой половины 1923 — 1924 хозяйственного года до первой половины 1925 — 1926 хоз. года оборот государственной торговли вырос на 165,5 процента, оборот кооперативной торговли на 201,7 процента, а частнокапиталистической торговли только на 121,8 процента. Государственная и кооперативная торговля развивалась гораздо более быстрыми темпами, чем частнокапиталистическая. В 1924 — 1925 хоз. году 73,6 процента приходилось на государственную и кооперативную торговлю, а в 1925 — 1926 хоз. году — 75,2 процента всей торговли в республике. Из торговой сферы постепенно вытеснялся частный капитал. В этом деле большую роль, наряду с потребительской кооперацией, играли также сельскохозяйственная и кредитная кооперации, которые объединяли значительное количество населения.

Важное значение для восстановления народного хозяйства и укрепления экономической мощи молодых закавказских республик имела правильная и успешная организация внешней торговли. Но правооппортунистическая экономическая политика грузинских национал-уклонистов в области внешней торговли ориентировалась на капиталистический запад. Национал-уклонисты требовали денационализации батумских нефтяных резервуаров и передачи их в концессию империалистическому нефтяному концерну «Стандарт-Ойлл». Национал-уклонисты пытались открыть в Батуме частнокапиталистический банк. Если бы им удалось осуществить создание данного банка, то это облегчило бы англо-французскому капиталу установить свое господство в экономике Закавказья, но эти вредительские поползновения национал-уклонистов были своевременно пресечены.

Национал-уклонистская политика ориентации на капиталистический запад, хотели они этого или не хотели, вызвала бы ослабление экономического союза советских республик, усиление тенденции политического сепаратизма. Осуществись эта политика, экономика Грузии и Закавказья была бы подчинена контролю империалистических государств, и край был превращен в сельскохозяйственный придаток капиталистического запада.

Хозяйственно-экономическое объединение закавказских республик и восстановление народного хозяйства неотложно требовали создания единой и устойчивой денежной системы. Однако, существующая в закавказских республиках сепаратная эмиссия и самостоятельные бюджеты не давали возможности создания устойчивой денежной системы. Необходимо было отказаться от сепаратной эмиссии и перейти на единый бюджет республик и на общие федеральные денежные знаки. Введение для закавказских республик единой денежной системы, а затем проведение денежной реформы, которая устанавливала единую денежную систему для СССР в целом с отменой денежных знаков отдельных союзных республик, а также переход на твердую валюту (1924 г.), содействовали делу восстановления народного хозяйства страны, развитию товарооборота между городом и деревней, дальнейшему укреплению союза рабочего класса и крестьянства на новой хозяйственной основе, а также росту благосостояния трудящихся.

 

Рост материального благосостояния трудящихся

 

Общий подъем народного хозяйства обусловил дальнейшее улучшение материального благосостояния рабочего класса и крестьянства. Уже в первые годы установления Советской власти несколько тысяч семей рабочих были переведены из подвальных помещений в благоустроенные квартиры, отобранные у буржуазии. Постепенно повысилась заработная плата рабочих.

В восстановительный период народного хозяйства заметно улучшилось и положение крестьянства. Количество крестьянских хозяйств, не имеющих рабочего скота, сократилось с 44,6 процента в 1923 году до 37,5 процента в 1926 году. Так же сократилось по сравнению с 1923 годом количество крестьянских хозяйств, не имеющих собственного хозяйственного инвентаря; так, например, если в 1923 году такие хозяйства составляли 54,1 процента, то в 1926 году их количество сократилось до 41,1 процента, т. е. в течение каких-нибудь двух-трех лет число бедняцких крестьянских хозяйств сократилось на 7 — 8 процентов и увеличилось число середняцких крестьянских хозяйств.

Повышению материального благосостояния бедняцкого и середняцкого крестьянства во многом способствовала также налоговая политика Советской власти. В течение первых двух лет существования Советской власти крестьянство платило государственный налог натурой, что было намного меньше тех налогов, которые приходилось выплачивать крестьянству при царизме и в период господства меньшевиков.

С 1923 года был введен единый сельскохозяйственный налог, основанный на прогрессивном принципе обложения, и представлявший собой в руках Советского государства одно из орудий борьбы против капиталистических элементов в деревне. В бюджете трудового крестьянства постепенно сокращалась доля государственных налогов, так как эти хозяйства становились более доходными, а кулацкие хозяйства облагались с таким расчетом, чтобы сделать нерентабельным использование в них наемной рабочей силы. Удельный вес сельскохозяйственных налогов во всей сельскохозяйственной продукции сократился с 7,5 процента в 1923 году до 3,2 процента в 1925 году, а абсолютный объем, за этот же период увеличился в 20 раз, что являлось показателем оздоровления крестьянского хозяйства и смягчения налогового бремени. Кроме того, в условиях Советской власти крестьянство освободилось от расходов на выкуп земли, от арендной платы и других налогов. Сэкономленные таким путем средства использовались на восстановление и развитие производительных сил в деревне, на мероприятия по подъему материального благосостояния  трудового крестьянства.

В центре внимания Советской власти находились вопросы охраны здоровья трудящихся. Несмотря на то, что восстановление народного хозяйства Грузии потребовало огромные средства, ежегодно росли ассигнования на здравоохранение. Это выразилось в росте количества врачебных пунктов (с 109 в 1920 году до 219 в 1925 году), больниц (с 45 до 68) больничных коек (с 1.098 до 3.240), санаториев (с 6 до 16) и санаторных коек (с 367 до 1.075).

К концу восстановительного периода число врачей в Грузии составило 910, т. е. увеличилось почти в 2,6 раза по сравнению с 1920 годом. В 1920 году один врач приходился в среднем на 6.822, а в 1925 году — на 3.146 жителей.

Делу здравоохранения народа отдавали все свои силы «народный врач», прозванный врачом-волшебником — Иванэ Гомартели, основоположник грузинской морфологической школы А. Натишвили, основатели грузинской терапевтической школы С. Вирсаладзе, А. Аладашвили, искусные хирурги Г. Мухадзе, Н. Кахиани, А. Мачавариани и многие другие.

Работники здравоохранения Грузии добились больших успехов в борьбе с различными острозаразными, а также другими заболеваниями.

 

Проявление политической активности трудящихся при выборах в Советы

 

На основе улучшения материального благосостояния рабочих и крестьян, повышения их сознательности беспримерно возросла и политическая активность трудящихся. Она ярко выразилась в дальнейшем оживлении работы Советов, в деятельности крестьянских комитетов взаимопомощи и конференций беспартийных, в работе делегатских собраний женщин и т. д. Советская власть постепенно вовлекла в управление страной широкие слои трудящихся. Еще во время первых выборов в Советы население Грузии проявило большую активность. В Советы избирались коммунисты, передовые беспартийные рабочие, крестьяне, а также лучшие представители трудовой интеллигенции.

В первых выборах в Тбилисские Советы приняли участие 77 процентов избирателей. С такой же высокой политической активностью прошли выборы и в уездах. Во время выборов в 1923 году еще больше выявилась активность трудящихся. Возросло участие беспартийных крестьян в Советах. 60,3 процента депутатов сельских Советов и 15,4 процента членов уездных исполкомов составляло беспартийное крестьянство. Изо дня в день рос и укреплялся союз рабочего класса и крестьянства. Связи партии с беспартийными массами трудящихся становились все более тесными.

Под знаком еще большего политического подъема прошли выборы в Советы в 1925 году.

Курс на социалистическую индустриализацию

 

Восстановление народного хозяйства завершилось. Но коммунистическая партия и советское правительство, естественно, не могли удовлетвориться только восстановлением народного хозяйства. Ведь довоенный уровень народного хозяйства в России, в особенности в ее национальных окраинах, представлял собой уровень народного хозяйства страны, крайне отсталой экономически и технически. Перед партией и правительством стояла неотложная задача — реконструкция народного хозяйства, создание и развитие основы социалистической экономики — тяжелой индустрии.

Перед партией со всей остротой встал вопрос о дальнейших перспективах развития нашей страны, вопрос о судьбах социалистического строительства в СССР.

К моменту завершения восстановительного периода партия должна была решить такие вопросы, — по какому пути должно развиваться хозяйственное строительство в Советском Союзе, социалистическому или какому-либо иному? Надо ли строить и можно ли построить социалистическое общество? Как надо строить социалистическое народное хозяйство, с чего следует начинать?

Все эти вопросы из теоретических превратились в вопросы непосредственной практики.

На все эти вопросы партия дала ясный и определенный ответ. Партия защитила и развила ленинскую теорию возможности построения социалистического общества в одной, отдельно взятой стране, в условиях капиталистического окружения. Партия наметила конкретный план экономического разгрома буржуазии, план создания социалистического народного хозяйства. Осуществление этой грандиозной задачи должно было начаться с социалистической индустриализации. Социалистическая индустриализация страны была тем основным звеном, с которого должно было начаться развертывание строительства социалистического народного хозяйства.

Центральный Комитет Коммунистической партии требовал обсуждения этой линии на предстоящей XIV конференции партии, чтобы она была одобрена и принята, как линия партии, как закон партии, обязательный для всех ее членов.

Но против этой линии открыто выступили троцкисты. Бухаринцы не посмели выступить открыто и действовали скрытно. XIV партийная конференция осудила явных и тайных оппозиционеров — Троцкого, Бухарина, Зиновьева, Каменева и др. и приняла резолюцию, утверждающую ленинскую линию строительства социализма в Союзе ССР.

Коммунисты Грузии и Закавказья поддержали выработанную партией линию и на своем четвертом съезде наметили конкретные мероприятия по ее практическому осуществлению.

IV съезд Коммунистической партии Грузии (ноябрь и декабрь 1925 года) обратил особое внимание на вопросы индустриального развития Грузии.

Резолюция, принятая съездом, представляла собой развернутую программу дальнейшего развития индустрии в республике. Для сплочения масс на осуществление этой программы Коммунистическая партия Грузии располагала четырехсоттысячной армией, объединенной в профсоюзы, в коммунистические организации молодежи, в Советы, в кооперативы, в разные рабочие и крестьянские организации.

В декабре 1925 года открылся XIV съезд РКП (б). Съезд проходил в напряженной внутрипартийной обстановке. «Новая оппозиция» выступила против партии, против выработанной ею линии строительства социалистического общества. Съезд поставил центральной задачей партии борьбу за социалистическую индустриализацию страны.

XIV съезд партии имел величайшее значение в истории нашей страны. Он полностью разоблачил «новую оппозицию», отбросил капитулянтские взгляды маловеров, наметил путь дальнейшей борьбы за социализм, внушил партии непоколебимую веру в победу социалистического строительства.






§ 4. Становление Грузинской советской культуры

 

Преобразование народного просвещения

 

Победа социалистической революции в Грузии создала весьма благоприятные условия для всестороннего развития грузинской самобытной культуры.

После победы социалистической революции для сохранения власти рабочему классу нужны были соответствующие кадры для государственной, хозяйственной и культурной деятельности, необходимо было вовлечь широкие массы трудящихся в социалистическое строительство. Но для этого требовалось преобразование всей старой системы просвещения в соответствии с интересами диктатуры пролетариата. Советская власть застала народное просвещение в Грузии в безнадежном состоянии. Даже общеобразовательные школы были недоступны для широких масс трудящихся.

Для коренной перестройки старой системы народного образования уже в марте 1921 года был образован Народный комиссариат просвещения, который тотчас же приступил к реорганизации старой школы. В эту большую работу Коммунистическая партия вовлекла почти весь педагогический персонал и значительную часть интеллигенции. Декретом Революционного комитета Грузии от 15 апреля 1921 года церковь была отделена от государства и школа от церкви. Религия была объявлена личным делом граждан, было запрещено преподавание закона божьего в государственных, общественных и в частных учебных заведениях. Был положен конец пропаганде в школе антинаучного мировоззрения. Советская власть освободила молодое поколение нашей страны от влияния религиозных верований и открыла широкую дорогу для овладения новейшими завоеваниями науки.

Декретом Революционного комитета Грузии от 28 июня все учебные заведения и просветительные учреждения были переданы в ведение Народного комиссариата просвещения. Наряду с этим, советская власть провела большую работу по подготовке и переподготовке учителей в соответствии с новыми требованиями педагогических наук. Кроме того, постановлением Революционного комитета Грузии от 29 ноября 1921 года были возвращены в школу бывшие педагоги, которые отсеялись в годы меньшевистского господства, спасаясь от голода. С целью закрепления учительских кадров Советская власть приняла ряд мер для улучшения их материально-бытового положения.

Энергичные меры Коммунистической партии и Советской власти по дальнейшему развитию грузинской национальной культуры, разложению антисоветских партий, улучшению материального положения интеллигенции и др. ускоряли переход на сторону Советской власти учителей и особенно сельских учителей, выходцев из демократических настроенных слоев мелкобуржуазной интеллигенции.

Правда, тяжелое положение в стране не давало возможности молодой советской республике обратить должное внимание на школьное строительство, но творческая инициативу освобожденного от угнетения народа создала прочную основу для развития народного просвещения.

В восстановительный период народного хозяйства на органы народного просвещения была возложена задача увязать работу начальных и средних школ с жизнью. Сельские школы приобретали сельскохозяйственный профиль. Правительство заботилось о том, чтобы начальная школа давала сельской молодежи не только общее образование, но и минимум агрономических знаний. Значительная часть сельской молодежи после окончания школы включалась в сельскохозяйственное производство. В основном из числа этой молодежи формировалось новое крестьянство.

В строительстве советской школы активное участие принимали передовые представители славной фаланги народных учителей Грузии В. Дзидзигури, Т. Чумбуридзе, К. Кацарава, В. Кизирия, М. Зандукели, В. Кобулия, Д. Паркадзе, М. Орахелашвили, М. Тактакишвили, А. Харабадзе, С. Яшвили и др.

В первые годы Советской власти особое внимание было обращено на дело воспитания детей дошкольного возраста, было открыто большое число детских домов и домов для беспризорных детей. Это мероприятие спасло от разлагающего влияния улицы многих детей, оставшихся беспризорными в результате империалистической войны и интервенции.

К концу восстановительного периода в Грузии имелось свыше 2.200 школ, в которых обучалось до 270 тысяч детей. Кроме того, существовали средние специальные школы. Советская власть обратила серьезное внимание на дело профессионально-технического образования рабочей молодежи. Это была часть тех больших мероприятий, которые проводила Советская власть для создания собственной технической интеллигенции.

Серьезное внимание уделялось также перестройке работы высших учебных заведений. Было разработано положение «О высших учебных заведениях Грузинской Советской Социалистической Республики». Двери высших учебных заведений широко открывались для пролетарских элементов. При Тбилисском государственном университете и Политехническом институте открылись рабочие факультеты (рабфаки) с обучением на грузинском, русском и армянском языках. Этим самым рабочему классу давалась возможность использовать завоеванное революцией право на получение высшего образования. Занятия на рабфаках начались с 1922 года. Они подготавливали рабочих с низшим и неполным средним образованием для поступления в высшие учебные заведения. Жаждущая знаний рабочая молодежь хлынула на рабочие факультеты.

В высших учебных заведениях Тбилиси обучалось много детей, выходцев из враждебной Советской власти слоев. Большая часть из них вела открытую антисоветскую работу: срывала мероприятия партийных организаций, распространяла антисоветские прокламации. Поэтому в 1921 — 1922 годах началась чистка студенческого состава высших учебных заведений от антисоветских элементов, а также от бездельников и лентяев. Чистка прошла успешно. В результате этого мероприятия были созданы сравнительно нормальные условия для коммунистического воспитания молодежи, для подготовки советских специалистов. Отныне при комплектовании высших учебных заведений проводился классовый принцип. В высшей школе постепенно увеличился контингент рабочей и крестьянской молодежи.

Советская власть уделяла большое внимание и сети внешкольного образования, где тысячи трудящихся повышали свой техническо-культурный и идейно-политический уровень. Это было задачей первостепенного значения. Памятуя указание В. И. Ленина о том, что пролетарское государство сильно сознательностью масс, Коммунистическая партия и Советское правительство проявляли неустанную заботу об идейно-политическом воспитании масс, дальнейшем подъеме уровня их сознательности.

Сразу же после победы в Грузии социалистической революции в государственном масштабе было поставлено дело внешкольного просвещения. По всей республике широко развернулась политико-просветительная работа.

Коммунистическая партия Грузии ввела в практику посылку в уезды и районы руководящих советских и партийных работников для проведения политических кампаний. В уездные и районные центры республики, в селения к крестьянам исправлялись пламенные агитаторы и выдающиеся государственные и партийные деятели: Г. Орджоникидзе, М. Цхакая, Ф. Махарадзе, И. Стуруа, А. Гегечкори, М. Орахелашвили, М. Кахиани, Б. Дзнеладзе и многие другие.

Декретом Ревкома Грузии было образовано «Главное Управление Политического Просвещения», которое руководило проведением политических кампаний, а также работой школ партийного просвещения и клубов. В конце 1922 года в ведении Управления имелось 209 клубов, 780 массовых библиотек. 30 мая 1923 года была основана Государственная публичная библиотека, ныне носящая имя К. Маркса. Под руководством «Главполитпросвета» работали тогда советско-партийная школа и четыре народных университета, в которых читали лекции выдающиеся ученые нашей страны: И. Джавахишвили, Г. Натадзе, Л. Канчавели, писатель В. Барнов и другие.

Для просвещения трудящихся важное значение имело упорядочение архивного и музейного дела, охрана и пропаганда культурных ценностей. Поэтому Советская власть проявляла большую чуткость и заботу об охране культурных ценностей. Многовековые уникальные памятники грузинской национальной культуры требовали очень бережного хранения. Памятники и ценности грузинской национальной культуры были разбросаны по разным музеям, архивам и книгохранилищам, необходимо было их собрать, провести научную классификацию, после чего они стали бы доступны широким массам трудящихся.

Меньшевистское правительство Грузии, спасаясь бегством за границу в феврале 1921 года, прихватило с собой ценнейшие памятники литературы и искусства, чем был нанесен чувствительный ущерб развитию грузинской национальной культуры.

Советская Россия возвратила в 1922 году трудящимся Грузии богатейший исторический архив, эвакуированный из Грузии во время империалистической войны. Это было одно из очередных ярких проявлений братской дружбы русского и грузинского народов в сфере культурного сотрудничества. Советское правительство Грузии произвело в 1921 году централизацию всех архивных фондов республики и надежно сохранило их грузинскому народу. Для успешного хранения музейных ценностей большое значение имело постановление советского правительства Грузии от 12 ноября 1923 года о реорганизации музейного дела.

Неотложной задачей явилась ликвидация неграмотности. Революционный комитет Грузии издал в 1921 году декрет о ликвидации неграмотности. В декрете говорилось: «Для того, чтобы всему населению республики была дана возможность принять сознательное участие в политической жизни своей страны, необходимо, чтобы все неграмотные в возрасте от 14 до 50 лет обучались грамоте». Стремившиеся к образованию трудящиеся не ожидали решения вышестоящих органов, сами создавали школы по ликвидации неграмотности. Всеобщая тяга к просвещению, горячо поддержанная правительством, дала желанные результаты. Если в 1922 году количество грамотных составляло 28 процентов, то спустя один год количество грамотных уже достигло почти 40 процентов.

Идейно-политическому воспитанию масс служила и советская пресса. Революционный комитет Грузии в первые же дни после одержанной победы запретил издание всех явно контрреволюционных, буржуазных журналов и газет. Разрешалось издание лишь тех газет, которые были лояльно настроены по отношению к советской власти.

Вместе с ликвидацией буржуазно-меньшевистской контрреволюционной прессы широкий размах получила коммунистическая пресса, имевшая в Грузии славные боевые традиции. В 1921 году вышла газета «Правда Грузии», возобновилось издание газеты «Комунисти», начали издаваться также и другие газеты на русском, армянском, азербайджанском и других языках.

На страницах коммунистической прессы систематически освещались достижения грузинского народа в государственном, культурном и экономическом строительстве.

Коммунистическая партия сплачивала рабочий класс и крестьянство Грузии на последовательную революционную борьбу против побежденных, но еще не разгромленных окончательно эксплуататорских классов и реакционных партий.

Советская пресса воспитывала рабочих и крестьян в духе пролетарского интернационализма и ленинской дружбы народов, она беспощадно боролась против национальной розни и буржуазного национализма, за укрепление братства между трудящимися Закавказья.

На страницах газет и журналов печатались статьи и заметки не только журналистов-профессионалов, но и рабочих и крестьянских корреспондентов о работе партийных и советских органов, о работе кооперации и др. Таким путем пресса содействовала усилению политической активности трудящихся, их непосредственному участию в управлении пролетарским государством.

Коммунистическая партия Грузии и Советская власть провели в 1921 — 1925 годах большую и серьезную работу по замене буржуазной системы народного образования социалистической системой. Советская власть подчинила интересам коммунистического воспитания народа не только школьную, но и всю внешкольную систему просвещения.

 

Становление грузинской советской литературы

 

В восстановительный период народного хозяйства не существовало монолитной творческой организации грузинских писателей. Литературные силы, в зависимости от их идейного направления и творческого метода, были сгруппированы в различных творческих объединениях. Одной из таких была «Академическая ассоциация», выступавшая под лозунгом «Свободного искусства» и отрицавшая идейность литературы. Заметный идейный перелом среди писателей этой группы произошел после того, как буржуазно-националистические партии потерпели жестокое поражение. Со всей ясностью это отразилось в изданном в 1925 году журнале «Ахали Кавкасиони» («Новый Кавказ»), который открывается стихотворением И. Гришашвили — «Прощание со старым Тбилиси». В этом стихотворении поэт как бы подытожил свою прошлую деятельность, своеобразно отобразил происшедшие исторические перемены и пришел к определенному, решению:

«Тбилиси древний мой, — сомненьям
нет доступа на этот раз.
Расстанемся и путь изменим.
Прощай! Будь счастлив! В добрый час!».

Против идейности в литературе выступали также «Голубороговцы». Это объединение грузинских писателей с самого начала приступило к пропаганде в Грузии западноевропейских буржуазно-декадентских идей. Грузинские символисты объявили своим литературным знаменем борьбу против реализма. Но успехи советской власти оказали и на «Голубороговцев» благотворное влияние. Весной 1924 года «Голубороговцы» сделали публичное заявление о том, что они готовы сотрудничать с советской властью в целях возрождения и развития грузинской культуры.

Как бы реакцией на литературное направление «Академической ассоциации» и «Голубороговцев» явилось грузинское футуристическое направление. Публичное выступление футуристов состоялось в 1922 году. В своем программном заявлении  они отмечали: «Характерным качеством грузинской поэзии будет смелость и бунтарство. Мы не останавливаемся перед музеями и памятниками и создаем будущее Грузии, которое не характеризует ни пространство, ни время. Мы отрицаем все, что позади нас. И отныне Грузия начинается с нас. Мы полюбили толпу, покрытую дымом машин, которая восторженно рукоплещет резолюции. Мы отрицаем прошлое, так как оно есть молельня для монахов и умирающих... Мы признаем грузинский народ мировым мессией и учреждаем футуризм». Советская власть объявила решительную идейную борьбу «левизне», в частности, за нигилистическое отношение этой группы к прошлому нации и ее культурному наследству.

Антиреалистическим направлениям в грузинской литературе с самого же начала была противопоставлена пролетарская литература. Организационно пролетарские писатели объединились 17 декабря 1921 года, когда была создана «Ассоциация Пролетарских писателей Грузии». Грузинские пролетарские писатели в декларации, опубликованной летом 1922 года, сформулировали основные принципы пролетарской литературы и выступили против антиреалистических течений в литературе: «Идеология этих течений, — сказано в декларации, основана на крайнем идеализме и на затушевывании общественного идеала и враждебно настроена по отношению к коллективному творчеству и сознательности... мы раз и навсегда отвергаем в литературе и ту мысль будто возможно или существует «искусство для искусства», искусство вне жизни — фикция...».

Грузинская пролетарская литература ясно сознавала необходимость борьбы против буржуазно-декадентских литературных направлений и содействия формированию нового человека. В связи с этим большинство пролетарских писателей перешло от абстрактно-космической тематики к конкретно революционной тематике. Пролетарские писатели активно включались в идейную борьбу против антиреалистических течений. В этой борьбе одна часть грузинских пролетарских писателей допустила грубые вульгаризаторские ошибки левацкого характера. Но Коммунистическая партия вовремя призвала их к исправлению допущенных ошибок. Г. Орджоникидзе выступил в прессе со специальной статьей по этому вопросу.

В 1924 году начал издаваться журнал «Мнатоби», который выполнил важную роль в деле развития советской литературы, в деле идейного перевооружения писателей старшего поколения. Появились т. н. писатели «попутчики», которые пересматривали свои старые позиции и становились на путь сотрудничества с Советской властью.

Грузинская советская литература, развивающаяся на основе социалистического реализма, выполнила важную роль в идейном и эстетическом воспитании строителей социализма.

 

Создание грузинского советского искусства и науки

 

Социалистическая революция открыла новую страницу в истории грузинского театра, она обогатила театральное искусство всепобеждающими идеями пролетарского искусства, показала ему путь к подливной народности, о которой мечтали до революции передовые деятели грузинского театра.

Днем рождения нового грузинского театра следует считать 25 ноября 1922 года, когда великий реформатор грузинского театра Константин Марджанишвили осуществил на сцене театра имени Руставели постановку пьесы испанского писателя Лопе-де-Вега «Овечий источник». В течение 1921 — 1925 годов грузинский драматический театр осуществлял целый ряд удачных в идейно-художественном отношении постановок.

На грузинской сцене с успехом были осуществлены постановки произведений грузинской, русской и мировой классической драматургии: «Коварная Дареджан» — А. Церетели, «Раздел» — Г. Эристави, «Мачеха Саманишвили» — Д. Клдиашвили, «Затмение солнца в Грузии» — 3. Антонова, «Гамлет» — В. Шекспира, «Мария Стюарт» — Ф. Шиллера, «Мещанин во дворянстве» — Мольера и др.

В этот же период Тбилисский государственный оперный театр осуществил постановку двух оригинальных грузинских опер — «Даиси» 3. Палиашвили и «Лейла» — В. Долидзе.

В Грузии быстро развивалась кинематография. Грузинские киноработники создали такие фильмы, как: «Арсен Джорджиашвили», «Сурамская крепость», «Отцеубийца», «Наставник», «Красные дьяволята», «Три жизни» и другие, заслужившие всеобщее одобрение не только в республике, но и во всем Советском Союзе.

Некоторых успехов добилось грузинское советское изобразительное искусство. В 1922 году была основана Академия художеств Грузии. На выставке изобразительного искусства в 1924 — 1925 гг. было представлено более 40 художников, в том числе представители старого поколения Г. Габашвили, Я. Николадзе, М. Тоидзе, В. Сидамон-Эристави. А. Цимакуридзе и др. Грузинская пресса, анализируя их произведения, считала, что они войдут в сокровищницу советского изобразительного искусства.

До установления Советской власти в Грузии наука являлась частным делом людей, посвятивших себя науке. Лишь после установления советской власти по инициативе грузинской интеллигенции и при поддержке правительства создаются новые научно-исследовательские учреждения, с развитием которых формируются новые научные кадры.

Ведущая роль в научно-исследовательской работе принадлежала коллективам Тбилисского государственного университета и Политехнического института. В 1921 году был создан Государственный Научный Совет, который провел большую работу при проведении реформы высшей школы и научно-исследовательских учреждений, а также по обеспечению школ соответствующими программами и учебниками. Эту работу направлял прославленный грузинский ученый И. Джавахишвили

В результате повседневной заботы советского правительства и Коммунистической партии еще в 1921 — 1925 годах начинается интенсивное развитие грузинской культуры, национальной по форме, социалистической по содержанию. Это еще ни раз со всей очевидностью подтвердило, что именно трудящиеся являются наследниками прогрессивных традиций богатейшей национальной культуры своего народа.